Всего на сайте:
210 тыс. 306 статей

Главная | Культура, Искусство

Обсуждение 3 страница  Просмотрен 340

• стимулировать высказывания;

• высказать эмпатическую поддержку;

• проверить правильность выполнения задачи;

• попытаться проследить линию рассказов, их проблематику.

Группа может либо начать рассказ по кругу, либо решить, что поделиться своей историей может любой желающий в соответствии с собственной готовностью. При этом важно заранее определить, сколько времени отводится на работу «Круга». Это необходимо потому, что приучает каждого из участников к ответственности за себя и свое решение.

К примеру, если я, с одной стороны, очень хочу завладеть вниманием «Круга» и рассказать свою историю, с другой — постоянно уступаю свою очередь кому-то, не могу справиться со стеснением и опаской быть непонятым, то это моя проблема, решать которую мне придется самостоятельно. Зная, что группе отведен определенный срок, я буду поверять силу своего желания поделиться сокровенным способностью преодолеть внутренние и внешние барьеры и взять на себя смелость вовремя предложить товарищам свою историю. Если же я решу, что у кого-то «больше болит», этот кто-то больше нуждается в том, чтобы стать протагонистом и отыграть свою историю, то и в этом случае мой отказ от исповеди будет обусловлен моей личной ответственностью за принятое решение. Я не буду вину перекладывать ни на Ведущего, ни на «Круг»: «Кто не успел — тот опоздал!»

Итак, все приготовления сделаны. «Круг» готов к рассказам. Мы просим вспомнить историю из жизни, конкретную ситуацию, когда выбранная дилемма становилась перед участниками во всей остроте, когда некий абстрактный вопрос превращался в проблему, требующую незамедлительного решения. Эти сюжеты и станут смыслом нашей работы в «малом кругу».

Наконец, все истории рассказаны. Путем обсуждения выбирается одна — самая актуальная, самая сценичная, в общем — самая-самая...

Можно определить историю-лидера и другим способом. Каждый из членов группы услышал все прозвучавшие рассказы. Он выбирает для себя тот, который кажется ему наиболее подходящим для будущего сценария, встает со своего места, подходит к автору выбранной им истории и кладет ему на плечо руку. Так образуется причудливая цепочка с разнообразными ответвлениями. Тот, к кому присоединилось больше всего участников «Круга», и станет победителем. Его сцена будет разыгрываться перед остальным форумом...

За описанием методики работы в «Круге жизненных ис-горий» как-то ушло на второй план представление об особенной важности этого этапа во всей методике «ДИД». Я неоднократно становился свидетелем одухотворяющего потенциала, который заложен в этом простом в принципе процессе: поделиться с другим собственной болью, собственной проблемой, историей из жизни... Я видел, насколько «Круг» способен размягчить сердца, поддержать, успокоить, насколько он «дышит» вниманием и эмпати-ей. Здесь много раз рушились стены недоверия, заслоны зависимости от чужого мнения, боязнь оказаться непонятым и отвергнутым.

Помню, как в Киеве во время семинара для молодежных лидеров одна из участниц расплакалась во время своего рассказа. Все бросились ее утешать, причем сначала было непонятно, что стало причиной столь бурных слез: история девушки выглядела довольно обычной на общем фоне. Успокоившись, она обратилась к «Кругу» со словами благодарности:

— Знаете, раньше собственные проблемы воспринимались мной как чудовищная несправедливость. В своих глазах я давно выглядела из-за этого полнейшей дурой, неудачницей, подозревала, что и другие относятся ко мне так же. И вдруг все, о чем рассказали в «Круге», так напомнило мне мою же ситуацию, мучения, страхи! Показалось, что моя история сморщилось до размеров кулачка, — у других проблемы страшнее, я теперь их больше, чем себя, жалею...

Шаг пятый.

«Факты жизни

и факты искусства»

Сценарыо-режиссерская разработка в «драме-дилемме»

(Владимир Левин)

Проект «Драма-дилемма» дал возможность использовать мой прежний богатый опыт сценариста и режиссера-постановщика театрализованных представлений. Остановлюсь подробно на проблеме сценарно-режиссерского формирования сцены-дилеммы.

В основе сценарного каркаса лежат реальные события: рассказ человека, переживающего сложный этап жизни, свидетельство очевидца какого-то события, газетная статья, телевизионный репортаж и так далее. Важно, чтобы факты волновали актерскую группу, были близки аудитории. Возможно, что в основу сценарной разработки лягут «факты искусства» — вымышленная ситуация, сцена, взятая из художественного фильма, спектакля, книги... В любом случае, и факты жизни, и факты искусства должны отвечать ТЕМЕ представления и сцены-дилеммы. Тема — это круг жизненных явлений, подлежащих сценическому исследованию.

Когда режиссер-сценарист (в «ДИД» это, как правило, одно лицо) выбирает тему, то он задается вопросом: О ЧЕМ, собственно, расскажет сцена-дилемма?

О несчастной любви?

О предательстве?

О вредных привычках?

Об отношениях между родителями и детьми?

О службе в армии?..

После того как режиссер определил тему, он может переходить к следующему этапу формирования сценарного каркаса — формулированию сценической ПРОБЛЕМЫ. Проблема — это жизненный вопрос, который требует сценического разрешения. Проблема всегда связана с выбранной темой. Скажем, тема сцены — отношения между детьми и родителями. Проблема, которая требует своего сценического разрешения, может в таком случае формулироваться так: «Почему дети оставляют родительский дом?» Или так: «Почему родители обижаются на детей?» Проблем, соответствующих одной теме, может быть множество, но только одна из них может восприниматься как самая болевая и актуальная в данный момент. Осмысливая проблему, режиссер-сценарист как раз и выходит на необходимые ему факты жизни и факты искусства, раскрывающие выбранную проблему с разных сторон.

Предположим, задавшись вопросом «Почему дети уходят из дома?», мы обнаружим следующие аспекты:

• потому, что дети хотят самостоятельности;

• потому, что родители их не понимают;

• потому, что родители на них «давят»;

• потому, что детям хочется путешествовать, поменять страну проживания...

Мы видим, что аспекты проблемы записаны в виде ответов на поставленный проблемой вопрос. Если ведущий встречи считает необходимым более полно раскрыть проблему, то сцена-дилемма строится по каждому аспекту.

Возьмем для примера один из аспектов проблемы и найдем для него соответствующее сценарно-режиссерское решение.

Итак, дети оставляют дом из-за того, что родители их не понимают. В подтверждение этой позиции подростка приведем факт жизни — рассказ очевидца: «Мой товарищ А. сейчас временно живет у меня. Он не решил, уйти ему из дома окончательно или вернуться, как он считает, "на муки". Отца А. раздражают длинные волосы сына, татуировка, серьга в носу. Мать выключает магнитофон ~ не выносит громкую музыку. Друзей в квартиру тоже привести нельзя. При этом родители страшно переживают за будущее своего ребенка, влезают в его школьные дела, в отношения с девчонками и так далее.

Отец и мать тяжело зарабатывают на жизнь: сутками пропадают на работе. При этом отец не очень здоров — у него проблемы с сердцем».

Очевидно, что молодой человек А. стоит в этой истории перед дилеммой: уйти из дома навсегда или пойти на компромисс в отношениях с родителями?

Поиск решения дилеммы сценическими средствами невозможен без точной формулировки основного конфликта. Главный драматический конфликт является своеобразным энергетическим узлом, питающим сквозное действие сцены. Понятно, что в каждой «молекуле» сценического действия могут быть свои микроконфликты, не о них речь. Сейчас важно выявить именно основной конфликт, в результате которого молодой человек оказался перед непростой дилеммой. Основной конфликт указывает на разные полюсы мировоззрения конфликтующих сторон.

В нашем примере между родителями и сыном отсутствует ценностно-ориентационное единство. Родители принимают в штыки мировосприятие сына. А сына раздражает мелочная, с его точки зрения, опека родителей, их приверженность старым представлениям и догмам.

Теперь, чтобы выстроить сцену-дилемму, необходимо оторваться от факта-жизни и превратить его в сценарную конструкцию, композиция которой соответствует аристотелевой модели:

• Экспозиция.

• Завязка основного конфликта.

• Развитие основного конфликта.

• Кульминация.

• Финал, или развязка основного конфликта. Напоминаю, что финал сцены-дилеммы в сценарии не разрабатывается. Разрешение конфликта в многообразии подходов — это прерогатива зрителей.

Продолжим рассматривать наш семейный конфликт. Определим конфликтующие стороны, ответив тем самым на вопрос о том, кто является действующими лицами будущего мини-спектакля. С одной стороны — родители (отец и мать), с другой — сын. Назовем его Александр, Алекс. В сцене будет принимать участие и его подруга Юлька.

В экспозиции, как принято, мы знакомим зрителя с действующими лицами, жизненными обстоятельствами, в которых разворачивается основной конфликт.

экспозиция

Родители выносят из квартиры изношенную старую мебель, которую в первые дни после переезда в другой город получили в подарок от старожилов. Мать и отец радостно возбуждены — наконец-то купили новую, свою! Говорят о том, как их сын обрадуется переменам. Входит сын с новой прической малинового цвета, новой сережкой в носу и с новой подругой. Подруга одета ярко, но по минимуму. Остатки джинсов прикрывают стройные ноги, на плечах — то ли кофточка, то ли бюстгальтер. Пупок схвачен крупным золоченым кольцом. Молодые люди вежливо здороваются и, не замечая реакции родителей, направляются в комнату Алекса.

 

ЗАВЯЗКА ОСНОВНОГО КОНФЛИКТА

Отец после минутного замешательства делает сыну замечание по поводу его вида, мать добавляет пару слов о равнодушии к семье. Сын довольно миролюбиво отшучивается, но общая атмосфера предвещает очередную «промывку мозгов»...

 

РАЗВИТИЕ ОСНОВНОГО КОНФЛИКТА

Родители сначала пытаются привлечь на свою сторону сына. Обращаются к его разуму, говорят о культуре, взаимном уважении, взаимопомощи. Сын лениво отбивается, пробует перенести разговор на потом. Родители настаивают. Он «не должен уподобиться своим друзьям, таким, как эта новая подруга... Как ее, Юлия?! Ему нужно сменить круг общения, подумать о будущем, об учебе!» Алекс взрывается. Настаивает на своих правах. Это — его друзья! Это — его жизнь! Юлия подливает масла в огонь: «Мои предки передо мной на цирлах ходят, а у тебя...»

 

КУЛЬМИНАЦИЯ

Старая мебель крушится вместе с новыми аргументами отца. Мать его успокаивает, бросая Алексу упреки:

— Не жалеешь отца, а у него больное сердце!

Юля, хлопнув дверью, уходит: «Спасибо, послушали музыку!» Алекс выходит на монолог: «Так жить невозможно, это просто какая-то тюрьма, а не дом! Нужно бежать, бежать, не оглядываясь!!! Что же делать?!!!»

Вот на этом месте ведущий останавливает сцену-дилемму и приглашает доиграть ее финал зрителям, выходящим на замену актеров базовой группы.

 

РЕЖИССЕРСКИЕ УКАЗАНИЯ

Данная сцена не имеет подробного сценария с текстами для действующих лиц — только каркас сценария, включающий в себя Тему, Проблему, Факт жизни или Факт искусства, Дилемму, Основной конфликт, Конфликтные стороны, Композицию развития основного конфликта.

Для того чтобы актеры смогли приступить к репетиции сцены-дилеммы с импровизированным текстом, режиссер прежде всего должен точно представить себе, что он хочет сказать зрителю, то есть сформулировать сверхзадачу. В нашем случае сверхзадача может выглядеть, к примеру, так: «Показать, что взаимное неуважение, непонимание членов семьи может привести одного из них к дилемме — уйти или не уйти из дома». Каждый актер должен точно знать, кто он, каков характер его взаимоотношений с другими действующими лицами, а главное — чего он хочет добиться от партнеров. Именно на разнице потенциалов этих желаний возникают микроконфликты и собственно основной конфликт, приводящий одного из героев к необходимости решить Дилемму.

Мы показали систему формирования каркаса сценария сцены-дилеммы на базе факта жизни в жанре мелодрамы, причем замысел сцены сложился в результате сценарного осмысления факта жизни. Процесс осмысления, естественно, мог сложиться и иначе и привести к другому замыслу, в другом, более условном или, наоборот, более натуралистическом виде.

Каркас сценария сцены-дилеммы может быть составлен как домашняя заготовка, если заранее известна аудитория и ее проблемный фон. Для израильской молодежи, на которую в первую очередь и рассчитан наш проект «Драма. Импровизация. Дилемма», весьма актуальна, например, тема «Об отношении к службе в армии». В круге жизненных явлений, связанных с армейским призывом, проблеме мотивации отводится одна из главных ролей. «Что для меня служба в армии?» — этот вопрос-проблема часто стоит перед восемнадцатилетними юношами и девушками. Отсюда следует дилемма выбора — служба в боевых частях или во вспомогательных войсках?

Имея в руках тему, проблему, дилемму, можно непосредственно приступить к обдумыванию элементов замысла, художественно оформляющего сквозное действие. Замысел включает в себя понятие жанра, сценографию, способ существования актеров, драматургический и режиссерский прием.

Окончательно замысел может сложиться только после ясного представления о качестве основного конфликта, путях его развития. На этом этапе мы выбираем формообразующий драматургический прием — Сон призывника. В данном случае в основу сцены-дилеммы кладется не конкретный факт жизни, а факт вымышленный. Основной конфликт носит внутренний характер: отдать предпочтение службе в боевых частях или пойти в «джоб»?

Конкретные стороны, которые во сне представляют то или иное мнение, — это образы офицера боевой части и сержанта вспомогательного батальона. Актеры, исполняющие эти роли, могут сыграть в дальнейшем и друзей героя сцены, пришедших к нему, чтобы узнать о планах призыва в армию.

Композиция

1. Экспозиция сцены. Молодой человек возвращается домой усталый с письмом в руках, которое только что вытащил из почтового ящика. Письмо из призывного участка, куда его приглашают явиться через неделю для начала прохождения воинской службы. Юноша ложится на диван, включает телевизор и... засыпает.

2. Завязка основного конфликта. Герой вскакивает с дивана, испуганный приснившимся сном. Во сне он мучился вопросом: идти в боевые части или во вспомогательные? Вернувшись к этой дилемме вслух несколько раз, герой вновь засыпает...

3. Развитие основного конфликта. В легкой дымке сна появляется девушка-сержант. Она выражает недовольство солдатом (эту роль играет либо «заснувший герой», либо его «двойник»). Помещения не убраны, рвения в службе у новобранца не заметно! Следует приказ сержанта вновь вернуться к уборке. Солдат берет швабру и размышляет вслух:

— И чего я не пошел в боевые части? Конечно, там и тяжело, и опасно, зато какое уважение! А здесь — ползай с тряпкой целый день и страдай...

Монолог героя прерывается вернувшимся сержантом, грозящим отправить новобранца под арест, если полы останутся грязными...

Перемена света. Громкий крик:

— Подъем!!!

Теперь разнос солдату учиняет офицер боевой части: 40 отжиманий от пола за невычищенное оружие! Выполняя приказ командира, солдат бурчит под нос:

— И какого черта меня понесло в боевые части?! Сидел бы сейчас где-нибудь на армейской базе, приводил в порядок склад, занимался бы уборкой территории, каждую субботу выходил бы из части домой...

Офицер обрывает мысли вслух очередным приказом:

— На стрельбище бегом ма-аарш!!!

Звонок в дверь. Парень из сна возвращается к реальности. Идет открывать дверь. Его пришли навестить бывшие школьные друзья. Она служит в армейской больнице. Он призвался в боевые. Герой сцены рассказывает друзьям свой сон. Каждый из товарищей комментирует услышанное со своих позиций, высказывая аргументы «за» и «против», исходя из личного армейского опыта.

4, Кульминация. Спор начинает идти на повышенных тонах, каждый из друзей с горячностью отстаивает свое видение воинской службы. Герой в полной растерянности. Ему приходится завершить сцену обращением к залу за помощью.

5. Финал. Зрители меняют исполнителей сцены-дилеммы, предлагая свои пути убеждения главного героя, влияния на формирование его позиции.

Режиссерское указание: способ существования актеров во сне должен резко отличаться от обыденного. Возможна замедленная пластика и речь или, напротив, утрированно быстрый темп.

* * *

В качестве сцены-дилеммы может быть выбрана образно представленная проблема. Такая метафоричность приближает сцену к театру «Плейбек», но пути работы со сценой остаются «дилеммовские» — после окончания показа зрители станут непосредственными участниками представления.

В свое время моя театральная группа играла сцену об этнической нетерпимости. В ее основе лежал факт жизни — напряжение между коренным населением страны и новыми репатриантами, возникающее из-за догм и стереотипов, из-за неготовности части людей воспринимать и принимать «другого». Сюжет был предельно прост. Девушка и юноша, любящие друг друга, принадлежат к разным этническим группам. Их друзья против продолжения встреч... Понятно, что в ходе обсуждения сцены мы пришли к тому, что подобная проблема характеризует не только отношения коренных израильтян и новых репатриантов, выходцев с Кавказа и представителей европейской алии, сефардов и аш-кеназов, белых и черных, религиозных и атеистов... Таким образом, исследовав круг жизненных явлений, мы сформулировали сценическую проблему: «Что лежит в основе этнических конфликтов?» Сверхзадача появилась с главным ответом на поставленный вопрос — «показать, что в основе противостояния лежат этнические и культурные предрассудки».

При поиске сценарно-режиссерского замысла мы ушли от конкретного факта жизни и представили вражду между этническими Монтекки и Капулетти как конфликт между «красными» и «зелеными». Так в сцене появились красные и зеленые парики, костюмы. Перед дилеммой оказываются Красная девушка и Зеленый юноша: продолжать ли отношения, невзирая на протест окружения?

Получилось, что из первичного замысла сохранились тема, проблема, сверхзадача, дилемма, но новый сценарно-режиссерский ход привел нас к изменению композиции.

Экспозиция

Две группировки молодежи — красные и зеленые — соперничают на дискотеке.

Танец агрессии. Начинают девчонки, затем к ним присоединяются парни. Кто круче?! Кто мощнее?! ОН заметно выделяется на фоне зеленых, ЕГО соло вызывает бурный восторг зеленых девчонок. И не только их. Одна красная с трудом скрывает свое восхищение. Точно так же ОН выделяет ЕЕ в группе красных, когда ОНА выдает какие-то немыслимые танцевальные па. Стоп-пауза. Затемнение. Звонит телефон. В узких лучах прожекторов ОН и ОНА. Он по ошибке набрал ЕЕ номер. Выясняется это не сразу, ведь ЕЕ зовут так же, как и ЕГО знакомую. Только вот голос ЕЕ незнаком и прекрасен! Ничего не значащий разговор о музыке, книгах, но возникает взаимный интерес и назначается встреча. Вспыхивает свет. ОН ждет ЕЕ.

1. Завязка основного конфликта. Вбегает ОНА. Останавливается как вкопанная. Не ожидала, что это тот самый красный. Его реакция — такое же замешательство. Зеленая?!? Та самая?! Не может быть! На всякий случай спрашивает, который час. Это тот же самый голос, сомнений нет...

2. Развитие основного конфликта. Узнав друг друга, медленно пристраиваются один к другому: пластический этюд под драматически звучащую музыку. Их притягивает и отталкивает все та же сила: «Другой! Другая!!! Зеленый! Красная!!!» Но вспыхнувшее чувство уже начинает бороться с силой предубеждения. Они все ближе и ближе друг к другу. Световая вспышка. Снова резкая дискотечная музыка. В тех же стоп-позах члены красной и зеленой группировок, как будто и не исчезали! Постепенно они включаются в действие, каждый пытается выдвинуть свой аргумент против «красной», против «зеленого»... Сколько желчи и ненависти!!!

3. Кульминация. Кажется, еще чуть-чуть, и начнется большая драка. Героев раздирают противоречивые чувства. С одной стороны — друзья, Стая. С другой — Любовь. С одной стороны — разница, в цвете, а значит, в принадлежности к разным семьям, разным кланам, С другой —. Любовь. Раздражение толпы нарастает, что решить?!

Задав этот традицирнный для вечера-дилеммы вопрос, переходим к работе со зрителями...

Режиссерское указание. Очевидно, что последние две сцены-дилеммы решаются не как импровизация, а как профессионально поставленные номера, где не репетируются только финалы, оставляющие возможность многовариантности и спонтанности.

«Молодой Шекспир»,

или Учимся писать

сценарий

Я не настолько наивен, чтобы предположить, что несколько нижеследующих упражнений действительно научат молодых актеров написанию сценариев. Однако определенные навыки с помощью этих заданий можно приобрести. Кроме всего, каждое из упражнений прививает участникам культуру обсуждения и структурирования драматургического текста, возбуждает их творческий интерес, желание максимально успешно справиться с непростой работой.

Мне кажется важным и то, что следом за сценирова-нием актерам приходится сразу же проверять текст на практике, выходя на площадку.

113. «СИЛЬНОЕ ЗВЕНО»

Этой техникой мы можем эффективно воспользоваться для решения какой-то творческой задачи или при попытке преодолеть групповой кризис, справиться с острой проблемой. Как известно, в такой ситуации участников групп нередко захлестывают сильные эмоции. Лидеры и просто «активисты», не жалея голосовых связок, вступают в спор. Меньшинство или природные интроверты «уходят в себя», и нередко достать их из этой раковины бывает невозможно...

Для того чтобы изменить описанную ситуацию к лучшему и поощрить коллективное обсуждение того или иного вопроса, давайте испытаем в группе эффективность техники «Сильное звено».

Работа происходит следующим образом:

• тренер или кто-то из участников группы формулирует проблему/вопрос/ситуацию, требующую прояснения;

• каждый по порядку коротко высказывает свою идею, свой взгляд на проблему. Вопросы задавать нельзя, нельзя включаться в дискуссию. Можно по ходу записывать в своем блокноте основные позиции, прозвучавшие в выступлениях. Но ЛУЧШЕ, если эту роль возьмет на себя тренер, записывая на доске/флип-чарте имена участников и тезисы их идей;

• когда круг выступлений завершен, у каждого есть 1-2 минуты посмотреть в свои записи/на доску;

• тренер просит каждого участника сделать свой выбор: подойти к тому человеку, чье мнение он наиболее поддерживает, чью оценку, идею считает наиболее близкой своим взглядам, и положить ему руку на плечо (при этом могут возникать целые цепочки, круги или просто группы);

• если кто-то считает свое мнение единственно возможным и верным, он остается стоять на месте, обхватив себя руками за плечи;

• просим группу оценить возникшие взаимоотношения людей и идей. Предлагаем в течение 10—15 минут расположиться вместе в границах сделанного выбора (где-то — большая группа, где-то — 2—3 человека, а где-то —«тихо сам с собою я веду беседу...»);

• даем возможность высказаться каждой мини-группе и подводим итоги: какая цепочка, группа или отдельное звено предлагают нам наиболее «СИЛЬНЫЙ» вариант, наиболее эффективный подход!

ИТОГ: обсуждение всего группового процесса принятия решений и эффективности подобной техники.

114. «ПРОШУ СЛОВО!»

Стулья в центре комнаты выставляются в кружок. Ведущий выбирает тему, готовит четыре высказывания, представляющие разные точки зрения на обсуждаемый вопрос.

Каждое высказывание записываем на отдельном большом листе бумаги и развешиваем по одному на стенах комнаты. Участники по команде ведущего могут пройти по комнате, прочитать подготовленные плакаты и выбрать тот, с которым согласны. Взяв стул, они собираются под плакатами в микрогруппы. Каждая группа в течение 10-15 минут обсуждает содержание высказывания, фиксируя аргументы, подтверждающие ее выбор.

Когда обсуждение в малых группах закончено, перед каждой из них ставится один стул, на который садится кто-то из участников группы. Занимая этот стул, он начинает свою двух-трехминутную речь просьбой:

— Прошу слова! — и высказывает совместно выработанное мнение по обсуждаемой теме.

Завершив выступление, он возвращается к малой группе. Каждый желающий может продолжить дискуссию, высказывая свое мнение, поддерживая аргументами позицию группы или подчеркивая неточности предыдущих вступлений. Для того чтобы включиться в обсуждение, он должен со словами «Прошу слова!» занять пустой стул, стоящий перед его малой группой.

Каждый участник может занять пустой стул только один раз.

115. «ЖЕЛАНИЕ И ПРЕПЯТСТВИЕ»

Это упражнение помогает определить истинные желания героя и найти различные способы достижения желаемого результата. На сцену приглашается пара участников. Каждому из актеров придется играть персонажа, находящегося в противоречии с партнером. Скажем, дочь-старшеклассница собирается с друзьями на выходные в поход с ночевкой. Мать не позволяет ей уезжать, опасаясь, как бы чего не вышло. Задание заключается в том, что в ходе диалога-импровизации каждому из участников предстоит уговорить собеседника принять желаемое решение, обращаясь на первом этапе — к чувствам партнера, на втором — к его логике, на третьем — «давя на жалость».

116. «ЧЕТЫРЕ СЛОВА»

Участвовать в выполнении этого задания можно по одному, в парах, тройках или небольших группах. На доске или на большом листе бумаги записываются четыре слова. Логически они должны быть как можно менее связаны между собой и представлять имена существительные нарицательные в единственном числе (хотя не исключен и другой вариант грамматических форм или частей речи, скажем список из четырех глаголов).

Даны, к примеру, слова: хлеб, грязь, театр, звезда, или: душа, письмо, цветок, шаг...

Задание заключается в том, что за определенное время — 15-20 минут — необходимо придумать и сыграть этюд, объединяющий данные четыре слова (в том же порядке!) в логически связное действие с конфликтом.

117. «СЛЕПОЙ ТЕКСТ»

На доске или на большом листе ватмана записывается набор слов. К примеру:

Все это странно мы пойдем холодно сыро к черту и глаза красные а с утра шел дождь так-то оно лучше глупо вляпались кап-кап-кап.

Смысл задания, в котором участвуют группы по 5— 7 участников, в том, чтобы в результате коллективного обсуждения превратить набор слов в текст. Как это возможно сделать? Во-первых, вычленив логические единицы путем постановки знаков препинания. Во-вторых, интонация поможет понять смысл высказывания в неполном предложении. В-третьих, когда текст будет составлен, его требуется разыграть по ролям. И здесь появляется еще одна — дополнительная — возможность прояснить семантику: использование мимики и жеста.

Слова нельзя менять местами. Можно повторять одно и то же слово или фрагмент несколько раз в том месте, где это слово или фрагмент находится. Например:

Первый. ...Так-то оно лучше!

Второй. Лучше?! Глупо вляпались...

Здесь повтор слова «лучше» (в том месте, где оно находилось в задании!) в сочетании с интонацией позволил логически связать фрагмент диалога между героями.

Интересно посмотреть результаты работы нескольких групп и сравнить их. Как правило, мы увидим, что один и тот же набор слов превращается в разный текст только благодаря иному структурированию с помощью знаков препинания и интонации, а затем — и с помощью актерской игры. Порой сцены будут представлены и в различных жанрах: кто-то превратит текст в комедию, кто-то увидит в нем элементы трагедии или «ужастика»...

118. «ПАПКА СЮЖЕТОВ»

Это еще одно упражнение на развитие способностей работать над текстом и создавать его. Каждая группа актеров (4-7 человек) получает от ведущего в папке или в конверте набор, в котором присутствуют: вещи, фотографии (вырезанные из газет или журналов фотоиллюстрации), записки со словами или мини-фрагментами текста, какие-то мелочи вроде квитанции, автобусного билета, шпильки для волос, этикетки, засушенного листка... Список предметов ограничен лишь фантазией ведущего!

Задание: внимательно рассмотреть все представленные материалы и после обсуждения объединить их в рамках рассказа о некоем событии, которое с кем-то произошло и с которым непосредственно связаны все вещи, находящиеся в «папке сюжетов».

119. «СДЕЛАЙ ЭТО ПОБЫСТРЕЕ!..»

Группа разбивается на подгруппы по 3—5 человек каждая.

На доске или флип-чарте режиссер записывает роли:

• друг;

• начальник;

• партнер;

• подчиненный;

• сосед;

• дальний знакомый;

• коллега по работе.

Режиссер просит каждую группу задуматься над тем, как одна и та же информация трансформируется в разных ситуациях, применительно к разным людям, в зависимости от формы высказывания...

— Закончи это побыстрее! — обращаетесь вы к разным людям и получаете в ответ...

Давайте проверим, как каждый из перечисленных на доске/флип-чарте людей может отреагировать на вашу просьбу.

Предыдущая статья:Обсуждение 2 страница Следующая статья:Обсуждение 4 страница
page speed (0.0923 sec, direct)