Всего на сайте:
119 тыс. 927 статей

Главная | История

Основание Персидской монархии  Просмотрен 89

  1. Начало гражданских смут в Риме, вызванных попытками реформ Тиберия Семпрония и Гая Семпрония Гракхов. — Война с Югуртой. — Кимвры и тевтоны
  2. Двадцатилетняя и междоусобная войны. — Война с союзниками и полное единение Италии. Сулла и Марий: первая война с Митридатом; первая междоусобная война. Диктатура Суллы
  3. Население Италии. — Основание Рима и первые века его существования
  4. Смуты и борьба после смерти Цезаря. — Второй триумвират. — Восстановление и утверждение единовластия Октавианом Августом
  5. Императоры III в., до Диоклетиана. — Начало и успехи христианства и первые преследования. Поступательное движение германцев
  6. Книга VI . РИМ И КАРФАГЕН
  7. Общее положение дел: Гней Помпей. — Война в Испании... Возвращение Помпея и первый триумвират. (78–60 гг. до н. э.)
  8. Македонское царство и эллинская независимость. Филипп и Демосфен
  9. Положение дел на Востоке после смерти Александра Великого. — Война между Римом и тарентинцами
  10. Смерть Филиппа; первые годы царствования Александра и падение царства Ахеменидов
  11. Семиты. — Аравия, Месопотамия, Сирия. — Финикийцы; история Израильского народа до смерти Соломона
  12. Веспасиан и дом Флавиев. — Процветание Римского государства в течение столетия с 70 г. н. э. до смерти Коммода

Взгляд назад

Как рассказывалось выше, в долине Нила и в долине Тигра и Евфрата, а также в той полосе земель, которая простирается между этими двумя долинами, развилась и выросла своеобразная цивилизация, которая насчитывала уже не одно тысячелетие. Но нужно признать, что эта цивилизация касалась только внешних, чисто материальных сторон быта, а духовная жизнь в течение этих тысячелетий двигалась очень медленно. Прекрасной характеристикой тех нравственных понятий, которые являлись результатом прожитых тысячелетий, может служить одна из ассирийских надписей, в которой царь Ашшурбанапал хвалится своими воинскими подвигами, совершенными в возмутившейся против него провинции Ассирийского царства. «Царя я победил, — гласит надпись, — столицу его разрушил, страну разорил так, что в ней не стало слышно человеческой речи, не стало слышно и топота стад овечьих и рогатого скота — лишь дикие звери могли в ней всюду свободно рыскать…»

Увод и массовое истребление пленных ассирийскими воинами.

С рельефов IX в. до н. э.

К концу этого периода страной, более всего пострадавшей и опустошенной нескончаемыми войнами, являлась Сирия, лучшая часть населения которой — израильский народ — была отведена в рабство на дальний Восток.

Пленные жители Палестины.

С ассирийского рельефа начала VII в. до н. э.

Наиболее оживленной оказалась узкая береговая полоса земли на северо-западе Сирии — Финикия — в которой исстари накопленное богатство служило материалом для изобретательности и оборотливости смышленого населения. Финикийцы, правда, уже встречали в западных морях значительную конкуренцию со стороны эллинов, и эта конкуренция способным и подвижным народом могла бы быть очень полезным двигателем цивилизации, побудить финикийцев к новым усилиям и к новым успехам. Но чтобы подобное поступательное движение стало возможным, в народе должно существовать известное духовное начало, а это духовное начало, главным образом, дается ему его религиозными верованиями: только в его религии и может оно найти себе полное выражение. Но религии Востока к концу периода не могли оказывать никакого влияния на нравственное развитие человека: в египетских религиозных верованиях виден не только застой, но и положительное движение назад — в том диком вырождении религиозных воззрений, которое привело к поклонению священным животным. В религиях сирийских народов — в культе Баала, Инанны и других его многообразных видоизменениях — нет даже зародыша каких бы то ни было нравственных начал… Все религиозные обряды сводятся здесь к угождению самым разнузданным страстям человека, к поощрению самых грубых его инстинктов. Поднять человека выше обыденных побуждений его жизни подобные религии не могли; напротив, они вынуждали погрязать в них и находить оправдание разврату и распущенности нравов в обрядах богопочитания. То же видно и у ассирийцев, и у вавилонян, у которых религиозные воззрения были неразрывно связаны с проявлениями воинственности, с инстинктами кровожадности и разрушения. Бог войны Ашшур и богиня войны Иштар занимают главное место в этих верованиях. Все остальные божества, благие и грозные, стоят у них в непосредственной связи с военными подвигами; чистого, высокого представления о божестве, вне этих человеческих и материальных побуждений, они не имели. Все, представленное в их надписях, дышит гордостью и жестокостью победителя, и даже тогда, когда вавилоняне вновь выступили на первый план, видно, что нововавилонские правители проявляют больше мягкости и человечности в приемах управления, но нет в народе никакого движения вперед в духовном развитии, основанном на более чистых религиозных воззрениях. Только у одного из семитских племен встречаются более чистые и более возвышенные религиозные воззрения — у израильского народа; и в прямой противоположности с остальными народами у израильского народа религиозные воззрения постоянно идут вперед путем свободного и возвышенного развития. Его религиозные верования были достоянием не одного какого-нибудь сословия или немногих избранных, а достоянием целого народа, несмотря на то, что он временно поддавался влиянию окружавшего его язычества. Однако же ни израильскому народу, ни его неумелым вождям и в голову не приходила мысль о том, что они когда-либо могли поделиться своим сокровищем — своей религией — с другими народами. К тому же, в век Навуходоносора израильский народ был как бы заживо погребен в «Вавилонском плену» и о его влиянии на другие народы не могло быть и речи.

Пленные жители Палестины на строительстве дворца в Ассирии. С ассирийского рельефа начала VII в. до н. э.

Арийское племя

Движению человечества вперед толчок был дан совсем другим народом, о котором до того времени лишь вскользь упоминалось среди множества других племен, покоренных и подвластных ассирийским и вавилонским государям. На восток от Евфрата и Тигра простирается страна, совсем не похожая на обширные и плодоносные равнины Месопотамии или на местности Сирии и Малой Азии; страна, которую греки обычно называли Верхней Азией, в противоположность Нижней Азии — западной части Передней Азии. Это горная страна альпийского характера, ряд плоских возвышенностей с довольно высокими горными окраинами и с некоторым уклоном к середине, занятой обширным водным бассейном — озером Хамун. Эта восточная часть Передней Азии, не орошаемая никакими большими реками, вроде Тигра и Евфрата, находилась во владении особого племени или, вернее, многих племен, которые существенно отличаются от семитских племен и, вероятно, развились под совершенно другими условиями; в настоящее время это племя известно под общим названием арийского. Оно более близко к народам нынешней Европы, нежели семитское племя, и потому его история с самого начала более понятна, нежели история семитов. Слова, которыми обозначается множество общеупотребительных понятий и отношений, представляют собой новые формы, новые видоизменения тех же звуков, которыми эти первобытные арийцы, за много тысяч лет, обозначали те же предметы. При помощи сравнительного изучения языков арийского корня, их строя и способов выражения, в настоящее время наука достигла того, что появилась возможность определить и характер, и уровень культуры арийцев — отдельных единиц или целых групп, целых племен и народов — до их выселения с первобытной родины.

Переселение восточной ветви арийцев

Первоначально переселение арийцев происходило в восточном направлении; а затем через проходы громадных гор они двинулись на юг, в страну, с северо-запада орошаемую Индом и его притоками. В теплой, обильной водами стране Пятиречья арийцы разрослись в большой народ, постепенно заселили и бассейн Ганга, и затем распространились по всему громадному полуострову Индии как народ преобладающий и господствующий. Они достигли здесь чрезвычайно оригинального развития, которое для истории Восточной Азии имеет весьма важное значение и интересно само по себе. История их духовной жизни, их религия, литература составляют теперь весьма важную отрасль изучения истории человечества; но на западный мир эти арийцы не оказали никакого влияния, и, в свою очередь, очень поздно подверглись влиянию западных народов.

Западная ветвь арийцев.

Итак, эти восточные арийцы, из которых (около 2000 г. до н. э.) образовался великий народ индийцев, не могут в данном случае привлекать к себе внимание. Западная же ветвь арийцев, оставшаяся в западной части их древнейших поселений, оказывается при своем выступлении на историческую сцену уже раздробленной на множество племен: арахотов, саттагидов, гирканов, бактрийцев, парфян и т. д. Как и при каких условиях образовались эти племена, неизвестно, и долгое время сведения о них ограничивались лишь известиями, которые сообщают греки о самых западных из числа этих племен, а именно о мидийцах и персах. Но лет 40 тому назад были разобраны драгоценные надписи, уцелевшие от династии Ахеменидов, и они-то, в связи с открытой в конце прошлого века Зенд-Авестой (отрывками священных книг этих западных арийцев), проливают хоть какой-то свет на их первоначальную историю, а в связи с изучением древнейших религиозных представлений родственных им индусов позволяют проследить их историю, хотя бы в общих чертах, почти до 2000 г. до н. э.

Религия Заратуштры

Оказывается, что северо-восток Ирана, страна, лежащая на юг от верховьев Окса, Бактрия прежде всего обособилась в значительное государство. На этой почве возникли те религиозные верования, произошла та религиозная реформа, которая тесно связана с именем Заратуштры, или Зороастра.

Ахурамазда. Верховное божество персов, являвшихся зороастрийцами.

Изображение с персидских памятников.

Ахриман, поражаемый персидским царем. С большого рельефа залы со ста колоннами во дворце пария в Персеполе.

Стела с духом-охранителем ворот в Насаргадах. Ок. 530 г. до н. э.

Уже грекам было известно это имя, хотя его нет на персидских надписях; точно так же и Зенд-Авеста не упоминает о мидийцах и персах, хотя и говорит о мидийском городе Раги (или Рага) как о городе, отличающемся «великим и скверным неверием». Но существеннейшее в религиозных воззрениях, как и в языке, было тождественно у мидийцев и персов с северо-восточными иранцами. У них общий светлый бог-громовержец Веретрагна, общий бог солнца Митра; у индусов призывается в заклинаниях предрассветный ветер, здесь — чистые воды; ими так же, как и индусами признается всепобеждающая сила огня против злых духов (или демонов) и т. д. Одним словом, общая основа их религиозных воззрений оказывается настолько древней, что сложилась, по всей вероятности, еще в эпоху, предшествовавшую расселению арийцев из их первобытной родины. С именем Заратуштры, «при рождении которого демоны содрогнулись», связано понятие о наступления новой эры (1300 г. до н. э.). Страна, в среде которой появилась религия Зороастра, не представлялась человеку изобилующей творческими силами; знойное лето и суровые зимы, скалы и степи, хищные звери и хищные кочевники — все здесь побуждало человека к постоянной борьбе. Вот почему закон, приписываемый Заратуштре, главной обязанностью человека — его назначением на земле — полагает борьбу с дэвами (злыми духами) и в их лице со всеми дурными, злыми началами и побуждает их к деятельности культурной, просвещающей и созидающей, и к чистоте, понимаемой не только в смысле внешнем (как у семитов и индусов), но в тесной связи с искренностью и правдивостью, т. е. с чистотой душевной. Главную основу религии, проповедуемой Зороастром, составлял резкий дуализм, в область которого входит все существующее на земле. Представителем и главой всего доброго признается светлое существо Ахурамазда (Ормазд) — мудрый владыка, великий и чистый; представителем всего дурного и злого — Ангро-Майнью (Ахриман). В непрерывной борьбе между Ормаздом и Ахриманом и окружающими их духами принимает участие и человек, жизни и деятельности которого, таким образом, придается известное нравственное содержание. Трон Ормазда окружен шестью высшими духами, Амеша Спента, и сверх того ему повинуются еще многие другие благие духи. У Ахримана тоже своя большая свита злых духов. Существовало представление и об особых духах-хранителях (Фраваши), спускавшихся на землю там, где люди сражаются. У каждого человека предполагался особый дух-хранитель, заботившийся о сохранении его жизни, и это постоянно внушало народу мысль о близости к нему божества. Религия Зороастра не допускала никаких изображений богов, и потому не создала ни кумиров, ни храмов.

Реконструкция фасада зороастрийского храма.

Художественный элемент совершенно был ей чужд, но зато нравственный занимал важное место. Он выказывался прежде всего в том, что закон Зороастра внушал людям веру в окончательное торжество добра над злом: Ахриману в конце концов надлежало быть побежденным. Более того, нравственный элемент проявлялся и в обязательных для человека добродетелях, на которые указывал ему закон Зороастра. По этому закону Ормазд требовал от человека прежде всего чистоты, не в том узком и чисто внешнем смысле, в каком требует ее, например, индийское вероучение; под «чистотой» разумеется честность, твердое соблюдение данного слова и т. п. лучшие стороны нравственности; к нечистым сторонам человека относится, между прочим, и лень. На основании того же воззрения бдительные и чуткие животные почитаются всеми как создания Ормазда (например, защитница очага собака, петух и т.

д.). От каждого человека требуется, чтобы он рано вставал, усердно обрабатывал свое поле и тщательно ухаживал за стадами; предписывается также соблюдение чистоплотности. Самым нечистым из всего нечистого почиталось мертвое тело и труднее всего было очищение себя после прикосновения к покойнику. Поскольку по понятиям последователей Зороастра ни огонь, ни вода, ни земля не должны были входить в прикосновение с мертвым телом, то погребение усопших сопровождалось необычайно сложными обрядами, при которых невозможно было обойтись без помощи особого сословия священнослужителей, носивших название магов. Это сословие, по-видимому, никогда не составляло замкнутой касты, как позднее в Индии, не становилось (по крайней мере, у западных племен) во главе правления и не оказывало дурного, ослабляющего влияния на дух народа.

Мидийцы и персы

Ассирийские надписи рассказывают о целом ряде походов против страны Мадай и соседней с ней Парсуаш, т. е. против Мидии и Персии. Эти походы и воинские успехи приписывались очень многим государям — Салманасару II, Тиглатпаласару II, Саргону, Синахерибу, Асархаддону, Ашшурбанапалу — и это свидетельствует только о том, что мидийцы нелегко покорялись иноземным завоевателям и умели — среди своей горной страны, местами достигающей высоты 4,5 тысячи метров — отстаивать свою независимость даже тогда, когда еще этот народ не имел одного общего вождя. Первый государь, сумевший соединить весь народ под своей властью, был Увахшатра (Киаксар), и его власть простиралась уже на большую часть иранской возвышенности: гирканы, парфяне, бакрийцы, саки, сагартии весьма определенно указываются в числе его подданных. Киаксару следует приписать и устройство мидийского войска, и возведение укреплений главного мидийского города, Экбатаны, основание которого греки приписывают некоему полубаснословному царю Дейоку. Возрастание могущества Мидии шло так быстро, что вавилоняне постоянно должны были принимать меры к укреплению своей границы против их внезапного вторжения.

Мидия при Астиаге

Персы, жившие южнее мидийцев, ближе к Персидскому заливу, вначале разделяли их историческую судьбу. Им также приходилось постоянно терпеть от грозного ассирийского могущества. И в них также сознание своей силы и доблести пробудилось именно в постоянной борьбе с ассирийцами. Когда настало время освобождения от ига ассирийцев, персы сражались под начальством Киаксара и в полной зависимости от мидийцев.

Сузы, столица Эламского государства, на территории которого первоначально поселились племена персов. Изображение на ассирийском рельефе эпохи войн Ассирии с Эламом.

Персы составляли в основном сельское население, столица их Пасаргады до Кира Великого больше напоминала деревню

Персидский народ делился на три племени, наиболее знатным между этими племенами считался род Пасаргадов, а знатнейшей семьей в этом знатном роде была семья Ахеменидов. Один из представителей этой семьи вошел в союз с Киаксаром и затем с его преемником Астиагом (с 593 г. до н. э.). В это время персы уже успели сделать первое завоевание — покорили ближайшее к ним с северо-западной стороны древнее Эламское царство со столицей Сузы.

Древнеперсидское искусство позднейшего времени

Фриз с фигурами стрельцов в Сузе (около 300 г. до н. э.)

Общеизвестному романтическому рассказу Геродота можно доверять лишь настолько, что Астиаг выдал свою дочь Мандану замуж за подчиненного ему персидского царя (Камбиса). Сын, родившийся от этого брака, был Кир, и именно с него началось процветание его народа.

Возвышение Кира

История этого великого человека в том виде, в каком она рассказана у Геродота — его рождение, задолго предсказанное и ознаменованное вещими сновидениями, как великое событие, эпизод его выбрасывания на съедение диким зверям и поддержание его жизни собакой (животным, посвященным Ормазду), наконец рассказ о всей его юности и о пребывании в доме Астиага до той минуты, когда настанет час его возвышения, — все это повествование носит на себе такую свежесть и яркость красок, какими поэзия украшает обычно только события жизни выдающихся исторических деятелей. Кир был истинным, желанным главой персов, предназначенным судьбой изъять их из-под власти индийцев и создать новое царство, не похожее ни на египетское, ни на ассиро-вавилонское, — царство, основанное на чисто народных, национальных началах. Он созывает старшин своего народа и в первый день заставляет их трудиться над очисткой поля от сорных трав, а на другой день угощает их пиром и спрашивает, какой из двух дней им больше пришелся по вкусу. Он как бы предоставляет на одобрение всего своего народа то предприятие, которое им задумано, и затем уже выступает в поле, чтобы завоевать своему народу свободу, т. е. господство над другими народами, ибо только в этом смысле понималась свобода на востоке. Все собранные греками сказания о Кире сводятся, в сущности, к восстанию предводителя персов против господствовавшего над ними владыки, битвы с ним на персидской территории, близ Пасаргад, и победы в 559 г. до н. э. После победы господство над всей Западной Азией перешло к персам. Свое призвание к власти Кир тотчас же выказал почтительным отношением к сверженному им с престола государю, а также чрезвычайно разумным стремлением к примирению мидийцев с их изменившимся положением. Не забыл он и персов, составлявших главное, надежнейшее ядро его воинской силы, и первой наградой за мужество было их освобождение от уплаты податей. На первых порах Кир выказал большую умеренность, хотя, конечно, он и не думал довольствоваться только одним покорением Мидии, да если бы и думал, то не мог бы на этом остановиться, потому что свежий и сильный народ, в котором он пробудил стремление к славе и добыче, не мог бы удовольствоваться одним первым успехом. Распространение его власти на восток и покорение родственных иранских народов совершилось, по-видимому, легко, хотя о том и не сохранилось никаких достоверных сведений. Направить свои завоевания на запад Кир был вынужден тем государем, который с 563 г. правил в Сардах, а именно Крезом, сыном Алиатта.

Падение Лидийского царства. 548 г.

Лидийское царство в долгое правление Алиатта (612–563 гг. до н. э.) достигло высшей степени своего блеска. Нашествия скифов прекратились. Сильный и способный правитель, воспользовавшись временным установлением мирных отношений с Востоком, обратил свое оружие против греков, которые, захватив береговую полосу и устья рек, препятствовали развитию Лидийского царства. Ему удалось завоевать два важных города: Смирну и Колофон. С неменьшим успехом наследник Алиатт сумел приманить к себе греков лаской и лестью: он ослепил эллинов блеском своего восточного двора, при котором высоко ценились искусства, в которых греки уже успели далеко перегнать своих финикийских или иных каких-то учителей; греческие скульпторы, как, например, Главк Хиосский, работали уже для Алиатта и привыкли видеть в нем щедрого покупателя своих произведений. Богатые дары, посылаемые из «золотых Сард» царем Крезом в святилища греков, тоже оказывали свое влияние: при дворе Креза есть греческие знаменитости — законодатель Аттики Солон и мудрец Биант. Эта политика увенчалась успехом; могущественнейший из ионийских городов малоазийского побережья, Милет, вступил в союз с Крезом. Затем он покорил Эфес и переманил на свою сторону остальные на самых выгодных условиях, потому что ему необходимо было привлечь их силы на службу своему царству, т. к. сами лидийцы, народ мирный и промышленный, без всяких выспренних стремлений, не могли удовлетворять широким, честолюбивым замыслам своей династии, отличавшейся замечательной любовью к блеску и величию.

Лидийские конные воины. Барельеф VI в. до н. э.

Крез в плену

Все, по-видимому, обстояло благополучно, когда внезапно разразившиеся на Востоке события — падение Мидийского царства и возвышение Персии — потрясли всю Переднюю Азию. Вместе с тем, у лидийского царя появился очень важный и требующий немедленного разрешения вопрос внешней политики: в предстоящей борьбе с новой, возникающей державой следует ли ему держаться только оборонительного положения или тотчас перейти к наступлению? Недаром он предложил этот вопрос на разрешение высокочтимому богу эллинов Аполлону Дельфийскому… Ответ от Дельфийского оракула получился двойственным по смыслу: «если царь переступит реку Галис, то разрушит великое царство». Крез, недоумевая насчет истинного значения этого предсказания, стал готовиться к войне и набирать союзников. Вавилония и Египет точно так же готовились к войне, как и Лидия; им тоже не по нутру было это новое, возрастающее могущество персов. Эти военные приготовления нашли себе отклик даже за морем, на европейском материке, и могущественнейший в то время город Греции — Спарта — вступил с Крезом в союз, предложенный царем в форме, весьма лестной для гордости спартанцев: «По слухам, знаю, — писал Крез, — что вы в Элладе первые». Весной 549 г. до н. э. Крез двинул войско и занял позицию на Птерийском плоскогорье. Первое сражение с персами произошло, однако, не раньше — осени, и благодаря замечательному мужеству, выказанному тогда еще довольно воинственными лидийцами, сражение было нерешительным. Трудно объяснить, какими соображениями руководствовался Крез, когда приказал своему войску предпринять обратный поход в Лидию. Видимо, он считал поход оконченным и даже распустил свои наемные войска; вероятно, он надеялся, что поход будущего года, в котором должны были принять участие и его союзники, даст войне решительный оборот. Но оказалось, что он имеет дело с недюжинным противником и с народом, который не страшится трудностей похода в суровое время года. Прежде, чем он успел опомниться, к нему донеслась ужасная весть о наступлении персов. Он должен был решиться на вторую битву под самыми стенами своей столицы, был побит и отброшен в Сарды; от союзников нечего было ждать помощи, и немного спустя город Сарды и его крепость на высокой скале, слывшая неприступной, досталась в руки победителя. Известный рассказ о том, будто бы Кир осудил его на сожжение и помиловал уже тогда, когда костер запылал, представляется маловероятным, потому что противоречит персидскому мировоззрению… Гораздо более правдоподобно предположение, что царь Крез, на которого явно обрушился гнев богов, сообразно со своими семитскими воззрениями на жизнь задумал принести себя в жертву гневному божеству; но выпавший дождь, помешавший костру разгореться, послужил ему знамением того, что божество не принимает его жертвы, и тогда он решился вернуться к жизни, великодушно даруемой ему победителем (548 г. до н. э.).

Греческие города Малой Азии

Несомненно, Кир обращался с ним очень мягко. Это был человек большого ума, неспособный запятнать себя бесцельной жестокостью и в то же время всегда доводивший дело до конца. Это должны были испытать на себе греческие малоазийские города. Кир предлагал им, до падения Сард, союз против Креза, который был как их противником, так и противником Кира. Не успев обдумать это предложение, разрозненные в своих действиях малоазийские города отвергли союз; но в то же время ничего не предприняли и для предстоящей борьбы с персами.

Город Милет был ловко отделен Киром от прочих городов: Кир подтвердил там особый договор, который Милет заключил с лидийским царем, а затем отверг предложение остальных городов — подчиниться ему на тех же условиях, на каких они были подчинены лидийцам. При возвращении из Лидии в Персию Кир поручил своему наместнику закончить дело покорения малоазийских греческих городов. Это совершилось довольно легко; немного спустя не только прибрежные города, но даже острова Хиос и Лесбос признали над собой персидское владычество.

Персидский царь сражается с греческими гоплитами

Соседняя Фригия, равно как и весьма важная по своему положению Киликия, еще раньше подчинились Киру на весьма благоприятных условиях; только ликийцы на юге еще упорно боролись с персами за независимость своей гористой страны. Словом, в 545 г. до н. э. вся Малая Азия принадлежала персам. С лидийцами Кир обошелся очень мягко: они были только обезоружены, как говорят, по совету самого Креза… Весь западный берег Малой Азии Кир разделил на две провинции с двумя главными городами: Сардами на юге и Даскилием на севере; в обоих были помещены сильные гарнизоны. В греческих городах, чтобы держать в узде мятежный дух граждан, Кир поощрял развитие власти отдельных градоправителей, которым местное население придало название «тиранов». О постройке флота Кир не заботился, его завоевательная политика не простирала свои виды далее малоазийского побережья.

Сам же он обратился к Вавилону. Там после смерти Навуходоносора наступили кровавые смуты; власть переходила из рук в руки и наконец в 555 г. до н. э. избран был в цари Набонид, которого греки называют Лабинетом.

Примитивная вавилонская монета

Завоевание Вавилона. 538 г.

Та быстрота и энергия, с которыми Кир владел Лидийским царством, воспрепятствовала Египту и Вавилону начать против него войну: Лидия была обращена в персидскую провинцию прежде, чем союзники Креза успели вынуть меч из ножен. Ожидали, что победитель Креза тотчас обратится против его союзников и прежде всего нападет на Вавилон.

Персидский царь, охотящийся на львов. Традиционный сюжет, перекочевавший в персидское искусство из Ассирии.

Вверху над царской колесницей — изображения Ахурамазды.

В сердцах покоренных Вавилоном народов, особенно иудеев, возродились надежды на освобождение от вавилонского ига… Но это освобождение пришло не так скоро, как его ожидали. Только уже вполне утвердив свою власть на востоке и западе, 10 лет спустя, Кир решился предпринять поход, окончательной целью которого была весьма трудная задача: взятие Вавилона. Весной 539 г. до н. э. персидское войско двинулось и переправилось через Тигр. Оно нанесло Набониду поражение неподалеку от Вавилона и оттеснило его от столицы с большей частью его войска. В городе начальство было предоставлено сыну Набонида Белшарусуру (Валтасару). Город был превосходно укреплен, всем необходимым снабжен в изобилии; взять его приступом было невозможно. Но взятие города совершилось при помощи такого приема, который свидетельствует о высоком развитии персидского воинского искусства. Кир приказал отвести реку, протекающую через город, и по ее осушенному руслу персы вступили в Вавилон, жители которого праздновали в это время какой-то праздник. Кому неизвестны прекрасные и страшные страницы книги пророка Даниила, служащие как бы отголоском этого грозного события? Царь Валтасар пирует со своими приближенными и, разгоряченный вином, приказывает принести золотые и серебряные сосуды, некогда похищенные Навуходоносором из Иерусалимского храма, и вдруг на стене появляется таинственная рука и чертит на ней письмена, которые не может объяснить царю ни один из его мудрецов. Но вот он призывает одного из плененных иудеев, и тот, «вдохновляемый Богом», дает объяснение написанным на стене словам, которые гласят: «сочтен, взвешен и разделен». И странное пророчество сбывается в ту же ночь: дни царствования Валтасара сочтены, он взвешен со всем своим могуществом, и царство его становится добычей персов и мидийцев… Город, в который, по свидетельству одной надписи, Киру удалось войти без боя, не был разорен, а только занят сильным персидским гарнизоном, и таким образом Персидскому царству был сохранен богатый рынок, а семитскому племени один из его самых больших центров. Кир не коснулся даже вавилонских божеств и воздал им почтение: по современному свидетельству, он «успокоил сердце жителей» (528 г. до н. э.).

Возвращение евреев из плена

Вслед за этим важным событием вся территория покоренных Вавилоном народов добровольно подчинилась власти персидского завоевателя: и Сирия, и пограничная крепость Газа, и древняя земля филистимлян, и финикийские города. По отношению к последним Кир следовал той же политике, которую применил к греческим малоазийским городам. Во главе их были оставлены древние финикийские княжеские роды, а влиятельное местное большинство было и в этих издревле знаменитых городах тесно связано с персидскими государственными интересами. В высшей степени преданных сторонников в этой части царства Кир приобрел себе в евреях, которым он разрешил не только возвращение на родину, но даже воссоздание их храма и восстановление их государства.

Число возвратившихся на родину было невелико: 42 360 свободных людей, 7337 рабов и рабынь, а все их имущество помещалось на 435 верблюдах, 736 лошадях, 250 мулах и 6720 ослах. Восстановление государства ограничилось возобновлением Иерусалима и ближайших к нему местностей; культ Иеговы был снова восстановлен, а в 536 г. положено основание новому храму. Однако вскоре оказалось, что возвратившиеся из плена евреи вынесли с собой из Вавилона непреклонное высокомерие мучеников, пострадавших за правую веру. Священство приобрело очень большое значение, и когда население Самарии задумало принять участие в воссоздании храма, это предложение было резко отвергнуто. Начались раздоры, и великодушный Кир был вынужден несколько ограничить милости, которые были дарованы евреям: он запретил продолжать постройку храма, т. к. она только подавала повод к междоусобиям и нескончаемым ссорам. Однако, несмотря на то, что действительность далеко не оправдывала радужных упований, которые евреи связывали с восстановлением своего храма и государства, вера в лучшее будущее, вера в возрождение не покидала избранных Иеговой Израилевых сынов. Напротив, все, что в эту эпоху не сбывалось в действительности, по глубокому внутреннему убеждению евреев должно было несомненно сбыться в будущем. Эта пламенная вера в наступление минуты, когда должны были исполниться все вожделения сынов Израиля — окрепла и возросла как новая и могущественная сила, значительно способствовавшая укоренению и одухотворению религиозных воззрений еврейской нации. Она же резко отличала культ Иеговы от всех остальных религий Востока. Признательно относясь к победителю Вавилона, евреи признавали его орудием Иеговы и избранником Иеговы, «призванного ниспровергать народы и низводить царей»… «Я призвал тебя, еще не признанный тобою», — так заставляет говорить Иегову пророк Иезекииль в обращении его к знаменитому персидскому царю.

Царство Кира

О походах Кира на восток известно только, что на юго-восток его завоевания достигли Инда, на северо-восток простирались до Яксарта (Сырдарьи), что на этой реке он заложил даже город, названный его именем. Границы, в которые он заключил свое царство, придали ему характер некоторой цельности. Уже то, что он остановился в своих завоевательных замыслах на берегу Эгейского моря с одной стороны, а с другой — на берегах Инда и на окраине египетско-сирийской пустыни, указывает на известный, довольно определенный план в завоеваниях Кира. Никогда еще до этого времени не бывало на свете подобного царства. Величие человека, создавшего его, невозможно измерить только по тени, которую он от себя отбросил, т. к. подробных сведений о его деятельности нет. Очевидно, он не просто завоевал все эти многочисленные страны, а старался даже управлять ими.

В деятельности Кира с достаточной ясностью видно то, что так несомненно обнаруживается из достоверных сведений о величайшем из его преемников. На управление этим громадным царством они оба смотрели как на выполнение обязанности, возложенной на них божеством. Широкой и прочной основой этого царства являлись иранские племена, тесно связанные между собой единством языка, обычаев и религиозных воззрений. Самой надежной опорой его были собственно персы, стоявшие кругом трона Кира как отборная гвардия. Их преданность, их горячая привязанность, как подданных, своему государю, носили чисто восточный характер; в мощи и блеске царственного величия, даже в страхе, внушаемом царской властью, подданный видит на Востоке нечто такое, что наполняет его душу гордостью. И в этом чувстве одинаково сходятся все — и знатные, и ничтожные; оно как бы служит им восполнением той личной свободы, о которой они не имеют понятия.

Надо, однако, заметить, что эта монархия не была основана на беспредельном деспотизме и что персидский царь в это время не был в такой степени изолирован, как в последующие времена. Около него, как шестеро Амеша Спента — духовных царей около трона Ахурамазды — стояли шестеро главных вельмож — представителей персидской народности. Они стояли значительно ниже, но все же близко к царю. Им были даны большие почетные преимущества, например, свободный доступ к царю в любое время. Эти сановники составляли, собственно говоря, совет царя. Существовало еще какое-то высшее совещательное учреждение, состоявшее из семи высших судей, которым предлагались на разрешение важные вопросы права и государственного благосостояния. Особенная забота была приложена к тому, чтобы как можно теснее связать персов с ближайшим к ним племенем мидийцев, и эта цель была достигнута в такой степени, что греческие авторы в своих сочинениях безразлично именуют преобладающий в Ахеменидской державе элемент то персами, то мидийцами, а самого царя называют мидийским или просто Мидийцем.

Капитель колонны из дворца Артаксеркса II в Сузах. V–IV вв. до н. э.

Лев, нападающий на быка.

Сцены «терзания животных» характерны для персидского искусства и сближают его со знаменитым «скифским звериным стилем». Рельеф ни лестнице дворца Ксеркса в Персеполе.

V–IV вв. до н. э.

Господство персов над неарийскими народами было понятно, и это господство, конечно, по приемам стояло гораздо выше того правительственного искусства, которое проявляли ассирийские или вавилонские завоеватели. Побежденные персами князья этих народов, даже покоренные после долгой и упорной борьбы, не подвергались ни казням, ни уничижениям, ни возмутительным жестокостям, столь обычным во времена ассирийских царей; но зато они не бывали оставлены персами в своих землях в качестве вассальных правителей. Правительственная система персидских царей была значительно гуманнее, но тверже и последовательней.

Персидские цари щадили сверженных ими государей, обходились с ними с достоинством; но покоренные страны обращали прямо в провинции Персидского царства, управляемые персидскими наместниками, сатрапами, которых избирал сам царь, а персидские гарнизоны, начальники которых тоже назначались царем, обеспечивали персам обладание этими провинциями и полное спокойствие в них. Во всем остальном персидские цари не касались особенностей быта покоренных ими народов. Местные обычаи и местная религия оставались в прежнем виде, и даже дани, налагаемые персами на побежденных, нигде не бывали чрезмерно обременительными. Личность Кира — этого первого собирателя земель, вошедших в состав обширного Персидского царства — видимо, поразила современников, судя по тому, что сохранилось множество баснословных сказаний о его жизни и деятельности. Насколько в сказаниях о Кире рождение его обставлено чудесными предзнаменованиями, вещими снами и т. п., настолько же и его смерть была облечена туманом различных маловероятных легенд.

Кончина Кира. 529 г.

Из этих легенд достоверно только то, что он умер в походе, от раны в 529 г. В Пасаргадах на основании, состоящем из семи ступеней, возвышается простое каменное здание с двускатной кровлей; кругом разбросаны обломки колонн и пилястр, и на одном из них высечено изображение бородатого человека в длинном и узком платье. Над головой этой фигуры помещается клинообразная надпись: «Я, Кир, царь из дома Ахеменидов».

Гробница Кира Великого в Пасаргадах. Ок. 530 г. до н. э.

Реконструкция гробницы Кира Великого.

На виде сверху а) хорошо виден весь комплекс с оградой и колоннадой, не сохранившимися до наших дней. Разрез б) дает представление о внутреннем строении гробницы.

Камбис

Вторым царем из той же династии был сын Кира Камбис (529–521 гг. до н. э.). Кир довольствовался царством, которое обещало быть прочным, благодаря тому, что его границы были определенными и более или менее естественными. К несчастью, наследнику Кира показалось необходимым следовать далее по тому же пути завоеваний, который представлялся ему обязательным. Подвигом, привлекавшим его более всего, было покорение Египта, которого Кир весьма благоразумно избегал.

Персидский царь Камбис, берущий в плен фараона Псамметиха III.

Изображение на персидской печати VI в. до н. э.

Египет после Псамметиха I. 666 г.

Царственная власть, установившаяся в Египте после времен эфиопской династии, постоянно пребывавшей в Саисе, и после ассирийского владычества с Псамметихом 1, носила на себе совершенно иной характер, отличный от власти предшествующих династий. Дабы свергнуть ассирийское иго, Псамметих вступил в союз с лидийским царем Гигесом и принял к себе на службу наемные войска, ионийцев и карийцев, посланные ему Гигесом. Смелая попытка удалась: после долгого иноземного ига (58 лет эфиопского и 17 лет ассирийского) стране была возвращена самостоятельность. Но уже миновали те времена, когда эта страна, вполне удовлетворяющая своим потребностям, могла жить своей жизнью в полной замкнутости от всего чужеземного: Псамметих вынужден был держать ионийские и карийские войска в постоянных лагерях на восточной границе Египта и, конечно, в связи с этим должен был открыть египетские гавани для торговых отношений с греками. Греческие купцы и товары сразу получили преимущество на местном рынке. В 630 г. в Египте основалось даже постоянное эллинское поселение — укрепленная фактория милетцев, Милесионтейхос. Эти поощрения и послабления, оказываемые иноземцам, привели к гибельной катастрофе. Предпочтение, отдаваемое царем иноземным наемникам, возбудило ревность туземных войск, принадлежавших к касте воинов, и они, всей массой покинув Египет, переселились на юг, в страну Напатского царя.

Нехо II. 610 г. Амасис.

Именно этой воинской силы и недоставало способному и предприимчивому преемнику Псамметиха, фараону Нехо II, вступившему на трон в приснопамятный 610 г. до н. э. О походе в Сирию и о поражении при Каркемише, которое заставило его вернуться в Египет и не предпринимать более походов за его пределы, уже говорилось. Здесь он вновь принялся за давно покинутые работы по проведению каналов, которые должны были соединить Нил с Красным морем, и в связи с этими работами в его царствование произошли события первейшей важности: состоявшие на службе у фараона Нехо финикийские мореходы совершили путешествие вокруг Африки. На третий год после отплытия они вернулись в Египет через пролив, носивший у древних название Геркулесовых столпов. Эти мореплаватели рассказывали, что, оплыв вокруг Ливии, они стали видеть солнце по правую руку от себя, чему Геродот, сообщая об этом путешествии, положительно отказывается верить. А между тем именно это наблюдение, которое финикийские мореплаватели не могли изобрести, и служит прямым доказательством того, что смелое предприятие было на самом деле ими выполнено, ибо, действительно, перейдя экватор, они должны были видеть солнце по правую руку, в северном направлении. При двух последующих преемниках фараона Нехо — при фараоне Априи и Псамметихе II — в Египте происходили внутренние смуты, которые привели к тому, что возмутившийся против последнего царя его вельможа Амасис, человек умный и дальновидный, сам вступил на престол. Правил он Египтом весьма искусно, ловко лавируя между приверженцами старых египетских порядков и необходимостью поддерживать дружественные отношения к иноземцам. Готовясь к грозившей ему борьбе с возрастающим могуществом Персии, Амасис, между прочим, заключил союз со знаменитым в то время самосским тираном Поликратом, в распоряжении которого находился значительный флот. Преимущественно же он заботился о внутреннем устроении Египта и после его смерти в 528 г. до н. э. Египетское царство в цветущем состоянии[10] было им передано его сыну, Псамметиху III.

Персы в Египте. 525 г.

При этом царь Камбис и пошел войной на Египет. Он уже задолго тщательно готовился к этому трудному предприятию, а потому и выполнял его легко и благополучно (525 г. до н. э.). Ему удалось совершить даже весьма затруднительный переход через пустыню без потерь: арабы Синайского полуострова оказывали ему всякое содействие и выставили вперед, на пути персов, подставы верблюдов с запасом воды. Затем персы одержали решительную победу над египтянами (при Пелусийском рукаве Нила). Вскоре после этого древний Мемфис сдался им без боя, а вместе с тем и сам фараон Псамметих, и весь Египет до Сиены, достались в руки победителей. Камбис проник и до древней столицы Эфиопии, завоевал и Напатское царство, а потому на рельефных изображениях Персеполя и Накши-Рустема, среди народов, платящих дань преемникам Камбиса, видны негры. Хотя владычество персов и не простиралось в Египте дальше Барки, однако есть основания верить тому, что Камбис намеревался завоевать и Карфаген, но финикийцы отказались дать ему свои корабли для этого предприятия. Все, что греки, со слов озлобленных египтян, рассказывают о жестокостях и безумствах Камбиса во время его пребывания в Египте, должно быть отвергнуто в большей своей части и вообще принимаемо с величайшей осторожностью. Есть полное основание предполагать, что Камбис в Египте не отступал от политики своего отца по отношению к побежденным, хотя, может быть, и не мог слишком кротко относиться к упорным и гордым египтянам.

Смуты и смерть Камбиса

Судя по Бехистунской надписи, высеченной по повелению наследника Камбиса, смерть этого царя была связана со страшной восточной трагедией. По этой надписи оказывается, что Камбис, неизвестно по каким именно побуждениям, незадолго до своего похода в Египет приказал тайно убить своего родного брата Бардию (Смердиса по греческим известиям). В его отсутствие в Персии поднялся мятеж: «Ложь возросла, — так гласит надпись, — и в самой Персии, и в Мидии, и в других провинциях». Этим воспользовался один из магов, по имени Гаумата, и стал выдавать себя за «Бардию, сына Кира и брата Камбиса». Обман удался, и надпись указывает даже день, в который этот обманщик был в Пасаргадах возведен в царское достоинство. Половина царства перешла на сторону самозванца, и Камбис очутился в ужасном положении: он не решался обнаружить истины и не мог примириться с обманом… Доведенный до исступления тяжелой внутренней борьбой он, по словам надписи, сам наложил на себя руки. Законный наследник Камбиса, старший представитель младшей линии Ахеменидов, Дарий, сын Гистаспа, в это время находился в войске Камбиса. Как можно судить по дальнейшему ходу событий, Камбис сообщил ему страшную тайну разыгравшейся семейной драмы и своим самоубийством несомненно подтвердил истину своего признания…

Бехистунский рельеф, изображающий триумф пария над магом Гауматой (лже-Смердисом). Конец VI в. до н. э.

Персидский царь попирает ногой поверженного врага, перед ним просят пощады девять побежденных мятежных сатрапов, за спиной царя — телохранитель и воин из отряда «бессмертных».

Лже-Смердис и Дарий Гистасп

Немногим государям приходилось добиваться престола при таких затруднительных обстоятельствах, как Дарию. Но этот поистине великий государь сумел преодолеть все трудности и добиться своей цели на благо подданных своего громадного государства. Прежде всего, ему надо было, сохраняя в тайне предсмертное признание Камбиса, решиться на убийство царя-самозванца, который вел свое дело очень ловко и сумел уже многих привлечь на свою сторону. Но Дарий, убежденный в законности своих прав на престол, считал обязанностью наказать самозванца и решился на отчаянно смелое дело.

Избиение магов. 521 г.

Вернувшись из Египта в Персию, Дарий первое время прикидывался послушным и верным подданным лжецаря. Между тем он сблизился с высшими персидскими князьями, входившими в состав царского совета, и открыл им свою тайну.

Вместе с Дарием они отправились в тот небольшой индийский городок, в котором лже-Смердис тогда находился, и, воспользовавшись своим правом входа к царю в любое время без доклада, они совершили свое дело. Геродот рассказывает сцену убийства лже-Смердиса так живо и так подробно, как если бы он слышал ее прямо из уст очевидца. Один из двух магов бежал и укрылся в темном покое, куда двое из князей, Гобрий и Дарий, за ним последовали; первый из них бросился на обманщика, стал с ним бороться, и Дарий, остановившись в нерешительности, не смел пустить в ход свой меч, опасаясь, что может ранить Гобрия. «Что ты медлишь? — крикнул ему Гобрий. — Коли смело, хотя бы ты даже и обоих нас проколол своим мечом!» Смелый удар оказался удачным… И другой маг тоже пал под мечами, а день избавления страны от обманщиков (521 г. до н. э.) долгое время отмечался у персов, как праздник.

Дарий I. 521–485 гг. Подавление восстаний.

Сохранившаяся надпись на одной из скал Бехистуна в Мидии дает подробный отчет о тех громадных трудностях, какие пришлось преодолеть Дарию в первые годы его царствования. Восстание, почти повсеместное, началось в Эламе, затем распространилось на Вавилон, где появился лже-Навуходоносор. Разбив его, Дарий принялся за осаду Вавилона, и тогда везде, по словам надписи, «ложь распространилась в царстве». В Эламе во главе мятежников явился какой-то «Иманиш», в Мидии лже-Фраорт из дома Киаксара; восстали и парфяне, и гирканы, и Армения; в самой Персии явился второй лже-Смердис… Одно время все казалось потерянным для Дария. Но Дарий все выдержал и не дал себя поколебать. После упорнейшей двухлетней осады он взял, наконец, Вавилон, и только тогда счастье обратилось в его сторону. Победив самозванцев и их мятежные скопища в Сузиане, в Мидии и Персии, он пригвоздил обманщиков к крестам; вслед за тем покорились Армения, Парфия, Маргиана и, наконец, походом против саков эта беспримерная борьба закончилась (518 г. до н. э.). В память о событиях этой борьбы была высечена драгоценная Бехистунская надпись, помещенная на скале над изображением самого Дария, который, придавив к земле ногой лже-Смердиса, поверженного в прах, видит перед собой восставших против него царей в различных одеяниях. Все они скованы между собой одной цепью, за шею, у всех руки скручены за спину. Надпись называет каждого из этих «лжецов» по имени.

Общий вид Бехистунского рельефа.

Над их изображением помещено изображение Ахурамазды и в заключении сказано: «Что я сделал, то сделал милостью Ахурамазды… О, ты, который после меня будешь царем, более всего остерегайся лжи».

Внутреннее устройство царства

Таким образом, Дарий вновь восстановил царство Кира и даже несколько расширил его, победив племена, жившие между Черным и Каспийским морями, а на юго-востоке одержав победу над индусами; и в Египте, который не принимал участия в смутах первых лет царствования Дария, он продвинул пределы персидского владычества на юго-запад до самого Сирта. Гораздо важнее всех этих завоеваний было то, что Дарий сумел дать прочное устройство тому громадному пространству земель (по крайней мере 6 миллионов кв. км с населением в 60–80 миллионов), над которым призван был царствовать «по милости Ахурамазды»; и это устройство доставило населению его обширного царства возможность жить спокойно, в тишине предаваясь мирному труду.

Центром этого государства, составленного из стольких различных народностей, был сам государь, менее своих предшественников, ассирийских и вавилонских государей, придававший значение грубой силе, но зато выше их ценивший справедливость и истину.

Развалины дворца Дария I в Персеполе. Конец VI-начало V вв. до н. э.

Ансамбль возведен на искусственной платформе, поражающей своими размерами. К дворцу ведут парадные лестницы, украшенные многочисленными рельефами. Комплекс Персеполя — блестящий образец так называемого ахеменидского императорского стиля, служившего образцом для позднейших восточных империй.

В царских дворцах, в Персеполе и Сузах, был собран весь блеск царства, что на каждого смертного производило впечатление. 15 тысяч народа, по вычислениям исследователей, ежедневно получали стол и питались у ворот царского дворца, причем прилагалась всяческая забота к тому, чтобы как можно более внушительности придать царскому величеству.

Реконструкция южного фасада дворца Дария I в Персеполе.

Кто дерзал без разрешения и доклада предстать пред царские очи, того ожидала смерть; кому разрешалось лицезреть царя, тот должен был падать ниц перед ним. Говорить с царем можно было только в положении просительном, скрыв руки в рукава одежды; и даже ближайшие к нему вельможи, с которыми царь общался лично, его «застольные товарищи», были обычно отделяемы занавесом от того пространства, где царь изволил кушать один. Подданным своим царь являлся только при самых торжественных случаях.

Развалины дворцового зала со 100 колоннами в Персеполе

Чиновники; войско; положение персов

Воля царя была ничем не ограничена; богатые награды и ужасные кары исходили из его рук, и т. к. эти жестокие кары нередко обрушивались на того или другого из знатных людей, всем известных в народе, то они всегда производили глубокое, потрясающее впечатление. Расстояние между царем и подданным было неизмеримо велико, однако же подданные не все были равны между собой.

Парадный выход персидского царя. Древнеперсидский барельеф.

Положение государя отчасти разделяла и та нация, которая это царство создала. Царь избирал себе жен только из знатных персидских домов, персидским же вельможам давал он своих дочерей в жены, а сыновей своих женил на их дочерях, и таким образом около царя образовался круг приближенных; сыновья знатных персов воспитывались при дворе и занимали служебные должности при особе государя; здесь они находили себе постоянное упражнение в своих национальных доблестях, здесь приучались с детства ездить на коне и охотиться, стрелять из лука и говорить правду, следовательно, укреплялись в высшем нравственном законе религии Зороастра. Таким образом, они были готовым рассадником для высших служебных должностей и готовились к ним, проводя самое впечатлительное время жизни там, где собирался весь цвет и блеск персидского народа.

Артаксеркс II на троне, в окружении вельмож и магов.

В нижней части стелы представлены воины из отряда «бессмертных». Во главе каждою отряда изображены командиры, одетые в мидийские одежды. Верхний отряд состоит из щитоносцев, по всей видимости, наиболее привилегированного подразделения.

Эламские гвардейцы царя Артаксеркса II. Изразцовый рельеф из дворца в Сузах. Первая половина IV в. до н. э.

Из этого круга избирались наместники 20 больших провинций, на которые подразделялось Персидское царство — те сатрапы (или «отцы народа»), в обязанности которых входило гражданское управление, заботы о правосудии от имени царя, собирание и своевременный взнос податей к королевскому двору. Но они не касались командования войсками. Для этой цели царем назначались особые военачальники, которые получали приказания непосредственно от самого царя, кроме тех случаев, когда чрезвычайные обстоятельства или особое доверие царя развязывали руки военачальникам. Вполне разумно и энергично, немногими и простыми средствами царскому слову была придана чрезвычайная сила.

Персидские вельможи на аудиенции у царя. Конец VI-начало V вв. до н. э.

Двое из них одеты в традиционный персидский костюм (рубаха и штаны), подпоясаны короткими мечами — акинаками. Двое в мидийском платье, введенном в придворный ритуал, по легенде, Киром Великим. С рельефа Персеполя.

По всему царству пролегала большая дорога; она соединяла все важнейшие города между собой, в некоторых пунктах была защищена укрепленными замками и шла непрерывно от ионийского берега до Инда, от Мемфиса до «крайнего города Кира» на берегу Яксарта. На этой дороге, по всем станциям, стояли оседланные кони, и царские гонцы всегда были готовы мчаться по первому царскому приказу из конца в конец царства. Царский указ, данный гонцу в Сузах, везли день и ночь, с величайшей быстротой, передавая со станции на станцию, — к сатрапам в провинцию, к военачальникам, к комендантам крепостей, смотря по тому, к кому был направлен указ. Геродот говорит; «Что бы могло скорее этих гонцов прибыть на место?» Прежде чем враг или мятежник успевал собрать свои силы, отпор ему уже был готов, и отборный отряд 10 тысяч так называемых «бессмертных», да к нему таких же 2 тысячи отборных всадников, да столько же пеших копейщиков, всегда содержавшихся в полной боевой готовности, могли тотчас двинуться в виде подтверждения к быстро долетевшему указу. Этим путем всему населению государства были дарованы великие блага: порядок и безопасность. И эта вездесущая сила, по крайней мере, в те отдаленные времена, придавала персидскому владычеству, по восточным понятиям, некоторого рода популярность. Благоразумно правительством поощрялась промышленная деятельность.

Лидийцы в середине VII в. до н. э. изобрели чеканку монеты: имя царя, либо государственный герб, отчеканенные на монете, обеспечивали полный вес куска металла, и Дарий ввел монету в употребление в своем громадном царстве. Золотая монета, так называемый дарик, весом 8,4 г золота, была в обращении от Нила до Окса, от Инда до Эгейского моря и облегчала торговые отношения между этими так богато одаренными от природы странами, утучненными исконной культурой.

Золотая персидская монета — дарик.

Изображает персидского царя в виде лучника.

Серебряный дарик. Персидский царь на колеснице и боевой корабль.

Весьма важно было и то, что религия господствующего народа была для исповедовавших ее действительно нравственной силой: не следует забывать, что своей высшей обязанностью персы (в лучшее время) почитали искренность… Немаловажно было и то, что религия обязывала персов заботиться о тщательной обработке земли. Обширные и великолепные сады и парки всюду окружали резиденции сатрапов, и даже полтора века спустя после Дария принц из рода Ахеменидов с гордостью показывал своим гостям на те деревья, которые были посажены им собственноручно.

Подчиненные народы

Кроме этого внешнего порядка и безопасности персидское правительство ничего не могло доставить своим подданным, но зато оно и не стесняло их: частная деятельность могла развиваться совершенно свободно, власть не была придирчива. Налоги, собираемые для содержания двора в Сузах (преимущественно натурой), были не чрезмерно велики, а если сатрапы и их окружающие наживались поборами с народа, то эти поборы, во всяком случае, не были особенно обременительными.

Ежегодная церемония поднесения дани персидскому царю. Барельеф с парадной лестницы дворца в Персеполе.

Маги и жители Согда приносят дары своих земель.

Доказательством этого служит, между прочим, и тот факт, что огромные богатства могли наживаться в Персидском царстве и подданными не-персами. В этом смысле особенно поучителен пример лидийца Пахиоса, который предложил наследнику Дария в дар все свои денежные капиталы, состоявшие из 2 тысяч серебряных талантов и 3,5 миллионов золотых дариков, и все же мог жить безбедно, потому что у него оставалась в руках значительная собственность в виде множества рабов и обширных земельных владений. Нельзя упустить из вида и то, что при господствующей системе правления высшие сановники подвергались зоркому наблюдению и что государственные поборы, как это можно видеть на уцелевших изображениях, передавались выборными от тех или других стран самому царю, из чего следует заключить, что им не был воспрещен доступ к монарху. Возможно, что это царство, созданное по восточному образцу, еще долго бы просуществовало и процветало, держась в своих определенных границах.

Персидский царь на троне, который поддерживают народы, входящие в его империю. Стела из Персеполя V в. до н. э.

Верхний ряд: перс, маг, сириец, каппадокиец.

Средний ряд: согдиец, индус, бактриец, вавилонянин, армянин.

Нижний ряд: араб, иудей, финикиец, египтянин, эфиоп.

Но лишь весьма немногие из восточных самодержцев были способны собственной волей удержаться от распространения своих владений путем завоеваний. Даже и Дарий не хотел удовольствоваться царством, которое унаследовал от своего предшественника. На одной из надписей ему прямо влагаются в уста слова: «копье персидского воина должно под моей властью проникнуть далее пределов царства», и он, как известно, уже поручил доверенным лицам ближайшее исследование прибрежья и островов, заселенных ионийцами. Его мысль, очевидно, уже стремилась туда, где — по другую сторону Эгейского моря — начинался иной, новый мир, в котором все было чуждо персам, все совсем иначе устроено… Этот мир из-за моря уже начинал вторгаться в жизнь отдаленного Востока.

Оттиск с персидской печати.

 

Предыдущая статья:История Передней Азии, от распада Израильского царства до смерти Навуходоносора Следующая статья:Эллины. — Происхождение и история нации до столкновения с персами
page speed (0.093 sec, direct)