Всего на сайте:
183 тыс. 477 статей

Главная | Психология

Семинары с сообществами. (Смещение жизненных приоритетов, как фактор утери феминности. Смена гендерных ролей в современном обществе).  Просмотрен 178

  1. Более широкий контекст: перемены во взрослом мире гендеров и/или сексуальных ориентаций. (Смещение жизненных приоритетов, как фактор утери феминности. Смена гендерных ролей в современном обществе).
  2. Трансфобия. (Смещение жизненных приоритетов, как фактор утери феминности. Смена гендерных ролей в современном обществе).
  3. Трансфобия в медицине. (Смещение жизненных приоритетов, как фактор утери феминности. Смена гендерных ролей в современном обществе).
  4. Трансфобия на работе. (Смещение жизненных приоритетов, как фактор утери феминности. Смена гендерных ролей в современном обществе).
  5. Трансфобия и ВИЧ. (Смещение жизненных приоритетов, как фактор утери феминности. Смена гендерных ролей в современном обществе).
  6. Фетишистский трансвестизм. (Смещение жизненных приоритетов, как фактор утери феминности. Смена гендерных ролей в современном обществе).
  7. История изучения феномена трансвестизма. (Смещение жизненных приоритетов, как фактор утери феминности. Смена гендерных ролей в современном обществе).
  8. Диагностические критерии. (Смещение жизненных приоритетов, как фактор утери феминности. Смена гендерных ролей в современном обществе).
  9. Классификация. (Смещение жизненных приоритетов, как фактор утери феминности. Смена гендерных ролей в современном обществе).
  10. Фетишистский трансвестизм как частный случай ETLE. (Смещение жизненных приоритетов, как фактор утери феминности. Смена гендерных ролей в современном обществе).
  11. Фетишистский трансвестизм и гетеросексуальность. (Смещение жизненных приоритетов, как фактор утери феминности. Смена гендерных ролей в современном обществе).
  12. Фетишистский трансвестизм и гомосексуальность. (Смещение жизненных приоритетов, как фактор утери феминности. Смена гендерных ролей в современном обществе).

На нынешний момент я работаю с 17 детьми и подростками в возрасте от 6 до 17 лет, имеющими мужской соматический пол, но самоидентифицирующимися иначе, и с одним подростком 15 лет, имеющим женский соматический пол. Опыт у этих юных людей совершенно разный – у кого-то серьезные психологические и социальные проблемы, кто-то счастливо живет в любящей семье. Чем больше проблем у ребенка/подростка, тем больше необходимость проводить встречи с сообществом, семинары, а иногда – индивидуальную работу самим ребенком/подростком.

Когда я провожу семинары с сообществом, я в первую очередь фокусируюсь на том, какие в культуре существуют ограничения и «недоработки», касающиеся понятия гендера и форм его выражения, и на том, какие проблемы эти ограничения и недоработки создают для тех, кто переживает и/или выражает гендер необычным способом. Дети и подростки – трансгендеры нуждаются в поддержке для того, чтобы разработать стратегию улучшения взаимодействия с миром, который их не понимает. Также им нужна поддержка, чтобы позаботиться о собственной гибкости в пространстве гендера и его выражения.

Сообщества, группы значимых других нуждаются в орудиях понимания, чтобы осмыслить своей взаимодействие с необычными детьми и подростками. К примеру, отвержение со стороны значимых других и со стороны общества в целом может приводить к тому, что ребенок/подросток начинает сопротивляться. В некоторых случаях развивается то, что я называю «гендерно-девиантным поведением», когда дети и подростки, сталкиваясь с отвержением, не видят для себя другого выхода, кроме как биться, всеми возможными способами отстаивая собственное субъективное переживание гендера. В результате может быть причинен непоправимый вред, если человек, руководствуясь подобной жесткой, ригидной позицией, ложится под нож хирурга.

Если бы было меньше отвержения и меньше ригидности, то, возможно, перед человеком остались бы открытыми другие пути, и было бы больше времени для проб и экспериментов.

Работа с сообществами, направленная на защиту и поддержку возможно-трансгендерных детей и подростков, приводит к тому, что снижается уровень тревоги и напряжения, которые прежде возникали как реакция на необычные формы выражения гендера. Улучшается общение и взаимодействие, ребенка меньше дразнят и высмеивают; все вовлеченные в ситуацию лица начинают лучше осознавать собственную гендерную принадлежность и стремиться к ее позитивному переживанию. Участие специалистов помогающих профессий в этих семинарах привело к возрастанию информированности этой профессиональной прослойки о проблемах гендера.

Когда люди перестают бояться того, что ребенок/подросток может стать трансгендером или гомосексуалом, когда признается опыт всех вовлеченных людей, тогда сообщество создает и поддерживает атмосферу принятия и признания.

Ответы на вопросы, поставленные в начале статьи

В начале этой статьи я поставил(а) несколько вопросов, и сейчас хочу предложить ответы на них.

  • Есть довольно много людей, которые не вписываются в дихотомию гендера. Можно говорить о «другом поле/другом гендере», но термин «противоположный пол» свое отжил.
  • Есть довольно много людей, которые по своим телесным и/или психологическим характеристикам не вписываются в широко распространенные представления о поле и гендере. Эти люди могут столкнуться с отсутствием гендерной принадлежности, потому что общество их не понимает и не признает.
  • Недостатки и ограничения западной культуры, приводящие к тому, что довольно много людей оказываются не принятыми такими, какие они есть, ведут к постановке диагнозов, в свою очередь стигматизирующих и патологизирующих эту группу людей.
  • Многие взрослые люди, не принадлежащие к традиционно выделяемым соматическим полам и/или необычным образом субъективно переживающие свою гендерную идентичность, живут счастливо. Однако они подчеркивают, что отвержение и непонимание причинили им много страдания и боли.
  • Многие взрослые люди, не страдающие от психозов, но необычным образом переживающие и/или выражающие свой гендер, сталкиваются с заявлениями окружающих о том, что они-де лучше знают, какого этот человек пола/гендера, нежели он(а) сам(а). Представления большинства пытаются пересилить субъективный опыт меньшинства, но им это не удается.
  • Все больше данных подтверждает, что люди, получившие диагноз «расстройство гендерной идентичности», сами от своего гендера не расстраиваются, не считают его проблемой. Их значимые другие зато расстраиваются и считают свое расстройство чужой проблемой.
  • Пришло время для всех, а для психотерапевтов в особенности, расширить нормы и стандарты того, какие переживания и формы выражения гендера должны быть признаны и приняты в человеческих обществах.
  • Так как детей и подростков, необычным образом переживающих и/или выражающих собственный гендер, достаточно много, терапевты должны работать с сообществами, стремясь сформировать расширенное понимание пола и гендера в этих группах, вместо того, чтобы работать исключительно с самими необычными людьми.
  • В настоящее время небезопасно быть человеком необычного гендера и/или сексуальной ориентации. С такими людьми могут случиться разные неприятности, например, самоубийство, самоповреждение, отвращение к себе, злоупотребление алкоголем и наркотиками, психиатрические и социальные проблемы. До тех пор, пока разнообразные формы выражения гендера не станут настолько же признаны в обществе, как и выражения гендера, свойственные большинству людей, терапевты должны сосредотачивать свои усилия на не на индивидуальной терапии, а на работе сообществами, частью которых являются необычные люди.
Предыдущая статья:Помощь возможно-трансгендерным людям: работа с сообществами. (Смещение жизненных приоритетов, как фактор утери феминности. Смена гендерных ролей в современном обществе). Следующая статья:Более широкий контекст: перемены во взрослом мире гендеров и/или сексуальных ориентаций. (Смещение жизненных приоритетов, как фактор утери феминности. Смена гендерных ролей в современном обществе).
page speed (0.1622 sec, direct)