Всего на сайте:
210 тыс. 306 статей

Главная | Право

Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 31 страница  Просмотрен 415

  1. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 27 страница
  2. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 28 страница
  3. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 29 страница
  4. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 30 страница
  5. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 32 страница
  6. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 33 страница
  7. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 34 страница
  8. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 35 страница
  9. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 36 страница
  10. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 37 страница
  11. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 38 страница
  12. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 39 страница

--------------------------------

<*> UN Reports of International Arbitral Awards. Vol. XVIII. P. 443.

 

Решение о принятии контрмер принимается государством на собственный риск, и потому возможна ситуация, когда это решение окажется недостаточно обоснованным. В таком случае наступает ответственность государства за неправомерное применение контрмер.

Контрмеры должны быть направлены только против несущего ответственность государства и только тогда, когда последнее не выполняет своих обязанностей из правоотношения ответственности. Тем не менее в силу взаимосвязанности государств контрмеры косвенным образом могут затронуть и третьи государства. Так, ограничение импорта из государства-правонарушителя может затронуть интересы третьего государства, компании которого участвуют в производстве предметов этого импорта.

Контрмеры ограничиваются временным неисполнением потерпевшим государством обязательств в отношении несущего ответственность государства и правомерны лишь до тех пор, пока их цель не будет достигнута. Они по возможности применяются таким образом, чтобы позволить возобновление исполнения нарушенного обязательства. Это положение связано с содержащейся в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. нормой, согласно которой, приостанавливая в результате нарушения другой стороной действие договора, государство воздерживается от любых действий, способных помешать восстановлению его силы (ст. 72). Аналогично государства должны по возможности избирать обратимые контрмеры. Значение этого момента подчеркивалось Международным судом, например, в решении по делу "Габчиково-Надьмарош" <*>. Тем не менее требование обратимости контрмер не является абсолютным. Немало случаев, когда последствия контрмер не могут быть ликвидированы.

--------------------------------

<*> ICJ. Reports. 1997. P. 57.

 

Требование пропорциональности контрмер легче удовлетворяется, если они применяются в отношении того же самого или связанного с ним обязательства. Однако это условие не является обязательным.

Международное право определяет ряд обязательств, нарушение которых не может вызывать применение контрмер. К ним относятся обязательства, вытекающие из императивных норм. В первую очередь это относится к принципу неприменения силы, который запрещает применение силы или угрозу силой во всех случаях, включая применение контрмер. Исключение составляет лишь случай самообороны. В Декларации о принципах международного права сказано: "Государства обязаны воздерживаться от актов репрессалий, связанных с применением силы".

Неприменимы контрмеры и в случае нарушения обязательств о защите основных прав человека, а также обязательства гуманитарного характера, запрещающего военные репрессалии. Эти положения отражены в договорах о правах человека и о гуманитарном праве.

Принимающее контрмеры государство не освобождается от выполнения обязательств относительно мирного урегулирования спора, а также дипломатического иммунитета. В решении по делу о дипломатическом и консульском персонале США в Тегеране Международный суд определил: "В любом случае любое предполагаемое нарушение договора той или другой стороной не может воспрепятствовать этой стороне ссылаться на положения Договора, касающиеся мирного урегулирования споров" <*>.

--------------------------------

<*> ICJ. Reports. 1980. P. 28.

 

Положение о дипломатическом иммунитете имеет целью гарантировать физическую безопасность и неприкосновенность дипломатов и помещений. Оно не означает недопустимости таких мер, как объявление представителя нежелательным лицом, прекращение или приостановление дипломатических отношений и т.п.

Контрмеры должны быть пропорциональными, т.е. соразмерными причиненному ущербу с учетом тяжести противоправного деяния и значения затронутых прав. Пропорциональность имеет первостепенное значение для определения правомерности контрмер. Непропорциональные контрмеры влекут за собой ответственность применившего их государства. Эти положения важны для ограничения возможностей злоупотребления контрмерами. В решении по делу "Габчиково - Надьмарош" Международный суд признал, что "отвод вод Дуная, совершенный Чехословакией, не является законной контрмерой, поскольку он не был соразмерным" <*>.

--------------------------------

<*> ICJ. Reports. 1997. P. 56.

 

До принятия контрмер потерпевшее государство обязано потребовать от государства-правонарушителя выполнения обязательств, вытекающих для него из правоотношения ответственности, а также уведомить его о решении применить контрмеры и предложить провести переговоры. Тем не менее потерпевшее государство вправе принять неотложные меры, необходимые для обеспечения его прав, например задержать судно, связанное с правонарушением.

Контрмеры не могут применяться, если противоправное деяние прекращено или спор передан на рассмотрение суда или арбитража. Они должны быть прекращены, как только несущее ответственность государство выполнит свои обязательства, вытекающие из правоотношения ответственности.

Сказанное ранее относится к принятию контрмер потерпевшим государством. Более сложно обстоит дело с принятием мер государствами, которые не являются потерпевшими, но являются участниками обязательства, установленного в целях защиты коллективного интереса группы государств, или обязательства в отношении международного сообщества в целом. Любое из таких государств вправе призвать государство-правонарушителя к ответственности, принять против него правомерные меры для обеспечения прекращения правонарушения и предоставления возмещения в интересах потерпевшего государства или бенефициариев нарушенного обязательства.

Проблема состоит в том, что нет достаточно точного определения понятия "правомерные меры". Современной практике известно немало случаев принятия коллективных мер, однако их правомерность зачастую вызывает сомнения. В 1998 г. в связи с событиями в Косово члены ЕС заморозили югославские активы и наложили запрет на полеты воздушных судов. Для некоторых членов эти действия представляли нарушение договоров с Югославией.

Неправомерность этих мер была очевидной. Приведенную в их оправдание аргументацию трудно признать состоятельной. Так, оправдывая денонсацию соглашения с Югославией без предварительного уведомления, правительство Великобритании заявило, что "ухудшающийся послужной список президента Милошевича в области прав человека означает, что в моральном и политическом плане он лишил свое правительство права настаивать на обычно применяемом 12-месячном уведомлении" <*>.

--------------------------------

<*> BYIL. 1999. Vol. 70. P. 555 - 556.

 

В результате анализа такого рода практики Комиссия международного права в докладе Генеральной Ассамблее констатировала: "В настоящее время не существует явно признанного права... государств принимать контрмеры в коллективных интересах..." <*>.

--------------------------------

<*> UN. Doc. A/CN.4/L.608/Add. 5. 2001. July 18.

 

в) Санкции

 

Санкции - принудительные меры, предпринимаемые международной организацией к правонарушителю в целях побуждения его к выполнению обязательств, вытекающих из правоотношения ответственности. В прошлом понятием "санкции" охватывались все меры принуждения в отношении правонарушителя. Общеизвестны печальные последствия одностороннего применения санкций крупными державами, не останавливавшимися перед применением силы. Особенно широко применялась сила под предлогом санкций Соединенными Штатами. В начале текущего века санкции США действовали в отношении Афганистана, Бирмы, Ирана, Ирака, Кубы, Либерии, Ливии, Северной Кореи, Сьерра-Леоне, Судана, Сирии, Югославии. В отношении многих из этих стран Советом Безопасности ООН были приняты резолюции о применении санкций. Однако в целом ряде случаев санкции США носили односторонний характер.

В результате такого рода злоупотреблений был нанесен ощутимый урон международному правопорядку. Кроме того, такая практика оказалась не очень эффективной и с точки зрения американских интересов. Американский профессор Б. Ференц по этому поводу пишет, что "одностороннее применение силы для достижения национальных целей доказало свою разрушительную силу и тщетность" <*>.

--------------------------------

<*> Ferencz B. Enforcing International Law. Vol. I. L., 1983. P. XVIII.

 

Ныне, как констатировала Комиссия международного права, термин "санкции" используется для обозначения мер, принимаемых международными организациями, особенно на основании гл. VII Устава ООН. Это положение подчеркивается Россией. Выступая в Совете Безопасности, В.В. Путин заявил, что "только Совет Безопасности вправе давать санкцию на такую крайнюю меру, как применение силы в кризисной ситуации. Делает это он от имени и в интересах всего международного сообщества" <*>.

--------------------------------

<*> Дипломатический вестник. 2000. N 10. С. 13.

 

ООН вправе применить такие санкции, как перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских, воздушных, почтовых, телеграфных, радио- и других средств сообщения, разрыв дипломатических отношений, а также военные меры (ст. ст. 41, 42 Устава). Все эти меры могут быть обязательными для применения государствами по решению Совета Безопасности в случае угрозы миру или акта агрессии.

Опыт ООН в рассматриваемой области свидетельствует, что санкции способны играть значительную роль. Достаточно вспомнить их роль в ликвидации расистских режимов в Южной Родезии и Южной Африке. По мере изменения политического климата и накопления опыта усиливается тенденция к признанию за ООН более значительных возможностей в области применения санкций. Наблюдается тенденция к более активному использованию санкций. За последнее десятилетие XX в. Совет Безопасности 12 раз принимал решения о санкциях, а за предшествующую почти половину века - лишь дважды. В начале XXI в. санкции ООН действовали в отношении Афганистана, Ирака, Либерии, Ливии, Руанды, Сьерра-Леоне, Сомали, Югославии, Эритреи, Эфиопии. Особый случай - применение санкций к антиправительственной военной организации УНИТА, действующей на территории Анголы.

Есть основания полагать, что предстоящие годы вдохнут новую жизнь в гл.

VII Устава ООН "Действия в отношении угрозы миру, нарушения мира и актов агрессии". Показателен в этом плане опыт применения санкций к Ираку в период его вторжения в Кувейт. Резолюции Совета Безопасности обязали государства к действиям, которые противоречили их политическим и экономическим обязательствам в отношении Ирака. Преимущественная сила решений Совета Безопасности вытекает из ст. 103 Устава.

Введение санкций влияет не только на межгосударственные отношения, но и на частноправовые связи физических и юридических лиц. Согласно резолюциям Совета Безопасности относительно Ирака соблюдение их положений обязательно "независимо от любого контракта или лицензии, которые заключены или выданы до дня принятия резолюции" (Резолюция 661). Следовательно, Резолюция запрещает выполнять контракт и освобождает от ответственности за его невыполнение в период применения санкций.

Применение санкций к Ираку в короткий срок покончило с агрессией. Отныне потенциальный агрессор вынужден будет считаться с реальностью организованного отпора со стороны ООН. Вместе с тем применение санкций порождает проблемы, прежде всего, экономического характера. Запрещение или ограничение экономических связей с государством-объектом санкций имеет негативные последствия и для тех, кто их применяет. Кроме того, экономические санкции отрицательно сказываются на широких слоях населения государства, к которому они применяются.

О значении этих проблем свидетельствует тот факт, что они нашли отражение в Декларации тысячелетия ООН 2000 г., которая поставила задачу свести к минимуму негативные последствия экономических санкций ООН для неповинного населения и устранить отрицательные последствия санкций для третьих сторон (п. 9). Эти проблемы регулярно обсуждаются Генеральной Ассамблеей, Советом Безопасности, Экономическим и Социальным Советом.

Общие положения в этой области определены резолюциями Генеральной Ассамблеи. При определении режима санкций следует должным образом учитывать их последствия для третьих государств. Государства и международные организации призываются к оказанию помощи таким государствам. Предусмотрено совершенствование механизма решения возникающих вопросов. Более того, предполагается, что эти проблемы найдут отражение в Уставе ООН.

Позиция России в отношении санкций не раз излагалась в ООН. Санкции рассматриваются как мощный инструмент воздействия на правонарушителя. Их введение оказывает влияние на население подвергающегося санкциям государства и на его отношения с другими странами. Поэтому введение санкций должно быть крайней мерой, которая допустима в случаях, когда иные способы воздействия не дали результата и когда Совет Безопасности определит наличие угрозы международному миру и безопасности. Самое существенное значение имеет правильная оценка Советом степени такой угрозы. С учетом этого Россия внесла в 2001 г. на рассмотрение Специального комитета по Уставу ООН документ "Об основных условиях и критериях введения санкций и других принудительных мер и их осуществление" <*>. Санкции должны вводиться в строгом соответствии с Уставом ООН, с принципами и нормами международного права, преследовать четко определенные цели, быть предельно адресными, подлежать регулярному обзору и предусматривать условия отмены.

--------------------------------

<*> Дипломатический вестник. 2001. N 11. С. 104.

 

г) Законодательство России о контрмерах и санкциях

 

Значение контрмер и санкций делает желательным законодательное регулирование принятия решений об их применении. В России вопрос решен относительно контрмер и санкций экономического характера Законом о государственном регулировании внешнеторговой деятельности 1995 г. Положение общего характера состоит в том, что ответные меры вводятся в соответствии с общепризнанными нормами международного права. Из числа таких норм выделяется принцип пропорциональности, сформулированный не очень конкретно: контрмеры применяются "в пределах, необходимых для эффективной защиты экономических интересов" (ст. 34). Из сказанного следует, что принимающий решение орган должен руководствоваться и изложенными выше положениями, воплотившими общепризнанные нормы. Кроме того, необходимо учитывать, что порядок применения контрмер может быть предусмотрен и конкретными договорами. Договорный порядок будет обладать приоритетом как "специальный закон" (lex speciales).

Участие РФ в экономических санкциях в отношении одного государства или ряда государств и введение в действие этих санкций определяется указами Президента РФ (ст. 21). Тем же путем вводятся в действие и отменяются не только экономические, но и иные санкции. Из этого видно, что решения Совета Безопасности ООН непосредственно не обязывают органы государства. Они реализуются на основе и в соответствии с указом Президента. Примером может служить Указ Президента от 6 марта 2001 г. N 266 "О мерах по выполнению Резолюции Совета Безопасности ООН 1333 от 19 декабря 2000 г.". Указ обязал государственные организации и коммерческие фирмы предельно ограничить свои связи с территорией, контролируемой движением "Талибан", а также предусмотрел ряд других мер и указал государственные ведомства, несущие ответственность за выполнение данного Указа <*>.

--------------------------------

<*> РГ. 2001. 12 марта.

 

О том, насколько существенно такого рода указы способны воздействовать на правовую систему страны, можно судить по Указу Президента РФ от 10 января 2002 г. N 6 "О мерах по выполнению Резолюции Совета Безопасности ООН 1373 от 28 сентября 2001 г.", посвященной борьбе с международным терроризмом <*>. Этот Указ предусматривает принятие мер к пресечению финансирования терроризма, обязывает отказывать в убежище лицам, связанным с террористической деятельностью, предписывает квалифицировать террористические акты как серьезные преступления, обязывает соответствующие ведомства осуществить "анализ законодательства Российской Федерации на предмет его соответствия обязательствам, содержащимся в Резолюции Совета Безопасности ООН" и представить необходимые предложения Правительству.

--------------------------------

<*> РГ. 2002. 12 янв.

 

Решения Совета Безопасности зачастую требуют приостановления действия договоров с государством, к которому применяются санкции. Закон о международных договорах предусматривает, что Президент РФ может приостановить действие лишь межправительственного договора.

Что же касается договора, решение о согласии на обязательность которого принималось в форме федерального закона, то его действие может быть приостановлено Президентом РФ "в случаях, требующих принятия безотлагательных мер, с обязательным незамедлительным информированием" Федерального Собрания РФ и внесения в Государственную Думу ФС РФ проекта соответствующего закона (ст. 37). Думается, что в случае принятия указа Президента РФ о приостановлении действия договора в соответствии с решением Совета Безопасности ООН можно ограничиться информированием Федерального Собрания РФ.

Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 164-ФЗ "Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности" установил порядок компенсации убытков, понесенных в результате применения санкций. Возмещение осуществляется на основе судебных решений за счет средств федерального бюджета. В результате требования по возмещению убытков на международном уровне переходят к государству (случай суброгации).

Реторсии и контрмеры принимаются по решению Правительства РФ, которое вправе вводить ответные меры в области внешнеторговой деятельности в случае принятия иностранным государством мер, нарушающих экономические интересы Российской Федерации, ее субъектов, муниципальных образований или российских лиц либо политические интересы Российской Федерации (реторсия), а также в случае невыполнения этим государством принятых им по международным договорам обязательств перед Российской Федерацией (репрессалии) (ст. 40).

Из этого следует, что Правительство РФ вправе принимать меры лишь экономического характера - "меры в области внешнеторговой деятельности". Вместе с тем они могут быть применены и в случае нарушения политических интересов. Поскольку речь идет о репрессалиях в случае нарушения международных договоров, то это означает право Правительства РФ, по крайней мере, отступать от тех или иных положений договора, приостанавливать их действие. Надо полагать, что имеются в виду договоры только экономического характера.

Следует при этом учитывать, что Закон о международных договорах предусматривает право Правительства приостанавливать и прекращать договоры лишь межведомственного характера (ст. 37). Что же касается договоров, согласие на обязательность которых давалось Правительством РФ, то они могут быть приостановлены или прекращены лишь по решению Президента РФ (ч. 2 ст. 37).

Вызывает сомнение положение о том, что ответные меры применяются лишь в случае невыполнения обязательств по договорам. Думается, что они могут применяться и в случае нарушения обязательств, вытекающих из обычных норм. Выражение "российские лица" означает российские физические и юридические лица. Возможность применения ответных мер предусмотрена и другими законами, например Арбитражным процессуальным кодексом РФ 1995 г. ( ч. 3 ст. 210).

 

§ 4. Международная ответственность за вредные последствия

действий, не запрещенных международным правом

 

Как известно, национальные правовые системы предусматривают принципиальную возможность обязанности возместить вред, когда он причинен действиями, не являющимися неправомерными. Гражданский кодекс РФ установил: "Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом" (ч. 3 ст. 1064).

Со времен римского права известно правило: "Пользуйся своей собственностью так, чтобы не причинять вред собственности другого" (sic utere tuo ut alienum non laedas). Особое значение это правило приобрело в связи с развитием техники, созданием предприятий, деятельность которых порождает колоссальную опасность для целых регионов. Достаточно вспомнить чернобыльскую трагедию. Это побудило Генеральную Ассамблею ООН в 1978 г. поручить Комиссии международного права подготовить проект статей по теме "Международная ответственность за вредные последствия действий, не запрещенных международным правом". Комиссия почти четверть века работала над проектом. Однако расхождения в позициях государств, и прежде всего сопротивление промышленно развитых стран, воспрепятствовали достижению цели. В 2001 г. Комиссия представила Генеральной Ассамблее проект статей, в котором речь идет не об ответственности, а лишь о сотрудничестве государств в предотвращении трансграничного ущерба от опасных видов деятельности. Несмотря на это, Генеральная Ассамблея не приняла проект и рекомендовала Комиссии продолжить работу по этой теме.

В международной практике немало случаев, подтверждающих материальную ответственность государства за серьезный ущерб, причиненный другому государству деятельностью на его территории. Есть и несколько судебных прецедентов. В результате рассмотрения дела об инциденте в проливе Корфу (подрыв британских военных кораблей на минах, установленных в территориальных водах Албании третьим государством) Международный суд определил существование "обязательства каждого государства сознательно не допускать использования своей территории для совершения действий, нарушающих права других государств" <*>.

--------------------------------

<*> ICJ. Reports. 1949. P. 22.

 

Другой известный случай - решение международного арбитража по спору "США против Канады" относительно ядовитых выбросов канадского комбината "Трейл Смелтер" (1938 г.). В решении говорилось, что "согласно принципам международного права, а также праву Соединенных Штатов ни одно государство не вправе использовать свою территорию таким образом, чтобы причинять вред дымом на территории другого или собственности людей, на ней находящихся, если речь идет о серьезных последствиях и вред доказан ясными и убедительными доказательствами" <*>.

--------------------------------

<*> Reports of International Arbitral Awards. Vol. III. P. 1905.

 

В целом ряде резолюций международных конференций содержатся положения о том, что государство несет ответственность за обеспечение того, чтобы деятельность в пределах его юрисдикции или контроля не наносила вред окружающей среде других государств. Это положение подтверждено рядом резолюций Генеральной Ассамблеи ООН и конвенций об окружающей среде. В Конвенции о биологическом разнообразии <*> сказано, что в соответствии с Уставом ООН и принципами международного права государства "несут ответственность за обеспечение того, чтобы деятельность в рамках их юрисдикции или под их контролем не наносила ущерба окружающей среде других государств или районов за пределами действия национальной юрисдикции" (ст. 3).

--------------------------------

<*> Конвенция заключена в г. Рио-де-Жанейро 5 июня 1992 г., вступила в силу 29 декабря 1993 г., Россия ратифицировала, вступила в силу для России 4 июля 1995 г.

 

Из сказанного видно, что речь идет о позитивной ответственности. Тем не менее это прокладывает путь для установления и деликтной ответственности.

В международном праве утверждается обычная норма, согласно которой государство несет материальную ответственность за вред, являющийся результатом не запрещенной международным правом деятельности, осуществляемой на его территории или под его контролем, если такая деятельность связана с риском причинения значительного трансграничного вреда в силу своих физических последствий. Ответственность возникает не в связи с такого рода деятельностью, которая правомерна, а за причиненный ею трансграничный ущерб.

Мы имеем дело с исключительным случаем, когда государство несет прямую ответственность не за собственные действия, а за действия физических и юридических лиц на своей территории. Объясняется это тем, что речь идет о деятельности, связанной с риском причинения значительного вреда. В остальных случаях вопрос о возмещении трансграничного вреда решается в частноправовом порядке, если, разумеется, вред не причинен действиями самого государства.

Договоры об ответственности за значительный трансграничный вред предусматривают два основных вида материальной ответственности государства. Первой является абсолютная. Она целиком ложится на государство, которое рассматривается как единственный ответчик. Такой режим установлен Конвенцией о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, 1972 г. Государство несет полную ответственность за ущерб, причиненный другим государствам и их гражданам запущенными с его территории космическими объектами, независимо от того, кто их запустил.

Вторым видом материальной ответственности является та, согласно которой полную ответственность несет частный оператор, осуществляющий деятельность, причинившую вред. На государство ложится ответственность компенсации ущерба лишь в той мере, в какой он не был возмещен оператором. Такой вид ответственности предусмотрен договорами, регламентирующими деятельность, связанную с использованием атомной энергии.

Все ранее сказанное дает представление о том, сколь значительный прогресс достигнут на пути формирования права международной ответственности за последние десятилетия. Объясняется это потребностью повышения эффективности международного права, совершенствования его механизма в условиях, когда это право становится все более важным фактором решения проблемы повышения уровня управляемости мировой системы. Процесс идет далеко не просто. Препятствия на его пути носят главным образом политический характер. Специалисты отмечают, что трудности в кодификации права международной ответственности объясняются не только сложностью этой отрасли, но и ее политическим значением <*>. Многое еще предстоит сделать. Тем не менее основы заложены.

--------------------------------

<*> См.: Dupuy P.-M. Reviewing the Difficulties of Codification... // European Journal of Intern. Law. 1999. N 2. P. 385.

 

Литература

 

Василенко В.А. Международно-правовые санкции. Киев, 1982.

Василенко В.А. Ответственность государства за международные правонарушения. Киев, 1976.

Давид В., Василенко В. Механизм охраны международного правопорядка. Брно, 1986.

Курис П. Международные правонарушения и ответственность государства. Вильнюс, 1973.

Левин Д.Б. Ответственность государств в современном международном праве. М., 1966.

Ушаков Н.А. Основания международной ответственности государств. М., 1983.

Хачатуров Р.Л. Ответственность в современном международном праве. Тольятти, 1996.

 

Глава XV. МЕЖДУНАРОДНОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО

 

§ 1. Понятие международного уголовного права

 

Международное уголовное право (МУП) - отрасль международного права, принципы и нормы которой регулируют сотрудничество государств и международных организаций в борьбе с преступностью, включая ее предупреждение.

Будучи отраслью международного права, МУП обладает всеми характерными чертами этого права. Но есть у него и существенная особенность - оно установило прямую уголовную ответственность физических лиц за нарушение наиболее важных норм международного права. Иначе говоря, оно вводит в механизм функционирования международного права уголовную ответственность. Поэтому глава о МУП и поставлена вслед за главой о праве международной ответственности.

Без установления уголовной ответственности физических лиц непосредственно на основе международного права невозможно обеспечить международный правопорядок. В ходе Нюрнбергского процесса подчеркивалось, что преступления против международного права совершаются физическими лицами. Таким образом, речь идет о важном шаге в развитии механизма функционирования международного права и о его значительной зрелости.

В научной литературе встречаются концепции МУП, согласно которым оно включает не только международные нормы, но и соответствующие нормы внутреннего уголовного права. Распространенность таких концепций объясняется тесной связью международного и внутреннего уголовного права. Подобный конгломерат норм различной правовой природы невозможен. Однако в учебном процессе совместное изложение того и другого является вполне оправданным.

МУП - новая отрасль международного права. Вместе с тем задолго до появления международного права государства сотрудничали в борьбе с преступностью.

Для рабовладельческих государств наибольшую опасность представляли восстания рабов. Поэтому они заключали договоры о взаимном содействии в подавлении этих восстаний. В договоре египетского фараона Рамсеса II с царем хеттов Хаттушилем III (1926 г. до н.э.) говорилось: "Если Рамсес разгневается на своих рабов, когда они учинят восстание, и пойдет усмирять их, то заодно с ним должен действовать и царь хеттов".

Предыдущая статья:Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 30 страница Следующая статья:Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 32 страница
page speed (0.0222 sec, direct)