Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | История

ГЛАВА ПЕРВАЯ. ЗАРОЖДЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ВОЕННОЙ СВЯЗИ ДО ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ  Просмотрен 1465

  1. ГЛАВА ВТОРАЯ. СВЯЗЬ В КРАСНОЙ АРМИИВ ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В СССР (1917 — 1020 гг). 2.1. УПРАВЛЕНИЕ И СВЯЗЬ В ОКТЯБРЬСКОМ ВООРУЖЕННОМ ВОССТАНИИ
  2. УПРАВЛЕНИЕ ВООРУЖЕННЫМИ СИЛАМИ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
  3. СОЗДАНИЕ ЧАСТЕЙ, ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ СВЯЗИ И ПЕРВЫХ ПОЛОЖЕНИЙ ПО ОРГАНИЗАЦИИ СВЯЗИ. ПОДГОТОВКА КОМАНДНЫХ КАДРОВ ДЛЯ ВОЙСК СВЯЗИ
  4. ЦЕНТРАЛИЗАЦИЯ РУКОВОДСТВА СЛУЖБОЙ СВЯЗИ. СОЗДАНИЕ ВОЙСК СВЯЗИ, КАК САМОСТОЯТЕЛЬНЫХ СПЕЦИАЛЬНЫХ ВОЙСК
  5. ОРГАНИЗАЦИЯ И ОБЕСПЕЧЕНИЕ СВЯЗИ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
  6. Связь Восточного фронта в период разгрома войск Колчака
  7. Связь Южного фронта в период разгрома войск Деникина
  8. Связь Южного фронта в период разгрома войск Врангеля
  9. ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ВОЙСКА СВЯЗИ КРАСНОЙ АРМИИ В ПЕРИОД МЕЖДУ ГРАЖДАНСКОЙ И ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНАМИ (1921—1941 гг.) 3.1. ВОЙСКА СВЯЗИ В ПЕРИОД 1921 — 1923 гг.
  10. МЕРОПРИЯТИЯ КПСС И СОВЕТСКОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА ПО РАЗВИТИЮ ТЕХНИКИ СВЯЗИ
  11. ВОЙСКА СВЯЗИ В ПЕРИОД 1923—1929 гг.
  12. Тактико-технические данные первой серии средне- и длинноволновых ламповых радиостанций, поступающих на вооружение войск связи Красной Армии в 1927—1928 гг.

Связь, прежде чем достигнуть современного состояния, прошла длительный путь в своем развитии.

Применение связи в военном деле относится к войнам племен и войнам в период рабовладения. Возникновение военной связи на Руси восходит к тем отдаленным временам, когда начали зарождаться своеобразные черты русского (восточнославянского) военного искусства.

В победоносных войнах наших предков с Византией (VI — VII вв.), в ходе которых возникали первые организационные и тактические формы борьбы, вырабатывались и методы управления войсками. Уже тогда появились первые звуковые и зрительные средства сигнализации. Средства связи, использовавшиеся в военных целях, обеспечивали оповещение населения о вторжении противника на территорию государства, своевременный сбор военной силы, управление войском на поле боя и связь с войсками, находившимися в походе.

Основным средством связи с войсками были гонцы и особо доверенные лица («верные головы»). Причем гонцы отнюдь не представляли собой какую-то особую категорию людей, постоянной функцией которых являлось поддержание связи. Чаще всего это были воины, способные по своим качествам выполнить поручение. Что же касается «верных голов», то они выделялись из ближайшего окружения князя.

Военные сообщения опечатывались и пересылались через этих доверенных лиц. В тех случаях, когда передаваемая весть была настолько важной и тайной, что ее не решались излагать открыто, прибегали к шифровке. Одним из способов засекречивания документов служила тарабарская грамота — древнерусская тайнопись, встречающаяся в различных формах в рукописях XII—XIII вв. Иногда для этой цели применялись и условные знаки.

Гонцы, передававшие ратную весть, передвигались верхом и на телегах, зимой — на санях и лыжах. Подводы им предоставлялись крестьянами, несшими извозную повинность.

Управление войсками непосредственно на поле боя осуществлялось голосом, личным примером начальников и сигналами звуковых и ударных инструментов. Немаловажное значение имели также знамена различной формы (стяги). В истории Киевской Руси известны случаи, когда во время сражения или осады крепости важные военные известия передавались при помощи стрел.

В войнах русского народа против немецких псов-рыцарей (1240—1242 гг.) развитие военной связи выразилось в расширении области применения подвижных средств. Конные и пешие воины стали использоваться для связи военачальника с подчиненными непосредственно на поле боя, что облегчало управление войсками при изменившихся способах вооруженной борьбы.

В период борьбы с татаро-монгольскими ордами на Руси впервые в истории военного искусства связь на походе обеспечивалась по специально организованной линии военной летучей почты. Донесения от войск великому князю Дмитрию Донскому или воеводам доставлялись не непосредственно, а через ряд заранее установленных промежуточных постов, что обеспечивало большую скорость доставки.

Применение огнестрельного оружия, увеличение численности регулярной армии, появление в ней родов войск и изменение форм и способов вооруженной борьбы (XV—XVIII вв.) вызвали и изменения в руководстве войсками в бою. Значение средств связи для управления возросло.

Высшие органы управления вооруженными силами России — приказы (разрядный, стрелецкий, пушкарский и другие) — постепенно реорганизовывались. В 1717 году была создана Военная коллегия. Организационная структура армии стала многостепенной (рота, батальон, полк, бригада, дивизия, армия).

Сложившиеся в то время представления об организации управления и применении связи в военном деле были закреплены в официальных руководствах для армии: «Приговор о станичной и сторожевой службе», «Устав воинский», «Учреждение для управления большой действующей армией».

В «Приговоре о станичной и сторожевой службе», утвержденном 16 февраля 1571 года, определялся порядок несения службы на границе, порядок оповещения и связи. Это был первый в истории военного искусства устав, излагавший основные положения по применению войск, прикрывавших границу.

Организация оповещения и связи при несении сторожевой службы была существенным шагом вперед. Это подтверждалось практикой. Так, в 1571 году, при очередном нападении крымских татар на русскую землю, сторожи, обнаружив противника, быстро передали эту весть вглубь страны, используя сигнальную связь и гонцов. Русские войска, получив сообщение о приближении неприятеля, успели сосредоточить силы на направлении движения противника и организовать отпор врагу.

В «Уставе воинском» (1716 год) были изложены «Правила действия военно-полевой почты». Петр I разработал и впервые в России ввел ряд положений о полевом управлении действующей армии и, в частности, об образовании квартирмейстерских отделов. «Устав воинский» вводил должность квартирмейстера во всех строевых частях. Служба княжеских гонцов и «верных голов» была заменена службой полевых курьеров. Правила их применения также излагались в Уставе. «Полевых курьеров,— говорилось в Уставе,— надлежит несколько при войску быть, понеже оных служба при войску зело потребна есть... Сей чин зело трудный есть, чего для имеют молодые и твердые люди употреблены быть, дабы они денно и нощно путь свой почтою имели с поспешанием и нигде не медлили». Устав предусматривал прикомандирование к армиям и дивизиям специальных лиц от частей — ординарцев. Ординарцы использовались для связи только с той частью или соединением, от которых они высылались. Таким образом, за каждым соединением и частью закреплялись конкретные лица, знавшие своих командиров и их местопребывание.

В дополнительных артикулах к «Уставу воинскому» были изложены требования к управлению войсками. От офицеров требовалось проявлять творчество в применении уставных положений »по управлению войсками. В артикулах указывалось, что офицер не должен держаться устава «яко слепой стены, ибо там порядки писаны, а времен и случаев нет». Большое внимание уделялось определению места командира в бою, подчеркивалось, что дело старшего начальника управлять боем, контролировать выполнение отданных приказаний. Командир должен был становиться во главе своей части или подразделения только тогда, когда «необходимая нужда того требует».

В этих условиях средства связи тактического звена приобретали большое значение. Для обеспечения связи в роте командир роты имел двух барабанщиков, не менее трех посыльных. При нем состояли также два стрелка — лейбшицы (денщики), которые охраняли командира в бою и использовались для передачи его приказаний.

Система управления войсками при Петре I получила стройную организацию сверху донизу. Русская армия намного опередила другие страны в развитии органов управления и в разработке руководящих положений по управлению войсками. В это время Штаб стал действительно боевым органом, а не пристанищем знатной молодежи, искавшей чинов и славы.

27 января 1812 года было введено в действие «Учреждение для управления большой действующей армией». Это был первый в истории военного искусства устав для управления армиями в военное время. В разработке этого документа принимал участие великий русский полководец М. И. Кутузов.

Устав определял положения по организации управления войсками. В нем излагались права и обязанности Командующего и штаба армии, корпуса и дивизии. Устанавливалась подчиненность по командной и штабной линии. Впервые предусматривалась возможность формирования нескольких армий на одном театре военных действий, чего не было ни в одной из стран Западной Европы.

Организация штаба армии показана на рис.1 (см. Альбом схем).

Оперативными вопросами в штабе ведал генерал-квартирмейстер. Организация связи возлагалась на первое отделение дежурного генерала, заведовавшего общими вопросами. Он руководил офицерами, назначаемыми для связи, ординарцами и посыльными, ему же подчинялся и полевой почт-директор, который руководил почтамтом. Начальник Главного штаба основные распоряжения по связи отдавал через дежурного генерала и контролировал их выполнение.

Предусматривались должности старших адъютантов, доставлявших в войска наиболее важные приказы и распоряжения. При Главной квартире (командование на театре военных действий) кроме старших адъютантов имелся конвой, личный состав которого мог быть использован для передачи письменных и устных распоряжений как внутри штаба, так и в подчиненные штабы. Устав предусматривал, чтобы унтер-офицеры из состава конвоя «были грамотны, а рядовые — благонадежны и расторопны».

Ординарцами назначались младшие офицеры и унтер-офицеры. При направлении в войска полковой адъютант вручал им специальный документ, подтверждающий их предназначение и время прибытия в штаб. Каждому ординарцу придавались рядовые для «посылок».

Ординарцы и посыльные (пешие и конные) выделялись на сутки. Назначенные для этой цели из состава конвоя Главной квартиры, они могли быть постоянными. Ординарцы доставляли приказания только в те части, от которых они были выделены.

С целью контроля за прохождением документов в пакет была вложена расписка с указанием времени отправления. На этой расписке адресат отмечал время поступления пакета, расписывался в его приеме и указывал время отъезда ординарца обратно. Офицеров, передающих устные распоряжения, должны были знать как посылающие их начальники, так и лица, получающие приказание.

Отправление и получение в армии военной почты осуществлялось через полевой почтамт, который действовал согласно особому положению, изложенному в приложении к уставу. В него входили полковой почт-директор, его помощник, чиновники и почтальоны. Их число определялось особым штатом. Почт-директор назначался указом императора по представлению главнокомандующего. Чиновники полевого почтамта должны были знать иностранные языки. Почт-директор обязан был открывать полевой почтамт и почтовые станции. Он же определял количество почтовых лошадей для каждой станции.

На почтамте было организовано круглосуточное дежурство. Там постоянно находились дежурный, почтальоны и военный караул.

Военная почта доставлялась в полевой почтамт из Главного дежурства. Отправка была организована в установленные дни и часы по указанию дежурного генерала. Пакеты с документами :доставлялись от одной станции к другой, с передачей их почтальонами под расписку. Срочность доставки пакета определялась первым отделением дежурного генерала. Для доставки документов I государственной важности назначались особые курьеры.

Военная почта организовывалась вдоль дорог, служащих коммуникациями армии. Этими дорогами ведал директор военных сообщений, подчиняющийся по вопросам передвижения войск дежурному генералу. На дорогах через 14—15 км устанавливались станции. На каждой из них для курьеров в постоянной готовности должны были находиться 10 лучших лошадей. Для поддержания порядка на станции предусматривалось несколько объездчиков или провожатых. На каждые три станции назначался офицер с караулом, который обязан был постоянно находиться на средней станции. На него возлагалась задача поддерживать в исправности станции, дороги, мосты и перевозы.

Расширение в XVI веке экономических связей между различными областями России, потребности управления централизованным государством и военные нужды вызвали необходимость создания специального органа связи — государственной почты («ямской гоньбы»), действовавшей вдоль основных путей сообщения, соединявших важнейшие административные и экономические центры русского государства.

В дальнейшем государственная почта развивалась непрерывно, особенно в период Северной войны (1700—1721 гг.). В эти годы началось строительство новых почтовых трактов с почтамтами и почтовыми конторами.

В 1781 году управление всей почтой России сосредоточилось в одном ведомстве — Санкт-Петербургском почтамте. Почта обеспечивала связь как в мирное, так и в военное время. Почтовые тракты, по существу, являлись как бы основными направлениями, по которым во время войны поддерживалась связь страны с армией. В XVIII веке военные и особо важные государственные документы доставлялись полевыми курьерами. В 1796 году был создан фельдъегерский корпус, объединивший работу всех фельдъегерей (полевых курьеров). Фельдъегери подбирались особо: они должны были не только быть грамотными, но и владеть одним из иностран­ных языков.

К началу XIX века фельдъегерский корпус состоял из 4 офице­ров и 80 фельдъегерей. Все они подчинялись дежурному генералу Главного штаба. Фельдъегеря должны были доставлять важнейшие документы в столицу, внутри государства и за границу. Благодаря высокой скорости передвижения доставка документов фельдъегерями была наиболее быстрой и надежной. Для охраны фельдъегерей обычно назначался один солдат, а при доставке особо важных документов — специальный конвой.

Полевая почта и фельдъегерский корпус являлись первыми учреждениями военной связи в России. По мере расширения пространств, на которых одновременно действовали крупные массы войск, подвижные средства связи уже не удовлетворяли командование, так как для передачи различных распоряжений затрачивалось значительное время. Поэтому русские и зарубежные ученые, инженеры и изобретатели вели работу по созданию новых средств связи.

В 1794 году гениальный русский изобретатель Иван Петрович Кулибин сконструировал семафорный (оптический) телеграф и разработал код к нему. Сведенный в одну таблицу, код ускорял и упрощал передачу. Лишь годом позже семафорный телеграф изобрели во Франции братья Шапп. Царское правительство не использовало изобретение Кулибина.

Однако идеи его не остались забытыми. В 1808 году офицер русского военно-морского флота А. Бутаков разработал свою систему семафорного телеграфа, которая с успехом была применена в 1810 году на русской эскадре, действовавшей на Средиземном море под флагом вице-адмирала Д. Н. Сенявина. Заслуживали внимания и другие проекты систем оптического телеграфа, предложенные русскими офицерами (капитан-лейтенантом П. Е. Чистяковым, генерал-майором П. А. Козеном и др.), но все они были погребены в архивах канцелярии военного министерства. Царское правительство предпочитало платить крупные суммы за иностранные изобретения. Так, первая линия оптического телеграфа между Петербургом и Царским Селом протяжением в 30 км, которую оборудовал иностранный инженер Шато, обошлась России в 120 тысяч рублей единовременно и 6 тысяч рублей в виде ежегодной пожизненной пенсии ему.

В 1835—1838 годах была построена линия оптического телеграфа между Петербургом и Варшавой (около 1000 км). Эта линия имела 145 промежуточных станций. Испытания показали, что депеша в 45 знаков передавалась по ней за 22 минуты.

В армии оптический телеграф нашел применение во время русско-турецкой войны 1828—1829 гг. при осаде турецкой крепости и порта Варна. Однако стационарные линии оптического телеграфа не могли полностью разрешить проблему управления войсками непосредственно на поле боя.

XIX век ознаменовался созданием электрических средств связи, открывших большие возможности для ее осуществления как внутри государства, так и для обеспечения управления войсками.

Основоположник русской электротехники Василий Владимирович Петров в 1802 году открыл электрическую дугу. Это открытие сыграло выдающуюся роль в развитии электротехники.

Первый в мире электромагнитный телеграфный аппарат, практически пригодный для осуществления связи, был создан русским ученым Павлом Львовичем Шиллингом. Демонстрация этого аппарата в Петербурге в октябре 1832 года вызвала огромный интерес. Электромагнитный телеграфный аппарат Шиллинга был описан в ежегодном отчете Петербургской Академии наук, что явилось официальным признанием научными кругами России важности и ценности изобретения. В этом же году ученый построил первую в мире подземную телеграфную линию между Зимним дворцом и министерством путей сообщения, на которой были установлены изобретенные им аппараты.

В 1837 году в своем проекте строительства телеграфной линии Петербург — Кронштадт ученый предложил большую ее часть подвесить на деревянных опорах, т. е. построить воздушную линию вместо дорогостоящей прокладки подземного кабеля. Однако эта смелая мысль, реализованная впоследствии во всех странах мира, не нашла поддержки у членов комиссии, рассматривавшей проект.

П. Л. Шиллинг был одним из многих представителей великого русского народа, давшего миру выдающиеся изобретения в области развития телеграфа и других средств электрической связи. Работы русского изобретателя вошли в историю как одни из звеньев общего труда новаторов многих стран, стремившихся создать и распространить проволочный телеграф, и оказали большое влияние на развитие этой области науки и техники в других странах.

Достойным преемником и продолжателем работ П. Л. Шиллинга был академик Петербургской Академии наук Борис Семенович Якоби. В 1839 году он построил телеграфную линию Петербург — Царское Село, оборудованную пишущими электромагнитными телеграфными аппаратами его изобретения.

В 1850 году Б. С. Якоби изобрел первый в мире буквопечатающий телеграфный аппарат. Это было венцом его творчества. В нем, как говорил сам изобретатель, «регистрация знаков осуществлялась с помощью типографского шрифта». Под действием принимаемого импульсного тока электромагнит в аппарате Б. С. Якоби обеспечивал поворот приемной оси с диском, отпечатывание буквы или цифры на ленте, протяжение ленты. Все это повторялось при приеме следующего знака.

Б. С. Якоби создал более десяти различных образцов телеграфных аппаратов. Велики его заслуги и в создании конструкции подземных и подводных кабелей, а также в разработке технологии их производства.

Деятельность Б. С. Якоби, его выдающийся талант, самоотверженное служение русской науке сыграли огромную роль в области использования электричества для телеграфирования. Работы Б. С. Якоби, его научные достижения широко применялись и в зарубежных странах.

Огромная работа по созданию новых систем телеграфных аппаратов, в совокупности с работами по линейным устройствам, а также с теоретическими и экспериментальными исследованиями, дает основание считать П. Л. Шиллинга и Б. С. Якоби основоположниками телеграфной связи.

Фальсифицируя историю, буржуазные «исследователи» замалчивают приоритет русской науки в области создания и развития электрического телеграфа. Однако факты говорят иное. Родиной электрического телеграфа и целого ряда выдающихся изобретений в этой области является Россия, и ее ученым принадлежит первое место в создании электрических средств связи, позволивших осуществить связь не только по проводам, но в дальнейшем и без проводов.

Исследованиями и разработкой телеграфных аппаратов занимались и многие другие изобретатели. Так, в начале 1840 года после ряда неудач американский художник С. Морзе, получив ассигнования от конгресса США, вместе с привлеченными специалистами создал телеграфный аппарат и телеграфную азбуку, названную впоследствии азбукой Морзе. Впервые его аппарат был использован в 1844 году на телеграфной линии Вашингтон — Балтимор. Аппарат Морзе после ряда изменений и усовершенствований получил большое распространение почти во всех странах. В России он начал применяться с 1849 года.

В 1855 году американский физик Д. Юз создал свой буквопечатающий аппарат, имевший много общего с аппаратом Б. С. Якоби. сконструированным пятью годами раньше. Аппарат Юза многие десятилетия применялся в большинстве стран мира. В России он был установлен на линии Петербург — Москва в сентябре 1865 года.

Успешно используя работы своих предшественников в области телеграфирования, французский телеграфный механик Э. Бодо в 1874 году разработал двукратный, а в 1876 году четырехкратный буквопечатающий телеграфный аппарат. Аппараты Бодо значительно повысили эффективность использования и пропускную способность телеграфных линий. В России первые аппараты Бодо испытывались в 1900 году на линии Москва — Киев, а с конца 1904 года стали эксплуатироваться на линии Петербург — Москва.

Кроме перечисленных, в России применялись телеграфные аппараты и иных типов (Уитстона, Сименса и др.). В процессе эксплуатации телеграфные аппараты совершенствовались и улучшались. Большие заслуги в этом деле принадлежат русским изобретателям. Среди них прежде всего следует назвать имена П. Олиферова, Э. О. Краевского, И. Н. Деревянкина и многих других.

Строительство и ввод в эксплуатацию первых линий связи положили начало бурному развитию сети государственного телеграфа. К концу 1855 года протяженность телеграфных линий в России составляла более 5 тысяч км. Первая большая телеграфная линия протяженностью 655 км соединила в 1852 году Петербург с Москвой.

На развитие государственного телеграфа большое влияние оказывали требования военно-стратегического характера. Начавшаяся Крымская война (1853—1856 гг.) ускорила постройку телеграфных линий, трассы которых обусловливались необходимостью иметь быстродействующую связь на главнейших стратегических направлениях. Во втором полугодии 1845 года была срочно построена линия Москва — Киев. В мае 1855 года закончилось строительство линии Киев — Кременчуг — Николаев — Одесса, а в сентябре того же года была принята в эксплуатацию телеграфная линия Николаев — Перекоп — Симферополь. С этого времени Петербург получил телеграфную связь с Симферополем, используя для данной цели ранее построенные линии Петербург — Москва и Москва — Киев.

Условия военного времени потребовали улучшения связи с портами и крепостями на побережье Балтийского моря и на западной границе. В эти годы были построены телеграфные линии от Петербурга к Гельсингфорсу (Хельсинки), Кронштадту, Ревелю (Таллин) и Риге. В 1854 году была введена в эксплуатацию телеграфная линия Петербург — Варшава протяженностью более 1000 км.

После того как электрический телеграф начал использоваться в системе управления государством, понадобилось очень немного времени для его внедрения в армию. Это дало возможность передавать приказы и распоряжения войскам в относительно малые сроки и на большие расстояния, что было очень важно при изменившихся способах ведения войны и обширности театров военных действий.

В 1854 году по заказу русского военно-инженерного управления в Вене была изготовлена материальная часть для военно-походного телеграфа, состоявшая из двух аппаратов Морзе, 17,6 км медной проволоки, подвешиваемой на шестах, батареи и обоза для перевозки имущества. Размещались эти телеграфные аппараты в специальных каретах.

Первый военно-походный телеграф испытывался сначала в войсках, расположенных на западных границах, а затем был направлен в подчинение начальника инженеров действующей армии в Севастополь, куда прибыл в сентябре 1855 года. Использование электрического телеграфа в Крымской войне можно рассматривать лишь как первую попытку его применения в русской армии для управления войсками непосредственно на поле боя. Однако эта попытка открыла большие возможности поддержания при помощи электрического телеграфа связи действующей армии со страной и для управления войсками на театре военных действий.

До изобретения электрических средств, кроме полевой почты и фельдъегерского корпуса, в русской армии никаких других специальных органов связи не существовало. С изобретением проволочного телеграфа появились части и подразделения связи, возникла необходимость в руководстве их деятельностью, зародилась служба связи как специальная служба общевойсковых штабов.

В 1863 году при военно-инженерном управлении была создана комиссия, которой было поручено на основе опыта Крымской войны определить тип и приемлемую для русской армии организационную структуру военно-походного телеграфа. На основании предложений комиссии в мае 1864 года был сформирован Свеаборгский крепостной военный телеграф, а в 1865 году — крепостной военный телеграф в Кронштадте. Крепостные телеграфы явились штатными частями связи, опыт которых был использован для дальнейших формирований. Практика показала, что электрический телеграф является надежным и действующим на значительное расстояние средством связи, поэтому Военное министерство решило ввести его на снабжение русской армии и создать военно-походные телеграфные парки.

17 (29) сентября 1870 года было начато формирование шести военно-телеграфных парков. Каждый парк имел 8 аппаратов Морзе, 37 км телеграфного провода и соответствующее количество шестов с изоляторами для подвески проводов.

По положению о военно-походных телеграфных парках, утвержденному 1 (13) августа 1870 года, телеграфный парк предназначался для связи между штабами действующей армии и для связи ее отдельных частей как между собой, так и с государственными телеграфными линиями. Парк был рассчитан на постройку телеграфной линии на один переход в 37,3 км.

К началу войны с Турцией в 1877 году русская армия имела 9 походных военно-телеграфных парков. Парки в ходе военных действий развернули 100 телеграфных станций при 200 телеграфных аппаратах. Они обеспечили строительство телеграфных линий более чем по 60 направлениям, подвесив около 6200 км провода. Кроме того, ими было проложено около 37 км подводного кабеля.

16 (28) октября 1876 года было издано «Положение об управлении войсками в военное время». Согласно «Положению» во главе армии стоял главнокомандующий, имевший при себе полевое управление армии, в составе: полевого штаба, полевого инженерного управления и полевого управления военными сообщениями.

В состав полевого управления армии входило также почтовое управление, подчиненное начальнику штаба армии. Оно ведало перевозкой почтовой корреспонденции на лошадях. Начальник штаба имел в своем распоряжении несколько офицеров для выполнения поручений. Военно-инженерное управление включало телеграфные парки, обеспечивающие телеграфную связь в армии. Управление военными сообщениями имело в своем составе отдел почт и телеграфов, который заведовал устройством и поддержанием порядка в почтовых и телеграфных учреждениях на военных дорогах, а также их личным составом. При штабе армии была учреждена полевая почтовая контора, а при корпусах, отрядах и на военных дорогах, по представлению начальника полевого почтового управления главнокомандующему, учреждались почтовые отделения.

Таким образом, связь в армии не была централизованной, ею ведали начальники штабов, начальник полевого инженерного управления и начальник управления военными сообщениями, что часто приводило к разного рода непорядкам.

В русско-турецкой войне 1877—1878 гг. принимали участие 5 телеграфных парков. По объявлении войны 5-й и 6-й парки немедленно перешли границу и до форсирования русскими войсками р. Дунай обслуживали постоянные линии связи на территории Румынии.

Для поддержания надежной связи с центром страны русское командование стремилось создать свою сеть телеграфных проводов, независимую от местных органов управления. Для этой цели по столбам румынских железнодорожных телеграфных линий был подвешен отдельный провод от Ясс до Пашкани и от Текучи до Хуши, где он соединялся с линией, шедшей на Кишинев. Провод, подвешенный между Кишиневом и Плоешти, был предназначен исключительно для обмена телеграммами между столицей и ставкой верховного главнокомандующего русской армией. Вслед за тем отдел почт и телеграфов управления военных сообщений своими силами и средствами подвесил на столбы румынского телеграфа еще восемь проводов общим протяжением 868 км.

Личный состав телеграфных парков строил и обслуживал линии и станции в сфере не только орудийного, но и ружейного огня противника. Линия от Брестовец к Трнине была построена под огнем с Кришинского редута и близлежащих окопов турок. Вследствие такой близости к передовой линии она почти ежедневно повреждалась.

Действуя в сложных условиях и испытывая недостачу в линейных материалах, русские связисты проявляли изобретательность, находили выход из трудных положений. Так, в последних числах августа 1877 года, в связи с прибытием главнокомандующего в Родоницу, потребовалось построить соединительную линию от этой деревни до существовавшей линии связи. Не имея шестов с изоляторами, 3-й военно-телеграфный парк подвесил провод на воткнутых в землю казачьих пиках. Погода была сухая и линия работала исправно. В другом случае, при строительстве линии протяжением почти 85 км, отделение 6-го военно-телеграфного парка в качестве шестов использовало нивелировочные рейки, которые хранились на железнодорожном складе, и проволоку, обнаруженную в Софии.

Во время русско-турецкой войны военно-походный телеграф использовался для связи и в тактическом звене, обеспечивая управление войсками непосредственно на поле боя. В октябре 1877 года русское командование приняло решение окружить турецкую армию под Авлиаром (в окрестностях крепости Каре) и уничтожить ее. Колонне генерала Лазарева (около 15 тысяч человек и 40 орудий) предстояло пройти в тыл туркам почти 85 км по труднодоступной гористой местности. Следуя с колонной, русские связисты строили шестовую телеграфную линию от Куль-Веран через Пирвали, Кегач, Камбин, Дигор, Акряк для связи со ставкой Кавказской армии (рис. 2). Линия охранялась казачьими пикетами и действовала безотказно. Когда колонна вышла в район Акряк, по телеграфу была организована связь взаимодействия с главными силами. Наступление завершилось успешно. Почти вся турецкая армия была Уничтожена.

В истории военного искусства сражение под Авлиаром является примером управления войсками при помощи электрического телеграфа непосредственно на поле боя. Опыт применения электрического телеграфа русской армией в тактическом звене позднее был использован германской, а затем австрийской, французской и английской армиями.

Широкое применение в армии военного телеграфа сыграло исключительно важную роль в коренном улучшении управления войсками. Он не только расширил возможности передачи приказов и донесений на большие расстояния и в короткие сроки, но и обеспечил документальную связь. Однако телеграф не позволил осуществлять личные переговоры командиров и штабов непосредственно со своих, рабочих мест. К созданию именно таких электрических средств связи стремилась научная мысль. В 1876 году американец А. Белл и почти одновременно с ним его соотечественник Э. Грей подали заявки на изобретенные ими телефоны. Уже в конце 1877 года телефонные аппараты появились в России.

Многие инженеры и командиры русской армии высоко оценили важность этого изобретения для военной связи. Летом 1878 года в Выборге под руководством подполковника В. Б. Якоби (сына Б. С. Якоби) были проведены первые испытания телефонов в русской армии. Осуществлялась связь между островами Транзундского пролива на расстояние 6—12 км по телеграфному кабелю и между Выборгом и Уран-Саадской правительственной станцией по линии военного телеграфа на расстояние 30 км. Результаты испытаний оказались положительными. Однако громоздкость и большой вес первых телефонных аппаратов не позволили тогда применить их в войсках. Вскоре В. Б. Якоби сконструировал миниатюрный телефон («телекаль»)—первый военно-полевой телефонный аппарат.

Развитие телеграфной и телефонной связи потребовало улучшения качества имевшейся аппаратуры и более совершенных способов телеграфирования по проводам.

История электрических средств связи непрерывно связана с деятельностью талантливых русских ученых и изобретателей. Они не только создали оригинальные приборы и аппараты, но и усовершенствовали методы их эксплуатации, чем также способствовали развитию средств связи. Многие из этих изобретений имели большое практическое значение для улучшения военной связи.

В 1878 году главный механик Петербургского телеграфного округа Иван Николаевич Деревянкин предложил оригинальную конструкцию облегченного военно-походного телеграфного аппарата. Кроме пишущего телеграфа И. И. Деревянкин сконструировал клопфер и прибор по шифрованию телеграмм — криптограф.

Изобретения И. Н. Деревянкина — телеграфный аппарат, клопфер и криптограф, благодаря ряду преимуществ перед существовавшими в то время подобного рода иностранными аппаратами, дали возможность комиссии, испытывавшей их, рекомендовать ввести эти аппараты на снабжение в военно-телеграфные парки.

С появлением телефонов военные инженеры русской армии сумели правильно оценить важность этого изобретения для военной связи. Однако трудность использования телефона заключалась в необходимости иметь для телефонной связи отдельные от телеграфа провода. Одновременное телеграфирование и телефонирование по одним и тем же проводам тогда было еще невозможно.

Офицер русской армии Григорий Григорьевич Игнатьев, работавший над проблемой одновременного телеграфирования и телефонирования по одним и тем же проводам, изобрел «конденсатор-разделитель» и 29 марта (10 апреля) 1880 года продемонстрировал свой прибор в физическом кабинете Киевского университета. Кроме конденсатора Г. Г. Игнатьев включал в линию особые катушки с двумя обмотками. В начале 1881 года он произвел официальные опыты одновременного телеграфирования и телефонирования на расстоянии 14,5 км. В своем рапорте начальник гальванической части Инженерного корпуса отметил, что «...опыты доказали полную возможность одновременного телеграфирования и телефонирования по одному и тому же проводу».

Годом позже бельгиец Ван-Риссельберге взял патент на систему одновременного телеграфирования и телефонирования, который продал французскому правительству за миллион франков. Русское Военно-Инженерное ведомство, производившее испытания систем Г.Г.Игнатьева и Ван-Риссельберге на расстоянии 32 км в 1887 году и на 160 км в 1888 году, установило преимущество системы Игнатьева над системой Ван-Риссельберге.

В 1880 году Павел Михайлович Голубицкий сконструировал первоклассный для своего времени многополосный телефон, значительно повышавший слышимость передачи. Но это изобретение не было поддержано царским правительством, так как фирма Белла, монополист по устройству телефонной связи в России, приняла все меры к тому, чтобы изобретение П. М. Голубицкого не было осуществлено.

Однако изобретатель продолжал свою полезную деятельность. В 1885 году он внес предложение о создании телефонной станции с центральной батареей, а в 1886 году представил в департамент торговли и мануфактур описание и чертежи изобретенного им «особого коммутатора», удачно разрешавшего коммутирование нескольких абонентов.

Техническая комиссия, проверявшая работу П. М. Голубицкого, указала, что «...темы, затрагиваемые Голубицким, очень важны и представляют собой совершенно новые, нигде ранее не употребленные изобретения или усовершенствования».

П. М. Голубицкий первый предложил использовать телефонную связь между поездом и станциями на железной дороге; 14(26) апреля 1888 года он осуществил эту связь между поездом и станциями Николаевской (ныне Октябрьской) железной дороги.

И опять косность правящих кругов царской России, влияние иностранного капитала не позволили быстро реализовать эти изобретения П. М. Голубицкого и тем тормозили развитие отечественной аппаратуры связи. А в это время чиновники Московского почтамта Столповский и немец Кангер, похитив изобретение П. М. Голубицкого, получили, несмотря на официальные протесты последнего, патент на телефон изобретателя и продали его за несколько десятков тысяч рублей датскому консулу.

В 1880 году Юлиан Охорович изобрел «двудиафрагменный телефон», значительно усиливавший передачу, что позволило ему организовать громкую телефонную передачу оперы из театра в зал, вмещавший 500 человек. При этом пение- и музыка были ясно слышны во всех концах зала. Таким образом, Юлиан Охорович явился родоначальником современного программного вещания по проводам.

Одно из почетных мест в области телефонии занимает инженер Владислав Михайлович Нагорский. В 1898 году он изобрел телефонный аппарат с фоническим вызовом, названный им «телефонограф». В этом аппарате вместо зуммера-прерывателя В. М. Нагорский использовал воздействие вторичной телефонной цепи на первичную микрофонную. Вызов оконечной станции производился нажатием вызывной кнопки, при этом получался сильный сигнал вызова на обеих станциях. При снятии телефонной трубки с рычага образовывались обычные разговорные цепи. Такой простой и надежный фонический вызов представлял большой интерес для конструкторов военно-полевых телефонных аппаратов.

Вторым оригинальным изобретением В. М. Нагорского был индукционный телеграфный аппарат, записывавший знаки азбуки Морзе на телеграфной ленте.

Продолжателем работ капитана Г. Г. Игнатьева был талантливый русский изобретатель Евгений Иванович Гвоздев.

Идя собственным путем, Е. И. Гвоздев разработал своеобразную фильтрующую схему, ответвлявшую разговорный ток в телефон, и телеграфные импульсы в телеграфный аппарат. В цепь он вводил дополнительную индуктивность, что в 1898 году позволило установить постоянную телефонную связь между Петербургом и Москвой.

В 1889 году Е. И. Гвоздев предложил, а с 1891 года осуществил широкое применение на железнодорожном транспорте телефонных аппаратов с двойными микрофонами. Подобный тип аппарата был сконструирован за границей лишь в 1932 году. Телефонные аппараты с двойными микрофонами перекрывали большие расстояния, чем телефонные аппараты с одним микрофоном, и обеспечивали надежную телефонную передачу на сотни километров.

Практическое использование системы одновременного телефонирования и телеграфирования Е. И. Гвоздева было осуществлено впервые на линиях железнодорожных путей, а с 1893 года эта система стала применяться и на дальних правительственных междугородных телефонных линиях.

Русские новаторы в области техники связи создали ряд важнейших изобретений и по автоматизации телефонной связи. Еще в 1887 году русский инженер К. А. Мосцицкий предложил «самодействующий центральный коммутатор». Этот коммутатор производил автоматическое соединение при небольшом числе абонентов.

В 1895 году русский изобретатель Апостолов совместно с Фрейденбергом сконструировал автоматическую телефонную станцию шаговой системы на 10000 абонентов. Эта станция была одной из первых станций данной системы в мире. Но в условиях царской России это изобретение не нашло себе применения и поддержки. Английское почтово-телеграфное ведомство в 1896 году построило автоматическую телефонную станцию по системе Апостолова и ввело ее в пробную эксплуатацию.

Впоследствии идеи Апостолова были использованы английской фирмой Строуджер при создании ею своей системы шаговой АТС. Следует отметить, что ни одна из иностранных фирм, конструировавшая и применявшая аппараты Апостолова, ни слова не упоминала об изобретателе, беря патент на свое имя.

Инициатором использования телефона в русском военно-морском флоте был морской офицер Евгений Викторович Колбасьев. Несмотря на колоссальные трудности и препятствия, он сумел организовать производство отечественной телефонной аппаратуры для военно-морского флота и добился применения ее на боевых кораблях.

Будучи специалистом по водолазному делу, Е. В. Колбасьев разработал телефон, надежно связывающий водолаза с надводной командой. Это был первый в мире телефонный аппарат, обеспечивающий связь под водой. В 1896 году Е. В. Колбасьев провел в Севастополе успешные испытания своих подводных телефонов. Специалисты водолазного дела и сами водолазы высоко оценили телефон Е. В. Колбасьева.

В 1898 году Е. В. Колбасьев организовал в Кронштадте на военно-морской базе специальную мастерскую по изготовлению и ремонту водолазных приборов, телефонных станций и аппаратов сигнализации. Эта мастерская сыграла важную роль в оснащении русского военно-морского флота техническим оборудованием. В дальнейшем в ней изготовлялись и радиостанции системы А. С. Попова.

По инициативе Е. В. Колбасьева и под его руководством на кораблях русского военно-морского флота стали устанавливаться телефонные аппараты его системы. Многие иностранные морские специалисты и официальные лица считали эти приборы лучшими из всех, что могла дать техника того времени, и неоднократно предлагали русскому изобретателю крупные заказы. Талантливый изобретатель и патриот отказался от всех предложений, стремясь к повышению военно-морского могущества своей Родины. Он обеспечил для России установку на судах военно-морского флота самых совершенных по тому времени телефонных аппаратов.

Таким образом, русские ученые и изобретатели самоотверженно трудились над развитием науки и техники в области связи. Ими был разработан целый ряд образцов первой в мире аппаратуры связи.

Но еще большая заслуга русской науки перед нашей Родиной и всем человечеством заключается в открытиях и изобретениях русских ученых, которые связаны с созданием беспроволочного телеграфа.

По мере развития средств вооруженной борьбы и военного искусства непрерывно повышались требования к управлению войсками. Существовавшие электрические средства связи уже не могли полностью удовлетворять потребности управления. На учениях в мирное время и в боевой обстановке часто приходилось обеспечивать связь в условиях, когда трудно, а иногда и невозможно было строить проводные линии (например, через местность, занятую противником, большие водные преграды или непроходимые горы, с кораблями в море и в ряде других случаев). Жизнь настойчиво требовала создания таких средств. Многие умы в 80-х и 90-х годах прошлого столетия занимала идея передачи сигналов на расстояния без проводов. Труды русских и зарубежных ученых подготовили почву для претворения этой идеи в жизнь. Однако потребовались гений и прозорливость нашего соотечественника Александра Степановича Попова, чтобы сделать величайшее открытие и подарить миру радио.

7 мая 1895 года А. С. Попов выступил с публичным докладом на заседании физического отделения русского физико-механического общества на тему «Об отношении металлических порошков к электрическим колебаниям», на котором продемонстрировал первый в мире радиоприемник. Меньше чем через год, 24 марта 1896 года, на заседании того же общества А. С. Попов вместе со своим ближайшим помощником и другом П. Н. Рыбкиным уже демонстрировал передачу на расстояние 250 м и запись на ленту сигналов азбуки Морзе. Так была осуществлена и зарегистрирована первая в истории человечества радиопередача.

Радиосредства нашли практическое применение прежде всего в военно-морском флоте. Последнее объяснялось тем, что усилившееся артиллерийское и минно-торпедное вооружение кораблей, оснащение их приборами дальнего наблюдения вынудили расчленить боевые порядки, усложнив связь между кораблями при помощи сигнальных и подвижных средств. Уже первые опыты на флоте доказали полное превосходство радио над другими средствами связи. Сообщения с кораблей передавались гораздо быстрее, связь была постоянно готова к действию.

Одновременно стали проводиться опыты по радиосвязи и в армии. Они также дали положительные результаты.

В 1900 году появились переносные полевые радиостанции, сконструированные под руководством А. С. Попова. Эти станции прошли испытания в 148-м Каспийском полку. Две из них были использованы во время маневров, проводившихся с 1 по 22 августа, и обеспечивали связь между Ораниенбаумом и Лугой. При самой разнообразной обстановке действий войск ими было передано до 80 радиограмм.

Дальнейшее оснащение кораблей военно-морского флота и вооружение частей и соединений армии радиостанциями тормозилось отсутствием производственной базы. Своей отечественной электропромышленности царская Россия не имела, а немногие кустарные мастерские, хотя и выпускали высококачественные радиоустановки и отдельные детали, не могли удовлетворить возросшую потребность войск.

При подготовке к войне с Японией русское морское министерство заключило соглашение о радиофикации флота с немецкой фирмой «Сименс и Гальске», а 1 лавное военно-инженерное управление, ведавшее снабжением армии средствами связи, разместило заказы на полевые радиостанции на предприятиях этой же фирмы и английской фирмы Маркони.

Вконце XIX века были осуществлены организационные изменения частей связи. 27 августа (8 сентяоря) 1984 года был издан приказ по Военному ведомству за №200 о реорганизации частей связи. По этому приказу военно-телеграфные парки расформировывались, а в существующие саперные батальоны вводились телеграфные роты, по одной на батальон.

Число саперных батальонов, а следовательно и телеграфных рот, соответствовало числу корпусов. Телеграфные роты саперных батальонов предназначались для обеспечения связи корпусов. Кроме того, были сформированы роты для связи четырех, формируемых в военное время, армий и одна рота для телеграфной связи ставки с армиями, всего 25 телеграфных рот, входивших в состав саперных батальонов. Каждая телеграфная рота имела 90 км провода. Материальная часть была приспособлена к быстрому устройству телеграфных линий на любой местности и непрерывному поддержанию связи как при расположении корпуса на месте, так и при ведении боевых действий.

Военно-телеграфная рота подразделялась на два шестовых и одно кабельное отделения. Обеспечение проводной связи предусматривалось главным образом по шестовым линиям. При невозможности строительства шестовых линий прокладывался полевой телеграфный кабель. В ряде случаев применялся смешанный способ постройки линии, при котором шестовые телеграфные линии чередовались с кабельными.

Каждое из трех отделений могло быть выделено из роты для самостоятельных действий.

Несмотря на сравнительно значительный рост войск и средств связи, они не занимали должного места в общей системе вооруженных сил. К учениям в мирное время их привлекали очень редко. Личный состав не тренировался для работы в сложных условиях боевой обстановки. Высшее командование, применяя технические средства связи для обеспечения управления войсками, недооценивало их, считая, что основным средством связи продолжают оставаться конные и пешие ординарцы и посыльные. Этот консервативный и реакционный взгляд, разделяемый высшим командованием царской армии, принес немало вреда в деле использования технических средств связи в период русско-японской войны 1904— 1905 гг.

Реорганизация телеграфных парков по существу привела к ликвидации самостоятельных частей связи и создала ряд трудностей в боевой подготовке связистов и дальнейшем развитии войск связи. Она вызвала резко отрицательное отношение со стороны многих офицеров и штабов. В печати появились многочисленные статьи, в которых отмечалось, что преобразование телеграфных парков в роты саперных батальонов пагубно отразится на дальнейшем развитии телеграфного дела в армии. Если до реформы 1894 года военно-телеграфные парки непосредственно находились в подчинении начальника штаба армии и использовались для установления телеграфной связи по принципу сверху вниз, т.е. от старшего штаба к подчиненным средствами старшего начальника, то с реорганизацией их в телеграфные роты саперных батальонов и передачей в подчинение начальников штабов корпусов телеграфная связь стала осуществляться от подчиненного штаба к старшему средствами подчиненных, т.е. по принципу снизу вверх.

К этому времени были созданы также военные крепостные телеграфы во Владивостоке, Брест-Литовске, Варшаве, Ивангороде, Ново-Георгиевске, Ковеле, Осовце, Либаве, Севастополе и других пунктах. Все они использовали воздушные и кабельные линии для осуществления телеграфной и телефонной связи внутри крепости и для выхода на систему государственного телеграфа.

Одновременно с частями связи подверглись реорганизации и учебные заведения, готовившие офицеров и унтер-офицеров для телеграфных рот саперных батальонов.

Существовавший «офицерский электротехнический класс», готовивший офицеров для инженерных войск, в 1894 году был переименован в Военно-электротехническую школу. Начальнику школы подчинялись электротехническая рота и учебная электротехническая станция. В школе стали изучать электротехнику 60 офицеров. В электротехнической роте обучалось в течение года 60 унтер-офицеров электротехников-инструкторов. В военное время рота развертывалась в запасный инженерно-технический батальон, готовивший личный состав для укомплектования минно-саперных подразделений и крепостных телеграфов. Для телеграфных подразделений саперных частей батальон готовил лишь небольшие команды.

Реформа телеграфных частей русской армии совпала с принятием телефонных аппаратов на вооружение телеграфных рот и крепостных телеграфов. Каждая телеграфная рота имела по 24 телефонных аппарата, предназначенных для обеспечения телефонной связи между штабами армий, корпуса и дивизии, с одновременным телеграфированием по схеме Игнатьева.

Внедрение телефонной связи как средства управления войсками означало качественный скачок, обеспечивая непосредственное общение начальников между собой.

Обобщение опыта применения военного телеграфа для управления войсками в русско-турецкой войне (1877—1878 гг.) позволило впервые в истории развития оперативного искусства теоретически определить способы организации непрерывной, проводной связи в бою и операции. Первый способ был сформулирован полковником генерального штаба Ф.

Н. Добрышевым в 1895 году в статье «Телеграф и служба его в военное время». Он заключался в непрерывном удлинении провода по оси перемещения штабов на всю глубину наступательной операции. По существу, это был способ организации проводной связи по направлению.

Несколько позже, в 1899 году, действительный член общества ревнителей военных знаний полковник П. Р. Шуляченко в докладе на собрании этого общества сформулировал способ организации телеграфной связи в действующей армии и назвал его методом «треугольника». Сущность способа заключалась в том, что для достижения непрерывности связи в каждом штабе необходимо было иметь возможность передавать или принимать телеграммы как минимум по двум направлениям. Достигалось это путем сооружения отдельных линий связи от старшего штаба к подчиненным и между подчиненными штабами. Линии от старшего штаба при перемещении пунктов управления подчиненных войск наращивались, а между ними в новых районах размещения вновь прокладывались линии связи по фронту.

Эти два способа организации связи брались за основу всех последующих теоретических разработок и практических решений по связи в русской армии и сохранили свое принципиальное значение до наших дней.

Русско-японская война 1904—1905 гг. в большей степени, чем предшествовавшие ей войны, явилась проверкой состояния связи в русской армии. Она носила особый характер, так как в ней проявились некоторые элементы машинного периода войны. Отчетливо обозначилось перерастание отдельных непродолжительных сражений в операции, как нового явления в военном искусстве. Существовавшим положением по управлению войсками в военное время предусматривалось, что организацией связи ведают штабы всех степеней. Для управления войсками на огромных театрах военных действий и непосредственно в бою были использованы все средства связи, как применявшиеся на протяжении всей истории развития военной связи, так и созданные в конце XIX и начале XX веков.

Русская армия по разнообразию применявшихся средств связи не уступала ни одной из армий воюющих государств. Вместе с тем экономическая отсталость России, косность царского правительства, раболепие его перед всем иноземным и слабость технической базы не позволяли иметь в армии необходимое количество средств связи. Зависимость России в технико-экономическом отношении от иностранных государств привела к разнотипности аппаратуры связи.

К началу русско-японской войны в Маньчжурии и на Дальнем Востоке имелись всего две телеграфные роты, входившие в 1-й и 2-й Восточносибирские батальоны. Другие телеграфные роты прибыли на театр военных действий позднее в составе соответствующих саперных батальонов корпусов. Каждая рота имела два кабельных и два шестовых отделения, могла построить до 166 км однопроводных кабельно-шестовых линий и обеспечить работу 16 телеграфных станций.

Проводная связь штаба Маньчжурской армии с корпусами и корпусов с подчиненными войсками обеспечивалась средствами гражданского телеграфа и телеграфных рот корпусных саперных батальонов. Для лучшего использования местной сети связи и средств военного телеграфа в июне 1904 года при штабе Маньчжурской армии было учреждено телеграфное отделение. Оно размещалось в вагонах, где были установлены аппараты Юза и Морзе и телефонный аппарат главнокомандующего армией, и передвигалось по железной дороге вслед за главнокомандующим и его штабом. Телеграфное отделение штаба Маньчжурской армии следует считать первым подвижным узлом связи армейского типа.

Опыт боевых действий русских войск показал, что в распоряжении штаба армии должны быть собственные полевые средства связи.

В конце сентября 1904 года в Маньчжурскую армию прибыл 1-й Восточносибирский телеграфный батальон, который в течение октября и ноября обслуживал построенные им телеграфные линии, связывавшие штаб армии со штабами всех корпусов и крупных отдельных отрядов. На этих линиях было развернуто 19 телеграфно-телефонных станций.

В ноябре 1904 года на базе Маньчжурской армии были сформированы три отдельные армии. 1-й Восточносибирский телеграфный батальон до Мукденского сражения обеспечивал связь штаба главнокомандующего со штабами трех армий, отрядом генерала Ренненкампфа и общим резервом.

С прибытием на Дальний Восток в июне 1905 года 2-го Восточносибирского телеграфного батальона 1-й батальон обслуживал ставку верховного главнокомандующего и связь 1-й армии, а 2-й обеспечивал связь 2-й и 3-й армий.

Уже в первых сражениях выяснились крупные недочеты в управлении русскими войсками и в применении средств связи. Возникла настоятельная необходимость организации взаимодействия соединений, отрядов и родов войск. Появилась потребность в широком применении телефонной связи. Первыми осознали это артиллеристы, перешедшие к стрельбе с закрытых позиций. В дальнейшем, получив общее признание, телефонная связь приобретала все большее значение.

К началу Мукденского сражения (февраль — март 1905 года) проводная связь русских армий стала более разветвленной (рис. 3). Связь Ставки главнокомандующего с армиями осуществлялась по нескольким направлениям. Связь между армиями по фронту давала возможность получать обходные пути. Проводная связь Ставки с армиями обеспечивалась как непосредственно из района размещения штаба главнокомандующего, так и через узел связи на ст. Мукден.

Специфический характер боевых действий на Дальнем Востоке все настойчивее требовал применения для управления войсками средств радиосвязи, широко использовавшихся в то время в русском военно-морском флоте. Поэтому в апреле 1905 года в Петербурге были сформированы 1-я и 2-я Восточносибирские искровые (радиотелеграфные) роты. Это были первые полевые радиочасти русской армии. Они имели в своем составе по 8 радиостанций «Маркони» (6 действующих и 2 запасные). Искровыми они назы­вались потому, что применявшиеся в них передатчики создавали электромагнитные колебания высокой частоты с помощью искрового разрядника.

1-я рота обеспечивала радиосвязь штаба главнокомандующего со штабами всех трех армий. Кроме того, на нее возлагалась задача поддержания связи штаба 3-й армии с отрядами генералов Мищенко и Орбелиани. 2-я рота поступила в распоряжение командующего 1-й армией. Вследствие взаимных помех выяснилась необходимость согласовывать работу обеих рот. Для этой цели при главнокомандующем был создан штат управления начальника радиотелеграфа, что явилось важным мероприятием в деле улучшения радиосвязи.

Радиосвязь осуществлялась на волне передатчика или на волне приемника. Каждая радиостанция имела закрепленную за собой частоту.

При организации радиосвязи применялись различные варианты. Первый, когда связь обеспечивалась только между двумя штабами, стал впоследствии называться радионаправлением, а второй, при котором связь осуществлялась между несколькими штабами, стал называться радиосетью.

Таким образом, русская армия не только первой в мире использовала радио для управления сухопутными войсками непосредственно на театре военных действий, но и выработала способы организации радиосвязи, не утратившие значения и до настоящего времени.

Опыт русско-японской войны убедительно показал, что в условиях боевой обстановки невозможно обеспечить устойчивое управление войсками без улучшения работы штабов и применения всего комплекса средств связи. Важнейшими средствами связи в этой войне были телеграф и телефон, которые стали абсолютно необходимы как в оперативном, так и в тактическом звеньях управления. Полностью оправдала себя радиосвязь. Широкое применение получили летучая почта и другие подвижные средства связи. Казалось бы, опыт войны следовало учесть для дальнейшего развития и совершенствования частей связи русской армии. Но этого сделано не было. Созданные во время войны отдельные телеграфные батальоны, телеграфная сотня и телеграфный полуэскадрон были расформированы, хотя, готовясь к первой мировой войне, Россия, как и некоторые другие страны (Франция, Германия, Австро-Венгрия), содержала большую армию, насчитывающую около 1,5 млн. человек.

К началу войны в русской армии имелось всего семь отдельных искровых (радиотелеграфных) рот и телеграфные роты в составе саперных батальонов. Тогда же в пехотных и кавалерийских полках, артиллерийских бригадах, дивизионах и батареях были созданы команды связи. Некоторые саперные батальоны имели по две телеграфные роты. Батальоны такого состава предназначались для обслуживания штабов армий, фронтов и Ставки верховного главнокомандующего. Искровые роты придавались штабам армий, фронтов и Ставке верховного главнокомандующего. Кроме того, в крепостях по западной границе России имелись крепостные телеграфные части и радиотелеграфы.

Из семи искровых рот две (Восточносибирские) находились в Восточной Сибири, четыре предназначались для армий Европейской части России. Одна из рот располагалась в пределах Кавказа.

Искровые роты Европейской части России в военное время развертывались в две роты каждая. Роты обеспечивали управление армиями и корпусами. Кроме полевых радиостанций, войска могли использовать местные постоянные искровые станции с дальностью действия до 640 км и более.

В ходе войны количество частей связи увеличилось. Только в апреле — июле 1915 года было вновь сформировано 18 отдельных телеграфных рот, в сентябре — ноябре 1916 года для Западного и Юго-Западного фронтов — еще 8 отдельных телеграфных рот.

Все возрастающая роль связи требовала пересмотра и структуры частей связи.

28 ноября 1916 года по приказу начальника штаба верховного главнокомандующего № 1669 в корпусах стали создаваться инженерные полки, в состав которых входили технические батальоны, включавшие телеграфную, рабоче-телеграфную и прожекторную роты (рис. 4).

В пехотных дивизиях в это же время формировались отдельные инженерные роты, в составе которых находились кабельные отделения. Они предназначались для обеспечения телеграфно-телефон­ной связи со штабом корпуса, с подчиненными частями и соседними дивизиями.

Значительное количество искровых (радиотелеграфных) рот уже в ходе войны было переформировано в армейские радиодивизионы.

Части и подразделения связи были оснащены весьма разнообразной и разнотипной техникой. Так, перед войной телефонные аппараты для русской армии изготовлялись в Петрограде шведской фирмой Эриксона и американской фирмой Гейслера. Германская фирма «Сименс и Гальске» завозила телефонные аппараты в готовом виде, либо собирала их в России из привезенных деталей. В войска поступали два типа индукторных телефонных аппаратов, три типа фонических и три типа без источников питания. В годы первой империалистической войны, когда резко возросла потребность в телефонных аппаратах, эти фирмы начали выпускать дополнительно аппараты новых типов. Кроме того, в мастерских офицерской электротехнической школы и Политехнического института было налажено производство отечественных телефонных аппаратов ОЭШ и «Шателена». Фабрика Всероссийского земского союза городов изготовляла фонические телефонные аппараты «Земгор». Число различных систем возросло также за счет поступивших в армию иностранных телефонных аппаратов — английских, японских, норвежских, германских и американских.

Из средств радиосвязи армия располагала тремя образцами полевых радиостанций РОБТиТ (Русское общество беспроволочного телеграфа и телефона) и радиостанциями «Сименс и Гальске». Войска использовали также местные стационарные искровые станции с дальностью действия до 640 и более километров.

К началу военных действий были сформированы управления армий, фронтов и ставки верховного главнокомандующего. Создание фронтовых управлений как связующего звена между ставкой и армиями явилось важным мероприятием и способствовало улучшению руководства действующими войсками. Штабы фронтов координировали боевые действия нескольких армейских объединений, решавших задачи на самостоятельных операционных или стратегических направлениях. Планирование и руководство боевыми действиями усложнялось, управление ими становилось все более централизованным. Это предъявляло новые, повышенные требования к связи, особенно в стратегическом звене управления.

Связь в этом звене обеспечивалась средствами государственного и полевого телеграфов. Специальных телеграфных частей для данной цели не предусматривалось. Однако государственный и полевой телеграфы оказались недостаточно подготовленными для обеспечения связи в условиях такой большой войны. В результате с самого начала ее возникло много трудностей, отрицательно сказавшихся на управлении войсками. Так, например, Ставка, прибывшая в Барановичи 22 июля 1914 года, только на шестой день сумела установить телеграфную связь аппаратами Морзе и Юза со штабом Северо-Западного фронта (Белосток) и на седьмой день — со штабом Юго-Западного фронта (Ровно).

Для радиосвязи использовались некоторые местные стационарные радиостанции и полевые средства, для чего при Ставке имелась радиотелеграфная рота.

В маневренный период войны от штабов требовалась особая гибкость в организации управления и связи. Между тем руководство войсковой связью продолжало оставаться децентрализованным. Ее организация возлагалась на офицеров штабов, нередко не имевших соответствующей подготовки, что не могло не сказаться на общем состоянии связи. Нередко сами общевойсковые начальники игнорировали связь, и это приводило к срыву управления. Примером могут служить неудовлетворительно организованные управление и связь во 2-й русской армии при проведении ею Восточно-Прусской операции в августе 1914 года.

2-я армия начала наступление 17 августа. Уже через десять дней ее войска вышли на территорию Восточной Пруссии. Из-за большого отрыва штаба армии от подчиненных соединений прямая телеграфная связь со штабами корпусов была нарушена. Документы штабов армии и корпусов пришлось передавать по телеграфу местных почтово-телеграфных контор через ряд переприемных пунктов. Отсутствовала непосредственная телеграфная связь и между корпусами по фронту.

В организации радиосвязи также имелся ряд недостатков; 3-я искровая рота, располагавшая только восемью радиостанциями, смогла обеспечить связь лишь в период развертывания армии. В ходе операции из-за нехватки радиосредств и неумелого их использования штабами радиосвязь осуществлялась с перебоями. Кроме того, командование армии и корпусов часто не шифровало передаваемые по радио документы, что влекло за собой использование этих сведений противником. Только за три дня (9—12 августа 1914 года) стационарной радиостанцией русской крепости Брест-Литовск было перехвачено 15 нешифрованных радиотелеграмм, передаваемых корпусами штабу 2-й армии и содержавших совершенно секретные сведения.

Потеря связи с корпусами, а затем и с фронтом привела к потере управления войсками. В результате противник сумел окружить часть русских войск и взять их в плен.

Плохо работала связь и в Ивангород-Варшавской операции, главным образом потому, что на территории фронта не было единого руководства всеми средствами проводной связи. Так, линии крепостного телеграфа находились в ведении коменданта крепости, а местная телеграфная сеть — в руках варшавского почтово-телеграфного округа; железнодорожная сеть связи подчинялась соответствующим управлениям, телефонная связь — центральному вар­шавскому обществу, а часть ее проводов — начальнику полевого телеграфа. Таким образом, линиями управляли пять различных ведомств, действия которых в оперативном и тактическом отношении никем не объединялись.

Отсутствие руководства местными средствами связи со стороны военных властей повлекло и другие неприятные последствия. Во время боя за переправу у местечка Гура-Кальвария противник, используя городскую телефонную линию, вел переговоры со своим резидентом, находившимся в тылу наших войск. Только после того, как этот факт случайно стал известен, командующий армией распорядился занять центральную городскую телефонную станцию силами телеграфной роты, установить контроль за абонентами и обеспеч

Предыдущая статья:НЕРЕКУРСИВНЫЕ ФИЛЬТРЫ Следующая статья:ГЛАВА ВТОРАЯ. СВЯЗЬ В КРАСНОЙ АРМИИВ ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В СССР (1917 — 1020 гг). 2.1. УПРАВЛЕНИЕ И СВЯЗЬ В ОКТЯБРЬСКОМ ВООРУЖЕННОМ ВОССТАНИИ
page speed (0.0127 sec, direct)