Всего на сайте:
148 тыс. 196 статей

Главная | История

Войны на Востоке. (200–168 гг. до н. э.)  Просмотрен 186

  1. Двадцатилетняя и междоусобная войны. — Война с союзниками и полное единение Италии. Сулла и Марий: первая война с Митридатом; первая междоусобная война. Диктатура Суллы
  2. Начало гражданских смут в Риме, вызванных попытками реформ Тиберия Семпрония и Гая Семпрония Гракхов. — Война с Югуртой. — Кимвры и тевтоны
  3. Смуты и борьба после смерти Цезаря. — Второй триумвират. — Восстановление и утверждение единовластия Октавианом Августом
  4. Царство Александра Великого
  5. Персидские войны. 500–479 гг. до н. э
  6. ГЛАВА ПЕРВАЯ 2 страница. Гора Эрикс, ныне Сан-Джулиано Важнейшим условием мира была уступка..
  7. Внутренний и внешний рост Римской республики до законодательства Лициния (510–367 гг. до н. э.)
  8. Основание Персидской монархии
  9. ГЛАВА ПЕРВАЯ 4 страница. Таким образом, для Рима непосредственная опасность войны окончательно..
  10. Первый триумвират: консульство Цезаря. — Галльская война: Помпей в Риме. — Лукская конференция. — Поход Красса против парфян. — Распадение триумвирата и новая междоусобная война
  11. Императоры III в., до Диоклетиана. — Начало и успехи христианства и первые преследования. Поступательное движение германцев
  12. Веспасиан и дом Флавиев. — Процветание Римского государства в течение столетия с 70 г. н. э. до смерти Коммода

ГЛАВА ВТОРАЯ

Войны на Востоке. (200–168 гг. до н. э.)

Эта громаднейшая война, доведенная после 18-летнего периода борьбы до благополучного конца, не принесла продолжительного мирного периода, как этого можно было ожидать. Но если мир и был нарушен, то вовсе не потому, как это часто представляют историки, что римскому сенату и народу тотчас после уничтожения карфагенского могущества вздумалось произвольно перенести свое победоносное оружие по ту сторону Адриатического моря. Там были у римлян, вследствие сцепления особых обстоятельств, еще со времен иллирийской войны, даже еще со времен Пирра, союзники, да и вообще весь восточно-европейский мир с той поры постепенно вступил в область политики римского сената.

Восточные дела

Между тем как Пирр был занят своим причудливым предприятием на Западе, на Грецию и Малую Азию обрушилось большое хищническое нападение галлов, отражением которого эпирский царь мог бы приобрести себе гораздо более почетную славу, чем своим походом в Италию. Сын первого Птолемея, Птолемей Керавн, следовательно, египетский принц, тогда (280 г. до н. э.) правивший Македонией, был убит в войне с галлами. Затем они разлились по всей Греции, где им могли противиться только укрепленные города; их грабежи были главным образом обращены на святилища, и, ограбив все, что им было доступно, они направили свой опустошительный набег на Азию, где царские резиденции сулили еще большую добычу. Здесь они наткнулись на сирийское войско, и Антиох I нанес им жестокое поражение. Некоторой части галлов удалось осесть в одной из внутренних областей Малой Азии, которая получила от них название Галатии. Впрочем, они и там продолжали свое военное бродяжничество, только в другой форме: как наемники в войске различных правителей этих малоазийских областей.

Общее положение дел в восточном мире, конечно, ненадолго изменилось от этого хищнического набега. Там объединились и выделились три больших государства: Египет, Сирия и Македония. Великим несчастьем для спокойствия Востока было то, что все эти страны когда-то, при Александре Великом, составляли одно царство. Благодаря этому обстоятельству, и т. к. они притом не были устроены на основе какой-нибудь одной национальности, в каждом из государей этих еще юных династий постоянно поддерживалось влечение к приобретению земель, к расширению своего могущества, и, сколько возможно, к восстановлению единой великой монархии Александра. Менее всего это мелочное честолюбие проявлялось в египетских государях, благодаря самостоятельному положению страны и весьма разумной решимости первого правителя из династии Птолемеев. В противоположность Птолемеям, это честолюбие было естественным свойством македонских и сирийских государей, которые до некоторой степени имели право смотреть на себя как на наследников притязаний Александра. Из Македонии Александр некогда направился в свои завоевательные походы; центром и главным местопребыванием Александра в Азии были именно те страны, которые теперь находились во власти Селевкидов. Для римской политики особенно важна была та судьба, которая ожидала Грецию, подобно Италии еще сохранившую республиканское устройство среди этих трех могущественных государств.

Македония и Греция

Там проявились новые политические коалиции. В Средней Греции Афины давно уже утратили свое руководящее политическое положение, но их значение в области искусства и литературы по-прежнему было весьма важно, и среди общей военной сумятицы здесь один за другим чередовались главы философских школ, преимущественно по двум главным направлениям — платоновскому и аристотелевскому. Среди непрерывной работы духа здесь развились два мировоззрения, весьма важных для истории человеческого духа: школа Эпикура и школа Зенона.

Эпикур. Париж, Лувр.

Зенон из Катиона. Статуя из Капитолия. Зал гладиаторов. Рим.

Первая из них направляла взгляд человека от общественных и государственных дел к частной жизни, и стремление к счастью объясняла внутренней гармонией души. Вторая, прозванная стоической (от того Пестрого Портика — Stoa Poikile, в котором Зенон преподавал свое учение), побуждала человека к более мужественной мудрости, к разумному представлению об общих жизненных вопросах, к практическому осуществлению философии в государстве и в обществе. Мировоззрение Эпикура более соответствовало современному положению Афин. Вместо этого важного древнего центра, во время войн против Антипатра и позднее против галлов, выдвинулась такая страна, которая прежде была вовсе незаметной — Этолия. Население Этолии, страны, заброшенной в горах и лежавшей в стороне от главных центров, сохранило в значительной степени древнюю грубость нравов и свежую, воинственную силу былого времени. Поэтому и сам Этолийский союз, который вел свое начало от древнейшего периода, по своему составу был демократическим. В Ферме, самой северной части Этолии, ежегодно собиралось народное собрание и избирало союзных чиновников, стратега и его помощника, гип-парха, государственного секретаря и совет апоклетов. К этому издревле установившемуся центру вскоре примкнули другие города и области, преимущественно те, которым наиболее угрожала Македония. После кончины Пирра Эпирского этолийцы вступили в союз с его сыном, Александром, против нового македонского правителя — Антигона Гоната, и отныне этолийский союз был постоянной точкой опоры, постоянным союзником всех стремлений, направленных в Греции против македонской гегемонии.

Ахейский и Этолийский союзы

Точно так же сложились дела и в Пелопоннесе. И здесь, рядом с древним главенствующим государством — Спартой, давно уже утратившим свое значение, — возросла новая сила из государства, некогда бывшего незаметным. Города северо-западной узкой береговой полосы Ахайи изгнали македонские гарнизоны (ок. 280 г. до н. э.), постепенно возобновили старые связи, и дважды в год их выборные собирались на совещание в Эги. Внутренний строй этих городов сложился подобно строю городов Этолийского союза.

Дидрахма Этолийского союза.

АВЕРС. Голова юноши.

РЕВЕРС. Юноша, опирающийся на суковатую палку, держащий под левой рукой меч и поставивший ногу на скалу. Надпись по-гречески: «ЭТОЛИЯ» и две латинские буквы «Nl», начало имени магистрата.

Эта федерация, Ахейский союз, приобрела более видное значение с тех пор, как к нему примкнул город Сикион на востоке полуострова (251 г. до н. э.). Это присоединение несомненно было заслугой некоего Арата, еще совсем молодого человека, по происхождению принадлежащего к одному из знатных сикионских родов. Он-то и сверг тирана, опиравшегося на Македонию. В Арате воплотилось особого рода честолюбие этой новой державы, какое проявлялось на древней почве мелких государственных интересов.

Драхма Ахейского союза.

АВЕРС. Голова Зевса.

РЕВЕРС. Непонятный символ под крестовидной монограммой «Х», т. е. АХ — Ахейский союз. Надпись по-гречески: «ТЕСЕЙ» — имя магистрата.

Когда Арат был избран в стратеги, он сумел, кроме других городов, присоединить к союзу важный г. Коринф, после того как внезапно овладел его цитаделью, в которой еще находился македонский гарнизон (243 г. до н. э.). И Афины тоже склонились к этому союзу, т. к. тщеславие афинян, заменившее у них древнюю и вполне основательную гордость, не дозволяло им примкнуть к Этолийскому союзу. И вот в такой же степени, в какой Этолийский союз враждебно относился к Афинам или к Фивам, в такой же и Спарта не ладила с Ахейским союзом. В Спарте некоторые великодушные мечтатели или патриоты в духе новой стоической школы, царь Агис (242 г. до н. э.), а 15 лет спустя после того, как он погиб в борьбе с древней олигархией и древним эфоратом, несколько успешнее Агиса, царь КлеоменIII (226 г. до н. э.) — пытались восстановить древнее государство Ликурга. Они прежде всего устроили погашение долгов и произвели новый передел земель, думая привлечением периеков к политической жизни обновить стареющую олигархию и в то же самое время восстановить древнеликурговскую выдержку и строй жизни. Это пришлось по душе множеству всяких обездоленных не в одной только Лаконии. Клеомен стал повсюду популярным и своим политическим значением угрожал превзойти Арата, политического вождя Ахейского союза. Дело дошло до войны, но оказалось, что Арат не мог тягаться с Клеоменом в воинском искусстве. Тогда он решился на прием, весьма обычный среди современных ему государственных деятелей Греции: он отрекся от своего прошлого и призвал македонцев на помощь. Акрокоринф был им передан опекуну несовершеннолетнего царя Филиппа V Антигону Досону, и в Селасийском ущелье Клеомен потерпел поражение в битве с многочисленным македонским войском (221 г. до н. э.). С немногими приближенными он удалился в Египет, к царю Птолемею III Эвергету, который был расположен к его брату Гераклиту. Но Эвергет умер вскоре после этого, а лица, окружавшие нового царя, Птолемея Филопатора (221–205 гг. до н. э.), отнеслись к спартанским беглецам недоверчиво. Их положение при египетском дворе показалось тяжким, недостойным и безнадежным — и они все сами наложили на себя руки (219 г. до н. э.). В Спарте же в это время правил жестокий царь Ликург, под непосредственным влиянием Македонии и надзором восстановленных эфоров.

Слева направо:

Клеомен III. Серебряная тетрадрахма, приписываемая Клеомену III, царю Спарты. Птолемей IV Филопатор. С его тетрастатера.

Птолемей V Эпифан. С его золотой тетрадрахмы.

Сирия. Египет.

Таким образом, Македония явилась во главе всех государств Греции; в Азии же после смерти Птолемея Эвергета Сирия стала могущественнейшим из всех государств. Здесь Селевку III в 222 г. до н. э. наследовал Антиох III, в высокой степени обладавший честолюбивой алчностью приобретения и захвата земель. Однако при первом его походе против Египта ему не повезло: при Рафии, между Газой и окраиной пустыни, защищающей границы Египта от вторжений, в самый год битвы при Тразименском озере его войско потерпело поражение. Зато ему удалось в малоазиатских владениях около Тигра и Евфрата твердо обосновать свое влияние и значение. Даже по ту сторону восточно-азиатских гор, на берегах Инда, он побывал со своим войском, и эта воинственность Селевкидов являлась у них как бы общей чертой характера. Но Антиох этими походами не удовольствовался: он решился вновь приняться за выполнение обширных планов родоначальника его династии Селевка Победоносца, и когда в 205 г. до н.

э. умер Птолемей IV Филопатор, он задумал воспользоваться малолетством его наследника, Птолемея V Эпифана и возобновить нападение на Египет. С этой целью он вступил в союз с Филиппом V Македонским (с 221 г. до н. э.) — таким же беспокойным честолюбцем, как и он сам.

Филипп V, царь Македонии. С его монеты.

Рассказывают, что он весьма недружелюбно относился к союзу с Ганнибалом. Кажется даже, что ему не хотелось действовать заодно с пунийцами, торжества которых он боялся не менее, чем торжества римлян. Когда в 205 г. ему удалось заключить с римлянами мир и не особенно почетно выпутаться из этой войны, он стал подумывать о том, чтобы обеспечить свое положение с восточной стороны. И вот у Хиоса он вступил в битву против египтян и их союзников (пергамского царя, младшего среди малоазийских государей, и родосцев, которые образовали нечто вроде морского союза из нескольких прибрежных и островных городов), разбил их и завладел прибрежной малоазийской страной Карией, которая тогда принадлежала Египту. Антиох сражался не менее успешно. Вероятно, целью этого союза обоих государей до некоторой степени было желание вытеснить римлян с тех позиций, которые были ими заняты по эту сторону Адриатического моря. Оборот, который приняла великая римско-пунийская война, был очень неблагоприятен для Филиппа; его коварная и ничтожная политика проявилась достаточно ясно и в том, что македонские войска, хотя и не царем непосредственно посланные, сражались в рядах карфагенян в битве при Заме.

Римляне и Филипп

У римлян тем временем были развязаны руки, и вся Италия, после решительной битвы при Метавре избавленная от непосредственной военной опасности, успела до некоторой степени вздохнуть. Весь запад, Сицилия и другие ближайшие острова, и сама Испания — были в их руках; в Италии приходилось еще бороться с галлами, которые в отчаянной, последней борьбе беспрерывно хватались за оружие. Но эта борьба не могла уже задержать развития сил римского государства. На войну обоих царей-союзников против Египта римляне смотрели со стороны, но не равнодушно. С египетским двором, с царем небольшого Пергамского государства, с морским союзом родосцев, равно как и с большей частью греческих городов у римлян давно были завязаны дружественные связи. Однако сенат и не думал воевать одновременно с обоими царями — Филиппом и Антиохом — и поступал весьма осторожно, хотя и твердо решил не допускать дальнейшего распространения могущества Филиппа. Ему не могли извинить того, что он в самую тяжкую для Рима годину без всякого повода к войне вступил в союз с Ганнибалом на погибель Рима.

Тотчас после окончания пунической войны римские послы явились в лагерь Филиппа перед Абидосом и предложили ему нечто вроде ультиматума: возвращение всего, что было отвоевано у Египта, третейский суд по вопросу о вознаграждении родосцев и пергамского царя за военные убытки, прекращение всяких наступательных действий против греческих городов.

Тетрадрахма Абидоса.

АВЕРС. Погрудное изображение Артемиды.

РЕВЕРС. Орел и факел в окружении лавровых ветвей; надпись по-гречески: «АБИДОС ДИОНИСИЙСКИЙ».

Царь уклонился от прямого ответа, но вторжение в аттическую область македонского войска, вызванное враждебными действиями афинян против акарнанцев, союзников Македонии, привело к разрыву с Римом.

Вторая Македонская война

В сенате объявление войны было уже делом окончательно решенным. Но не совсем легко было получить на это согласие граждан, которые теперь уже имели формальное право произносить решающее слово в вопросе о войне и мире. Уже с 241 г. до н. э. Сервиева форма центуриатных комиций была преобразована в демократическом смысле. Разделение по центуриям было так связано с разделением по округам или трибам, что каждая из 35 триб стала содержать в себе по 10 центурий, и из пяти достаточных классов в ней всякий раз участвовали представители двух классов — одного из старейших и одного из младших; центурии всадников уцелели, но они прежде всех других утратили важное право подачи голосов, которое по жребию стало теперь переходить к одной из центурий первого класса. Таким образом, перевес знати был нарушен; в ее безусловном распоряжении осталась только одна пятая часть голосов. Но и само значение этих собраний гражданства в силу изменившихся политических обстоятельств, которые бывают сильнее всяких форм внутреннего устройства, в значительной степени умалилось. А для этих обстоятельств форма первоначальных собраний, в которые землепашец призывался от плуга, а ремесленник от своего верстака, давно уже оказывалась непригодной. Всей внешней политикой ведал теперь сенат, в котором заседали люди сведущие, а в их среде держалась передаваемая от отца к сыну, как дорогое наследство, государственная мудрость, служившая непоколебимо твердой основой при обсуждении дел. К тому же, среди сенаторов всегда могли найтись люди, по личному опыту и наблюдению знакомые с иноземными странами, о которых шла речь. Так вот и на этот раз при вторичном созыве комиций сумели добиться от них объявления войны Филиппу Македонскому, для которой не было недостатка в поводах, и даже весьма веских. Лучшим из них было соображение, которое послужило основанием внешней политики римского сената: оборона угрожаемых иноземными вторжениями частей италийской территории при посредстве занятия береговых областей в соседних странах, — политика, которая повела римлян далее, нежели они первоначально могли предполагать (200 г. до н. э.). Походы 199 и 198 гг. до н. э. не привели ни к какому результату. Только уже консулу Титу Квинкцию Фламинину, быстро добившемуся высших должностей (ему едва ли было 30 лет), удалось дать войне благоприятный оборот и на некоторое время привести греческие дела в сколько-нибудь удовлетворительное положение.

Тит Квинкций Фламинин.

Со статера, отчеканенного в Македонии, после превращения ее в провинцию Римской республики.

Долгое время оба войска стояли друг против друга в долине реки Аой в Эпире. Эпирский князек указал, наконец, римскому консулу путь для обходного движения, и Филипп отступил в Македонию. Зимой начались переговоры, затем царь съехался с римским проконсулом и его союзниками-греками в г. Никее, при Малейском заливе. Обусловлено было перемирие. Македонские послы отправились в Рим. Но оказалось, что они не были уполномочены согласиться на безусловное отречение от вмешательства в дела Греции, которую Филипп держал в руках, занимая в ней три важные крепости — Коринф, Халкиду на Эвбее и Деметриаду при Пагаситском заливе. Потому с весны 197 г. до н. э. война была возобновлена. В самом сердце Фессалии, к северу от г. Скотуссы, там, где возвышается ряд холмов под названием Киноскефалы, последовало решительное столкновение между древнемакедонским и римским военным искусством — между фалангой и легионом. Битва, к которой в тот день не готовилась ни та, ни другая сторона, была Филиппом проиграна; с римской стороны особенно отличилась этолийская конница. Филипп, не лишенный способности верно оценивать действительность, не пытался противостоять судьбе. Он принял предложения, которые были ему сделаны еще на никейском съезде. Они были достаточно суровы: отречение от всех внемакедонских владений — в Греции, Фракии, Малой Азии и на островах, сокращение войска до 5-тысячного состава, военного флота до пяти кораблей, уплата тысячи талантов контрибуции… Но он все же остался македонским царем. При этих средствах македонский царь не мог быть опасен ни для римлян, ни для их союзников. Последние (особенно представители Этолийского союза) в своей близорукой ненависти потребовали было уничтожения македонского царства; римский проконсул очень разумно ответил им, что уничтожением Македонского царства они сами откроют свою границу вторжениям северных варварских народов, а в ответ на неискусные и неразумные речи греческих ораторов строго заметил: «Нечего шуметь там, где надо дело говорить!»

Мир. Приведение греческих дел в порядок

Греческие дела были улажены Фламинином в сообществе с комиссией из десяти мужей, присланных в его распоряжение сенатом. Сам он принадлежал к младшему поколению римских государственных людей, выросших под влиянием эллинского образования и одушевленному идеалами свободы в этом древнеэллинском смысле. В Риме не собирались прибирать Грецию непосредственно к рукам, и в римском сенате прекрасно понимали, что греки нужны Риму только как союзники, что нельзя Риму обойтись без той нравственной силы, которая все еще исходит из этих древних городов. Поэтому все и сходились в том мнении, что Греция должна быть и автономна, и свободна, и на истмийских играх 196 г. до н. э. об этом торжественно заявили собравшимся на празднество грекам. Непомерные рукоплескания были наградой тому гарольду, который возвестил эту радостную весть, и признательность к римскому проконсулу, к римскому сенату, к римскому народу была безгранична. Но еще один важный вопрос оказывался неразрешенным: выведут ли римляне свои гарнизоны из трех главных крепостей — Акрокоринфа, Халкиды и Деметриады, — где прежде были македонские гарнизоны? Разрешение этого вопроса представлялось тем более насущным, что еще никто наверняка не знал, возможно ли будет избежать войны с Антиохом, азиатским царем, с которым уже в течение некоторого времени шли переговоры о разных важных вопросах. Но и этот вопрос был разрешен в духе Фламинина и полной свободы Эллады.

Пелопоннесские монеты.

Коринф (слева). АВЕРС. Голова Паллады. В поле бородатая головка — монетный индекс, характеризующий эмиссию.

РЕВЕРС. Пегас, под ним «коппа» — инициал Коринфа; этим знаком клеймили породистых лошадей.

Ликург (справа), спартанский законодатель. Серебряная монета Спарты. Портрет, конечно, полностью традиционный.

Тетрадрахма Аргоса.

АВЕРС. Гера в диадеме.

РЕВЕРС. Коровья голова, украшенная ленточками, между двух дельфинов. Надпись по-гречески: «АРГОС».

Оставалось еще только одно доброе дело в Пелопоннесе: восстановленное в Спарте под надзором эфором царское достоинство должно было уступить место господству тиранов из военных наемников. Второй из подобных тиранов, Набис, жестоко правил в знаменитом древнем городе, да еще присвоил себе во время войны город Аргос, который по решению только что заключенного мира должен был принадлежать Ахейскому союзу. Сильное войско было собрано для того, чтобы вынудить этого тирана к повиновению, и тот своим дерзновенным способом действий довел дело до величайших крайностей; тем не менее, Фламинин оставил его владеть самим городом и только тем сделал его безвредным, что всех потерпевших от его насилий в качестве «свободных лакедемонян» поселил на той же территории, которая вслед за этим вместе с Аргосом была присоединена к Ахейскому союзу.

До следующего 194 г. до н. э. Фламинин оставался в Греции. Он собрал выборных от всех городов на собрание в Коринфе, где и возвестил им об очищении крепостей и как бы извинялся в том, что обстоятельства вынудили его оставить тирана в Спарте. Затем, по свидетельству Ливия, в весьма внушительной речи он советовал присутствовавшим относиться к свободе с умеренностью и всеми силами поддерживать единодушие. На глазах у всего собрания выборных римский гарнизон вышел из крепости вместе с проконсулом, который тотчас же вместе со своим войском отплыл в Италию. Он увез с собой на родину некоторое число римских граждан и союзников, которые во время войны с Ганнибалом попались в плен и были проданы в Грецию, в рабство, а ныне были всюду разысканы греческими городскими общинами и отпущены на волю. Они составляли лучшее украшение того триумфа, которым по возвращении в Рим был удостоен победитель при Киноскефалах.

Положение дел в Риме

Итак, новый порядок, установленный в Греции миром 201 г. до н. э., по-видимому, был обеспечен. Тот же порядок в Сицилии давно уже оказывался вошедшим в плоть и кровь населения. Только в Северной Италии, в Испании и на промежуточных станциях, Корсике и Сардинии, еще встречались некоторые затруднения. В 200 г. до н. э. в долине По еще раз было поднято восстание бойями и инсубрами, и к ним присоединились жившие на северо-западном побережье лигурийцы и даже до того расположенное к римлянам кельтское племя ценоманов. Один из карфагенских военачальников, Гамилькар, играл при этом видную роль, и только в 196 г.

до н. э. после разных военных случайностей римлянам не без труда удалось справиться с восстанием. Кельтам по ту сторону реки По было оставлено их старинное внутреннее устройство, и только были приняты меры к тому, чтобы никакие дальнейшие переселения из Трансальпийской Галлии не были более допущены. Собственно границей римского государства с этой стороны был южный берег реки По, и население Италии стало быстро перенимать нравы и усваивать язык победителей. Когда же в 191 г. до н. э. среди бойев исчезли всякие признаки сопротивления Риму, страна была окончательно закреплена основанием колоний — Бононии, Мутины, Пармы и других — и проведением дальнейших военных дорог. Борьба с лигурийцами — храбрым, но бедным народом, жившим в горах около Генуэзского залива, и против диких племен, живших внутри Сардинии и Корсики, представляла своего рода полигон для упражнения войск, а отчасти и легкий путь к триумфам для полководцев из знати. Впрочем, как и Сицилия с 241 г. до н. э., Италийская Галлия, Сардиния, Корсика и часть Испании, находившаяся под властью римлян, получила провинциальное устройство. На Пиренейском полуострове были образованы две провинции (в 205 г.), из которых одна, в долине реки Ибер, захватывала Арагон и Каталонию, другая же — земли, отвоеванные у Карфагена: Мурсию, Валенсию, Андалусию и Гранаду. Здесь римская власть с первого же раза нашла себе поддержку у прибрежных греческих городов-колоний, которые, со своей стороны, приобрели в глазах римлян значение благодаря крупному недостатку — полному отчуждению от туземцев. Туземцы не высказывали склонности отказываться от своей независимости и относились к грекам с пренебрежением, и подобные условия жизни вызывали до некоторой степени необходимость присутствия значительной воинской силы. С 197 г. до н. э. в обеих испанских провинциях пришлось бороться с восстаниями, и лишь консулу 195 г. до н. э. Марку Порцию Катону, который, как истый римлянин, умел соединять воинственную энергию с храбростью и обеими пользоваться в управлении честно и справедливо, — удалось, наконец, прекратить войну и установить мир на более долгое время в стране, которой нелегко было управлять.

Антиох III, царь сирийский

Так и на Востоке, и на Западе дела были доведены со славой до конца, и Катону, как и Фламинину, был устроен почетный триумф при возвращении в Рим. Однако великие решения судеб проявились слишком быстро, внешний вид мира в течение всего каких-нибудь 40 лет изменился, чтобы цари и народы, застигнутые так нежданно этим новым порядком, покорились ему навсегда, без недовольства, и не надеялись бы втайне вернуться к прежним порядкам. Всюду — в Карфагене и в Пелле, в Испании и в Греции — все представляли себе, что римское господство установилось не вполне непоколебимо. Взоры всех врагов Рима обратились ко двору сирийского царя Антиоха III, с которым уже издавна велись оживленные переговоры, касавшиеся положения этого царя в Европе, его крепости Лисимахии во Фракии и отношения к нему греческих малоазийских народов, находившихся в пределах сирийской монархии.

Статер Антиоха III (слева).

АВЕРС. Голова Антиоха III в диадеме.

РЕВЕРС. Аполлон, сидящий на омфале («пупе Земли»). Надпись по-гречески: «ЦАРЬ АНТИОХ» и монограмма.

Римляне относились к этим переговорам с некоторым сомнением и имели на то основания, т. к. положение Греции представлялось им далеко не удовлетворительным.

Положение Греции

Главная причина недовольства римлянами в Греции заключалась в том, что римская политика, как некогда в Италии, так и теперь в Греции, всюду на первый План выдвигала аристократический элемент, имущий, что обозначало в то же время и предпочтение Ахейского союза всем остальным элементам Греции. Это вызвало недовольство среди многочисленной демократической партии, и демократы нашли себе поддержку у руководителей Этолийского союза и полную возможность весьма необузданно выражать свое недовольство на этолийских съездах и других народных собраниях. Жажда этолийцев к военной наживе не была удовлетворена при заключении мира Фламинином, т. к. они все же предполагали, что честь победы, одержанной над македонянами при Киноскефалах, принадлежит главным образом им, а не римлянам (так гласит современная эпиграмма), и эти громкие слова вызывали здесь, на греческой почве, воспоминания об отдаленном великом прошлом. К этому еще прибавилась ненависть против прямого соперника этолийцев, Ахейского союза — ненависть, которую и тот тоже вполне разделял, и эта ненависть злобно высказывалась и развивалась в самых необузданных речах как с той, так и с другой стороны. Стратег этолийцев Фоант и был оратором и первым дипломатом той партии, которая при помощи азиатского царя сулила Греции доставить вместо римской полузависимости истинную свободу.

Тетрадрахма Афин (вверху).

АВЕРС. Голова Афины Поллады.

РЕВЕРС. Сова, посвященная этой богине, на вазе; в поле — кадуцей и монетный индекс. Начало имени Афины по-гречески и три имени городских чиновников.

Тетрадрахма Этолийского союза.

АВЕРС. Голова Геракла.

РЕВЕРС. Фигура в петасе (дорожной шляпе), с мечом и копьем, сидящая на щитах с монограммой; возможно, олицетворение Этолии. В поле, вероятно, дельфийский треножник. Надпись по-гречески: «ЭТОЛИЯ».

Лондон, Британский музей.

И другой деятель, поважнее Фоанта, явился при римском дворе в Эфесе: победитель при Каннах, побежденный при Заме Ганнибал. После заключения мира он приобрел в своем родном городе величайшее значение, т. к. человек с его умом и способностями нигде не мог быть второстепенным. Каким образом и в какой именно форме добыл он это значение и влияние, можно составить только весьма неопределенное понятие, т. к. нет возможности поглубже заглянуть во внутренний мир Карфагена.

Тетрадрахма Эфеса (справа).

АВЕРС Пчела между двумя первыми греческими буквами из названия города.

РЕВЕРС. Изображенный до половины олень, лежащий за пальмой. Пчела часто встречается на монетах греческих городов. Она была символом хорошо организованного полиса либо колонии — «отроения» метрополии.

Ясно только, что аристократическая партия в Карфагене, издавна враждебная роду Баркидов, не одобрявшая последней войны с Римом и вместе с тем виновная в ее несчастном исходе, не упускала случая и самих римлян возбуждать против своего противника. Напрасно Сципион старался в Риме противиться мелочным преследованиям, направленным против великого человека, принимая их как бы за личное оскорбление себе. Не он ли сам, этот Сципион, доказал, что Ганнибала в случае нужды можно одолеть и в открытом поле! Но нет, его не послушали: римское посольство было отправлено в Карфаген, и Ганнибал счел уместным покинуть свой родной город, чтобы избавить его от позорного произнесения договора о выдаче или об изгнании Ганнибала по римскому приказу. Он отправился к царю Антиоху, и это главным образом ускорило начало войны. Где находился Ганнибал, там, конечно, затевались против Рима громадные планы — так думали римляне.

Ганнибал у Антиоха

Война против Рима только тогда могла бы иметь какой-нибудь смысл, когда удалось бы соединить воедино все элементы, враждебные римскому могуществу в тогдашнем политическом мире, и когда притом великому пунийцу выпала бы на долю главная роль — если бы в его руках были сосредоточены все нити подобной коалиции. План его, насколько о нем имеются сведения, главным образом был основан на высадке в Италию, с которой были соединены всякие предварительные условия, и каждое из этих условий имело свои особые трудности. Первой из всех подобных трудностей была, конечно, та, что сам царь Антиох должен был быть совсем иным человеком. Он же был настолько мелочно тщеславен, что не способен был поступиться своим высоким царственным положением и уступить первую роль пунийскому беглецу. Второй трудностью была необходимость принимать быстрые решения, а Антиох именно к таким быстрым решениям был положительно неспособен.

Война против Антиоха. 191 г.

Война или, лучше сказать, вступление к войне началось с нападения спартанского тирана Набиса на области Ахейского союза. Еще раз попытались римские послы, и сам Фламинин при этом присутствовал, успокоить необузданные умы на одном из народных собраний Этолийского союза. Но и сам Фламинин ничего не мог поделать против пышных обещаний царских посланцев и хвастливого ораторства Фоанта. Было принято решение, по которому царь Антиох призывался в Грецию как ее освободитель и как третейский судья между этолийцами и римской республикой, и когда римский государственный деятель потребовал копию с этого решения, стратег эталийского союза ответил ему фразой, отлично характеризующей политику этих мелочных людей, более способных на слова, чем на дело: «Мы предоставим вам декрет этолийского собрания, когда раскинем наш стан на берегах Тибра» (192 г. до н. э.).

Война разразилась, и умеренность римлян, слишком долго длившаяся, была причиной того, что первый акт войны разыгрался еще на европейской почве. В то время, как Фламинин на собрании Ахейского союза в Эгах вступал в словопрения с сирийским послом, убеждая ахейцев остаться верными союзу с Римом, Антиох с весьма незначительным отрядом (всего в 12 тысяч человек) высадился в Птелее, в юго-восточной Фессалии, облеченный, подобно Филиппу или Александру Великому, громким титулом «стратега-автократора» эллинской коалиции. Тогда римляне объявили войну (191 г. до н. э.). Настроение в Риме было возбужденное. Разного рода устрашающие знамения призывали к покаянию, ибо действительно Риму приходилось выступать на новый, необозримый путь, и римские воззрения на наступающие события (римляне тогда еще не вполне успели освоиться с величавой политикой новейшего периода) прекрасно характеризуются тем, что перед началом войны еще могли происходить совещания — не следует ли Риму перед началом военных действий заявить о своих дружественных чувствах к этолийцам и объявление войны направить только лично против царя Антиоха. Наконец фециалы решили, что достаточно будет объявить войну ближайшему посту царских войск.

Рельеф большого фриза Пергамского алтаря. II в. до н. э.

В центре — Афина, держащая за волосы поверженного гиганта. Навстречу Афине летит Ника — богиня победы. Из глубины поднимается Гея и просит пощадить ее сыновей — гигантов.

Битва при Фермопилах

Первое столкновение обеих армий произошло в знаменитой местности Фермопилах. Консул 191 г. до н. э. Марк Ацилий Глабрион явился с войском в Фессалию и направился, вполне обеспечив свой тыл,[56] с севера против Антиоха, который занял позицию позади знаменитого прохода. Битва приняла почти такое же направление, как и 300 лет тому назад, с той только разницей, что теперь нападали римляне.

Монета в честь Ацилия Глабриона.

Головы Гая Цезаря (внука Августа) и его матери Юлии. Вероятно, отчеканена в Африке одним из потомков Глабриона

Утром началась битва, во время которой царские войска постепенно пятились и отступали перед римлянами. Тем временем отряд римского войска под началом испытанного консуляра Марка Порция Катона направился по той старой обходной дороге на вершину Каллидрома, по которой некогда (480 г. до н. э.) было совершено подобное же движение гидарна. По весьма похвальному древнеримскому обычаю Катон примкнул к этому походу в качестве легата, хотя за несколько лет до этого и был в Испании самостоятельным начальником целого консульского войска. Обход и на этот раз увенчался успехом, т. к. этолийский отряд, которому была поручена охрана важных позиций, оказался не более бдительным, чем некогда фокейцы. А чуть только голова римского отряда показалась на высотах, во фланге главной позиции, как царские войска, тем временем уже оттесненные до укреплений, воздвигнутых в ущелье, сочли битву проигранной, и она завершилась поражением. Сам Антиох возвратился в Эфес. Все заявлявшие в Греции свое сочувствие иноземному царю, теперь поспешили выразить свою покорность римлянам. С этолийцами, которые довольно долгое время мужественно защищались в Гераклее, было наконец заключено перемирие, что было нелегко, т. к.

этот горячий народ не хотел повиноваться даже своим собственным властям. Перемирие было заключено на неопределенное время. Окончательно уладить отношения было возможно только после окончания всей войны в Азии.

Битва при Магнесии. 190 г.

Наиболее затруднительная часть войны, которую надо было вести в Азии, еще предстояла Риму. На этот раз были выбраны в консулы на 190 г. до н. э. два человека сципионовской партии — Луций Корнелий Сципион и Гай Лелий — брат и друг победителя при Заме. Первому из них Восток был назначен провинцией, т. к. Публий Корнелий Сципион заявил, что он будет сопутствовать своему брату, в сущности, весьма незначительному человеку, в качестве легата. Но царь Антиох сам облегчил римлянам победу. Он не сумел воспользоваться таким счастьем, как пребывание в его лагере величайшего полководца того времени. Услугами Ганнибала он пользовался только для выполнения второстепенных поручений. Ганнибал, однако, нашел случай выказать царю, что он все еще тот же, прежний Ганнибал: в морской битве при Аспенде, в Памфилии, где ему было поручено командование одним крылом, он поразил неприятеля, хотя битва и была проиграна, потому что другое крыло не выдержало. Но он не имел возможности влиять на решения, принимаемые царем Антиохом. А царь вел войну без всякого плана; он сам добровольно очистил важнейшую из своих позиций в Европе — крепость Лисимахию, господствовавшую над Геллеспонтом, стал предлагать римлянам мир, и когда они, поддерживаемые Филиппом Македонским, двинулись к этому проливу, Антиох уже не имел возможности воспрепятствовать их переправе в Азию.

Бронзовая монета Лисимахии (слева).

АВЕРС. Голова, предположительно, Александра Македонского.

РЕВЕРС. Бегущий лев: надписи по-гречески: «ЛИСИМАХИЯ» и монограмма.

Бронзовая монета Магнесии Ионийской (справа).

Вакх-ребенок, сидящий на мистической цисте: рисунок обрамлен лавровым венком. Надпись по-гречески: «МАГНЕСИЯ, СЕДЬМОЙ ГОРОД ПРОВИНЦИИ АЗИЯ». Монета времен Гордиана III.

Перейдя Македонию, как дружественную страну, римское войско вступило на почву Азии, и теперь уже условия, предлагаемые царем, не могли более удовлетворить римлян. Публий Корнелий Сципион, который, в сущности, и был главным руководителем войска и самих переговоров, дал царю «дружеский» совет[57] заключить с Римом мир «на каких бы то ни было условиях». Действительно, это было лучшим из всего, что можно было придумать, ибо возможность придать войне обширные, величавые размеры, как того хотел Ганнибал, давно уже была пропущена; а растянуть войну надолго, отступая внутрь своих обширных владений, у царя не хватало ни мужества, ни выдержки. Он спешил потерпеть поражение, чтобы таким образом получить возможность поскорее закончить надоевшую ему войну на каких бы то ни было условиях. Римское войско, под предводительством Эвмена, проникло в область Сард, до г. Магнесии, у северного склона Сипильских гор. В многочисленном войске Антиоха были перемешаны греко-македонские и восточные составные части; тут были и фаланги в 16 тысяч человек, рядом с древнеазиатскими воинскими колесницами, которые не могли иметь никакого значения в битве против правильно организованного римского войска. Победа досталась римлянам очень дешево. И когда она склонилась на их сторону, азиатские элементы войска Антиоха тотчас же подались и вовлекли лучшие составные части в общее поражение. Сам царь бежал в Сарды; вслед за ним рассеялось и все его войско, которое уже по своему составу было неспособно к правильному отступлению. Эта легкая победа — первая, одержанная римлянами на азиатской почве, — тотчас же повела к заключению мира, который был принят царем «на полной воле римлян». Публий Сципион и в данном случае поступил по основному принципу, уже и прежде им высказанному, по которому победа или поражение, в важных вопросах, не могли влиять на решение римского народа. Условия мира были те же, какие еще до битвы были указаны царю. Антиох уступил все свои владения на запад от Тавра и р. Галис, выплатил 15 тысяч талантов за военные издержки, выдал своих военных слонов (значительно повредивших ему в последней битве) и свои военные корабли, кроме десяти, выдал заложников и отказался от всякого вмешательства в дела Запада. Мыс Сарпедон, на южном берегу Малой Азии, был указан ему крайней западной границей, за которую не должны были заходить его военные корабли. Оставаясь царем в своей сфере, в восточном мире, он, с другой стороны, должен был довольствоваться скромным титулом «друга римского народа». Выдачи римского врага, Ганнибала, потребовали у него, кажется, только для соблюдения формальности и для вида.

Мир 189 г. Раздел завоеванных земель.

Римский сенат и назначенная от его имени комиссия при полководцах с великим бескорыстием распорядилась теми обширными земельными приобретениями, которые достались римлянам по этому миру (189 г. до н. э.). К непосредственному обладанию этими отдаленными странами римляне не готовились. Кария и Ликия, прекраснейшие местности на юго-западном малоазийском берегу, были переданы Родосской республике во владение. Эллинские города на берегу Малой Азии от Илиона, который уже был как бы официально признан метрополией Рима, до Милета были объявлены независимыми. Вернейший и полезнейший из римских союзников, царь Эвмен Пергамский, получил в Азии Мизию, Ликию, обе Фригии и в Европе фракийский Херсонес с Лисимахией. Таким образом была создана посредствующая сила между Сирией и Македонией и установлено нечто вроде системы равновесия в восточных странах. Меньшие государства — царство Вифинское, царство Каппадокийское, Галатия — остались прежними. Только царь Филипп Македонский был вознагражден за свою помощь довольно скупо: ему был возвращен г. Деметриада и некоторые соседние местности в Фессалии и Фракии. Ахейцам достался Пелопоннес вместе со Спартой, который им удалось завоевать (после того, как царь Набис пал от руки одного из своих этолийских союзников) при помощи стратега Филопемена — отличного воина. Этолийцы, которые вновь начали было отчаянную войну в своих горах, наконец были усмирены, получили мир на довольно снисходительных условиях, но зато у их правителей и стратегов окончательно было отнято право вступать во внешнюю политику. Римляне приняли в свое непосредственное управление только острова Закинф и Кефаллению. Римский писатель сообщает о речи, которую посол дружественных Афин держал в Риме в защиту этолийцев, и в ней виден ужасающий пример того рода красноречия, которое теперь, в период падения Греции, было обычным явлением. По словам этого оратора, жизнь этолийцев, представлявшая собой вполне спокойное море, вдруг вздулась волнами, когда с одной стороны поднялись два бурных вихря — Фоант и Дикеарх, а с другой стороны — Менест и Демокрит, и возбудили тот ураган, который и произвел крушение народа о скалу Антиох.

Мирный период после 189 г.

По окончании азиатской войны римскому народу, наконец, удалось воспользоваться более продолжительным периодом спокойствия, от 189 до 171 гг. до н. э., в течение которого он мог, по крайней мере, освоиться со своим новым положением, мог переработать впечатления последних десятилетий. По сравнению со страшной войной 218–201 гг. до н. э. результаты последнего десятилетия были достигнуты легко и вполне были способны наполнить сердце народа сознанием его могущества, а правящую аристократию — гордым сознанием такого высокого преобладания, какого до этого времени не удавалось добиться ни одной политической корпорации. В течение последних 18 лет столичное население Рима не менее 17 раз могло наслаждаться зрелищем триумфов, которое, как бы часто не повторялось, все же льстило народному самолюбию. Среди этих триумфов, наряду с вполне заслуженными и блестящими, были, конечно, и весьма сомнительные, как, например, триумф проконсула Гнея Манлия в 187 г. до н. э.;[58] были и такие, о которых происходили весьма горячие споры в сенате, причем неоднократно в триумфе бывало отказано. Однако на утверждение притязаний различных полководцев и на удостоение их чести триумфов смотрели теперь уже далеко не так строго, как прежде, и это доказывается повторяющимися из года в год триумфами над лигурийцами и кельтиберами, т. е. чествованием победы над несколькими деревнями или несколькими кланами, которой нетрудно было добиться. Каждый полководец знатного рода, возвращаясь из подобной незначительной экспедиции, имел право требовать себе этой чести, которая, видимо, начинала постепенно утрачивать свое значение.

Противоречия римской жизни. Катон и Сципион

В этот небольшой период времени, свободный от больших войн, не было недостатка во внутреннем возбуждении. Среди знати было много всяких раздоров и скандалов: древнеримская и новейшая партии боролись между собой, и эта борьба проявлялась в сенате не только при обсуждении всех важных государственных вопросов, но и во всякого рода прискорбных жалобах и процессах. Во главе партии новейшего направления виден победитель при Заме, который, однако, и теперь, как и прежде, не выказывает склонности поднимать голос против сената или опираться на народ. Он занял свое место в сенате — с 198 г. до н. э. был даже первым сенатором(princeps senatus) — и с того времени уже не отделял своих личных интересов от интересов своего сословия. В 194 г. до н. э., будучи консулом, он даже способствовал проведению одной весьма непопулярной новой меры, по которой сенаторам было присуждено отводить особые места на «римских играх». Кроме этой, с его именем не связано никакой сколько-нибудь заслуживающей упоминания политической меры; он был в сущности такой же знатный вельможа, как и многие другие, и отличался от остальных только тем, что в силу своих старых заслуг и при своей новой деятельности (в качестве легата при войне с Антиохом) выказал наклонность пойти дальше буквы существующих порядков. С особенной резкостью и враждебной страстностью выступал всюду против Сципиона и его партии Марк Порций Катон, и по своей природе, и по воспитанию бывший его ярым противником и защитником древнеримских порядков.

Монета Марка Порция Катона Старшего.

АВЕРС. Голова Свободы: надпись no-латыни: «МАРК КАТОН ПРОПРЕТОР РИМА».

РЕВЕРС. Сидящая Виктория. Надпись «ВИКТОРИЯ». Серебряная монета рода Порциев.

Сципион, один из Корнелиев, родившийся в то время, когда почти ежегодно один из представителей этого рода был избираем в консулы, щедро одаренный всякими дарами природы, беспримерно поощряемый счастьем, был баловнем народа, который извинял ему все промахи, избавлял его от соблюдения порядков и форм, которым все остальные должны были безусловно подчиняться. Его противник, Катон, был сыном плебея, землевладельца средней руки, человеком без всяких родовых связей. Внешним преимуществом и украшением его было только железное здоровье. Медленно, с большим трудом поднимался он со ступеньки на ступеньку по служебной лестнице и, проникнув в сенат, присоединился к тем, кто группировался около старого Фабия, как своего главы. При этом он все большее значение приобретал своими несомненными заслугами и твердостью своих убеждений, равно как и тем бесстрашием и беспощадностью, с которыми он их проводил. Так и стояли эти два мужа лицом друг к другу, как представители двух различных эпох: старой и новейшей. Катон, в связи со своим соседом по имению патрицием из рода Валериев, очень рано избрал себе жизненной задачей противодействие всеми силами врывающемуся в Рим с востока греко-азиатскому развращению нравов. В этом духе он провел и консульство, к которому был призван в 195 г. до н. э. вместе со своим другом-патрицием и единомышленником Луцием Валерием Флакком. Но когда в 190 г. до н.

э. он стал добиваться должности цензора, его кандидатура провалилась по интригам Сципионовской партии. В 187 г. до н. э. он нашел возможность отплатить за это и возобновить борьбу против тирании или, как в Риме говаривали, против «царственности» Сципионов. То был один из знаменитейших процессов того времени, который долгое время занимал римское общество: дело в нем шло об укрытых или же неправильно подсчитанных казенных деньгах во время ведения сирийской войны. Двое трибунов подали на это жалобу; в сенате, в народном собрании дело дошло до весьма оживленных сцен, и Катон между прочим также говорил о «деньгах царя Антиоха». Всем известно, как Сципион отразил перед лицом всего народа нападки трибунов, напомнив толпе, собравшейся на форуме, что в тот день праздновалась годовщина битвы при Заме, а потому и предложил народу отправиться вместе с ним на Капитолий и благодарить богов за дарованную ему некогда такую важную для отечества победу. Таким образом, поднятая против него жалоба закончилась почти триумфальным шествием. Однако эта эффектная сцена дела не исчерпала. Брат Публия Сципиона Луций действительно был осужден по этому делу, в котором, с одной стороны, достаточно ясно выказалось слишком легкомысленное отношение к законным порядкам, а с другой — желание преследовать из ненависти и партийных соображений. Наконец это было замято благодаря весьма деликатному вмешательству трибуна Тиберия Семпрония Гракха. Последние годы своей жизни Публий Сципион, расстроенный и больной, провел вдали от Рима, в Литерне (в Кампании), где и скончался в 183 г. до н. э.

Смерть Ганнибала

Рассказывают, что в том же году умер и Ганнибал, нашедший себе последнее убежище у вифинского царя Прусия. Не вполне понятно, что именно побудило римский сенат потребовать от Прусия выдачи своего давнего врага, что заставило его не подождать кончины старика. Предполагают, что это требование было обращено к Прусию под влиянием пергамского царя, который постоянно находился в неприязненных отношениях с Прусием и потому считал для себя пребывание у него Ганнибала неудобным.

Прусий I, царь Вифинии. С его тетрадрахмы.

Настоятельному требованию римского правительства (Фламинин явился к царю с этой далеко не лестной миссией) Прусий вынужден был повиноваться… Однако Ганнибал остался верен своему великому имени и своему делу: в последнюю минуту, когда римские воины уже окружили дом, где он жил, Ганнибал принял яд, чтобы (таковы были его последние слова) «избавить римский народ от его опасений». По свойственной им суетности, греческие писатели, рассказывающие о смерти Ганнибала, добавляют, что в том же году умер и Филопемен, стратег Ахейского союза. Это был здравый и смелый патриот, достойный древних времен, но среди современных мировых событий ему пришлось играть лишь очень скромную роль. Если сравнить двоих действительных соперников, Сципиона и Ганнибала, то без малейшего сомнения можно прийти к выводу, что последний из них сильно превосходит первого. Он посвятил всю свою жизнь, всю свою необычайную силу духа выполнению одного громадного, но все же выполнимого политического замысла: спасти возможное равновесие национальных элементов того времени от неудержимо возрастающего преобладания римской республики. Он был великим воином и в то же время великим государственным человеком, и, неизменно служа высоким политическим задачам, всю свою жизнь провел в заботах и тревогах, полных смысла и значения. Конец его был трагически величав. Сципион же был второстепенным или даже третьестепенным государственным деятелем, и конец его жизни был весьма обыденным.

Год вакханалий. 186 г.

Греко-азиатское развращение нравов, начавшее проникать в жизнь и нравы всех сословий Рима, уже на следующий год после окончания азиатской войны, т. е. в 186 г. до н. э., проявилось в одном угрожающем симптоме — в тайном служении Вакху, сопряженном со всякими ужасами и преступлениями.

Сцена вакханалий. Барельеф из Неаполитанского музея.

Это служение успело распространиться по всему Риму и Италии, когда донос одного вольноотпущенника довел об этом тайном культе до сведения властей. Власти приступили к энергичному расследованию, и оказалось, что во всей Италии этот культ уже был принят более чем 7 тысячами человек. Многие были схвачены и с ними покончили быстрой и суровой казнью. Ужасной бытовой чертой в этой мрачной картине, знакомящей с теневыми сторонами быстро возрастающего римского государства, представляется то, что множество женщин, принимавших участие в этом преступном культе, были переданы для казни в дома их родственников, и только тогда, когда никто из близких не решался исполнить произнесенный над ними смертный приговор, они передавались в руки палача.

Вакх.

Скульптурная группа, найденная на территории Тускула. В правой руке Вакх держит вазу, а левую поднимает над маленькой фигурой на пьедестале, которую Кларак считает Надеждой.

Драгоценный памятник, сохранившийся от этого времени, передает важный правительственный акт сената в его оригинальной редакции.

Римский сенат этим актом запрещал всякие проявления вакхического культа на территории соединенного римского государства под страхом смертной казни. Через 10 дней после опубликования этого акта в отдельных округах всякий след вакханалий должен был исчезнуть. Тем не менее, сенат должен был признать, что в стране, изобилующей виноградниками, этот важный культ не мог быть и даже не должен быть окончательно истреблен. А потому он приказал, чтобы там, где дело шло о действительно священных сторонах культа, о древних изображениях Вакха и Силена, об алтарях, посвященных им, об освященных обычаем жертвоприношениях и т. п. — обо всем этом было дано знать городскому претору и через него получено соответствующее разрешение сената. Указ сената, запрещающий вакханалии, начертанный на медной доске, был в таком виде разослан по всем округам и прибит всюду на видных местах для всеобщего сведения. В 1640 г. нашего времени одна из подобных таблиц была открыта в древней стране бруттиев.

Цензорство Катона н Флакка. 185 г.

Эти бесчинства вакханалий, конечно, были только одним из симптомов многих темных сторон римской жизни. Целительным средством против них являлась строгая и суровая цензорская деятельность, и потому на ближайшие годы были избраны выдающиеся сторонники древнеримских нравов — Марк Порций Катон и Луций Валерий Флакк (185 г. до н. э.). Это цензорство, с его тягостными налогами на роскошь, с беспощадным изгнанием из сената недостойных представителей знати, с его быстро и бесповоротно действовавшими полицейскими мерами надолго сохранилось в народной памяти, точно так же как и отдельные меткие выражения Катона, вроде, например, известного «Погибели обречен город, в котором рыба стоит дороже пахотного вола!» Но это цензорство, конечно, могло коснуться только некоторых, резко выдающихся симптомов быстро развивающегося недуга, но не главного источника его или, вернее, не тысячи его источников.

Царь Персей

Важнейшим внешним событием этого времени была кончина царя Филиппа Македонского, последовавшая в 179 г до н. э. Мир с ним не нарушался уже с 196 г. до н. э., и в этой второй половине своей жизни он выказал себя способным человеком и умным правителем. При нем его царство успело окрепнуть и оправиться. Если действительно верно то, что он, как утверждают римские писатели, не оставлял мысли когда-нибудь еще раз вступить в борьбу с римлянами, то его, по крайней мере, следует похвалить за то, что он, умея выжидать, собрал такие средства, при которых способный наследник мог бы успешно провести необходимую войну. Но он в своей семье был несчастлив. У него было два сына, и один из них, родившийся от законного брака, Деметрий, жил в Риме заложником, всецело проникся впечатлением величия и могущества римской республики и сумел завязать личные хорошие отношения с правящими кружками Рима. Весьма было бы желательно, чтобы подобная примирительная политика получила значение в Македонии, после смерти Филиппа. Однако общее мнение большинства правящих людей в Македонии и чувство всей нации было положительно против всякой дружбы с Римом, и на этом настроении основывал свои надежды старший сын, Персей, рожденный от брака с женой не из царственного рода. Притом дело сложилось так, что Деметрий был устранен рукой убийцы, и таким образом Персей остался единственным законным наследником Филиппа.

Персей Македонский.

С его монеты.

Положение Греции

И при этом наследник Филиппа, который, быть может, вовсе не настолько стремился к войне с Римом, как он это выказывал, добившись престола, — мир все же устоял в течение 8 лет. Более всего способствовало нарушению мира еще при Филиппе, а затем и при его преемнике общее крайне ненадежное положение дел во всей Греции. Здесь уже давно управление в отдельных областях было подчинено фразе и неразумным порывам: только в этом смысле современные греки и понимали общественную свободу! Всюду, на ограниченном пространстве греческих областей, на первый план выступали резкие противоположности партий, относившихся друг к другу с величайшей ненавистью, а преобладавшее полное экономическое расстройство еще усугубляло ядовитую резкость этих противоположностей. Так не предвиделось конца усобицам, и если, наконец, возникала небходимость в третейском суде, то оставалось только обратиться к римлянам, которые, конечно, не упускали случая указать грекам на противоречие, существующее между мнимой свободой и фактическим рабством. И если уже, по своей природе, человек вообще более склонен обращать внимание на неудовлетворительность политического положения, чем на его хорошие стороны, то уж в Греции-то при необузданной свободе слова эта сторона выступала еще ярче, чем где-либо. Понемногу во всей Греции не только образовалась сильная антиримская партия, но и вообще общественное мнение получило враждебную римлянам окраску. Недовольство против римлян (на этой горячей почве быстро перерождавшееся в непримиримую ненависть) более всего было направлено против их друзей и особенно против пергамского царя Эвмена. Само собой разумеется, что антиримская партия была в то же время партией македонской, ибо только в тесной связи с Македонией можно было рассчитывать хоть на какой-нибудь успех, а о Македонии не без основания думали, что она теперь значительно окрепла.

Царь Эвмен Пергамский

Царь Эвмен был затронут за живое быстрым падением своей популярности в Греции. В 172 г. до н. э. он лично поехал в Рим и там о положении дел в Греции подробно донес сенату, которому кое-что уже было известно. Кроме того, он сообщил сведения о тайных вооружениях царя Персея, которого в одинаковой степени считал и своим врагом, и врагом Рима.

Вид на акрополь Пергама. Реконструкция Р. Бона из отчета о его раскопках.

Несомненно было то, что он увеличил свое войско гораздо более того состава, который был определен для Македонии в мирном договоре 169 г. до н. э. Кроме того, по словам Эвмена, уже были приготовлены денежные средства для найма 10 тысяч наемников на 10 лет, а также были собраны запасы оружия и продовольствия для значительного войска.

Тетрадрахма-цистофор Пергама (слева).

АВЕРС. Мистическая циста, откуда выползает змея, в обрамлении виноградной лозы и плюща.

РЕВЕРС. Две змеи и тирс; три первые греческие буквы названия города Пергама и монограмма.

Эвмен II, царь Пергама (справа). С его тетрадрахмы.

Покушение на жизнь Эвмена во время обратного путешествия в Азию еще более ухудшило настроение. Римское посольство было принято при македонском дворе очень холодно, на его запросы царь отвечал, что смотрит на прежний договор как на утративший всякое значение, однако он, мол, не прочь заключить с римлянами новый договор на основе равноправия обеих держав. Тогда с другой стороны последовало распоряжение о назначении Македонии провинцией для деятельности одного из консулов, избранных на 171 г. до н. э.

Третья Македонская война

В этой третьей Македонской войне (171–168 гг. до н. э.) царь Персей выказал большую нерешительность, которая в борьбе с таким врагом, как Рим, вскоре оказалась пагубной. Ему следовало бы проникнуться убеждением, что при подобной войне оставалось на выбор или победить, или потерпеть поражение. Он не сумел воспользоваться богатыми, издавна припасенными средствами для нанесения быстрого и решительного удара. Он даже вступил в тайные переговоры с римским послом Квинтом Марцием, который некогда был приятелем его отца, и дал себя сманить на перемирие, которое оказалось полезно только для римских вооружений. Когда же после этого, вступив в Фессалию, он наткнулся на римское войско, уступавшее его войску и в качестве, и в количестве, он упустил случай к победе, приказал своей коннице отступать именно тогда, когда она уже одерживала решительный перевес над римской конницей, и опять пытался вступить в переговоры; он даже не сумел воспользоваться тем недовольством, которое всюду в Греции возбудило дурное и связанное со всякими хищничествами против союзников ведение войны римлянами в ее первый год. Не лучше шли дела и в 169 г. до н. э. Командование римском войском перешло к вышеупомянутому Квинту Марцию. С величайшей смелостью он вторгся через Олимп в Македонию, не заботясь ни об укреплениях, расположенных на пути, ни об опасностях отступления. Он, наверное, погиб бы, если бы Персей решился на него напасть. Но царь не решился и дал возможность римскому полководцу выпутаться из его неблагоприятного положения. Не удался и другой план, основанный на совпадении целого ряда случайностей, по которому предполагалось внести войну в саму Италию. Упустил Персей возможность нанять 20 тысяч галльского войска только благодаря своей скупости. Тем же совсем не царственным свойством он оттолкнул от себя и весьма важного союзника, разбойничьего иллирийского царька Гентия, скодрского правителя.

Как ни мало был искусен Персей в умении пользоваться своим счастьем, однако медлительность, с которой велась против него война, в восточных странах уже начинала колебать доверие к римской республике. Опять там всплыла мысль об общем союзе против римского преобладания, некогда поднятая Ганн

Предыдущая статья:ГЛАВА ПЕРВАЯ 4 страница. Таким образом, для Рима непосредственная опасность войны окончательно.. Следующая статья:Влияние и последствия последней борьбы. Начало римского всемирного владычества. Завоевательные войны
page speed (0.0588 sec, direct)