Всего на сайте:
148 тыс. 196 статей

Главная | История

Объединение Италии  Просмотрен 161

  1. Революция до осуждения короля
  2. Итальянская война и Виллафранкский мир 1859 г. Итальянское королевство. Европейские государства 1859–1863 гг
  3. Последствия мира. Конец Римского государства и Рейнский союз. Пруссия с 1805 г. Иена, Эйлау, Фридланд. Мир в Тильзите
  4. Германия и Франция после 1866 г. Североамериканская междоусобная война и Мексиканское царство. Непогрешимость папы. Италия, Германия и Франция с 1866 по 1870 г
  5. Конец коалиции 1794 и 1795 гг. События на Востоке. Второй и третий разделы Польши. Мир в Базеле. Последние дни конвента
  6. Обзор событий от Берлинского мира и до 1889 года
  7. Реакция в Пруссии; регентство
  8. Французская революция до праздника федерации, 14 июля 1790 г
  9. Книга II . КОНСУЛЬСТВО И ИМПЕРИЯ
  10. Венский конгресс и его постановления. Священный союз. Германские государства, Скандинавские страны, Англия, Германия с 1815 по 1830 г
  11. Всемирная история в 4-х томах. Том 4. Новейшая история. Примечания
  12. Февральская революция и Европа. Великий европейский кризис 1848–1852 гг. Германия и Австрия; Франция; Италия

Присоединения к Италии, 1860 г.

1860 год можно считать весьма замечательным в истории человечества, и если, в этом случае, Италии благоприятствовало то, что у людей называется счастьем, то нельзя не признать также, с другой стороны, прозорливости ее правящих лиц, рассудительности и решимости народа, самообладания партий и общего самоотверженного патриотизма. Все шло здесь, как в хорошо разученной пьесе: каждый знал свою роль, одна сцена разыгрывалась вслед за другой, постепенно развертывая цепь событий, олицетворявших собой идею итальянского национального государства. В 1848 году гордый лозунг: «L'Italia fara da se» был еще преждевременным; но теперь слова становились истиной. Прежде всего взялись за свое переустройство государства Средней Италии. Собственно низвержения тронов в Модене, Парме, Тоскане и не было: они рухнули сами собой. Так, например, великий герцог Тосканский выехал со своей супругой из Флоренции 27 апреля того года, не услышав вслед себе ни одного оскорбительного возгласа. Населения этих областей решились только не пускать обратно своих бывших владетелей; а кто из посторонних захотел бы или мог бы вмешаться в эти дела и силой восстановить здесь власть вассальных австрийских князей? Все происходило спокойно; созванные собрания выражали единодушно, без лишних декламаций и каких-либо насильственных действий, свое желание присоединиться к Пьемонту. Они образовали среднеитальянскую лигу, а так как никто не желал насильственного переворота, то пьемонтский уполномоченный, Буонкомпаньи, поселился во Флоренции в качестве временного генерал-губернатора этой лиги (21 декабря). С сентября к ней присоединилась уже и часть Церковной области: Романья. Здесь, на собрании народных представителей в Болоньи (7 сентября), было спокойно решено тоже примкнуть к Пьемонту — вследствие чего Антонелли послал пьемонтскому посланнику в Риме его паспортa.

Но духовные государственные деятели тщетно пытались воспротивиться закону исторической необходимости, возвещавшему смертный приговор последнему из церковных государств в Европе. Напрасно раздавались повсюду вопли и проклятия клерикальных партий, забавно воображавших и старавшихся уверить весь свет, что Церковная область составляла общее владение всего католического христианства. Император Наполеон III, вынужденный действовать очень осмотрительно, считался с национальным движением в Италии; косвенным образом, посредством одной брошюры (14 декабря), он подавал Пию IX совет ограничиться одним, так называемым, наследием Святого Петра, то есть Римом и его ближайшей окрестностью.

Папа не находил защиты ни в ком: предполагавшийся сначала конгресс держав не состоялся, как бесцельный; также не мог помочь ему Итальянский союз, согласно условий Цюрихского договора, и в тот самый день, когда папа довольно грубо выразил свое неудовольствие французскому императору, диктатор областей, входивших в лигу, Фарини, принял для них название «Королевских провинций Эмилии». В январе 1860 года во главе государственных дел снова стал Кавур, который составил итальянский кабинет из уроженцев различных частей страны, а 12 марта, с одобрения Наполеона, последовал плебисцит, по которому Эмилия и Тоскана громадным большинством голосов присуждались Сардинии. Свершилось это недаром: 24 марта Виктор Эммануил подписал договор, по которому Савойя и Ницца, то есть около 240 квадратных миль с 800 000 жителей, отходили к Франции.

22 апреля последовало народное решение и здесь; 29 мая туринский парламент утвердил эту уступку земли 229 голосами против 56. Дело было необходимо и приносимая тому жертва умеренна.

Так был разрешен «среднеитальянский» вопрос. Туринский парламент, открытый королем 2 апреля, представлял собой чаяния 11 миллионов итальянцев, «благодаря Провидению и императору французов». Но вопрос был общеитальянским, и прежде чем окончился 1860 год, от прежней Италии оставались лишь Венеция и остаток Церковной области.

В мае 1859 года в Неаполе умер суровый и энергичный Фердинанд II; наследовал ему неопытный юноша Франц II. Он продолжал применять прежние насильственные меры, в то время, когда великое движение было уже во всей своей силе: тайные комитеты устраивали мятежные демонстрации, сначала в Палермо и Мессине, потом и в самом Неаполе. Молодой король не сумел вовремя подчиниться конституционному и национальному принципу, несмотря на советы английского правительства. При том возбуждении, которое охватило всю итальянскую нацию, следовало ожидать, что тот же взрыв произойдет и в Неаполе.

Вождем активной партии был Джузеппе Гарибальди, снискавший себе безграничную популярность своими подвигами. Помимо короля Виктора Эммануила, который не знал этого, или не хотел, или не смел знать, он навербовал волонтеров, посадил их в Генуе на суда и с этим отрядом в одну тысячу человек высадился в мае 1860 года у Марсалы, на западном берегу Сицилии. Старинный дух независимости острова и ненависть сицилийцев к неаполитанскому владычеству, помогли ему добиться успеха, между тем как королевское войско с его вождями растерялось, как бы пораженное какими-то чарами.

Джузеппе Гарибальди. Литография работы И. А. Винтера

Гарибальди объявил себя диктатором от имени «итальянского короля» и занял Палермо 27 мая. Королевские войска держались еще некоторое время только в Мессине. Ввиду этих событий настроение неаполитанского двора изменилось, наступила национальная и конституционная реакция, было образовано либеральное министерство, обещана новая конституция, затем восстановлена дарованная в 1848 году (июль), которой и присягнули теперь снова войска.

Правительство Виктора Эммануила, желая доказать свою добрую волю европейским кабинетам, требовало, чтобы Гарибальди воздержался от нападения на материк. Он ответил: «Ваше величество, позвольте ослушаться вас на этот раз». Мессина капитулировала 28 июля; 19 августа 5000 гарибальдийцев переправились на материк; королевские полки рассеивались перед ними сами собой. Дела дошли до того, что 6 сентября Франц II был вынужден покинуть свою столицу, в которую на следующий день вступил одиноко, как простой путешественник, великий партизанский вождь. Гарибальди не скрывал, что конечная цель его еще не достигнута: он говорил, что царствование короля-рыцаря, il re galantuomo, должно быть провозглашено с высоты Квиринала.

Вхождение Неаполя в состав Италии

Так разрешал римский вопрос этот отважный революционер несмотря нa то, что не получал поддержки ниоткуда. Все державы, за исключением Англии, относились к Сардинии неблагосклонно; даже Франция грозила ей разрывом дипломатических отношений, в случае вторжения пьемонтских войск в Церковную область. Правительство Виктора Эммануила находилось в весьма затруднительном, но, в то же время, и благоприятном положении. Оно вынуждено было действовать и не могло попусту терять времени, потому что иначе все свершилось бы революционным путем. Поэтому сардинские войска, под командованием Фанти и Чиальдини, вступили в Церковную область (11 сентября). Рим и его окрестность охранялись французами, но в это время Мархии и Умбрия присоединились к Итальянскому королевству, и папские войска, под командованием выписанного из Франции генерала Ламорисьера, потерпели поражение у Кастельфидардо, к югу от Анконы, которая сдалась генералу Фанти.

29 числа французский посол действительно был отозван из Турина, но Кавур не свернул с дороги, указываемой происходящими событиями, и которая не могла уже не привести к цели. Войска Виктора Эммануила вошли и в пределы неаполитанского королевства для совместного действия с Гарибальди, что было необходимо, потому что он был готов попасть под влияние таких республиканских фантазеров, как Мадзини и Ледрю-Ролен. Две неаполитанские крепости, Капуя и Гаэта, еще держались; в последней из них находился сам король Франц II со своей отважной супругой, баварской принцессой. Капуя капитулировала 2 ноября 1860 года, Гаэта — 13 ноября 1861 года, после мужественного сопротивления. Через месяц сдалась Мессина; в этот же период в Неаполе, Сицилии, Умбрии и Мархиях происходили народные голосования с тем же общим результатом.

14 марта 1861 года Виктор Эммануил принял титул короля Италии, к которой принадлежало теперь все население полуострова: 22 миллиона человек.

Гарибальди, вступивший в Неаполь рядом с Виктором Эммануилом (7 ноября 1860 г.), вслед за тем удалился на остров Капреру.

Виктор Эммануил, итальянский король. Гравюра работы Мецмахера, 1859 г.

Слияние населений различных итальянских провинций произошло сравнительно быстро и легко; парламентская система при этом показала свою силу. За исключением Австрии, новый порядок вещей в Италии был признан всюду без затруднений, ввиду свершившегося уже факта и невозможности осуществления прежнего проекта держав — уладить дела полуострова посредством конгресса.

Еще 30 мая Англия признала за новым королевством его королевское достоинство, а 15 июня и Франция последовала ее примеру. 6 февраля того же года «вторая» прусская палата, по представлению вождя либералов барона фон Винке, приняла важное и предусмотрительное решение, вставить в свой ответ на тронную речь итальянского короля оговорку, что она, «как в интересах Пруссии, так и в интересах Германии, не думает идти наперекор преуспевающей консолидации Италии». Не прошло года, как Россия и Пруссия также произнесли свое признание за Италией королевского достоинства. Это новое государство могло не особенно печалиться, что в этом случае Испания, Бавария и несколько мелких германских государств составили исключение: зато в Австрии его права находились на прежних условиях, и для обоих правительств — австрийского и итальянского — их обоюдное положение было совершенно ясно и определенно.

Римский вопрос

Объединение далось Итальянскому королевству чрезвычайно легко; единственной трудностью оказывался теперь для него Римский вопрос. Он был тем более труден и опасен, что папская власть обладала, так сказать, удвоенной силой, потому что на ее стороне было католичество всего мира, и особенно потому, что это ставило в затруднительное положение императора французов, который был дружественно расположен к Италии, и в то же время должен был оказывать уважение клерикалам. Ум и находчивость Кавура также ничего бы не смогли поделать с католической Церковью, для которой не могло иметь значения его заманчивое выражение: «свободная Церковь в свободном государстве». Умирая (в 1861 г.), он повторял его монаху, напутствовавшему его на смертном одре. Но какая же это «свободная» Церковь, если она стремится только властвовать над принадлежащими к ней людьми и их душой, или, вернее, поработить их?

Министры, продолжавшие дело, начатое Кавуром, — Рикасоли, Роттацци и Фарини, ничего не добились в деле решения этого вопроса, потому что на все попытки к примирению с «заальпийским» королевством, папа отвечал своим непоколебимым: «Non possumus» (не можем). В то же время и для итальянского правительства не представлялось возможным нарушить права Рима, как настоящей (и даже будущей) столицы Италии. Летом 1862 года Гарибальди на свой страх и риск предпринял дерзновенную попытку решить этот вопрос с помощью военной силы; он оставил свой остров и в окрестностях Палермо собрал добровольцев. Однако революция уже была подавлена, а его ополчение, едва высадившись на материке, было встречено королевскими войсками при Аспромонте. В результате сражения Гарибальди был ранен и взят в плен.

Итальянскому правительству предстояло решить столько трудных задач, что даже этот важнейший для него вопрос ему пришлось на некоторое время отложить: его решение последовало само собой тогда, когда был окончательно разрешен вопрос о составе Германской империи, которая получила новое государственное устройство. Его повлекло за собой, собственно говоря, весьма незначительное для Италии событие, случившееся в конце 1863 года. Но прежде чем приступить к нему, посмотрим, какие перевороты (из которых первым был итальянский) повлекло за собой в Европе событие 1859–1860 годов.

Предыдущая статья:Франко-итальянско-австрийская война Следующая статья:Европейские государства с 1859 по 1863 гг
page speed (0.0133 sec, direct)