Всего на сайте:
183 тыс. 477 статей

Главная | Информатика

Записки жены программиста 7 страница  Просмотрен 80

– А зачем это, как вы выражаетесь, "Пидо" очищать от гомосексуалистов, если его гомосексуалисты и создали? – поинтересовалась я. – Вышли бы из Сети – и все дела. Или вас гомосексуалисты туда силком затаскивают?

– Содомизм – богохульное занятие, – важно объяснил мне толстый парень.

Было понятно, что мои слова он попросту не слышал. "Паранойя в запущенной форме" – мысленно поставила я диагноз и приняла решение:

– Слышь, пузырь, – сказала я ему грозно. – Пшел вон отсюда. Надоело твои бредни слушать, да и слюной ты мне весь пиджак забрызгал.

Парень выпучил было глаза, от чего сразу стал похож на жабу, но в этот момент из толпы вынырнул Сергей, парень скривился и, слава Богу, быстро куда-то слинял.

– С Вовчиком пообщалась? – полюбопытствовал Сергей. – Рассказал он тебе о содомитах-гомосексуалистах, которые отчаянно не хотят его тащить в свои силки?

– Ну, типа того, – согласилась я. – Теперь я понимаю, почему они его в свою компанию не принимают. Уж больно парень противный.

– Слушай, – внезапно встревожилась я. – А у вас там вообще много подобных психов?

– Да нет, – успокоил меня Сергей. – Ровно столько же, сколько и в обычном обществе. Просто они наиболее заметны. Впрочем, у нас они тоже больше водятся в своих собственных отстойниках и наружу вылезают довольно редко.

– Что значит – в отстойниках? – поинтересовалась я.

– Ну, в своих собственных конференциях, – объяснил Сергей. – Приличные люди туда не заходят по причине вполне естественной брезгливости, вот они там в наиболее подходящем для себя окружении и тусуются. А чего? Как я считаю, вполне нормальный подход. Каждому свое.

– Слушай, – сказала я недовольно, – что-то мне это твое Фидо все меньше и меньше нравится. Какие-то геростраты, параноидальные вовчики… У вас там нормальные люди вообще присутствуют?

– Да конечно, присутствуют, – успокоил он меня. – Я же говорю, что вполне нормальных ребят – подавляющее большинство. Как и везде. Просто я тебе постарался сразу объяснить все тонкости, чтобы ты не удивлялась.

– Да поняла я уже все, поняла. Ты меня с нормальными людьми, наконец, познакомишь? – рассердилась я. – А то все рассказываешь о каких-то отморозках, чтобы поберечь мою нежную психику. Но моя психика, между прочим, уже на грани. Еще одно общение с подобным "вовчиком", и я кому-нибудь что-нибудь оторву, начиная с тебя.

– Ладно, тебе, Ир, – забеспокоился Сергей. – Здесь полно приличных людей. Сейчас тебя познакомлю.

– Кстати, – вспомнила я, – ты говорил о каких-то фидошниках-литераторах. Вот с ними бы познакомил!

– Конечно, – оживился он.

– У нас литераторов – пруд-пруди! Даже есть очень известные писатели фантасты: Лукьяненко, Перумов, Васильев.

– Да ладно тебе, – недоверчиво сказала я. – Я их читала. Солидные писатели. Неужели они тоже тратят время на это ваше Фидо?

– Еще как тратят, – Сергей обрадовался тому, что хотя бы что-то меня в его Фидо заинтересовало. – У них даже свои конференции есть, где происходит общение с читателями.

– Ваще! Серег, если ты меня вот прямо сейчас познакомишь с Лукьяненко, то я тебя поцелую много-много раз, – сказала я и стала выискивать в толпе глазами этого знаменитого писателя, хотя, если честно, ни разу не видела его в лицо.

– Ир, ну на этой тусовке Лукьяненко мы вряд ли найдем, – признался Сергей. – Он на подобные сборища не ходит. Все-таки – солидный человек.

– Вот ты сам себе противоречишь, – поймала его я. – То говоришь, что в Фидо есть всякие люди: от сопляков до солидных, а теперь утверждаешь, что солидные сюда не попадают.

– Да на эти сборища они не ходят! – заорал Сергей. – При чем тут вообще вся Сеть?

– Опять раскричался, – расстроилась я. – У тебя это Фидо что-то уж больно бурные эмоции вызывает. Может, пойдем уже отсюда?

– Ну давай я тебя хоть с кем-нибудь нормальным познакомлю, – даже как-то умоляюще сказал Сергей. – Не хочется, чтобы у тебя осталось неприятное чувство. Хочешь, с другим известным литератором познакомлю – Олегом Бочаровым?

– Я его не читала, – холодно сказала я.

– Почитаешь, – парировал Сергей. – Тебе понравится. Он очень весело пишет.

– В каком жанре? – поинтересовалась я. – Тоже фэнтези? Или просто фантастика.

– Да нет, – сказал Сергей и задумался. – Не фантастика. Он пишет… Как бы тебе сказать? Словом, почитаешь. Сейчас я тебе его приведу, – и Сергей ввинтился в толпу.

Через пару минут он действительно появился с каким-то парнем, у которого волосы были покрашены в медно-красный цвет.

– Знакомься, – гордо сказал Сергей. – Это – Олег Бочаров!

– Здорово, – произнес парень и протянул руку. – Меня зовут – Роман Габин.

Я почувствовала, что моя крыша уже не выдерживает напряга сегодняшнего дня и медленно, но верно сползает куда-то в сторону.

– Очень приятно, – пожала я руку. – Меня зовут – Изольда Кшыштопоповжецкая.

– Классное имя, – сказал медноволосый парень. – Ну, пока, – и с этими словами он исчез в толпе.

Сергей стоял рядом со мной, а на его лице догорало благоговейное выражение.

– Видала? – сказал он, с нежностью поглядывая на то место в толпе, где растворился Габин– Бочаров. – Сам Бочаров! Ты своим детям будешь рассказывать, что с ним разговаривала.

– Что-то он не такой уж и внушительный, этот твой литератор, – поджав губы, сказала я.

– Ир, – удивился он, – ты чего? Уж от тебя не ожидал такой чуши. По-твоему, если хороший писатель, так он должен быть двухметрового роста и весить двести кг?

– Нет, конечно, – согласилась я. – Но почему у него волосы красные?

– Нравится ему, вот и красные, – твердо сказал Сергей. – У творческих людей – свои причуды.

– Не спорю, – согласилась я.

– Только почему он мне представился каким-то Романом Габиным?

– О-о-о-о-о, – обрадовался Сергей. – Это вообще отдельная история. "Роман Габин" – это виртуальное имя Олега Бочарова. В Сети вообще иногда встречаются виртуалы – то есть персонажи, которых в природе не существует, и которых изображают другие люди.

– Ах, – сказала я, – как это романтично. И в чем кайф?

– Кайфа много! – совсем оживился Сергей. – Представляешь, вот берешь ты, к примеру, себе имя – Андрей Петров. Под этим именем пишешь в конференции, и все тебя принимают за парня. Класс? – спросил он и затрясся в беззвучном смехе.

– Да как тебе сказать… – нерешительно произнесла я. – А что, это действительно смешно?

– Конечно! – убежденно воскликнул Сергей. – Вот я как-то взял себе женский псевдоним и почти полгода выступал под ним в нескольких конференциях. Никто так и не догадался, что я – мужчина. Мужики липли – ну просто как мухи на мед. Постоянно свидания назначали, – и он снова затрясся.

– И чего? – нехорошо прищурилась я. – Ты на эти свидания ходил? Может, этот Вовчик не так уж и неправ? Действительно – сеть извращенцев.

– Да ты что? – разобиделся он. – Я и ходил-то всего один раз, чтобы поприкалываться.

– И как поприкалывался? – поинтересовалась я.

– Классно! – тут Сергей начал хохотать во весь голос. – Представляешь, тот парень, который пригласил меня на свидание, оказался вовсе не парень, а девчонка, которая просто хотела поднять другую девчонку (то есть – меня) на смех! Но оказалось, что эта девчонка – я!

– И как тебе тот парень, в смысле, девчонка?

– Да нормальная девчонка, – начал было Сергей, затем резко осекся, посмотрел на меня и сухо сказал: – Страшна, правда, как божий грех.

Я демонстративно отвернулась.

– Ир, – заканючил он, – ну правда! У меня ничего с ней не было.

– Надеюсь, – язвительно сказала я, – ты ребенка от нее не родил? Лучше сразу признайся.

– Ир, – продолжал канючить он, – ну что ты? Это же все приколы. Виртуалом – знаешь как весело быть? Когда Бочаров на время стал Габиным, его чуть не убили, – и Сергей снова развеселился, вспоминая то сладкое время.

– Да, уж, – сказала я. – Радости, как я вижу, полные штаны.

– А это потому, что его разоблачили, – сказал Сергей. – Точнее, он сам себя разоблачил. Но есть виртуалы, которых до сих пор не разоблачили.

– Я так и не врубилась, в чем тут радость, – призналась я.

– Еще врубишься, – утешил меня Сергей. – У тебя все впереди.

– Сомневаюсь.

– Ладно, – сказал Сергей. – Пойдем я тебя кое с кем познакомлю, после чего отправимся потихоньку домой. И так уже два часа здесь торчим.

Он меня повел в толпу и начал знакомить со своими друзьями. К счастью, это оказались вполне нормальные и даже приятные парни и девчонки, так что у меня несколько улеглось то неприятное чувство, которое возникло раньше. Всех имен и фамилий я не запомнила, потому что знакомство происходило так:

– Микель. – Ира. – Света.

– Ира. – Питек. – Ира. – Сфай. – Ира. – Феда. – Ира. – Надя. – Ира. – Валька. – Ира.

И так далее, но в этом был виноват сам Сергей, потому что ему уж больно хотелось меня познакомить сразу со всеми, поэтому толком поговорить не удалось ни с кем…

Мы уже собрались уходить, как вдруг я заметила, что на многих ребятах висит табличка, где написано только одно слово – "Exler".

– Слушай, – спросила я Сергея. – А почему у некоторых одно и то же имя?

– А, – махнул рукой он. – Это просто прикол такой. "Exler" – самый известный в Фидо виртуал. Он лет пять под этим именем скрывался и никто не знал, что это – виртуал, которого изображает пять человек. Но недавно его раскрыли. Такой скандал был – обалдеть просто. Этот виртуал даже в координаторы пролез, представляешь?

– И чего оказалось? – полюбопытствовала я. – Кто его изображал-то?

– Всякие разные пять человек, – ответил Сергей. – Я их фамилии уже и не помню. Да какая разница, раз его раскрыли? Раз раскрыли, значит уже неинтересно.

– Как у вас там все сложно, – сказала я.

– А ты думала? – обрадовался Сергей. – Все очень непросто. Это тебе не какой-то Интернет паршивый.

– Ну да, ну да, – согласилась я. – Конечно.

– А еще у нас… – начал было Сергей, но я его прервала:

– Слышь, Сереж, а поехали домой. Я уже устала от всей этой толпы – просто сил никаких нет!

Сергей надулся, но взял меня под руку и повел с выставки. По дороге мы, разумеется, говорили о Фидо и радости общения в этой сети. Точнее, говорил Сергей, периодически пафосно вскидывая руку с зажатой в ней банкой с пивом, а я только устало кивала головой.

– Слушай, Серег, – внезапно спросила я.

– А ты сколько времени на эту сеть тратишь?

– Ну, – задумался он, – час-два в день.

Потом еще подумал и добавил:

– Ну, никак не больше трех-четырех часов.

Затем снова задумался, после чего честно признался:

– Пять – потолок.

– Мда-а-а-а, – сказала я. – Столько времени у тебя на это уходит – ужас просто. Интересно, что ты получаешь взамен?

– Как что? – удивился он. – Радость человеческого общения!

– А общение со мной, – ласково спросила я, – тебе радость не доставляет?

– Конечно доставляет! – возмутился он. – Кто говорит, что не доставляет?

– Серег, а вот что тебе больше радости доставляет, – провокационно поинтересовалась я, – общение со мной или общение в этом твоем Фидо?

Он надолго задумался. Я торжествующе ждала.

– Ир, – наконец спросил он. – А тебе что больше радости доставляет? Катание на лыжах или просмотр видеофильмов?

– Ну, это же сравнивать нельзя, – ответила я. – Просто разные вещи.

– Вот и в моем случае, – радостно ответил Сергей, поняв, что меня поймал, – это тоже – совершенно разные вещи.

– Кстати, – сказал он, заметив, что на следующей остановке нам выходить. – Выходи за меня замуж.

– Что-о-о-о?

– Выходи за меня замуж, – сказал он, сохраняя самое невинное выражение лица. – Я пришел к выводу, что тебя люблю. Конечно, ты еще не во все врубаешься, но под моим чутким руководством все можно исправить.

Я потрясенно молчала.

– Не обязательно прямо сейчас давать ответ, – сообщил Сергей. – Можешь подумать до следующей остановки. Но тебе со мной будет хорошо, ты не сомневайся. Потому что я – талантливый. Все мои знакомые это говорят.

Больше раздумывать времени не было.

– Конечно, – осторожно сказала я, – это несколько не та форма предложения руки и сердца, на которую я рассчитывала. Но хорошо еще, что сказано довольно искренне.

Однако ответ я тебе сразу не дам.

– Я и не требую… – начал он.

– Но и на следующей остановке не дам, – закончила я. – Мне надо подумать хотя бы пару дней. Кроме того, мы еще не так хорошо друг друга знаем…

– Не понял, – грозно сказал Сергей. – Ты что – отказываешь?

– Нет, милый, – кротко сказала я. – Но мне надо подумать.

– Хорошо, – важно сказал он. – Я тебе даю два дня времени. Хватит?

– Вполне.

– Ну и договорились.

Вот так закончился этот день. Теперь лежу и думаю – что ему ответить. Конечно, в глубине души согласие имеется. Даром, что ли, я на него столько времени потратила? Но он зря рассчитывает, что мое согласие будет без всяких условий. Условий будет – куча. Раз у нас брачных контрактов не предусмотрено, значит придется действовать на джентльменских соглашениях. И пусть попробует хотя бы одно соглашение нарушить. Он меня еще действительно плохо знает…

 

Предыдущая статья:Записки жены программиста 6 страница Следующая статья:Сватовство гусара
page speed (0.0197 sec, direct)