Всего на сайте:
183 тыс. 477 статей

Главная | Лёгкая промышленность

Шерстоткачество  Просмотрен 357

Около одиннадцати тысяч лет тому назад на территории современных Европы и Азии люди стали разводить овец. Кроме овец для получения волоса и шерсти позднее использовали и других животных. В Америке это были кролики, опоссумы, бизоны, животные из семейства лам, в Азии — верблюды и козы. Ткани из шерсти ламы-вигони и альпаки были ввезены в Европу после завоевания Америки испанцами, однако промышленное прядение шерсти этих животных впервые было начато в Англии в 1836 году Титом Солтом, которому также принадлежит и разработка английского метода прядения шерсти донской породы овец. Мягкие и красивые ткани изготовляют из тонкого волоса верблюда, а из грубого волоса в свое время делали приводные ремни, долго считавшиеся лучшими по прочности. Из пуха кашмирских коз изготовляют знаменитые кашмирские шали, поражающие богатством красок и тонкостью орнамента.

Шерсть наряду с лубяными волокнами была одним из первых текстильных волокнистых материалов. Остатки шерстяных тканей находили при раскопках поселений древних людей во всех обитаемых частях света. О шерсти и тканях из нее часто упоминали древние авторы, но особенно много таких упоминаний относится к средним векам. Наиболее старое изображение овцы выполнено в технике мозаики и было найдено в городе Уре, недалеко от Персидского залива. Эту мозаику датируют приблизительно 3500 годом до н. э.

Известно, что овцеводство было широко развито в Древнем Египте, где шерсть часто использовали для выполнения узоров на льняных тканях. Геродот упоминает о свободных белых шерстяных плащах, которые носили поверх льняной одежды.

Шерстяную одежду находили в погребениях I и II веков. В более раннее время находки шерстяных тканей довольно редки. Среди тканей, найденных в Египте, можно назвать образец шерстяной вязаной материи коричневого цвета в сочетании с белым, относящийся к додинастическому периоду, образец грубой ткани желтого цвета из пирамиды Менкаура в Гизе, образец периода XII династии. В коптском Египте из шерстяных тканей шили повседневную одежду, шерстяные нити часто использовали в качестве утка при изготовлении тканей из других волокон.

Изделия из шерсти были обычной одеждой в Индии до VI века до н. э., причем из второй песни «Махабхараты» узнаем, что в то время индусы изготовляли узорные ткани. По древнеиндийским законам Ману за кражу одежды из узорных тканей полагалось такое же телесное наказание, как за кражу золота и серебра.

На довольно высоком уровне было шерстоткачество в Китае периода династии Цинь (с III века до н. э.). Некоторые из тканей, найденных монголо-тибетской экспедицией П. К. Козлова, даже в момент находок превосходили по прочности современные сукна.

В 715 году до н. э. крашение шерсти было признано ремеслом в Риме. Древнегреческий географ Страбон писал, что «мягкую и самую лучшую шерсть доставляют окрестности Мутины и реки Скутаны; жесткую дают Лигистика и страна инсубров; большая часть домашней прислуги италиков одевается в платье из этой шерсти.

Шерсть посредственного достоинства поставляется окрестностями Патавия; из нее ткут ковры, одеяла и подобные вещи, волосатые с обеих сторон или с одной» [27]. О патавийских тканях в шутливом тоне писал римский сатирик Марциал (40—102 годы):

 

«Шерсти крученой тройной патавянки туники носят:

Добрую плотную ткань может пила распилить».

 

Процессы, необходимые для изготовления шерстяной ткани, описал Овидий. Вскоре после этого Плиний Младший отметил, что шерстяную одежду можно делать без прядения и ткачества и что самую тонкую шерсть получают с тарентайнских овец. Плиний рассказал также о разведении овец в Египте. Римский историк Тацит писал, что германцы кроме звериных шкур носили шерстяные плащи. Технологию выделки тонких сукон передали народам Северной Европы римляне. Высокое качество северных тонких сукон было известно уже в каролингскую эпоху. Багдадский халиф Гарун аль-Рашид получил в подарок от Карла Великого (742—814 годы) тонкие фламандские сукна, которые часто называли фризскими. Как и в Италии, в суконном производстве Фландрии использовалось сырье, привозимое в основном из Испании и Англии.

Бриттам шерстоткачество было известно задолго до начала новой эры, но римляне, завоевав остров, принесли с собой более совершенные приемы ремесла. Свою долю в развитие искусства прядения и ткачества в Англии внесли новые завоеватели — англы и саксы. Первое письменное упоминание о разведении овец в Англии относится к 712 году, и уже к началу XIII века Англия занимала второе место в Европе после Испании по производству шерсти. Однако в то время английские ткани не могли сравниться с континентальными, и только иммиграция фламандских и французских ткачей позволила Англии занять лидирующую роль в производстве шерстяных тканей. Фламандцы бежали от непрерывных войн на континенте, французы — от религиозных преследований. В 1219 году стоимость шерсти, экспортируемой во Фландрию, достигла таких размеров, что король Генрих III под страхом смертной казни запретил в 1261 году вывоз шерсти из страны. Этот запрет действовал до правления королевы Елизаветы, был ею отменен, затем в 1660 году опять введен и вновь отменен лишь в 1825 году. Зато в другом декрете Генриха III от 1271 года говорилось: «любой работник, мужчина или женщина, как из Фландрии, так и из других стран, могут безопасно прибыть в наше королевство для производства тканей» [36]. Политика ограничений вывоза шерсти и оборудования, широкое привлечение иностранных мастеров превратили Англию в страну, шерстяные ткани которой пользовались исключительной репутацией во всем мире. Большое влияние на политику Англии оказывали торговые гильдии, первая из которых — гильдия ткачей шерстяных тканей — была основана в 1120 году. С шерстяными тканями связана и организация первой торговой выставки в Англии в 1153 году, право на ежегодное проведение которых получил приор ордена святого Бартоломея. Вообще в то время английские монастыри были крупнейшими производителями шерсти в мире. Особенно славились своими овцами аббатства цистерцианских монахов, прибывших в Англию из Франции в 1128 году; например, аббатство в Фонтейнсе имело 15 тысяч овец, в Риво — 12 тысяч.

Как следствие английских законов о запрещении экспорта шерсти и импорта тканей по обе стороны Ла-Манша появилось столько контрабандистов, что, говорят, это стало основной причиной роста Королевского флота, сделавшего Англию владычицей морей. К Англии относится и первое письменное упоминание о камвольных тканях (1315 год).

Фламандским декретом от 1351 года была запрещена продажа шерстяных тканей за пределами трехмильной зоны от места их изготовления. Во Фландрии было принято также несколько первых в мире законов о качестве тканей. В каждом городе была специальная комиссия из трех человек, выбранных местными властями, которая оценивала качество тканей.

За выпуск недоброкачественных тканей полагалось суровое наказание. Эти законы привели к новой волне эмиграции ткачей в Англию.

Главными центрами средневекового суконного производства в материковой Европе были Флоренция и Брюгге с окружавшими их городами. По записи флорентийского хрониста Виллани, в XIV веке во Флоренции производством шерстяных тканей занимались до 30 тысяч человек. Главным европейским центром купли-продажи сукон были ярмарки в Шампани, а с XIV века — в Брюгге. Кроме того, итальянские сукна шли в порты Египта, Сирии, Малой Азии и Крыма и далее в Персию, Среднюю Азию, на Кавказ, в Китай и на Волгу.

С торговлей шерстяными тканями связано образование банков, которые знаменитые флорентийцы Медичи сделали необходимым придатком текстильного производства. Кстати, сами Медичи были членами нескольких текстильных гильдий. Развитие раннего капитализма в Италии было почти полностью обусловлено текстильным производством. Вопросами отделки шерстяных тканей занимался Леонардо да Винчи, предложивший около 1340 года стричь шерстяные ткани для придания им лучшего вида.

С начала XIII века отмечается существование цехов, но уже в 1339 году байлиф Бристоля держал на дому наемных ткачей, т. е. в начале XIV века появляется более прогрессивная мануфактурная организация труда.

Во Франции довольно интересным было производство шалей, развившееся там в начале XIX века. После египетского похода Наполеона шали (их еще называли индийскими или турецкими) стали, по выражению французского экономиста А. Бланки, «предметом общей необходимости подобно сахару, кофию, табаку, перцу и корице и вызвали многочисленные подражания» [4].

Первые французские шали впервые были показаны на выставке 1801 года и представляли собой гладкие полушелковые шарфы двух или трех цветов с хлопчатобумажным утком. Затем фабриканты Терно попробовали делать шали из мериносовой шерсти. Успех этого производства побудил их выписать из Москвы кашмирского козьего пуха, который поставлялся туда через Астрахань. Тогда же, по словам А. Бланки, и «был найден способ закреплять узоры так, чтобы они не распускались, и можно было срезать их с левой (изнаночной — Прим. авт.) стороны. Это было самое важное изобретение в искусстве ткать шали. С этого времени бордюры не были уже так толсты и тяжелы, как прежде. Но тогда еще не делали букетов по углам бордюров, кои ныне почитаются необходимым украшением шалей. Когда же вскоре потом научились также опаливать ворсу, то начали и у нас делать такие шали, которые ни в чем не уступают турецким или кашмирским, и даже превосходят их тем, что некоторые из наших фабрикантов делают уже шали, с обеих сторон лицевые» [4]. На выставке 1827 года такие шали были представлены несколькими фабрикантами.

В какое время начались работы по улучшению состава шерсти, сказать трудно, однако известно, что во II веке до н. э. римляне вывели новую тонкорунную породу овец, так называемую тарентайнскую, скрестив колхидских баранов с итальянскими овцами.

В середине I века римский писатель Колумелла писал, что его дядя Марк Колумелла, живший в Испании, улучшил свое стадо тарентайнских овец, скрестив их с африканскими барана ми. И если тарентайнские овцы были коричневыми или черными, то новое стадо давало длинное, тонкое, белое руно. Так появилась испанская порода мериносов, распространившаяся затем по всей Европе и Америке. Французский король Людовик XIV с большим трудом вследствие запрета испанцев на вывоз овец приобрел стадо испанских мериносов, от которого после некоторых опытов пошла порода французских мериносов. После скрещивания испанских мериносов с местными немецкими породами получили саксонских мериносов.

Среди самых старых шерстяных тканей, найденных на территории СССР, ткани из оледенелых курганов Горного Алтая. Во втором Пазырыкском кургане найдены две красные ткани полотняного переплетения. Среди находок многоцветная ткань полотняного переплетения с репсовым эффектом. Найдены также плотная по утку ткань саржевого переплетения и полутораслойная ткань с одной основой и двумя утками.

На Руси производство шерстяных тканей (большей частью в виде сукон) было известно издавна, во всяком случае, грубые сукна изготовляли ранее 921 года, когда русских людей в одежде из сукна видел Ибн Фадлан в столице волжских болгар. Позднее в древних летописях имеются неоднократные упоминания о выработке на Руси шерстяных тканей. Из сукна шили сермяги, епанчи, кочи, мятели, несколько позднее охабни, опашни, капелюки, сарафаны, понявы, шапки, клобуки, пояса и другие изделия. Из пуха козы делались легкие сукна для женской одежды.

Производство грубых шерстяных тканей было в основ ном домашним занятием, но уже с XI века в монастырях и при княжеских дворах появляются мастера шерстоткачества. С этого времени начинается торговля шерстяными тканями в городах. Тонкие сукна, скорлаты, поступали из-за границы, стоили очень дорого и в основном раздавались князьями в виде награды. Скорлатные одежды даже у князей передавались по наследству.

В летописях сообщается, что во время набега Тохтамыша на Москву (в 1382 году) было разорено много сукнодельных дворов. В повести «О московском взятии от царя Тохтамыша и о пленении земли Русьская» говорится, что активное участие в обороне Москвы от татар принимали участие «суконники». Автор так рассказывает о подвиге одного из этих людей: «Един гражданин, именем Адам, москвитин бе суконник..., приметив единого татарина нарочита и славна, еже бе сын некоторого князя ординского, и напя самострел и спусти ненапрасно стрелу на него, ею же уязви его в сердце его гневливое и вскоре смерть ему нанесе; се же бе велика язва всем татарам, яко и самому царю тужити о нем» [21].

Из сообщения летописи от 1425 года известно, что одежда из сермяжного сукна была повседневной одеждой населения («вси бо бяху в сермягах»).

Мастеров суконного дела пытались пригласить из-за границы и Иван IV, и Борис Годунов. Необходимость иметь своих мастеров для выделки тонких сукон в основном была вызвана мошенничеством иностранных купцов, продававших сильнотянутые сукна, которые после замочки значительно усаживались по длине.

Привилегии на производство сукон в Москве выдавались Ивану Сведену и Илье Тарбету, но первой удачной суконной мануфактурой стала мануфактура купцов Серикова и Дубровского, основанная в 1698 году. В 1705 году Петр I впервые сшил себе кафтан из сукна этого заведения. Сохранился перечень профессий работников мануфактуры, дающий представление о характере технологического процесса: красильного дела мастерица, ворсовального дела мастер, ткач, скребольщик, кардовщик, картонщик, картолыцик, стриголыцик, прядильщик, бердник, жолщик, ворсовалыцик, основщик, дрогшердер.

Позднее в результате проводимой Петром I политики поддержки русских мануфактур появляется еще целый ряд заведений.

В 1704 году было основано казенное суконное заведение около Воронежа, в Тавровской крепости, а в 1705 году началась история суконного двора, построенного в Москве около Каменного моста. Интересны сведения о производительности работников, в частности на Казанской суконной мануфактуре И. Осокина. При перематывании пряжи на баран (мотовило) мотальщик нарабатывал в день до 14 кг 400 г пряжи; шпульник, наматывавший уток на цевки, обслуживал своими шпулями шесть станков; сновальщики обеспечивали пряжей по два станка каждый! Два ткача, работавшие на одном ткацком станке, нарабатывали примерно около четырех кусков («половинки») сукна в месяц.

В 1712 году царь издал указ, в котором предписывалось «завод суконный размножить не в одном месте, так чтоб в пять лет не покупать мундира заморского, а именно, чтоб не в одном месте завесть, а заведчи дать торговым людям, собрав кумпанию, буде волею не похотят, хотя в неволю» [21].

Изделия суконных мануфактур долгое время вызывали многочисленные нарекания потребителей. На качество тканей влияло низкое качество пряжи, а также антисанитарное состояние производственных помещений. В докладе комиссии по выработке суконного регламента говорилось, что «ткачи едва и столько дневного света имели, дабы тканье сего точно высмотреть, наименьшее же сукну само вредительской худобы открывать могли ... У некоторых фабрикантов строение в такой плохой почине содержится, что теча от снегу и дождя и валящийся сквозь щели не плотных песок и сор людям в руках марает и портит, а полы досками иже кирпичей не выстланы, а двери всякими строениями загромождены» [21].

17 февраля 1720 года вышел первый печатный указ о развитии в России производства шерстяных тканей, в котором говорилось, что «некоторые из Российского народа трудолюбивые и тщательные ко оной фабрике шерсть прясть и ткать научились» [5].

Во второй половине XVIII века число суконных мануфактур заметно увеличилось. Эта тенденция еще более усилилась в конце века в связи с увеличением численности армии и флота.

 

Предыдущая статья:Льноткачество Следующая статья:Ковроткачество
page speed (0.0178 sec, direct)