Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Право

Юридические понятия и предмет правоведения 3 страница  Просмотрен 635

16 Так, по мнению В.А.Звиглянича, при социокультурном подходе познание и категориальное мышление: «изначально входят в структуру объективных зависимостей внешнего мира, соотносятся с системой культурно-исторических объектов». Звиглянич В.А. Указ. соч. С. 22. См. также: Коршунов А.М., Мантанов В.В. Указ. соч. С. 73,335; Крымский СБ. Логико-гносеологический анализ универсальных категорий //Логико-гносеологические исследования категориальной структуры мышления. Киев, 1980. С. 5 и след.

 

3.3. Правоведение и юридическая практика... 183

мальной направленности. Такие изменения исследователя неизбежно ведут к практической деактуализации конкретных результатов исследований и, в этом смысле, утраты ими практических перспектив (однако, как уже отмечалось, теоретическая ценность деактуали-зированных положений от этого не уменьшается). Словом, возможность воплощения в юридическую практику научных положений, без их востребованности самой практикой, явно не велика. Такой, условно говоря, консерватизм юридической практики является, видимо, необходимым ее качеством, поскольку обеспечение стабильности, устойчивости общества, прочного правопорядка возможно только такой системой, которая сама весьма устойчива и эмансипирована от прямых идеологических, политических и, в том числе, научных влияний.

На относительную независимость юридической практики от науки справедливо указывает В.И.Леушин, который пишет: «Практика в отличие от науки обладает самостоятельностью, то есть может функционировать, не прибегая к помощи науки»17. Правда, основания такой независимости автор видит в способности законодателя, правоприменителя, субъекта правоотношения самостоятельно добывать истину. Познавательный потенциал юридической практики не стоит переоценивать, на что указывает и сам В.И.Леушин18. А вот с утверждением о способности юридической практики функционировать, не прибегая к помощи науки, видимо, следует согласиться. Для функционирования юридической практики, очевидно, достаточно познавательного обеспечения в форме организационно-задачной, профессиональной рефлексии. Подкрепленная цеховым обучением профессии, такая юридическая практика, видимо, способна самовоспроизводиться даже без тенденции к вырождению. Другой вопрос - насколько способна юридическая практика без участия науки развиваться? Если изменения юридической практики не отождествлять с ее развитием, которое, как известно, предполагает наличие цели и идеального плана действительности, т.е. теории, философии и т.д., то ответ, скорее всего, должен быть отрицательным.

С этой точки зрения целесообразно различать функционирование и развитие юридической практики. Можно предположить, что в плане функционирования юридическая практика самодостаточна,

"Леушин В.И. Указ. соч. С. 131. 18 См.: там же.

 

184 Глава 3. Проблемы предмета правоведения

а вот потенциал ее развития без теории, в частности без прогностической функции науки, видимо, весьма невелик. И не с этим ли обстоятельством связан кризис права современной европейской цивилизации, обсуждаемый, как говорилось, в западной литературе. Допустимо предположить, что развитие юридической практики осуществляется на собственной основе, но за счет привлечения к решению своих задач средств, продуцируемых юридической наукой и прежде всего общей и отраслевыми теориями. И в этом смысле можно говорить об особом «содержательном управлении» юридической практикой со стороны правовой науки, осуществляемом путем разработки корректных, эффективных теорий, продуцирования истинных знаний. И чем глубже теории, чем больше они приближаются к истине, тем выше вероятность их востребованности практикой и тем выше «управленческий потенциал» юридической науки.

Изложенное позволяет утверждать, что относиться к юридической практике как высшему основанию, цели и критерию юридических исследований - значит недопустимо упрощать проблему. Очевидно, что правоведение должно иметь и несоциологические критерии оценки юридических теорий. Это означает необходимость обращения к гносеологическому аспекту вопроса, традиционно представленного как проблема научной истины.

В целом, внимание к вопросам истины традиционно для юриспруденции.

Пожалуй, наиболее обстоятельно они обсуждаются представителями процессуального права, прежде всего в рамках теории доказательств19.

19 См., напр.: Вышинский А.Я. Теория судебных доказательств в советском праве. М., 1950; Строгович М.С. Материальная истина и судебные доказательства в советском уголовном процессе. М., 1955; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968; Полянский Н.Н. Очерк развития советской науки уголовного процесса. М, 1960; Трусов А.И. Основы теории судебных доказательств. М., 1960; АрсеньевВ.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств в советском уголовном процессе. М., 1964; Мухин ИИ. Объективная истина и некоторые вопросы оценки судебных доказательств при осуществлении правосудия. Изд-во ЛГУ, 1971; Иванов О.В. Принцип объективной истины в советском гражданском процессе. М, 1973; Коз Ц.М. Проблемы доказывания в суде первой инстанции (цели доказывания). Саратов, 1978; Горский Г.Ф., КокоревЛ.Д., Элышнд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе.

Воронеж, 1978; Пьяное НА. Принцип объективной истины в советском арбитражном процессе: В Сб:

 

3.3. Правоведение и юридическая практика... 185

В связи с проблемами квалификации преступлений, вопросов установления истины касаются исследователи, работающие в сфере уголовного права20.

Теоретики права, по сути дела, следуют тем же направлениям и наиболее развернуто исследуют проблему истины в юриспруденции в связи с вопросами применения и толкования права21. Правда, в последние годы более широкие теоретические рамки исследования данной проблематики заданы, в частности, А.Ф.Черданцевым, обратившимся к логико-семиотическим аспектам юридической науки и практики22.

Наконец, следует назвать весьма интересное, хотя и не получившее достаточного признания научным юридическим сообществом, направление исследований, сторонники которого ставят вопрос об истинностной оценке норм позитивного права23.

Значительно меньше повезло проблемам истины в научном познании права. Разумеется, отношение к результатам проводимых исследований как истинным или «неистинным» неявно присутствует практически во всех работах правоведов, однако данный план, повсеместно декларируемый, в содержании работ скорее подразуме-

Конституция СССР и вопросы развития правового регулирования социалистических отношений. Иркутск, 1980; Курс советского гражданского процессуального права. Т. 1 .М., 1981. Треушников М.К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. М, 1982; Курс советского уголовного процесса. Общая часть. М., 1989.

20 См., напр.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации

преступлений. М., 1972; Куриное Б.А. Научные основы квалификации

преступлений. М., 1976; Наумов А.В. Новиченко А.С. Законы логики при

квалификации преступлений. М., 1978 и др.

21 См.: НедбайлоП.К Применение советских правовых норм. М., 1960;

Алексеев С. С. Проблемы теории права. Т. 2. Свердловск, 1973;Дюрягин И.Я.

Применение норм советского права. Свердловск, 1973; Его же. Об истин

ности содержания правоприменительного акта. Сов. гос-во и право. 1975.

№ 2.; Бро Ю.Н. Проблемы применения советского права. Иркутск, 1980;

Вопленко Н.Н. Социалистическая законность и применение права. Саратов,

1983; Черданцее А. Ф. Вопросы толкования советского права. Свердловск,

1972; Его лее. Толкование советского права. М., 1979.

22 См.: Черданцее А. Ф. Логико-языковые феномены в праве, юриди

ческой науке и практике.

23 См.: Бабаев В.К. Указ. соч.; Баранов В.М. Истинность как свойство

норм советского права//Нормы советского права. Саратов, 1987; Его же.

Истинность норм советского права. Саратов, 1989.

 

186 Глава 3. Проблемы предмета правоведения

вается, нежели целевым образом обсуждается. Контекстуальные замечания по вопросу, в режиме «попутно сказанного», дело обычное. Попытки же специального теоретического осмысления правоведами истины как проблемы юридической науки, юридического исследования, к сожалению, весьма эпизодичны24. Недостаточное внимание отечественных правоведов к вопросам истины в правоведении, как специально теоретически выделенной проблематике, может объясняться или ее неактуальностью для юриспруденции в силу некоторых гносеологических особенностей последней, или, что вероятнее, доминировавшей в нашей науке методологической установкой. Основу такой установки и в отношении проблемы истины в юридическом исследовании задавало, в том числе, упоминавшееся господство в отечественном правоведении нормативного отношения к разработкам, осуществлявшимся в данной области официальной философией, и восприятием ее положений как методологических установок, гарантирующих истинность любого научного знания, получаемого на их основе25.

С точки зрения сегодняшних задач нашей юриспруденции подобное отношение к данному кругу вопросов уже вряд ли является удовлетворительным. Принципиальное расширение социокультурного контекста современного правоведения требует от юристов фундаментального самоопределения, в первую очередь в рамках философии и методологии юриспруденции, где сегодня неизбежно возникает целый класс проблем, связанных со значением истины в юридических исследованиях и, в более широком плане, - с оценкой юридических теорий и знаний. В частности, это отмечавшаяся «склонность» современного правоведения к реализации различных способов познания права, в которых критерии оценки знаний не всегда совпадают.

В истории познания было выработано достаточно много подходов к пониманию истины, соответствующих определенной гносе-

24 См., напр.: Чечет ДМ. Квопросу о критерии истинности выводов юриди-

чеснэйнг&чм//Советское гск^дарсгао и право. 1965.№2; ЧернобепьГ.Т. Проблема

истинности и научной достоверности в правоведении // Методологические

проблемы советской юридической науки. М., 1980; Исаков В.Б. Неэмпири

ческие критерии истинности в юридической науке // Методология советского

правоведения. Свердловск, 1978

25 В качестве фактора здесь, очевидно, могут рассматриваться и тради

ции догматической юриспруденции.

 

3.3. Правоведение и юридическая практика... 187

алогической установке, типу рациональности и общей духовно-интеллектуальной ситуации эпохи.

Однако, большинство из существующих трактовок истины, так или иначе, связаны с идеей отношения действительности и нашего знания о ней. В зависимости от понимания этого отношения, представлений о его возможности и способов их обоснования и строятся основные концепции истины26. В их числе называются:

• корреспондентская концепция, которой придерживается ряд гносеологических теорий, определяющих истину через соответствие (согласование) знаний с действительностью;

• когерентная концепция, рассматривающая истину как свойство непротиворечивости, «самосогласованности» знания;

• прагматическая концепция, относящаяся к истине как полезности знания, его эффективности для решения практических задач;

• конвенционализм, считающий, что вопрос истины-это вопрос соглашения о ее трактовке27.

В философской литературе обсуждаются и иные концепции28. Однако для нашего исследования оправданнно ограничиться теми из них, которые так или иначе находили отражение в юридической литературе.

26 Принято считать, что в истории познания исследование проблем ис

тины начинается с постановки вопроса в античной философии о соответствии

действительности. В частности, указывается на платоновский диалог «Кра-

тил»: «В таком случае тот, кто говорит о вещах в соответствии с тем, каковы

они есть, говорит истину, тот же, кто говорит о них иначе, лжет?» Платон.

Кратил//Соч.:ВЗт. Т. 1.М., 1968. С. 417. В качестве классической трактовки

термина «истина» обычно называется утверждение Аристотеля, в соот

ветствии с которым «говорить о сущем, что его нет, или о не-сущем, что

оно есть, - значит говорить ложное; а говорить, что сущее есть и не-сущее

не есть, - значит говорить истинное». Аристотель. Метафизика. С. 141. В

дальнейшем А.Тарский приведет данное высказывание Аристотеля к

следующему виду: «Истинность предложения состоит в его согласии с реаль

ностью (или в соответствии с ней)». ТарскийЛ. Семантическая концепция

истины и основания семантики // Аналитическая философия: становление

и развитие. М., 1998. С. 93.

27 См.: Чудинов Э.М. Указ. соч. С. 11 и след.; Лакатос И. Указ. соч.

С. 462 и след.

28 См., напр.: Поппер К Факты, нормы и истина: дальнейшая критика

релятивизма II ПопперК. Открытое общество и его враги. Т. 2. М., 1992.

 

188 Глава 3. Проблемы предмета правоведения

Здесь нужно заметить, что, несмотря на достаточно большое разнообразие научных задач, для решения которых в правоведении востребовано понятие истины, подавляющее большинство известных автору исследований основывалось на концепции истины, находящейся в рамках доминировавшей в нашей науке теории отражения. Базовым постулатом данной теории является, как известно, отношение к знанию как отражению объективной реальности29. Отсюда, истина трактуется в объективном смысле и определяется «как содержание человеческих знаний, которое соответствует объективному миру, т.е. воспроизводит его»30.

Раскрывая материалистическую теорию познания как методологическую основу юридической науки, А.Ф.Черданцев воспроизводит данный постулат в следующей формулировке: «Содержание знаний объективно определяется существованием реального, независимого от сознания человека внешнего мира»3'. Если попытаться выразить основной смысл наиболее последовательно реализуемой в нашей литературе концепции, то можно сказать, что под истиной, как правило, понимается объективное (верное) соответствие юридической теории, юридического знания правовой действительности32. Что дает право говорить о ней как о строящейся на принципе соответствия и в этом смысле корреспондентской33.

При методологическом обсуждении истины на первый план выходит проблема критериев, т.е. вопросы условий, средств и методов ее достижения. С этих позиций обращают внимание на особенности отношения к истине в различных типах рациональности. Принципи-

29 «Всякое знание, независимо оттого, каков его объект, есть отражение

объективной реальности». Коршунов А.М., Мантанов В.В. Указ. соч.

С. 69-70.

30 Чудите Э.М. Указ соч. С. 39.

31 Черданцев А. Ф. Теория государства и права. С. 27.

32 Под соответствием, в данном контексте, понимается адекватное от

ражение субъектом окружающего мира. См., напр.: Коршунов А.М., Ман

танов В.В. Указ. соч. С. 68 и след.

33 В философской литературе обращается внимание, что причисление

теории истины к корреспондентской теории (теории соответствия), строго

говоря, не всегда раскрывает ее сущность. Поэтому в рамках диалектико-

материалистического подхода следует указать на соответствие в смысле

воспроизведения действительности. См.: Чудинов Э.М. Указ. соч. С. 37.

Однако для целей нашего исследования такая строгость различения не яв

ляется необходимой.

 

3.3. Правоведение и юридическая практика...

189

альное отношение к познанию, истине в античной рациональности и научной рациональности Нового времени мы уже рассмотрели выше. Напомним только, что истина в античной рациональности достигается рассуждениями34, осуществляемыми по установленным правилам (в современном понимании - логики) и в рамках определенных метафизических, как полагают, начал35. Для рациональности Нового времени, научного позитивизма истинным является уже такое знание, которое исключает всякие метафизические полагания36 и может быть проверенно на соответствие объекту экспериментальным путем. Именно эксперимент, а не правила рассуждения, начинает рассматриваться в качестве основного механизма проверки тех или иных положений на истинность в науке Нового времени37.

34 «В самом деле, цель умозрительного знания - истина, а цель знания

касающегося деятельности - дело». Аристотель. Метафизика. С. 94.

35 «Поэтому и начала вечно существующего всегда должны быть наибо

лее истинными: они ведь истинны не временами и причина их бытия не в чем-

то другом, а, наоборот, они сами причина бытия всего остального; так что в

какой мере каждая вещь причастна бытию, в такой и истине». Там же. С. 95.

36 В связи с этим имеет смысл упомянуть, что, указывая на изменения,

происходящие в европейской науке после Декарта и Лейбница, Э.Гуссерль

отмечает все большую формализацию науки, утрату естественно-научными

понятиями их «интуитивного качественного содержания», как раз харак

терного для эпохи Аристотеля. Согласно Гуссерлю, исходные мыслительные

процедуры (связываемые автором как раз с первоначальными полагания-

ми), придающие теории смысл, в этот период, фактически, наукой исключа

ются. См.: Гуссерль Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная фе

номенология. С. 550 и след.

37 Нужно упомянуть, что обладающее определенной спецификой по

нимание истины возникает в средневековой схоластике, воспринявшей арис

тотелевские правила рассуждения, но ограничившей их догматами веры и

«идеологизировавшие» в этом плане истину и истинность. В данном случае,

доминирующим основанием истины уже рассматривается построенная на

авторитете система конвенционализированных постулатов, обеспечивающих

построение определенной практики. «В период Средневековья знания, в

том числе знания о природе, предопределялись господствующей традицией

и обосновывались ссылками на авторитеты, истинность учений которых

даже не могла быть поставлена под сомнение. Вследствие этого все иссле

дования того времени находились в узких рамках более или менее стандарт

ных интерпретаций незыблемых исходных оснований. Существовавшие об

разцы познавательной деятельности рассматривались как необходимые, все

общие и неизменные». Ворожнов В.П., Москаленко А. Т., Шубина М.П.

Гносеологическая природа и методологическая функция научной теории.

Новосибирск, 1990. С. 41.

 

190 Глава 3. Проблемы предмета правоведения

Считается, что данное отношение к истине является до сегодняшнего дня основой наиболее распространенной и реализуемой практически во всех областях науки концепции истины. Разумеется, она претерпела различные модификации, главным образом, в работах неопозитивистов, однако базовая идея соответствия знания объекту, трактуемая методологически, в том числе и в рамках отношения объекта исследования и предмета науки, остается в основном непоколебимой38. Надо сказать, что отдельные отношения к данной концепции сохранены, в том числе и в различных вариантах современных когерентных, семантических и даже прагматических теорий истины39. И, как уже говорилось, с поправкой на базовые постулаты марксизма основные смыслы данной концепции разворачивалась и представителями материалистической диалектики, в основном в рамках теории отражения.

В то же время, в XX веке процесс бурного развития гуманитарных наук привел к представлениям о неудовлетворительности традиционного понимания истины как «полного соответствия знания и действительности»40 для познания человека и общества. Поэтому в философии и гуманитарных науках зародилось новое отношение к истине, ставящее во главу угла роль идеалов и ценностей общества в процессе познания вообще и научного исследования в частности41. Это стало одним из критериев рассмотрения их соотношения с науками естественными, по которому «различие между естественными и общественными науками основано, скорее, на предпосылках познания, чем на его внутренней логике: социальное знание, в отличие от естественно-научного, характеризуется несравнимо большей

38 При этом «важно не смешивать вопрос реального поиска и обнару

жения истины (то есть эпистемологический или методологический вопрос)

с вопросом о том, что мы имеем в виду или что мы намереваемся сказать,

когда говорим об истине или соответствии фактам (логическая или онтоло

гическая проблема истины)». Поппер К Факты, нормы и истина: дальнейшая

критика релятивизма. С. 443.

39 См. подробно: ЧудиновЭ.М. Указ. соч.

40 Коршунов А.М., Мантанов В.В. Указ. соч. С. 96.

41 См., напр.: Риккерт Г. Указ. соч.; Парсонс Т. Структура социального

действия. М, 2000; ВеберМ. «Объективность» социально-научного и соци

ально-политического познания // Избранные произведения. М., 1990; Звигля-

нич В.А. Указ. соч.; Коршунов АМ., Мантанов В.В. Указ. соч.; Филатов В.П.

Указ. соч.; Швырев В.С. Теоретическое и эмпирическое в научном позна

нии.

 

3.3. Правоведение и юридическая практика... 191

ролью ценностных предпосылок»42. Именно с позиций такого отношения осуществляется и наиболее непримиримая критика классической теории истины вплоть до ее отрицания и утверждения о бессмысленности самого понятия истины в научном познании43.

Наконец, особо следует упомянуть о герменевтической традиции в познании. Отказавшись от дедуктивной методологии и занявшая оппозицию научному сознанию, познающему мир через подведение конкретных фактов под общие законы, герменевтика фактически деактуализировала проблему истины, заменив ее на идеал точности понимания конкретных явлений, рассматриваемых как уникальные. Поэтому, используя в познании нормы и правила герменевтики, о научном исследовании можно говорить только условно, нестрого понимая научное познание как любую специально организованную интеллектуальную деятельность.

В принципе, можно считать, что, несмотря на разнообразие подходов и концепций, наиболее распространенным продолжает оставаться понимание истины как соответствия действительности и знаний о ней, действующее в том числе и в юриспруденции. Однако в отношении к данному идеалу истины со стороны правоведов можно усмотреть определенное своеобразие, если исходить из вышеизложенного представления о становлении юридической науки44. Учитывая, что современная юридическая мысль существует в форме философии права, правовой теории и юридической догмы, допустимо предположить, что и в исследовательской практике юристов продолжает ощущаться влияние собственно античного идеала истины (пользование интуитивно-чувственными полаганиями, нестрогое отношение к методам исследования и свободная форма предъявления результатов). В то же время, и гносеологический идеал позитивной науки, предполагающий точный метод исследовательской работы, строгую форму изложения и экспериментальную проверку полученных результатов, так или иначе воспринят правоведением. Таким образом, создается впечатление, что современное правоведение соединяет отношения к вопросам истины, присущие различным ра-циональностям. По гносеологической установке, юриспруденция бе-

42 Коршунов А.М., Мантанов В.В. Указ.

соч. С. 61. Далее авторы прямо

противопоставляют ценностно-смысловую интерпретацию знания и эмпи

рическую концепцию истины. С. 94.

43 См.: Коршунов А.М., Мантанов В.В. Указ. соч. С. 85 - 86.

44 См.: 2. 3 настоящей работы.

 

192 Глава 3. Проблемы предмета правоведения

зусловно тяготеет к идеалу истины, присущему европейской науке Нового времени, а по своей методологической организации во многом реализует установки античной рациональности. Данное предположение выглядит достаточно спорным, однако имеет основания для фиксации, по крайней мере в качестве проблемного методологического вопроса.

Вместе с тем следует обратить внимание на одно существенное обстоятельство. Декларируя референтный идеал истины как гносеологический идеал и методологический постулат, конкретные правовые исследования зачастую реально расширяют рамки понимания истины в юриспруденции за счет иных концепций45.

Последовательное теоретическое отношение отечественных юристов к реализуемой концепции истины, особенно в отраслевых исследованиях, может быть объяснено не только необходимостью находиться в рамках официальной парадигмы, но и определенным удобством такого понимания истины для решения конкретных практических задач, в частности с точки зрения действующей концепции правоприменения. Информационная модель применения права, представляющая, по сути, интеллектуальное решение на основе сопоставления информации о конкретных обстоятельствах и нормы права, иного отношения к истине и не требует. А вот при выходе за пределы данной теоретической модели правоприменения, рассмотрение истины как информационного соответствия событий, норм и суждений о них уже оценивается многими исследователями как недостаточное. Так, на взгляд В.Н.Кудрявцева, решение вопроса о квалификации деяния должно включаться в установление истины по уголовному делу46. В процессуальной литературе пишется, что одной из особенностей установления истины в уголовном судопроизводстве является познание фактических обстоятельств в их социально-политической и юридической оценке, а дать «такую оценку

45 Так, в теории права на истину в ином аспекте - как на средство

мировоззренческой активности-обратил внимание В.М.Баранов. См.: Ба

ранов В.М. Истинность норм советского права. С. 16. С когерентной кон

цепцией истины сопрягается ряд идей В.Б.Исакова. См.: Исаков В.Б. Неэм

пирические критерии истинности в юридической науке. С. 50. Прагмати

ческие позиции обозначаетЮБ.Фогельсон. См.: ФогеяьсонЮ.Б. Указ. соч. С. 20.

46 См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М,

1972. С.51.

 

3.3. Правоведение и юридическая практика... 193

- значит тоже отразить действительность»47. В «содержание объективной истины по уголовному делу» включают также вид и характер наказания, предусматриваемый санкцией юридической нормы48. В общетеоретическом плане фиксировалось, что «предметом истинных суждений при применении юридических норм являются все факты объективной действительности, связанные с юридическим делом. Понятие же объективной действительности охватывает не только сами по себе голые факты, но и их социально-правовое значение»49. Таким образом, несмотря на идеологическую верность «объективной истине», легко заметить, что, постулируемая в юридической литературе как методологическая установка, корреспондентская концепция истины в процессе исследования серьезно размывается ценностными элементами, задаваемыми, в частности, социально-правовым и социально-политическим контекстами. Следовательно, даже относительно юридической практики идеал истины как соответствия знания действительности, в натуралистической трактовке рассматривается как явно недостаточный. Не менее определенно это наблюдается и в плане теоретической юриспруденции. Однако прежде чем приступить к обоснованию данного тезиса, следует сделать ряд предварительных замечаний.

Следует напомнить, что натуралистическое понимание истины в естественных науках сегодня претерпело серьезные изменения и приобрело весьма сложное системное представление. Это связано с рядом методологических проблем, которые не смогли получить решения в рамках классического понимания. Прежде всего, это проблема действительности или реальности. В классическом понимании, соответствие мысли реальности трактовалось как то, что утверждаемое мыслью имеет место «на самом деле». Однако, философские рефлексии XVIII - XIX веков (у Канта - «вещь в себе», у Маркса - «общественно-историческая практика») и развитие науки в XIX - XX веках привели к необходимости переосмысления первоначальной идеи. Поскольку метафизические полагания и априорные знания не могли быть встроены в сложившееся научное сознание, то появляются различения реальности («как она есть») и фактов

47 Горский Г.Ф., КокоревЛ.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств

в советском уголовном процессе. С. 61.

48 См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. М.. 1966

С.96.

49 Алексеев С.С. Общая теория права. Курс в двух томах. Т. 2. С. 323.

 

194 Глава 3. Проблемы предмета правоведения

как концептуализированной формы данной реальности50. С этой точки зрения «то, что ученые обычно называют фактом, представляет собой не элемент объективного мира, а определенный вид нашего знания о нем. Соответствие некоторого теоретического предложения эмпирическому факту - это отношение, которое реализуется в рамках системы знаний»51.

Предыдущая статья:Юридические понятия и предмет правоведения 2 страница Следующая статья:Юридические понятия и предмет правоведения 4 страница
page speed (0.3 sec, direct)