Всего на сайте:
148 тыс. 196 статей

Главная | История

Московское государство: первые цари из дома Романовых... Россия вступает в число великих европейских держав  Просмотрен 146

  1. ГЛАВА ПЯТАЯ. Англия: царствование Елизаветы с 1588 года. Стюарты. Иаков I. Нидерланды с 1581 года... - 2 страница
  2. Великобритания с 1763 г. Индия и Америка. Война за независимость североамериканских колоний
  3. Религиозные партии и силы их после заключения религиозного мира. Италия: орден иезуитов и Тридентский собор. Папы. Испания при Филиппе II
  4. Сейм в Шпейере, 1526 г. Новые церковные порядки. Цвингли и реформация в Швейцарии. Европейские замешательства до мира в Камбрэ. Протестанты. Турки под стенами Вены
  5. ГЛАВА ПЯТАЯ. Англия: царствование Елизаветы с 1588 года. Стюарты. Иаков I. Нидерланды с 1581 года... - 3 страница
  6. Англия и реформация. Генрих VIII, Эдуард VI, Мария, Елизавета. Шотландия и Мария Стюарт. Век Елизаветы. Гибель армады
  7. Общее положение Германии в 1517 г. Индульгенции. Первые шаги Лютера. Избрание императора. Первый сейм при Карле V, в Вормсе. Лютер на сейме и Вормсский эдикт. 1517 – 1521.
  8. Франция с 1668 г. Янсенизм. Людовик XIV. Война с Голландией и Нимвегенский мир. Внутреннее управление: галликанские постановления и отмена Нантского эдикта
  9. Семилетняя война
  10. Правление Фридриха II с 1742 по 1756 г. Европейские государства в период от Ахенского мира до начала Семилетней войны
  11. Шмалькальденский союз. Катастрофа в Швейцарии. Анабаптисты в Мюнстере. Успехи протестантства: Бранденбург, Саксония. Европейские отношения до мира в Крепи
  12. Германия со времен Вестфальского мира. Крушение могущества Османской империи. Карловицкий мир. Великий курфюрст и первый король Пруссии (1700 г.)

ГЛАВА ВТОРАЯ

Московское государство: первые цари из дома Романовых. Начало царствования Петра I Алексеевича. Современное положение Дании, Швеции и Польши. Борьба Петра I с Карлом XII. Великая Северная война. Россия вступает в число великих европейских держав

Царствование Михаила Федоровича

В то время, когда среди развалин освобожденной от поляков Москвы со всей Земли Русской съехались выборные люди на Земский Собор и избрали юного боярина Михаила Федоровича Романова на царство, сам избранник, ничего о том не зная, жил вместе со своей матерью в глубоком уединении в костромском Ипатьевском монастыре. Туда из Москвы и было отправлено посольство, в состав которого входили представители высшего духовенства и других сословий. Прибытие в Кострому этого посольства, а также переговоры с Михаилом Федоровичем и составляют предмет нашего описания, заимствованный из «Книги об избрании на царство царя Михаила Федоровича».

Юный избранник долго отказывался от предлагаемого ему венца, и мать будущего царя не хотела благословлять сына. Но послы с твердой уверенностью убеждали, что «русские люди теперь наказались и пришли в соединение», и наконец, убедили мать-инокиню. 2 мая 1613 года юный царь въехал в опустошенную поляками Москву, а 11 июня венчался на царство.

Новому царю предстояло решить трудную задачу – он должен был закончить борьбу с внутренними врагами, в скором будущем ради поддержания чести и достоинства Московского государства ему предстояло вести войну и с внешними врагами. Все это осложнялось еще и тем, что государственная казна была пуста, земля истощена, а народ разорен настолько, что содержать войско было не на что. В это время Новгородская область была занята шведами, королевич Владислав заявлял о своих правах на московский престол, а разбойничьи шайки поляков, казаков и всякой вольницы грабили западные области Московского государства и разоряли земли, лежащие в низовьях Волги. Совершенно очевидно, что государство можно было спасти только благодаря твердости и самоотверженности русских людей, а потому, немедленно был созван Земский Собор, на котором было решено послать грамоты по городам, и всех просить об оказании помощи государству и деньгами, и ратными людьми. И откликнулась все Земля Русская, помощь пошла отовсюду, внутренние враги были вскоре усмирены, истреблены и наказаны.

Затем начались внешние войны. Война со Швецией, начавшаяся в 1614 году, сложилась для русских неудачно. Шведский полководец Делагарди разбил русское войско близ Новгорода, а затем со свежими силами из Швеции прибыл сам король Густав Адольф, и война приняла для России весьма опасный оборот. К счастью, Густав Адольф не. смог взять Пскова и напрасно тратил на его осаду все свои знания и опыт полководца. Псковичи настолько мужественно держали осаду города, что охладили воинский пыл у молодого короля, и он сам изъявил желание заключить мир, тем более, что на Западе дела складывались так, что ему необходимо было быть там. Согласно условиям заключенного мирного договора, Швеция отказывалась от Новгорода и его области, но оставляла за собой Ям, Копорье, Иван-город и Орешек, то есть Московское государство в очередной раз было отрезано от водного пути через Балтийское море.

С Польшей царю Михаилу Федоровичу пришлось вести две войны. Первая война (в 1617-1618 гг.) была довольно неудачна для Польши, но все же закончилась перемирием (на 14 лет) довольно выгодным для нее. За Польшей остался не только Смоленск, но и вся Северная область, но зато при заключении перемирия обменялись с обеих стороны пленниками, что позволило вернуться в Москву отцу государя, митрополиту Филарету, томившемуся в тяжком плену со времени взятия Смоленска Сигизмундом.

Встреча (под Москвой) по возвращению из польского плена митрополита Филарета с сыном своим царем Михаилом Федоровичем.

(Картина восстановлена по древнему подлиннику, помещенному в книге «Об избрании на царство Михаила Федоровича»)

Тотчас по прибытии в Москву возведенный в сан патриарха Филарет стал во главе правления, рядом с юным царем, и был ему добрым советником и надежным соправителем. Находясь в таком исключительном и высоком положении, патриарху Филарету удалось многое сделать по улучшению областного управления и восстановлению государственного хозяйства, разоренного долгими внутренними смутами.

Печать патриарха Филарета

При непосредственном влиянии Филарета была начата и вторая война с Польшей в 1632 году, целью которой было отвоевать Смоленск, столь необходимый для обеспечения безопасности государства со стороны Литвы.

Под стенами Смоленска русское войско потерпело жестокое поражение от короля Владислава; но и он сам, вступив в пределы России, претерпел целый ряд неудач, и, убедившись в бесполезности борьбы, которую опасно было затягивать, он заключил с Московским государством «вечный мир» и навсегда отказался от своих притязаний на московский престол, признав Михаила Федоровича «государем московским».

Последние годы царствования царя Михаила Федоровича прошли весьма мирно; Московское государство с честью смогло выйти из всех внешних и внутренних затруднений и вступило со многими иноземными государствами в самые тесные и добрые отношения: шведский король Густав Адольф превратился из врага в доброго соседа и старался даже вступить в союз с царем Михаилом. Французский король Людовик XIII, с которым Московское государство впервые обменялось посольством при царе Михаиле, приглашал московского государя к союзу против Германии. Датский король старался поддержать и упрочить свои связи с Московским государством, а персидский шах Аббас (Великий) и английский король Иаков I даже ссужали царя Михаила деньгами, во время его войны с Польшей.

Царь Алексей Михайлович

Царь Михаил Федорович – первый царь из дома Романовых – скончался 12 июля 1645 года и оставил после себя наследником сына, царевича Алексея Михайловича, который вступил на престол на шестнадцатом году жизни. Его долгое царствование (1645-1676 гг.) было преисполнено войнами с внешними врагами и внутренними смутами, которые ясно указывали на необходимость серьезных преобразований во внутреннем управлении и во многих сферах государственного устройства.

Уложение

Заботы царя о внутреннем устройстве Московского государства выразились в составлении нового «Уложения», или сборника законов, который бы соответствовал современным потребностям русской жизни и устранял, по возможности, важнейшие проблемы, которые тяжелее всего отзывались на простом народе. Это необычайно трудное дело было поручено доверенным лицам государя и опытным политикам и законникам – дьякам Леонтьеву и Грибоедову. По поводу составления нового «Уложения» созван был в Москве Земский Собор и составители «Уложения» согласовывали с выборными людьми каждый пункт, прежде чем утвердить его окончательно.

Патриарх Никон. Исправление церковных книг

Во время составления «Уложения» царь Алексей Михайлович сблизился с новгородским митрополитом Никоном – человеком умным, энергичным и твердым. После смерти патриарха Иосифа царь пожелал возвести Никона в сан патриарха и с его помощью произвести целый ряд преобразований в быту духовенства и в церковном устройстве. Наибольшее внимание новый патриарх обратил на исправление священных и богословских книг, в которых, благодаря малограмотности писцов, в течение веков вкралось множество грубых ошибок, перешедших, отчасти, и в печатные издания. Эти ошибки в книгах были замечены уже в предшествующее царствование, но попытки их исправления встретили сильнейший отпор со стороны невежественного духовенства, а те, кто занимался исправлением подверглись жестоким гонениям.

Рукописная миниатюра XVII в., изображающая богословский диспут справщиков с Лаврентием Зизанием в 1627 г.

Однако патриарх Никон не остановился ни перед какими опасностями и препятствиями, и в 1654 году поручил исправление книг надежным, знающим людям, которые сличили печатный текст с древними русскими и греческими рукописями. Прежде всего по его благословению издан был в свет исправленный «Служебник», а затем и другие книги. Однако даже непреклонный Никон встретил ожесточенное сопротивление со стороны некоторой части русского духовенства, когда по его приказу вновь исправленные книги стали всюду рассылать и вводить, а старые – всюду отбирать и уничтожать.

Противники Никона громко порицали его крутые меры и отказались признать правильность произведенных им исправлений. Их примеру последовала во многих местах и невежественная масса народа. Многие стали утверждать, что Никон вводит какую-то новую веру, и доказывали, что молиться и читать в церкви следует только по старым (неисправленным) книгам, если не хочешь изменить «старой, истинной вере». Отсюда-то эти люди и получили название староверов, или, иначе – раскольников, потому что со времен Никона в Русской Церкви произошел раскол (или разъединение), вызванный отчасти печальными недоразумениями и невежеством массы, отчасти же слишком крутыми мерами Никона, который подверг всех противников книжного исправления жестоким наказаниям, чем и побудил многих смотреть на них, как на мучеников[29].

Скит патриарха Никона в Воскресенском (Ново-Иерусалимском) монастыре близ Москвы

Притеснения православия в Западной и Южной Руси

В то время, когда внутри Московского государства происходили эти споры и разногласия из-за догматических религиозных тонкостей, на юго-западной окраине Русской земли велась другая, гораздо более важная борьба, вызванная теми жестокими и несправедливыми притеснениями, которые приходилось выносить православному русскому населению в польско-литовских областях и в малороссийской Украине. Особенно тяжелым было там положение народа, который находился под двойным гнетом. Его угнетали и польские паны-помещики, обратившие все крестьянство в своих рабов, и духовенство из иезуитов, которые силой заставляли православных переходить в ненавистную им униатскую Церковь. Эти притеснения побуждали народ к восстаниям, в которых самое активное участие принимали и малороссийские казаки, организованные польским правительством в регулярное войско, и вольные ватаги запорожцев. Полякам большого труда стоило усмирение этих восстаний, и подобные усмирения с их стороны обычно сопровождались неслыханными жестокостями, еще более озлоблявшими народ.

Западная граница Московского государства в XVII в.

Юго-западная граница Московского государства в XVII в.

Богдан Хмельницкий

Но вот, наконец, во второй половине XVII века среди малороссийского населения появился тот грозный вождь, которому суждено было избавить Малороссию от польского гнета – то был казацкий сотник Зиновий Богдан Хмельницкий. Известный своим умом и мужеством, он пользовался большим влиянием среди казачества. Испытав на себе лично полную бесправность русского народа под властью Польши, Хмельницкий решился избавить своих единоверцев от этого гнета. Он бежал сначала в Сечь, к запорожцам, а оттуда – в Крым. Там он поднял на войну с Польшей крымского хана и вместе с крымцами и со всей казачьей вольницей вторгся в Польшу. Два жестоких поражения, нанесенные им польским войскам, открыли Хмельницкому путь в самое сердце Польши. При этом народное восстание быстро охватило все русские области Польши. Народ поднялся против своих угнетателей и стал поголовно избивать панов-помещиков, евреев и все католическое духовенство. Борьба завязалась жестокая и кровопролитная и ознаменовалась несколькими блестящими победами Хмельницкого, которые привели к заключению выгодного для казаков Зборовского договора. Но этот договор, как оказалось вскоре, не имел никакой силы. Поляки его не соблюдали, притеснения русского населения возобновились в Малороссии с прежней силой, а между тем продолжение открытой борьбы за независимость Малороссии оказывалось невозможным. Тогда Богдан Хмельницкий убедился в том, что Малороссия может быть спасена от гибели, только приняв подданство царя Алексея Михайловича. С этой целью он неоднократно посылал доверенных людей в Москву с мольбами о помощи и о принятии несчастной страны «под царскую высокую руку».

Принятие подданства Малороссии царем Алексеем. Первая Польская война

Царь Алексей Михайлович очень хорошо понимал, что, согласившись на эти ходатайства Хмельницкого и малороссов, он будет неизбежно вовлечен в войну с Польшей, но вместе с тем, он был не в силах отказать в помощи единоверному народу, страдавшему под гнетом Польши. До него уже доходили сведения о том, что если он, царь московский, не вступится за Малороссию, то все население ее уже решилось перейти в подданство турецкого султана, лишь бы не оставаться под властью Польши.

Сначала царь Алексей попытался уладить дело миром и предложил королю польскому примириться с его малороссийскими подданными на основании условии Зборовского договора. И только тогда, когда польское правительство отказалось выполнять эти условия, царь Алексей Михайлович решился «принять малороссийских казаков в подданство» и объявил войну Польше.

Эта первая война с Польшей в царствование Алексея Михайловича сложилась очень удачно для России. Уже в самом ее начале поляки потерпели жестокое поражение от русского воеводы князя Черкасского, в то время как сам царь осаждал Смоленск. Все важнейшие города Литвы – Вильно, Ковно, Гродно – один за другим сдавались русским войскам. Наконец сдался царю и Смоленск, а в то же время Хмельницкий овладел Люблином.

Но эта Первая Польская война перешла в войну со Швецией, которая также задумала воспользоваться затруднительным положением Польши и присвоить себе часть ее владений. Война велась обеими сторонами безуспешно в течение пяти лет и закончилась в 1661 году миром со Швецией, по которому ни Швеция, ни Московское государство ничего не приобрели. Но этот мир был тем более необходим, что царю Алексею Михайловичу уже приходилось начинать вторую войну с Польшей в Литве и Белоруссии.

Вторая война с Польшей

Вторая Польская война сложилась настолько неудачно для русских, что в течение двух лет Московское государство потеряло все приобретенное им в Первую Польскую войну, кроме Смоленска. В 1661 году вся Литва и большая часть Белоруссии вновь были отвоеваны поляками. Обе воюющие стороны были страшно истощены тяжкой борьбой, но ни та, ни другая не думали уступать, так как и поляки, и русские хотели во что бы то ни стало удержать за собой Малороссию. Война длилась еще пять лет и, несмотря на всякие невзгоды и страшный недостаток в деньгах, Московское государство все же одержало верх в долгой борьбе за Малороссию. В 1667 году, в деревне Андрусове (между Смоленском и Мстиславлем), один из умнейших и образованнейших русских вельмож, боярин Ордин-Нащокин, заключил с Польшей перемирие на 13 1/2 лет на следующих условиях: Московское государство уступило Польше свои завоевания в Литве, но оставляло за собой Смоленск, весь Северский край (северную часть Черниговской губернии) и ту часть Малороссии, которая лежала на левом берегу Днепра. На правой стороне Днепра за Московским государством временно оставался только город Киев. Таким образом, в состав Московского государства начинали потихоньку вновь возвращаться все те области, которые на Западе и Юго-Западе составляли некогда территорию Древней Руси и захвачены были Литвой в тяжкий период татарщины.

Бунт Стеньки Разина

В последние годы царствования царя Алексея Михайловича государство было потрясено еще одной страшной смутой на восточной окраине. Здесь московскому правительству пришлось вести трудную и продолжительную борьбу с казачеством и той вольницей, которая со всей Русской земли собиралась и селилась в низовьях Дона и Волги, куда издавна уходили все недовольные суровыми условиями русской городской жизни XVII века или не желавшие подчиняться власти помещиков после того, как переход крестьян был воспрещен. У всей этой вольницы появился (в 1667 г.) удалой предводитель, атаман Стенька Разин, человек грубый, жестокий, но отчаянно храбрый. Восстание, сопровождавшееся страшными жестокостями, распространилось по всему Поволжью, до Казани и Нижнего Новгорода. К мятежным скопищам Разина пристали толпы приволжских племен: мордва, черемисы, чуваши и татары... И только четыре года спустя мятеж этот удалось подавить самыми суровыми мерами после того, как сам Разин был пойман и казнен в Москве (1671 г.).

Вскоре после того царь Алексей Михайлович скончался (29 мая 1676 г.), оставив после себя большую семью от двух браков. От первого – двоих болезненных сыновей, царевичей Федора и Иоанна, и несколько дочерей. От второго брака – сына Петра (род. 30 мая 1672 г.), которому в год смерти отца было четыре года от роду.

Дворец (деревянный) в селе Коломенском – любимое местопребывание царя Алексея Михайловича

Царствование Федора III Алексеевича

На престол по смерти Алексея вступил Федор III Алексеевич и царствовал очень недолго (всего 6 лет). Его царствование ознаменовалось только войной с Турцией за обладание Западной Украиной (на правом берегу Днепра), которую Польша уступила турецкому султану, и еще – уничтожением «местнических счетов», которые были большим препятствием к введению в русском войске разумной и строгой дисциплины. Очень часто случалось, что храброе и мужественное русское войско терпело неудачи только потому, что в военное время на глазах у неприятеля между начальниками происходили ссоры и споры из-за старшинства и знатности их родов, и при этом более родовитые отказывались подчиняться менее родовитым (т. е. местничались с ними). По этому поводу 12 января 1682 года царь созвал Земский Собор и передал вопрос о местничестве на его рассмотрение. Большинство участников Собора высказалось в пользу окончательного уничтожения «местничества». Книги, по которым родовитые люди «местничались» (разрядные), были по приказанию царя снесены во дворец и сожжены в печи, а «местнические счеты» воспрещены под страхом смертной казни.

Несколько месяцев спустя после уничтожения местничества царь Федор Алексеевич скончался (в 1682 г.) бездетным, и вопрос о престолонаследии остался открытым.

Двоецарствие. Софья-правительница

Иоанн, старший после царя Федора, сын царя Алексея (от первого брака), был юноша болезненный, хилый и слабоумный. Передача ему престола представлялась делом невозможным. В отличие от него, десятилетний царевич Петр (сын царя Алексея Михайловича от второго брака) был крепок здоровьем, обладал быстрым умом и способностями не по летам. После долгих совещаний патриарх и бояре решили, что на престол следует возвести царевича Петра Алексеевича, и этот выбор был единогласно одобрен людьми всех сословий, собранными по приказанию патриарха на площадь.

То положение правительницы, которое предстояло занять царице Наталье, матери царевича Петра, и ее родственникам, пробудило ненависть в детях царя Алексея от первого брака и в их родственниках. Одна из дочерей царя Алексея, царевна Софья – женщина умная и энергичная – решилась не уступать мачехе и отстоять права на престол своего единоутробного брата, царевича Иоанна.

При помощи своего дяди, хитрого боярина Милославского, царевна Софья привлекла на свою сторону стрелецкие полки, стоявшие в Москве и под Москвой, и произвела в 1682 году кровавый переворот, во время которого были беспощадно убиты многие родственники царицы Натальи и ближайшие ее сторонники. Опираясь на буйных стрельцов, царевна Софья добилась того, что царевич Иоанн Алексеевич был признан царем наравне с Петром, она сама провозглашена правительницей, а царица Наталья устранена от правления.

Правление Софьи продолжалось семь лет, пока Петр не вышел из отрочества и не достиг 17-летнего возраста. Тогда уже он воспользовался первым удобным случаем, чтобы продемонстрировать свою самостоятельность и порвать с сестрой-правительницей, которая вынуждена была ему уступить после слабой попытки к борьбе – и кончила жизнь в монастыре. В первых числах октября 1689 года Петр вступил уже в самостоятельное управление государством, тогда как его брат и соправитель, царь Иоанн, до смерти своей оставался царем только номинально.

Царь Петр. Его юность. Азовские походы

Царь Петр был в полном смысле слова богатырь и телом, и духом – натура исключительная, необыкновенная... С раннего детства он проявлял энергию, силу воли и страсть к приобретению знаний, которые изумляли всех окружающих и волей-неволей заставляли их покоряться желаниям юного царя. Еще юношей он сблизился со многими иноземцами, состоявшими на русской службе, многому от них и при помощи их научился и особенно пристрастился к кораблестроению и мореплаванию, получив первые сведения о том и другом от голландца Брандта, жившего в Немецкой слободе, под Москвой.

Петр Великий в юности.

Гравюра работы В. Гретбаха с портрета, написанного с натуры Годфреем Кнеллером в 1698 году в Лондоне

Благодаря этому пристрастию, освободившись от опеки сестры, Петр, прежде всего, решил исполнить свою любимую мечту – построить русский флот. С этой целью в течение первых трех лет царствования Петр дважды побывал в Архангельске, ознакомился с Белым морем, устроил там верфи, начал на них постройку больших кораблей и отвлекался от построек только для участия в своих любимых воинских упражнениях с теми немногими полками, которые были уже по его желанию обучены регулярному строю. Вскоре юному царю представился случай испытать свои силы и знания в военном и морском деле – на настоящей войне.

Союзники Московского государства, король польский и император германский – известили Петра о своем намерении начать войну против Турции и крымских татар. Петр, стремившийся проложить путь России к Черному морю, обрадовался этому случаю, чтобы начать войну против Турции, заграждавшей ему выход из Дона своей крепостью, Азовом. Поэтому весной 1695 года Петр объявил войну Турции и осадил Азов.

Постройка флота. Первое путешествие за границу

Во время этой долгой осады, которая только к концу лета 1696 года закончилась взятием Азова, Петр убедился в том, что русское войско плохо обучено, не подготовлено к ведению серьезной войны, да и в самом внутреннем устройстве государства выяснились для него множество недостатков. Это навело его на мысль о необходимости радикальных преобразований в Московском государстве и сближения его, во что бы то ни стало, с Западной Европой. Еще более утвердился он в этой мысли, начав постройку флота для Азовского и Черного морей, в Воронеже. Были собраны средства для постройки кораблей, выписаны из-за границы иноземные корабельные мастера и свезены все материалы, необходимые для оснастки и вооружения кораблей. Но трудности, с которыми он столкнулся при выполнении этой работы, ясно доказали Петру, что даже мастера, выписанные из-за границы, недостаточно знакомы с кораблестроением, а потому он сам задумал ехать за границу, чтобы научиться там искусству строить корабли и вообще всем тонкостям современного европейского мореплавания.

Но кораблестроение было тут не более, как одним из звеньев в той цепи, которую царь Петр стремился установить между Московским государством и Европой. И действительно, посетив Европу в 1697-1698 годах (инкогнито, под именем дворянина Петра Михайлова), Петр на собственном опыте познакомился со всеми практическими тонкостями кораблестроения в Голландии, а в Англии изучал теорию мореплавания. Помимо этого, он знакомился с жизнью, с историей и с памятниками посещаемых им стран, изучал всякие производства и ремесла, сам работал в мастерских, осматривал фабрики и заводы, учился иностранным языкам, наукам и искусствам, разыскивал и нанимал для отправки в Россию разных мастеров, ученых и мореходов. Побывав в Северной Германии, Голландии и Англии, Петр посетил Вену и собирался ехать в Венецию, которая тогда славилась своим военным флотом, но весть о новом восстании стрельцов в Москве вынудила его вернуться домой.

По прибытии в Москву он судил мятежников неумолимо и так разгромил стрелецкие полки, что и следа их не осталось. В то же время он принял меры и к преобразованию внутреннего управления государством на новый лад, по европейскому образцу.

Желая всем наглядно показать, что он ни перед чем не остановится в своем стремлении изменить Россию на иноземный лад, Петр действовал чрезвычайно круто и решительно. Так, например, пренебрегая застарелыми и укоренившимися предрассудками русских людей, царь, по возвращении из-за границы, приказал всем, кроме духовенства и крестьян, обрить бороды и вместо старинной русской одежды надеть короткое платье немецкого покроя, а с тех, кто хотел носить по-прежнему русское платье и не брить бороды, предписал взимать особую и весьма значительную пошлину.

Бородовой знак, выдаваемый сроком на один год тем, кто платил за право носить бороду

Но, прибегая к таким крайностям, Петр был очень далек от желания придать русским только внешний вид европейцев. Он совершенно искренне стремился их сблизить с лучшими сторонами европейской жизни и перенести из Европы в Россию все полезное и необходимое для общего блага. Ради достижения этой цели он готов был выдержать упорнейшую борьбу как внутреннюю, так и внешнюю, и в этом направлении решился напрячь все силы государства для создания ближайшего морского пути в Европу, столь необходимого для прямых связей с ней. В Смутное время этот путь был отнят у России Швецией, а потому Петр решился воспользоваться первым же удобным случаем, чтобы отвоевать у Швеции и возвратить России ее исконное достояние. Но прежде чем мы приступим к описанию борьбы России со Швецией за обладание Балтийским побережьем, нам придется сказать несколько слов о том, что происходило в это время в соседних с Россией странах – Швеции, Дании и Польше.

Швеция, Дания и Польша

Швеция после смерти Карла X. Карл XI, 1660 г.

После смерти Карла X ему наследовал пятилетний сын его, Карл XI (1660-1697 гг.), а потому для управления Швецией было учреждено регентство, в состав которого, кроме пяти высших сановников, входила и вдова короля Густава. Это было, в полном смысле слова, аристократическое правление, со всеми присущими ему недостатками. За это время государственный долг значительно возрос, народ роптал, возмущенный ограничением брачных союзов между дворянством и бюргерством, и особыми преимуществами, дарованными дворянству, заключавшимися в праве судопроизводства в пределах дворянских владений. Французская партия, во главе которой стоял канцлер Магнус Делагарди, втянула Швецию в войну, развязанную в 1672 году Людовиком XIV из честолюбивых соображений. Мы уже упоминали выше о том, насколько неудачным был для Швеции исход этой борьбы с великим курфюрстом.

Когда Карл XI лично встал во главе страны, дела приняли иной оборот. После заключения Сен-Жерменского мира три государственных сословия – духовенство, крестьяне и бюргеры – потребовали, чтобы обещанное сокращение коронных владений было приведено в исполнение, и на сейме 1680 года было принято решение, которое значительно способствовало усилению королевской власти и обратило главный орган аристократизма, государственный совет, в совет королевский. Карл XI, расчетливый хозяин и прекрасно умевший анализировать политико-экономическую ситуацию, сумел воспользоваться и той мерой, относительно коронных земель (которая давно уже была признана необходимою и только из года в год откладывалась), и теми дополнительными властными полномочиями, которые при этом приобрел, и быстро восстановил равновесие в финансах, рассчитался с долгами, собрал значительную казну, оживил торговлю и промышленность и, незадолго до своей смерти (в 1697 г.), привел войско и флот в наилучшее состояние.

Карл XII, 1697 г.

Ему наследовал восемнадцатилетний сын его, Карл XII. Хотя по завещанию его отца ему и следовало бы некоторое время оставаться под опекой регентства, однако, благодаря интригам одной из партий, которой устранение регентства было выгодно, Карл был признан совершеннолетним и полноправным и вступил на престол как король.

Вот эта быстрая и неожиданная перемена правления, а может быть также и слухи, проникшие в соседние страны, о беззаботном характере юного короля, упрямого и безумно смелого, проводившего все время в седле и на охоте, навели соседей на мысль о том, что для них наступило время вернуть себе то, что предшественники юного короля завоевали у соседних стран.

В основу их замыслов положен был проект ливонского дворянина Паткуля– заклятого врага Швеции, который стремился во что бы то ни стало освободить свое отечество из-под власти шведов. Проект его заключался в том, чтобы Польша, Дания и Россия заключили между собою союз и одновременно начали против Швеции войну. При этом Польша должна была добиваться присоединения к своим владениям Лифляндии и Эстляндии, Дания присоединит к своим владениям герцогство Голштин-Готторпское, состоявшее, на основании родственных связей, под покровительством Швеции, а Россия должна была отнять у Швеции Ингрию и Карелию. Проект Паткуля понравился и Саксонскому курфюрсту Августу II, который был незадолго перед тем избран польским королем, и королю датскому, Фридриху IV, которые склонили и царя Петра к заключению с ними тайного договора против Швеции.

Следует отметить, что в Дании после Копенгагенского мира 1660 года произошла важная перемена, подобная всем тем политическим изменениям, какие наблюдались повсеместно в те времена на материке Европы. Общее недовольство, вызванное финансовыми преимуществами дворянства и антипатриотическим поведением его во время последней войны, побудило духовенство и бюргерство к решительным действиям против дворянства на ближайшем собрании государственных сословий (в сентябре того же 1660 г.).

Руководимые епископом Сваном и копенгагенским бюргермейстером Нанзеном, оба эти сословия решились превратить избирательную королевскую власть в наследственную – признать короля Фридриха III, вместе с его мужским и женским потомством, наследственным королем. Таким образом, существовавшие доселе ограничения власти избирательных королей рушились сами собой. Дворянство вынуждено было согласиться на эту перемену; переворот был проведен весьма ловко и оформлен королевским законом 1665 года, который, однако же, был обнародован позднее.

Фридрих III почти против воли согласился на такое изменение власти, которая утверждалась за ним этим актом и почти полностью освобождала его от зависимости по отношению и к дворянству, и к народу. Весь переворот был осуществлен Шумахером, ловким министром и талантливым человеком, который и при новом короле, Христиане V (1670—1699 гг.), сумел преобразовать датское дворянство в графов и баронов и учредить новый орден Данеброга, чем значительно способствовал утверждению новой формы королевской власти[30].

В период с 1676 по 1679 год Дания вместе с Бранденбургом была вовлечена в войну против Швеции, которая в противовес их общим интересам, поддерживала герцогов Голштин-Готторпских, которые при помощи Карла X подчинили своей власти оба герцогства – Голштинское и Шлезвигское. Борьба за владение этими землями еще продолжалась, и в этом отношении новый король Фридрих IV (1699—1730 гг.), вступая в союз с Польшей и царем Петром против Швеции действовал вполне разумно с точки зрения датской национальной политики.

Карл XII в Дании. Травендальский мир

Однако все ожидания и расчеты участников тайного союза, направленные против Швеции, были подорваны разом той энергичностью и быстротой действий, которые обнаружил юный король Карл XII. Опираясь на свои дружественные связи с Англией и Голландией, он тотчас же решился перейти в наступление и, прежде всего, устремился на ближайшего врага – на Данию. 4 августа 1700 года он высадился с войском в 5 милях от Копенгагена и, в пылу своего юношеского азарта, при высадке десанта на берег, первый бросился в воду с мечом в руках. Датские войска не выдержали натиска шведов и бежали. Две недели спустя, 18 августа 1700 года, Карл XII уже подписывал в Травендальском замке договор, по условиям которого зять короля, герцог Голштин-Готторпский (датские войска уже вторглись было в его владения) восстанавливался вновь во всех правах, изложенных в прежних трактатах, а король Фридрих IV отказывался от союза с Россией и Саксонией.

Карл под Нарвой

Тем временем, ничего не зная о Травендальском мире, Петр объявил войну Швеции. В конце августа 1700 года русские войска вступили в Ливонию и осадили город Нарву, занятую шведским гарнизоном. Этой осадой и началась та великая Северная война, которая длилась 21 год и окончательно сблизила Россию с остальными европейскими державами. В то время, когда русская 40-тысячная армия осаждала Нарву, и осада, проводимая неправильно, с военной точки зрения, уже затянулась на целых два месяца, Карл XII решил, что именно ему следует нанести упреждающий удар по русскому царю, а потом уже обратить оружие против Августа, короля польского.

Неожиданно для всех он высадился в Перновской гавани, с 9000 отборного шведского войска, выдвинулся к Нарве и в туманное утро 19 ноября 1700 года внезапно напал на русский укрепленный лагерь, расположенный под стенами Нарвы, мощным натиском смял его и обратил в бегство. Командовавший русским войском иноземец, генерал де Кроа, а также остальные генералы и офицеры, служившие в русском войске, поспешили сдаться шведам, чем еще более усилили смятение. Только два полка, Преображенский и Семеновский, с честью выдерживали натиск шведских войск в течение целого дня так, что Карл вступил в переговоры с их командованием и дозволил им отступить с оружием и знаменами.

После такой решительной победы Карл XII вообразил себе, что с Россией, точно так же, как с Данией, можно покончить одним ударом. Поэтому, оставив в Ливонии только лишь небольшое количество войска, под начальством генерала Шлиппенбаха, он сам с главными силами устремился против третьего участника союза – польского короля Августа. Но он жестоко ошибся в своем противнике и не предвидел, чем обернется впоследствии его борьба с царем московским!

Карл в Польше. Избрание Станислава Лещинского

Быстро вытеснив войска короля Августа из Курляндии, Карл, не обращая внимания на протесты поляков, которые доказывали, что с Карлом воюет не Речь Посполитая, а Саксонский курфюрст Август, вторгся в Литву. Здесь, несмотря на мирные предложения, которые поспешил ему сделать Август, он издал манифест, в котором приглашал поляков свергнуть Августа II и избрать себе другого короля, а сам тем временем двинулся к Варшаве. При Клиссове, неподалеку от Кракова, в июле 1702 года, он разбил саксонско-польское войско и вскоре овладел и этой второй столицей королевства.

Тщетно уговаривал Карла его министр Пипер не затягивать войну, не доводить до крайности, и принять предлагаемый ему мир. Карл, со свойственным ему упрямством, настаивал на свержении Августа. Это привело к сильнейшему волнению в Польше. Вся шляхта разделилась на две партии – саксонскую, стоявшую за Августа II, и шведскую, принявшую сторону кандидата, предложенного Карлом (воеводы Познанского, графа Станислава Лещинского). Дело затянулось на целых три года; Карлу пришлось, забыв о затеянной им войне, принимать участие в интригах, подбирать партии для своего избранника, и только в июле 1704 года после нескольких бурных сеймов Лещинский был, наконец, провозглашен королем польским, а король Август объявлен сверженным с престола. Но Август на это не соглашался, ссылался на незаконность избрания и, сам отступая перед Карлом и избегая с ним сражения, молил своего союзника, царя Петра, о помощи и защите, побуждая его к вторжению в польско-литовские пределы.

Успехи Петра и основание Петербурга

Между тем, как Карл «завяз в Польше», Петр сумел воспользоваться предоставленным ему временем.

Поражение под Нарвой только пробудило его к более активной деятельности, и он напряг все силы для обеспечения успешного ведения дальнейшей борьбы с Карлом. С этой целью он сосредоточил все свое внимание на выправке и обучении новых полков, которые готовил к борьбе с опытными шведскими войсками. Эта подготовка велась настолько энергично и настойчиво, что уже в 1701 году Петр стал тревожить шведов набегами на Ливонию, а в конце того же года Шереметев уже одержал первую победу над шведами (при м. Эрестфере). Полгода спустя Шереметев вторично разбил шведского главнокомандующего Шлиппенбаха и русские вновь овладели почти всей Ливонией, а немного позже заняли Копорье и Яму, Дерпт и Нарву. В следующем году Петр сам вступил с сильным войском в Ингрию (Петербургскую губернию), осадил и взял шведскую крепость Нотебург (старинную новгородскую крепость Орешек) и назвал ее Шлиссельбургом, т. е. ключ-городом, потому что взятие этой крепости открывало ему путь к морю по реке Неве. Завоевав берега Невы, Петр решился на них утвердиться и с этой целью 16 мая 1703 года основал здесь новую столицу своего государства – Санкт-Петербург (город Св. Петра).

Домик Петра Великого в Санкт-Петербурге. Вверху: внешний вид; внизу: внутренний вид домика

Тогда же, для защиты новой столицы с моря, на острове Котлин была заложена крепость Кронштадт. После всех этих успехов, вняв мольбам своего союзника, Августа II, Петр весной 1705 года двинул свои войска через Западную Двину. Русские быстро овладели большею частью Литвы и сосредоточили главные свои силы около города Гродно, в укрепленном лагере.

В то время, когда Петр твердой ногой становился на прибрежьях Финского залива и Балтийского моря, Карл настойчиво воплощал свой план мщения Августу II, завоевывая для своего избранника, Станислава Лещинского, польско-литовские области.

Шведские войска под командованием самого короля, а иногда под командованием его генералов бились и в Познани, и в Литве, и на Волыни. Наконец, в июле 1706 года, он вступил в Саксонию, не обращая никакого внимания на отношения ее курфюрста к германскому императору. От такого поворота событий войны Август II пришел в отчаяние и, когда Карл занял Альтранштед – очень важный пункт в стратегическом отношении – Август растерялся до того, что согласился на самые постыдные условия мира, продиктованные ему Карлом. Он отрекся от польской короны, обязался не вступать ни в какие союзы против Карла и, следовательно, отказаться от союза с Петром, и даже выдал Карлу несчастного Паткуля, которого тот приказал казнить, как изменника. Мир был заключен 24 сентября 1706 года, и только тогда Карл мог обратить оружие против единственного из троих союзников, еще не побежденного им – против царя Петра, которому, таким образом, пришлось выносить на себе все тягости борьбы с воинственным шведским королем.

Борьба с Петром. Поражение шведов у деревни Лесной

Не надеясь успешно выдержать эту борьбу, Петр предложил Карлу начать переговоры о мире. Он готов был даже согласиться на значительные уступки и довольствоваться только одной гаванью на Балтийском море. Но Карл, со свойственной ему заносчивостью, отвечал, что он «заключит мир с Петром только в Москве» и быстро двинул войска в Литву. Тогда Петр приказал своим войскам отступать к русским границам, нигде не вступая в генеральное сражение со шведами и всюду разоряя за собой страну, по которой приходилось наступать неприятелю. Такой способ войны был для Петра тем более вынужденным, что он не мог направить все свои силы на борьбу с Карлом: значительная часть их в то время находилась на Дону, где занята была подавлением весьма опасного (так называемого Булавинского) бунта – междоусобицы, вспыхнувшей между казаками и крестьянами.

Только после усмирения этого бунта Петр изменил свою тактику и стал стягивать все войска к Могилеву (на Днепре), зная, что здесь к войску Карла должен был присоединиться еще один корпус шведских войск под командованием Лёвенгаупта, шедший к Могилеву из Ливонии с большими припасами. Но Карл не дождался Лёвенгаупта и, неожиданно для всех, с величайшей поспешностью двинулся на юг России. Тогда Петр воспользовался ошибкой Карла и ударил всеми силами по корпусу Лёвенгаупта и нанес ему сокрушительное поражение у деревни Лесной (близ местечка Пропойска, Могилевской губ.). Шведы потеряли в этом сражении 10 000 убитыми, всю артиллерию и запасы. Эта битва была еще и тем примечательна, что здесь впервые русские сражались со шведами на равных. Лишь жалкие остатки корпуса Лёвенгаупта успели добраться до главной армии Карла, которая к тому времени терпела страшную нужду в съестных припасах и главным образом потому спешила на юг, что у нее там оказался нежданный союзник...

Торжествуя победу под Лесной, как первую «солдатскую пробу», Петр получил известие о том, что гетман малороссийских казаков, Иван Мазепа, изменил ему и перешел на сторону шведов, которых призывал в Малороссию, посулив им обильные запасы и общее восстание всех малороссийских казаков против Петра. Положение царя могло стать весьма опасным, если бы расчеты Карла оправдались, вот почему он и поспешил принять самые энергичные меры предосторожности.

Но оказалось, что примеру Мазепы последовала лишь весьма незначительная часть казаков и небольшая часть запорожцев. Остальные же малороссийские казаки с негодованием отвернулись от изменника и встретили шведов весьма враждебно. Они нападали на шведские отряды и обозы, угоняли лошадей, не давали продовольствия. Это поставило Карла с его 30-тысячным войском в очень трудное положение, которое еще более ухудшилось, когда наступила необычайно суровая зима. В войске стали распространяться болезни и развилась большая смертность. Карл искал выхода из этого положения, стремясь вступить в открытую, решительную битву с Петром; но Петр постоянно от нее уклонялся и в ожидании удобного случая берег войска, ограничиваясь только частными нападениями и мелкими схватками.

Битва при Полтаве

Наконец, весной 1709 года, Карл осадил город Полтаву. Петр поспешил на выручку этому городу со всеми своими силами. И вот 27 июня 1709 года, в 4 часа утра, на правом берегу реки Ворсклы произошла знаменитая «Полтавская баталия». Заняв позицию, Петр приказал ее как можно лучше укрепить и подготовил свое войско ко всем случайностям предстоявшей ожесточенной борьбы. Шведы напали первые и думали сломить русских стремительным натиском, но встретили такое сопротивление, которое заставило их попятиться и расстроило боевой порядок. Затем перешли в наступление русские. Битва продолжалась семь часов подряд с величайшим упорством и мужеством с обеих сторон и закончилась около полудня полным поражением шведов на всех пунктах. Шведское войско обратилось в беспорядочное бегство, и сам Карл, накануне раненный в ногу, едва успел избежать плена вместе с Мазепой и несколькими приближенными. Русские упорно преследовали остатки шведской армии, отступавшие под руководством Лёвенгаупта, но Меншиков, нагнав их, вынудил сложить оружие.

План сражения при Полтаве

Полтавская битва. Гравюра на меди XIX в.

Полтавская битва (фрагмент). Гравюра на меди XIX в.

Петр недаром торжественно праздновал Полтавскую победу, как событие, которое должно было иметь громадное историческое значение для России. Этой победой было окончательно и навсегда подорвано преобладающее положение Швеции в Северной Европе – на ее место встала Россия. Ближайшим последствием полтавской победы было то, что все побежденные Карлом враги Швеции сразу приободрились и вновь подняли оружие против нее. Возведенный Карлом на польский престол Станислав Лещинский был свергнут Августом II и его партией и вынужден был искать себе убежища во Франции. При этом и Польша, и Дания стали искать союза с Россией, а германские принцы спешили вступить в родство с Петром посредством брачных союзов. Следует отметить, что города, расположенные по Балтийскому побережью и в Карелии: Рига, Пернов, Ревель, Выборг и Кексгольм, узнав о полтавской победе, один за другим стали сдаваться Петру.

Карл в Турции. Петр на реке Прут

Тем временем Карл XII, вместе с Мазепой и другими русскими изменниками, укрылся во владениях турецкого султана и не переставал оттуда угрожать России. Гордый воитель не хотел вернуться в свое отечество побежденным, хотя его присутствие и было бы в данное время гораздо более полезно в Швеции, нежели в Турции. Но он хотел во что бы то ни стало отомстить Петру, как он отомстил Августу II, хотел видеть Петра приниженным и побежденным, а так как у него уже не хватало собственных сил для борьбы с русским царем, то он старался всеми силами склонить султана к войне с Россией. Вскоре Турция объявила войну России и двинула сильное войско к берегам Дуная.

Петр оказался не готов к этой войне и был вынужден ее вести против своего желания. Понадеявшись на союз с Августом II и на помощь единоверных русским подданных султана: сербов, черногорцев, молдаван и валахов – он выступил в поход всего с 40-тысячным войском, рассчитывая, что союзники его выставят в поле еще вдвое больше сил. Однако же на деле оказалось, что только одни черногорцы честно стали на сторону Петра и храбро бились с турками. Польский король медлил, а валахский господарь даже изменил Петру и перешел на сторону султана. Вследствие этого, Петр неожиданно очутился со своим войском перед 200 000 армией турок, которые и окружили его со всех сторон на берегах реки Прут. Положение Петра было безвыходное, и гибель всей его армии неизбежна, если бы турки решились атаковать русских, приготовившихся к отчаянной обороне. Но визирь (турецкий главнокомандующий) предпочел вступить с Петром в переговоры, и Петр, находясь в таком угрожающем положении, был вынужден согласиться заключить мир с Турцией (12 июля 1711 г.) на самых невыгодных для России условиях. Петр обязывался возвратить Турции Азов, уничтожить вновь построенные крепости на Азовском море, отказаться от союза с Польшей и позволить Карлу беспрепятственно вернуться в Швецию через Россию.

Приобретения России на севере в царствование Петра I и Елизаветы I

Продолжение Северной войны. Новые успехи Петра

Но Прутская неудача была вскоре вознаграждена целым рядом успехов на севере, где Петр неутомимо продолжал воевать со Швецией. Одновременно он помогал своим союзникам, Польше и Дании, воевать со Швецией в Померании, в свою очередь вытесняя шведов с северного берега Финского залива, тогда как южный был уже давно в его руках. При этом огромную роль сыграл в этой войне российский флот, который был заложен Петром на Балтийском море, сразу после основания Петербурга. Этот юный балтийский флот всюду одолевал флот шведский. Он овладел с моря городами: Або и Гельсингфорсом. В то же время русские войска нанесли шведам поражение при Таммерфорсе и заняли почти всю Финляндию (25 июня 1714 г.). Вскоре после этого Петр одержал морскую победу над шведским флотом при Гангуте и овладел Аландскими островами.

Русские войска оказались так близко от шведской столицы, что шведы стали спешно укреплять ее.

Возвращение Карла в Швецию. Его кончина. 1718 г.

В то время, когда русские войска и русский флот одерживали победу за победой над шведами, Карл XII после многих приключений вернулся в Швецию и увидел полное торжество Петра на суше и на море. Один из приближенных к Карлу министров, голштинец Герц, стал склонять шведского короля к примирению с Петром. На одном из Аландских островов были начаты даже переговоры о мире между Швецией и Россией, но вскоре они были прерваны смертью Карла, погибшего под стенами норвежской крепости Фредериксгальд (11 декабря 1718 г.).

Карл XII, король Швеции. Гравюра работы Питера Танье с портрета кисти Давида Крафта, 1717г.

Тогда враждебное Герцу дворянство, воспользовавшись сумятицей, наступившей после смерти Карла обвинило Герца в государственной измене. Он был казнен, и России была вновь объявлена война. Но она не могла продлиться долго, потому что Швеция была истощена, а русские войска повсюду одерживали верх, делали смелые высадки на берега Швеции и даже подступали к стенам Стокгольма. В результате этого, Швеция, наконец, начала переговоры о мире. 30 августа 1721 года русские уполномоченные Брюс и Остерман, заключили в Ништадте мир, по условиям которого Швеция отказалась от Ливонии, Эстонии, Ингрии, части Карелии и части Финляндии. Так закончилась «Великая Северная война», длившаяся более 20 лет. Заключение Ништадтского мира, как события первостепенной важности, было ознаменовано в новой русской столице целым рядом празднеств, и по общему ходатайству всех сословий государства Петр принял титул Императора Всероссийского.

Петр Великий. Гравюра работы Як. Хубракена (первая четверть XVIII в.)

Ништадтский мир. Петр – император

Пять лет спустя (28 января 1725 г.) Петр скончался. Современники и потомство, с одинаковой признательностью, назвали его Великим, и он вполне заслуживает этого звания за все то, что он сделал для России. В течение всего своего долгого и изумительно деятельного царствования, Петр постоянно старался сблизить Россию с Европой, стремился пробудить в своих подданных энергию и любовь к труду, побуждал их учиться и указывал на пользу учения с тем, чтобы россияне сами могли приступить к разработке природных богатств обширной России. При этом Петр заботился о просвещении народа, искоренял господствовавшие в народе суеверия и предрассудки и обучал народ новым, полезным для него ремеслам и промыслам. Кроме того, Петр неусыпно трудился над улучшением внутреннего управления государством и над искоренением злоупотреблений в различных сферах. С этой целью Петр предпринял целый ряд преобразований в России, затронув практически все стороны русской государственной, общественной и народной жизни.

Преобразования Петра

Одним из наиболее важных преобразований в отношение внутреннего государственного строя было учреждение двух высших правительственных органов: Святейшего Синода и Правительствующего Сената.

Синоду было передано управление всей русской Церковью, и это коллегиальное учреждение заменило собой власть патриарха, так как Петр после смерти патриарха Адриана (1700 г.) не пожелал избрания нового. Синоду же вверены были заботы о распространении образования в среде духовенства и вменено в обязанность издание книг религиозно-нравственного содержания.

Прежняя Боярская Дума (высшее государственное учреждение при царях московских) и прежние приказы, ведавшие отдельными направлениями государственного управления и государственного хозяйства, были заменены Правительствующим Сенатом и коллегиями. Сенат представлял собой высший суд и высший контрольный орган, наблюдавший за общим ходом дел в государстве, за государственными доходами и расходами, а главное – за исполнением законов и царских указов во всем Российском государстве.

В административном отношении все государство было разделено на губернии, а губернии – на провинции. Каждому из сословий дано некоторое определенное устройство. Определенный образовательный ценз был признан необходимым для поступления на службу, и, таким образом, являлся обязательным для всего дворянства, которому по воле Петра приходилось всю жизнь посвящать службе государственной – военной или гражданской. Этим же была вызвана необходимость и в организации школ, как начальных и образовательных, так и специальных, и только при Петре всем сословиям одинаково был открыт доступ к образованию.

Наряду с этими важными государственными преобразованиями, Петр успел создать в России сильную, постоянную армию, обученную регулярному строю, и флот, который еще при его жизни заявил о себе громкими победами. Обратив внимание на положение государственных финансов, Петр сумел увеличить государственные доходы и всеми силами старался изыскать новые источники их приобретения, заботился о развитии промышленности и торговли, поощрял частную предприимчивость, прокладывал в государстве новые пути сообщения, сухопутные и водные, сам вникал во все мелочи городского порядка, благоустройства и общественной безопасности. Важная перемена была произведена Петром и в семейной жизни русского народа – он положил конец затворничеству русской женщины и ввел ее в общество, чем в значительной степени способствовал общему смягчению нравов.

Одним словом, Петр вывел Россию на новый путь развития и сближения с Европой настолько смело и твердо, дал такой сильный толчок развитию русской жизни в этом направлении, что уже никакими усилиями нельзя было вернуть русский народ к прежним допетровским порядкам и прежним воззрениям.

Сподвижники Петра

Немало способствовало успешному проведению в жизнь преобразований Петра Великого то обстоятельство, что он сумел окружить себя людьми, горячо ему преданными и твердо убежденными в пользе преобразовательной деятельности государя. Великий реформатор России постепенно создал вокруг себя круг сподвижников, отчасти – из тех иноземцев, которые окончательно поселились в России и всю жизнь свою посвятили своему новому отечеству. Среди этих новых людей были выдающиеся деятели, умные талантливые, великолепно образованные. В их числе были и проповедники, и воины, и государственные деятели. Из проповедников особого внимания заслуживает Феофан Прокопович, образованнейший богослов и остроумнейший писатель, который в своих проповедях и сочинениях разъяснял важнейшие государственные мероприятия Петра. В числе сподвижников Петра, ведущих свое происхождение из старинной русской знати, первое место занимал фельдмаршал граф Борис Петрович Шереметев, братья – князья Голицыны, Дмитрий и Михаил Михайловичи, князь Куракин и знаменитый русский дипломат Бестужев. Из низших слоев общества происходили три выдающихся деятеля: Шафиров, Ягужинский и Меншиков. Первый вышел из подьячих Посольского приказа и достиг высших государственных должностей. Ягужинский происходил из торгового сословия, а впоследствии, при учреждении Сената, был первым его генерал-прокурором. Меншиков был в ранней юности простым разносчиком, затем поступил в «потешные» полки юного царя Петра, понравился ему, заслужил его доверие и быстро достиг высших почестей, княжеского достоинства и первостепенного государственного значения. Как человек умный и необычайно способный, Меншиков действовал с равным успехом и на гражданском, и на военном поприще (Петр был ему в значительной степени обязан Полтавской победой) и после кончины Екатерины I был некоторое время даже правителем государства, в период несовершеннолетия Петра II.

Сподвижники Петра:

Граф Ф. А. Головин. Граф Б. И. Шереметев. Светлейший князь А. Д. Меншиков. Граф Брюс. Граф Г. И. Головкин.

Семья Петра. Его наследники

В своей семье Петру довелось пережить тяжелые испытания. После развода со своей первой супругой еще в ранней молодости (после возвращения из первой поездки за границу), Петр не имел возможности, среди постоянных тревог и забот, заняться воспитанием своего сына, царевича Алексея Петровича. Люди, окружавшие царевича в юности, были враждебно настроены против Петра и сумели внушить царевичу свою нелюбовь к Великому Преобразователю и его деятельности. Царевич постоянно занимал по отношению к отцу пассивную оппозицию, уклонялся, по возможности, от участия в государственных делах, и, наконец, решился даже вступить в открытую борьбу с отцом. Он бежал за границу, ко двору германского императора Карла VI, и отдался под его защиту. Петр сумел вернуть сына в Россию и поступил с ним чрезвычайно сурово: предал его суду, состоящему из высших сановников государства, которыми царевич был приговорен к смертной казни, но он скончался раньше исполнения приговора от тех волнений и нравственных мучений, которые перенес во время розыска (26 июня 1718 г.).

От второго брака Петра не осталось наследников мужского пола: права наследования престола перешли сначала к его внуку, Петру II, а потом к его дочерям, Анне и Елизавете.

 

 

Предыдущая статья:Война за Испанское наследство и Утрехтский мир Следующая статья:Европейские государства после заключения мирных договоров и до вступления на королевский престол Пруссии Фридриха II
page speed (0.0119 sec, direct)