Всего на сайте:
119 тыс. 927 статей

Главная | История

Восточный вопрос, русско-турецкая война и Берлинский конгресс  Просмотрен 14

  1. Французская революция до праздника федерации, 14 июля 1790 г
  2. Континентальная блокада. Англичане под Копенгагеном. Наполеон и Бурбоны в Испании. Германия после мира в Тильзите. Конгресс в Эрфурте. Война в Испании
  3. Реакция в Пруссии; регентство
  4. Венский конгресс и его постановления. Священный союз. Германские государства, Скандинавские страны, Англия, Германия с 1815 по 1830 г
  5. Февральская революция и Европа. Великий европейский кризис 1848–1852 гг. Германия и Австрия; Франция; Италия
  6. Революция до осуждения короля
  7. Восточный вопрос. Восстание в Греции 1821–1830 гг. Русско-турецкая война 1828 г. и мир в Адрианополе 1829 г
  8. Всемирная история в 4-х томах. Том 4. Новейшая история. Примечания
  9. Франция
  10. Европейские государства после Франкфуртского мира
  11. Книга I . РЕВОЛЮЦИЯ ВO ФРАНЦИИ 1789-1799
  12. Великобритания при Вильгельме IV и при королеве Виктории. Войны в Испании и в Португалии. Первое десятилетие царствования Луи Филиппа

Восточный вопрос. Восстание в Боснии

Общее мирное положение, установившееся в Европе после Франкфуртского мира, было нарушено летом 1875 года восстанием в юго-западной части турецкого эйялета Боснии, называемого Герцеговиной — восстанием, собственно говоря, незначительным, но которое потому именно вызывало некоторое опасение, что грозило вновь поднять «восточный вопрос» и сделать его одним из жгучих вопросов дня, тем более, что разрешения важной задачи приходилось искать не столько в отношениях европейских держав к Турции, сколько во взаимных соотношениях самих европейских держав. Летом 1875 года собирание податей в Герцеговине вызвало то восстание райи (т. е. христианского населения), которое вскоре нашло себе отголосок в Сербии и Черногории, и привлекло оттуда вооруженную помощь. Державы — за исключением Англии — предложили Порте свое посредничество, которое она вынуждена была принять, тем более, что ей не удалось подавить восстание оружием. 31 января 1876 года эти державы (к ним присоединилась теперь и Англия) обратились к Порте с нотой, составленной австрийским рейхсканцлером графом Андраши, в которой предлагали Порте ввести в ее владениях подробно перечисленные и точно определенные реформы. Турецкое правительство не замедлило эту ноту принять: оно знало, что в текущем столетии уже целые горы бумаг были исписаны всякими проектами реформ и указами о реформах. Однако вожди возмутившихся не сложили оружия, совершенно справедливо ссылаясь на то, что им не представляется никакого ручательства в том, что обещания, данные Портой, будут исполнены. Это опасное восстание вскоре уже и не ограничилось своими первоначальными пределами. С началом весны борьба возобновилась; мятежники стали осаждать крепость Никшич на черногорской границе, получая военную помощь и из Черногории, и из Сербии, и в то же время разразилось (в мае) восстание в Болгарии, где тайное народное правление возвестило, что настало время освобождения от турецкого ига.

Ситуация в Болгарин

Общее возбуждение стало всюду возрастать. В Салониках были убиты германский и французский консулы, в то время, как они вздумали вырвать из рук толпы мусульман ту христианскую деревушку-болгарку, которая, как утверждали, перешла в ислам. 13 мая канцлеры трех империй — Горчаков, Андраши и Бисмарк — собрались на съезде в Берлине и составили новый акт, Берлинский меморандум, по которому державы, принимая сторону восставших против Порты ее подданных, требовали гарантий в том, что обещанные Портой реформы будут приведены в исполнение.

По этому акту Порте предстояло подчиниться известной опеке держав, и это побудило Англию вновь отделиться от остальных держав и отправить свой флот в Безикскую бухту. Завязалась борьба между русским и английским влиянием на Востоке, и дело, запутываясь, начинало уже принимать весьма грозный характер.

События в Константинополе. Война Турции с Сербией и Черногорией

Вскоре после того в Константинополе произведена была попытка разрубить гибельный гордиев узел по восточному обычаю. Султан Абдул-Азис, расточитель и деспот, напуганный весьма энергичной демонстрацией софтов (или студентов) в Константинополе, призвал в состав своего совета Мидхада-пашу, человека разумного и влиятельного, и назначил нового шейх-уль-ислама (высшего истолкователя Корана). Однако этим не мог отклонить своей гибели. С одобрения шейх-уль-ислама совершилась дворцовая революция. Абдул-Азис был свергнут с престола, а на место его возведен Мурад V, сын его предшественника (30 мая), а вскоре стало известно, что сверженный с трона султан был задушен. Восстание в Болгарии стали подавлять самым варварским образом; но тут уж Сербия и Черногория объявили открытую войну Турции. Князь Николай Черногорский был провозглашен вождем герцеговинских повстанцев, а сербский князь Милан — боснийских.

Тогда сильнейшее одушевление овладело русским народом. Во всех слоях общества проявилось желание жертвовать и жизнью, и денежными средствами за угнетаемых Турцией единоверцев. Обильные пожертвования стали пересылать из России в Сербию и Черногорию, и тысячи людей, готовых пролить кровь в борьбе с турками, по «доброй воле» двинулись в Сербию на помощь сербской армии. Начальство над этой армией, пополняемой русскими добровольцами, принял даже, с разрешения императора Александра II, известный русский генерал Черняев, уже находившийся в отставке.

Генерал Черняев Михаил Григорьевич

Борьба славян с Турцией шла неравномерно. Между тем как воинственные черногорцы наносили туркам поражение за поражением, малочисленная и плохо обученная сербская армия едва выдерживала натиск турецких сил. В конце августа, около Алексинаца, произошла решительная битва; и как упорно ни бились сербы с турками в течение 9-дневного боя (с 19 по 27 августа), однако, для всех было ясно, что турки должны их одолеть, если сербы будут оставлены на произвол судьбы. Между тем в эти же именно дни в Турции произошла новая перемена правления: Мурад, объявленный душевнобольным, был сведен с престола, и на его место возведен его брат, Абдул-Гамид (31 августа). К нему-то и обратились теперь державы с требованием, чтобы он дал сербам перемирие. Он уступил этому требованию, хотя около этого времени военное положение турок под Алексинацем стало настолько для них благоприятным, что Сербия не могла бы им более противиться.

Переговоры о мире. Турецкая конституция

Во время этого перемирия, в декабре, еще раз произошли в Константинополе конференции о мире. Введением к ним послужили предварительные конференции, на которых державы уговорились относительно тех требований, какие следовало предъявить Порте. Это было вовсе не трудно: державы требовали религиозного и политического равенства христиан с магометанами в тех трех провинциях, о которых шла речь, т. е. в Боснии, Герцеговине и Болгарии, и в виде гарантии выполнения этой реформы предполагали допустить в данных местностях европейскую наблюдательную комиссию. Предполагалось даже, ради той же цели, занять эти провинции бельгийскими войсками или смешанным общеевропейским легионом. Эти заключения предварительных конференций и были предъявлены Порте. Но Порта одурачила европейских дипломатов мастерской уловкой: «Зачем делать исключение для этих провинций, тогда как им, наравне со всеми остальными частями Отоманской империи предстоит воспользоваться благами конституции, которую имеется в виду ввести в ближайшем будущем?» И действительно, комедия эта была разыграна 23 декабря, в самый день открытия конференций в Константинополе, при громе пушечной пальбы, была торжественно провозглашена конституция, и в нее включены все тонкости либеральнейших западных конституций, до тайной подачи голосов и ежегодного обнародования бюджета включительно. Прикрываясь этим ловко вымышленным щитом, Порта отнеслась к представлениям держав очень высокомерно; она отклонила их даже и тогда, когда они были ей предъявлены, как ультиматум. И вот, 20 января 1877 года, все европейские державы отозвали своих послов из Константинополя.

Россия. Военные действия 1877 г.

Уже несколько недель спустя, после того как эта конституция была обнародована, стало для всех ясно, в какой степени можно было ей доверять: 5 февраля главный творец этой конституции, Мидхад-паша, без всякого суда, был посажен на корабль и выслан из Турции. Это не помешало, однако, тому, чтобы 19 марта открылись в своем роде публичные заседания Турецкого парламента. Положение не улучшилось от того, что 28 февраля того же года с Сербией был заключен мир на основании status quo ante bellum. Теперь уже приходилось иметь дело с Россией. С начала декабря 1876 года один из братьев государя, Николай Николаевич Старший, принял на себя начальство над мобилизованными шестью корпусами русской армии на юге, между тем как начальство над армией на азиатском театре войны было вручено Великому князю Михаилу Николаевичу. 14 апреля 1877 года Абдул-Керим отправился к турецкой армии, которая поручена была его командованию на Дунае. Противников разделяла еще полоса румынской земли; но уже (с 16 апреля) существовала с Румынией конвенция, которая дозволяла русским переход через румынскую землю, под ручательством полной ее неприкосновенности. 13 мая Румыния, которая, конечно, не могла упустить такого удобного случая, объявила Порте войну, а 21-го провозгласила свою независимость от Порты. Манифест императора Александра объявил целью войны улучшение участи угнетаемого турками христианского населения Порты; а 29-го последовало уже и формальное объявление войны.

Великий князь Николай Николаевич

Европейский театр войны

Война не приняла сразу того быстрого и ровного хода, какой мы видим в начале франко-германской войны. Отчасти этому способствовало то, что сам театр войны представлял собой здесь гораздо более затруднений и препятствий для поступательного движения армии, отчасти же и то, что с русской стороны было сделано несколько очень важных ошибок, которыми подорвано было значение весьма крупных успехов, одержанных русской армией. Благодаря этому война России с Турцией затянулась на 9 месяцев, тогда как она могла быть окончена гораздо ранее. На одном из двух театров войны, открытых для России, — на азиатском, где дело шло о завоевании Армении и крепостей Ардагана, Карса и Эрзерума, война велась с переменным успехом, хотя во главе русской армии и стоял такой выдающийся по таланту военачальник, как генерал М. Т. Лорис-Меликов; только 15 октября последовало здесь, при Авлиаре, полное поражение армии Мухтара-паши, который до того времени сражался с русскими довольно успешно, так как на его стороне было значительное численное превосходство.

Михаил Тариелович Лорис-Меликов

18 ноября был взят штурмом Карc, считавшийся неприступным. На европейском театре войны русские начали дело с крупных успехов. Они довольно легко и без больших потерь перешли Дунай, несмотря на то, что у турок на Дунае была флотилия, которая могла бы препятствовать переправе русских, несмотря на те преимущества, которые представлял туркам для обороны правый берег Дуная, занимаемый ими. Вся русская армия переправилась за Дунай, и уже 6 июля русские заняли Тырново, столицу Болгарии. Авангард их достиг Балкана, и один из необычайно смелых русских военачальников, генерал Гурко, проник через важнейший из Балканских проходов, через Шипкинский, за Балканы, до самой Эни-Загры. Но русские уж слишком понадеялись на ослабленное положение турецкого государственного строя и потому решились зайти слишком далеко, не образовав достаточно твердой операционной базы и не обладая достаточными силами для быстрого ведения войны. Этой опрометчивостью русских воспользовался один из лучших турецких военачальников, виддинский паша Осман и, неожиданно приблизившись к правому крылу русской армии с 28-тысячным отрядом, занял превосходную позицию в Плевне, окопался здесь и отсюда стал угрожать тылу русской армии. Попытки выбить его с этой позиции (бой 19 июля и следующих дней; а также 30 и 31 того же месяца) окончились полнейшей неудачей и привели к громадным потерям; в то же время и те передовые части войск, которые уже проникли за Балканы, были оттеснены Сулейманом-пашой, отозванным из Черногории.

Карта Кавказа и театра войны с Турцией в 1877–1878 гг.

Русская главная квартира была очень спешно переведена из Тырнова в Систово, и вся русская гвардия тотчас же получила приказание немедленно двинуться на театр войны. Турки, однако, не успели и не сумели воспользоваться выгодами своего положения; вместо того, чтобы обойти Шипкинский проход, занятый горстью русских, Сулейман-паша, следуя приказу, данному из Константинополя, задумал идти на пролом и потерял драгоценное время в бесполезных попытках выбить русских из их позиции, которую те защищали геройски, под командой генералов Драгомирова, Радецкого и Петрушевского. Семь дней подряд, с 21 по 28 августа, турки штурмовали Шипку с остервенением и усеяли все скаты Балкан около этого места своими телами: за 7 дней урон их исчисляют в 7000 человек.

Но точно так же тщетны были и русские попытки овладеть Плевной. Между тем как султан призвал на защиту своего царства всех способных носить оружие, от 15-летнего до 40-летнего возраста, и русские, временно, увидели себя вынужденными прибегнуть к помощи войск князя Карла Румынского, которые явились под Плевну в количестве 30 000 человек и оказали некоторые услуги при обложении ее до прибытия русской гвардии на место действия. Но все же и дальнейшие штурмы Плевны (с 7 до 19 сентября), приводившие к громадным потерям, доказали полную невозможность взять Плевну открытой силой. Тогда на военном совете в русской главной квартире решено было ограничиться тесным обложением Плевны и пресечением всякого сношения армии Османа-паши с остальными турецкими силами. Обложение Плевны было поручено знаменитому защитнику Севастополя, генералу Тотлебену. И вот в то время, когда всюду кругом турки терпели поражение и Никшич после долгой осады достался черногорцам, и Карс в Азии пал, и уже в пополнении войск свежими силами чувствовался всюду сильный недостаток, Осман-паша, благодаря своему уменью и выносливости турок держался в Плевне, даже и отрезанный от всех сообщений еще несколько месяцев. Наконец на 143 день осады должен был и он решиться на последнее, отчаянное усилие — он попытался пробиться и в течение 5 часов боролся со своим 40-тысячным корпусом против вдвое сильнейшего русского войска; и только уже убедившись в том, что он пробиться не может, он решился сложить оружие (10 декабря 1877 года).

Карта театра войны России с Турцией в 1877–1878 гг.

Генерал Гурко Иосиф Владимирович

Генерал-адъютант Федор Федорович Радецкий

Свиты Его Величества генерал-майор Михаил Иванович Драгомиров

Генерал Тотлебен Эдуард Иванович

Россия и Англия. Мир в Сан-Стефано

Дальнейшее изложение военных действий для нашей цели не имеет значения: в тот самый день, в который Сербия снова объявила войну султану, 14 декабря, русская армия, уже освободившаяся от Османа и значительно усиленная подкреплениями, получила полную возможность продолжать наступление и немедленно двинулась за Балканы, несмотря на то, что зима уже наступила. Этот зимний переход русской армии через Балканские горы, беспримерный в истории, изумил всю Европу и окончательно озадачил турок. После целого ряда блестящих побед, в которых выдающуюся роль играл прославившийся в эту кампанию еще молодой генерал М. Д. Скобелев, русская армия 21 января 1878 года уже вступила в Адрианополь.

Генерал от инфантерии Михаил Дмитриевич Скобелев

Порта, в это время доведенная до крайности, уже 17 января пыталась вступить в переговоры; между тем русские стали ближе и ближе подступать к конечной цели своей — к Константинополю, и в Западной Европе уже стали ожидать со дня на день грозной вести о занятии турецкой столицы русскими войсками. Тем временем в Англии воинственное настроение получило решительный перевес в парламенте; огромным большинством голосов (328 против 124), призван был в премьеры лорд Биконсфильд (Дизраэли), глава партии ториев, в распоряжение его предоставлены были необходимые денежные суммы, и 13 февраля английский флот вступил в Дарданеллы. Впрочем, русско-английская война временно была устранена при посредстве некоторых соглашений, хотя военные приготовления в Англии и продолжались. 3 марта в Сан-Стефано (на несколько миль южнее Константинополя), где теперь находилась русская главная квартира, был заключен мир, по которому Румыния, Сербия, Черногория были объявлены независимыми владениями и увеличены в объеме, и образовано новое, хотя, по-видимому, и зависимое от Турции и обязанное ей уплачивать дань, вассальное государство Болгария, поставленное под покровительство России, размером в 3000 кв. миль. По тому же договору военные издержки России, исчисленные в 1400 миллионов рублей, должны были покрыться в размере 1100 миллионов земельными приобретениями России: в Европе — Добруджей, а в Азии — Ардаганом, Карсом, Батумом, Баязетом и территорией до Саганлугских гор.

Бенджамин Дизраэли, лорд Биконсфильд

Берлинский конгресс. 1878 г.

Но эти условия мира вызвали отовсюду возражения, опасения и страхи: и Англия, и Австрия захотели во что бы то ни стало получить свою долю в начавшемся дележе владений султана. И та, и другая страна выказывали себя очень воинственными, рассчитывая, главным образом, на миролюбие и уступчивость императора Александра II, который не захотел бы подвергать Россию, после вынесенной ею тяжкой войны, новым случайностям и тяготам войны общеевропейской. В этих именно видах российский император согласился подвергнуть заключенный им договор обсуждению европейских держав, и вот 13 июня уполномоченные держав собрались на конгресс в Берлине, под председательством князя Бисмарка, и здесь, 13 июля, был заключен окончательный мир между Россией и Турцией.

Берлинский конгресс 1878 года. Гравюра с картины кисти А. фон Вернера.

Граф Кароли. Лорд Биконсфильд. Граф Сен-Валлье. Князь Бисмарк. Саадулла-бей. Лорд Салисбюри. Барон Геймерле. Граф Лонэ. Ваддингтон. Князь Гогенлоэ. Дэпрэ. Граф Андраши. Граф Шувалов. Лорд Одо-Руссель. Каратеодори-паша. Князь Горчаков. Граф Корти. Лотар Бухер. Граф Герб. Бисмарк. Мехмед-Али-паша. Граф Муи. Фон Гольстейн. Фон Бюлов. Фон Радовиц. Барон Убри. Д-р Буш

Берлинский мир

Этот Берлинский мир главнейшим образом видоизменил тот параграф С.-Стефанского мирного договора, который касался Болгарии. Из отмежеванных ей 3000 кв. миль для нового государства, Болгарии, отведено было только 1000 кв. м., причем постановлено, что управлять ею должен избранный страной князь, и страна должна платить султану дань; остальная часть области, заселенной болгарами, на юг от Балкан, Восточная Румелия с г. Филиппополем, должна остаться прусской провинцией, и управление ею должно быть предоставлено губернатору, назначаемому Портой с общего согласия с державами. Черногория, Сербия и Румыния объявлены независимыми от Турции; первая из них с 78 кв. миль увеличена до 170, и ей дан даже морской порт Антивари на Адриатическом море; к Сербии присоединена Старо-Сербия, 150 кв. миль; Добруджа присуждена Румынии, 280 кв. миль с 200 тысяч жителей, но она должна была поступиться в пользу России той частью Бессарабии, которая некогда отрезана была от России по Парижскому мирному договору (154 кв. мили, 140 000 жителей). Приобретения России в Азии, кроме Баязета, оставлены были в том виде, как были указаны в Сан-Стефанском договоре; сверх того, Батум на Черном море должен был быть объявлен порто-франко.

 

Предыдущая статья:Европейские государства после Франкфуртского мира Следующая статья:Обзор событий от Берлинского мира и до 1889 года
page speed (0.0183 sec, direct)