Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Право

Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 29 страница  Просмотрен 502

  1. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 27 страница
  2. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 28 страница
  3. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 30 страница
  4. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 31 страница
  5. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 32 страница
  6. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 33 страница
  7. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 34 страница
  8. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 35 страница
  9. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 36 страница
  10. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 37 страница
  11. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 38 страница
  12. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 39 страница

--------------------------------

<*> См., например, выступления Дж. Гая и Г. Хаффнера // Док. ООН: A/CN.4/SR/2616. 2000. May 12.

 

4. Международно-правовые отношения ответственности

 

Международно-правовые отношения ответственности представляют собой центральное звено в механизме реализации ответственности. Это следует из самого понятия права международной ответственности, которое регулирует отношения, порождаемые нарушением норм международного права, определяет вытекающие из них права и обязанности. В комментарии к статьям об ответственности говорится: "Термин "международная ответственность" охватывает всю совокупность новых правоотношений, возникающих по международному праву в связи с международно-противоправным деянием..." <*>.

--------------------------------

<*> Комментарий к ст. 1, п. 1.

 

Такое понимание ответственности подтверждается международной судебной практикой. В решении по делу о фосфатах в Марокко Постоянная палата международного правосудия определила, что в случае, когда государство совершает международно-противоправное деяние против другого государства, международная ответственность возникает "непосредственно в плане отношений между двумя государствами" <*>. Международный суд также неоднократно применял это положение <**>.

--------------------------------

<*> PCIJ. Ser. A/B. N 74 (1938). P. 28.

<**> См.: решение об инциденте в проливе Корфу (ICJ. Reports. 1949. P. 23); о военной и полувоенной деятельности в Никарагуа и против Никарагуа (ICJ. Reports. 1986. P. 142, 149); о проекте "Габчиково-Надьмарош" (ICJ. Reports. 1997. P. 38).

 

Правоотношение ответственности - форма осуществления ответственности. Такое правоотношение возлагает на правонарушителя обязанность прекратить противоправное деяние, ликвидировать или компенсировать последствия, а пострадавшему предоставляет право требовать совершения указанных действий. Правоотношение ответственности является вторичным и охранительным относительно нарушенного первичного правоотношения.

В прошлом отношения ответственности носили исключительно двусторонний характер. Сторонами в них были лишь потерпевшее государство и государство-правонарушитель. В наше время в международном праве нашла отражение концепция коллективного противодействия государств особенно серьезным международным правонарушениям, затрагивающим коренные общие интересы. В комментарии к статьям об ответственности говорится: "Каждое государство в силу своего членства в международном сообществе имеет правовой интерес в защите некоторых основных прав и выполнении некоторых основных обязанностей" <*>.

--------------------------------

<*> Комментарий к ст. 1, п. 4.

 

Существенную роль в признании этого положения сыграло известное решение Международного суда 1970 г. по делу компании "Барселона Тракшн". В нем указывалось на существование особой категории обязательств - обязательств в отношении международного сообщества в целом. "По своему характеру они касаются всех государств. Учитывая значение рассматриваемых прав, все государства могут рассматриваться имеющими юридический интерес в защите этих прав; обязательства о которых идет речь, представляют собой обязательства erga omnes" <*>. Это положение не раз подтверждалось Судом в дальнейшем <**>. Следовательно, нарушение обязательств erga omnes (между всеми) порождает международные правоотношения ответственности erga omnes.

--------------------------------

<*> ICJ. Reports. 1970. P. 32.

<**> См.: решение о Восточном Тиморе (ICJ. Reports. 1995. P. 102), консультативное заключение о правомерности угрозы применения или применения ядерного оружия (Ibid. 1996. Р. 258); решение о применении Конвенции о геноциде (Ibid. 1996.

P. 615 - 616).

 

5. Элементы международно-противоправного деяния

 

Элементами международно-противоправного деяния являются:

а) поведение, которое согласно международному праву присваивается данному субъекту международного права, т.е. считается им совершенным;

б) поведение, представляющее собой нарушение данным субъектом лежащего на нем обязательства по международному праву.

Эти два элемента образуют противоправное деяние. Приведенные положения нашли признание в международной практике, включая судебную. В решении Постоянной палаты международного правосудия по делу о фосфатах в Марокко возникновение международной ответственности было связано с наличием "деяния, присваиваемого государству и квалифицируемого в качестве противоречащего закрепленному(ым) в договоре праву(ам) другого государства" <*>. В решениях Международного суда по делам, возбужденным Югославией в отношении стран НАТО, совершивших на нее вооруженное нападение, содержится одинаковая формулировка: "Независимо от того, признают или не признают государства юрисдикцию Суда, они при всех условиях являются ответственными за присваиваемые им деяния, которые нарушают международное право" <**>. Соответствующие положения закреплены в статьях об ответственности государств <***>.

--------------------------------

<*> PCIJ. Ser. A/B. (1938). N 74. P. 28.

<**> Case concerning legality of use of force (Yugoslavia v. USA) // ICJ. Reports. 1999. P. 13.

<***> В статьях об ответственности государств соответствующее положение сформулировано следующим образом: "Статья 2. Элементы международно-противоправного деяния государства.

Международно-противоправное деяние государства имеет место, когда какое-либо поведение, состоящее в действии или бездействии: а) присваивается государству по международному праву; и б) представляет собой нарушение международно-правового обязательства этого государства".

 

Присваиваемое субъекту деяние может представлять собой как действие, так и бездействие. Если обратиться к международной судебной практике, то окажется, что случаи ссылок на бездействие столь же часты, как и ссылки на действие. Так, в решении по делу о дипломатическом и консульском персонале США в Тегеране Международный суд определил, что ответственность Ирана возникла в связи с бездействием его властей, которые "не приняли соответствующих мер" в обстоятельствах, когда существовала явная потребность в их принятии <*>.

--------------------------------

<*> ICJ. Reports. 1980. P. 22 - 23.

 

Государство, а также и международная организация, является единым субъектом международного права. Ему как целому принадлежат права, и в этом же качестве оно несет международную ответственность. Однако реально, как и всякое юридическое лицо, они могут действовать лишь через свои органы. Еще Постоянная палата международного правосудия отмечала, что "государства могут действовать только посредством или через своих агентов или представителей" <*>.

--------------------------------

<*> Решение по делу о немецких поселенцах в Польше // PCIJ. Ser. B. 1928. N 6. P. 22.

 

В связи с этим возникает вопрос об определении того, какие лица должны считаться действующими от имени государства или международной организации. Ответ на этот вопрос дает в первую очередь внутреннее право субъектов, но имеет значение и международное право, которое, в частности, определяет, какие органы официально представляют государство и международную организацию в международных отношениях.

 

§ 2. Ответственность государств

за международно-противоправное деяние

 

Приведенные выше положения общей части права международной ответственности целиком относятся и к ответственности государств. Вместе с тем этот вид ответственности регулируется и более конкретными нормами.

 

1. Деяние государства согласно международному праву

 

Деянием государства является поведение любого из его органов, независимо от занимаемого им места в системе государства, при условии, что он действует в своем официальном качестве. Международный суд определил, что это положение носит характер нормы обычного права <*>. Государству присваивается и поведение лица или образования, не являющегося органом государства, если они уполномочены осуществлять элементы государственной власти. То обстоятельство, что орган государства превышает свои полномочия, не освобождает государство от ответственности за его поведение.

--------------------------------

<*> ICJ. Reports. 1999. P. 87.

 

Эти положения нашли отражение в международно-правовых актах и практике их применения. В первом Дополнительном протоколе 1977 г. к Женевским конвенциям о защите жертв войны говорится: "Сторона, находящаяся в конфликте... несет ответственность за все действия, совершаемые лицами, входящими в состав ее вооруженных сил" (ст. 91). В комментарии Международного комитета Красного Креста к этой статье говорится, что она "соответствует общим правовым принципам международной ответственности" <*>.

--------------------------------

<*> ICRC. Commentary on the Additional Protocols. Geneva. 1987. P. 1054.

 

Деянием государства является также поведение лица или группы лиц, действующих под руководством или контролем этого государства.

В решении Международного уголовного трибунала для бывшей Югославии по делу Тадича говорится: "Условием присвоения государству по международному праву деяний частных физических лиц является контроль со стороны государства за такими лицами" <*>.

--------------------------------

<*> ILM. 1999. Vol. 38. P. 1541.

 

Представляет в этом плане интерес решение Международного суда по делу "Никарагуа против США". Суд счел, что контроль США в отношении деятельности контрас против Никарагуа, осуществлявшейся с территорий Гондураса и Коста Рики, не был достаточным, чтобы присвоить эту деятельность США. Одновременно Суд определил, что помощь контрас в форме обучения, вооружения и финансирования представляла собой нарушение принципа невмешательства. Помощь контрас означала также нарушение принципа неприменения силы и территориального суверенитете Никарагуа <*>.

--------------------------------

<*> ICJ. Reports. 1986. P. 61 - 65, 118 - 119, 123 - 125, 127 - 128.

 

Международная практика придерживается нормы, согласно которой поведение повстанческого движения не может присваиваться государству, которое его не контролирует <*>. Основой для присвоения может быть лишь преемственность между победившими повстанцами и образованным ими правительством. В случае прихода повстанцев к власти государство несет ответственность и за их предшествовавшие действия. Аналогичное положение и в случае, когда повстанческому движению удается создать новое государство на части территории какого-либо государства. Наконец, любое поведение будет поведением государства, если оно признается им в качестве такового.

--------------------------------

<*> В консультативном заключении Международного суда по Намибии говорилось, что "физический контроль над территорией, а не суверенность или законность титула, является основой ответственности государства за деяния, затрагивающие другие государства" (ICJ. Reports. 1971. P. 54).

 

2. Нарушение международного обязательства

 

Нарушение международного обязательства означает деяние государства, не соответствующее тому, что требует от него соответствующее обязательство. Особый случай представляет принятие государством закона, расходящегося с международным обязательством. Анализ практики свидетельствует, что общей нормы в отношении этого случая не существует. В одних случаях сам факт издания определенного закона противоречит обязательству государства и порождает его ответственность. Немало конфликтов такого рода решалось Международным уголовным трибуналом для бывшей Югославии и Европейским судом по правам человека <*>. В других случаях само по себе принятие закона может и не быть нарушением обязательства, особенно если государство имеет возможность применить его, не нарушая обязательства. Это положение было подтверждено Международным судом в решении по делу Леграндов 2001 г. <**>.

--------------------------------

<*> См., например, решение Трибунала по делу Фурунджия от 10 декабря 1998 г. и решение Европейского суда по правам человека по делу Норрис 1988 г.

<**> ICJ. Reports. 2001. P. 90 - 91.

 

В международной практике возникает вопрос об определении начала противоправного деяния и его продолжительности. В случае если деяние не носит длящегося характера, то правонарушение происходит в момент его совершения. Если же деяние носит длящийся характер, то нарушение продолжается в течение всего времени, когда поведение не соответствует обязательству. В качестве примера длящегося деяния можно привести издание и сохранение в силе закона, противоречащего обязательству <*>. Наконец, если обязательство состоит в предотвращении определенного события, то нарушение происходит, когда это событие наступает, и продолжается до тех пор, пока это событие остается не соответствующим обязательству.

--------------------------------

<*> В решении по делу о дипломатическом и консульском персонале США в Тегеране Международный суд пришел к заключению, что имели место "следовавшие один за другим и все еще продолжающиеся нарушения Ираном его обязательств ..." (ICJ. Reports. 1980. P. 38).

 

О том, насколько серьезное значение отмеченные положения могут иметь в международной практике, можно судить по делам о правомерности применения силы странами НАТО, рассматривавшимся Международным судом по искам Югославии к каждой из стран-участниц. При выяснении вопроса о юрисдикции в отношении Бельгии Суд сделал следующий вывод: бомбардировки начались 24 марта 1999 г., а заявление Югославии о признании юрисдикции было сделано 25 апреля. Несмотря на то что бомбардировки продолжались после 25 апреля и касающийся их спор продолжал существовать, на дату возникновения спора это не повлияло: "Каждая отдельная воздушная атака не могла послужить основанием для отдельного последующего спора".

Занятая Судом позиция подверглась критике в особых мнениях исполнявшего обязанности председателя Суда К. Вирамантри, а также судей Ю. Ши и В. Верещетина. В обоснование своей позиции они ссылались на приведенное выше положение о длящихся правонарушениях. В особом мнении Ю. Ши говорилось: "Поскольку воздушные бомбардировки продолжались и после критической даты (25 апреля. - И.Л.) и все еще продолжаются, постольку время совершения правонарушения охватывает весь период, в течение которого такие действия продолжаются..." <*>. Эта позиция представляется более обоснованной, чем позиция Суда.

--------------------------------

<*> ICJ. Reports. 1999. P.

207.

 

3. Ответственность государства в связи с деянием другого государства

 

В соответствии с принципом ответственности государство несет ответственность за свое собственное поведение. Однако порою противоправное деяние является результатом взаимодействия ряда государств. Если государство оказывает помощь другому государству при совершении им противоправного деяния, то оно несет ответственность при условии, что:

а) это делается со знанием обстоятельств противоправного деяния;

б) деяние было бы противоправным в случае, если бы оно было непосредственно совершено государством, оказывающим помощь.

Речь идет о соучастии в противоправном деянии. Поэтому вызывают определенные сомнения требования п. "б". Оказание помощи другому государству в нарушении договора, не обязательного для оказывающего помощь государства, едва ли соответствует принципу добросовестности. Объяснить такое положение можно лишь новизной института соучастия в международном праве.

В большинстве случаев этот момент не имеет значения, поскольку в практике обычно имеет место оказание помощи в нарушении общепризнанных норм. После бомбардировки американской авиацией г. Триполи в 1986 г. Ливия предъявила претензии и Великобритании, которая разрешила использовать свои авиабазы. Генеральная Ассамблея ООН приняла по этому поводу Резолюцию, призвавшую все государства "воздерживаться от оказания какой-либо помощи или предоставления каких-либо средств для совершения актов агрессии против" Ливии <*>. Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности неоднократно призывали государства воздерживаться от предоставления военной помощи государствам, совершившим серьезные нарушения прав человека.

--------------------------------

<*> Резолюция 41/38 от 20 ноября 1986 г.

 

Более серьезным случаем является тот, когда государство осуществляет контроль над другим государством при совершении последним правонарушения. Тем не менее условия наступления ответственности те же, что и при оказании помощи. Думается, что предъявление и к этому случаю требования, чтобы деяние было противоправным и при совершении его контролирующим государством, еще менее обоснованно, чем при оказании помощи. В практике трудно найти факты, подтверждающие обоснованность такого требования.

Особый случай представляет принуждение другого государства к совершению противоправного деяния. Осуществляющее принуждение государство несет ответственность как за данное противоправное деяние принуждаемого государства, так и за его принуждение. Оно несет ответственность и при нарушении принуждаемым государством договора, не обязательного для принуждающего государства.

 

4. Обстоятельства, исключающие противоправность

 

Как и любая система права, международное право определяет обстоятельства, исключающие противоправность поведения, которое не соответствует обязательствам. Такими обстоятельствами являются согласие, самооборона, контрмеры, форс-мажор, бедствие и состояние необходимости. Этот перечень является исчерпывающим. Указанные обстоятельства не прекращают обязательство и не влияют на его содержание. Они лишь оправдывают его неисполнение, пока те существуют.

В решении Международного суда по делу "Габчиково-Надьмарош" содержится следующее положение: "Даже если будет установлено наличие состояния необходимости, оно не является основанием для прекращения договора. На это обстоятельство можно ссылаться только для освобождения от ответственности государства, которое не выполнило договор... Как только состояние необходимости прекращается, вновь возникает обязанность выполнять договорные обязательства" <*>.

--------------------------------

<*> ICJ. Reports. 1997. P. 63.

 

Согласие государства на совершение другим государством деяния, противоречащего его обязательству, исключает противоправность деяния. Согласие должно быть юридически действительным. Противоправность исключается лишь в отношении государства, давшего согласие, и в пределах этого согласия. В практике такие случаи встречаются довольно часто, например одно государство разрешает другому осуществить транзит через его воздушное или внутреннее водное пространство.

Самооборона исключает противоправность мер, предпринятых в ее осуществление в соответствии с Уставом ООН. Последний подтверждает неотъемлемое право государства на самооборону (ст. 51) и тем самым делает исключение из принципа неприменения силы. Это, однако, не означает, будто самооборона исключает противоправность поведения в отношении всех обязательств. Сохраняют свою силу, в частности, обязательства по гуманитарному праву и в области прав человека, что подчеркивалось и Международным судом <*>. Следует также иметь в виду, что случай самообороны оказывает определенное влияние и на обязательства в отношении не участвующих в конфликте, нейтральных государств.

--------------------------------

<*> См.: Консультативное заключение по делу "О законности угрозы применения или применения ядерного оружия" // ICJ. Reports. 1996. P. 257.

 

Контрмеры, т.е. ненасильственные меры, предпринимаемые в ответ на правонарушение, совершенное другим государством, являются правомерными. Иными словами, противоправность деяния государства, не соответствующего его международно-правовому обязательству, исключается, если такое деяние является контрмерой. Наиболее распространена такая контрмера, как приостановление действия обязательства, нарушенного другой стороной.

Эти положения являются общепризнанными, о чем свидетельствует практика государств и труды теоретиков. В решении по делу "Габчиково - Надьмарош" Международный суд определил, что контрмеры могут оправдывать в ином случае противоправные действия, "принятые в ответ на предшествующее международно-противоправное деяние другого государства..." <*>.

--------------------------------

<*> ICJ. Reports. 1997. P. 55.

 

Форс-мажор (непреодолимая сила). Противоправность деяния государства, не соответствующего его международно-правовому обязательству, исключается, если это деяние обусловлено форс-мажором. Под форс-мажором понимается появление непреодолимой силы или непредвиденного события, не поддающихся контролю государства, которые сделали в данных обстоятельствах выполнение обязательства материально невозможным. Речь идет о ситуации, когда государство вынуждено действовать вопреки обязательству. Случай форс-мажора отличается от ситуации бедствия или состояния необходимости тем, что он не содержит элемента свободы выбора.

Материальная невозможность выполнения может быть обусловлена естественным событием, например землетрясением или наводнением, либо политическим событием, например утратой контроля над частью территории в результате вооруженного восстания. Форс-мажор не относится к ситуациям, которые затрудняют выполнение обязательства, например к экономическому кризису. Форс-мажор издавна признан судами в качестве общего принципа права <*>. Он нашел отражение и в универсальных конвенциях, например в отношении мирного прохода судов через территориальное море в соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г.

(ст. 18.2).

--------------------------------

<*> Решения Постоянной палаты международного правосудия по делам о сербском и бразильском долгах // PCIJ. 1929. Ser. A. N 20. P. 33 - 40; ibid., 1929. Ser. A. N 21. P. 120.

 

Принцип форс-мажора не применяется, если ситуация обусловлена поведением ссылающегося на нее государства либо если государство приняло на себя риск возникновения такой ситуации. Эти положения нашли отражение в универсальных конвенциях. В Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. содержится положение, согласно которому на материальную невозможность нельзя ссылаться, "если эта невозможность является результатом нарушения этим участником либо обязательства по договору, либо иного международного обязательства..." (ст. 61).

Нередко по договору государство принимает обязательство предотвратить возникновение определенной ситуации или же иным образом берет на себя риск ее возникновения. Взяв на себя ответственность за определенный риск, государство не может ссылаться на форс-мажор.

Бедствие. Ситуация бедствия исключает противоправность деяния государства, не соответствующего его международно-правовому обязательству. Под ситуацией бедствия понимается ситуация, в которой у исполнителя деяния не было иного разумного способа спасти свою жизнь или жизнь вверенных ему людей. Имеется в виду ситуация, когда лицо, поведение которого присваивается государству, оказывается в ситуации крайней опасности для него лично или для лиц, за которых оно несет ответственность.

Чаще всего такие ситуации возникают в связи с воздушными и морскими судами, которые в силу погодных условий или технических причин вынуждены использовать иностранную территорию. Ситуация бедствия в качестве обстоятельства, оправдывающего поведение, которое в ином случае было бы противоправным, предусмотрена рядом универсальных конвенций. Конвенция по морскому праву 1982 г. разрешает остановку и стоянку судов при проходе через территориальное море иностранного государства в ситуации бедствия (ст. 18.2).

Правило о ситуации бедствия не применяется, если она обусловлена поведением ссылающегося на нее государства или если деяние создает сравнимую или большую опасность. В последнем случае имеется в виду ситуация, когда деяние создает опасность для большего числа жизней, чем оно может спасти.

Состояние необходимости в качестве общего правила не может служить основанием для исключения противоправности деяния, не соответствующего международно-правовому обязательству. Исключение представляет случай, когда деяние является единственным для государства путем защиты существенного интереса от большой и неминуемой опасности. Такое деяние не должно наносить серьезного ущерба существенному интересу другого государства или государств, или международного сообщества в целом.

Ни при каких условиях государство не может ссылаться на состояние необходимости, если обязательство исключает возможность такой ссылки или если государство способствовало возникновению такого состояния. Примером обязательств, исключающих возможность ссылки на состояние необходимости, могут служить конвенции по гуманитарному праву, запрещающие ссылки на военную необходимость.

Ссылки на необходимость хорошо известны международной практике. Чаще всего ссылались на финансовую необходимость для оправдания невыполнения обязательств. Ссылались на нее и для защиты других интересов, в частности для охраны окружающей среды, защиты самого существования государства и его населения.

Невыполнение обязательства может обосновываться состоянием необходимости лишь в исключительных случаях. Жесткие ограничения объясняются возможностью злоупотреблений. Из-за последних некоторые решения международных арбитражей вообще отрицали правомерность ссылок на состояние необходимости. Однако ныне положение определилось. В решении Международного суда по делу "Габчиково - Надьмарош" говорится, что "состояние необходимости признано обычным международным правом в качестве обстоятельства, исключающего противоправность деяния, нарушающего международное обязательство". При этом Суд отметил, что "такое основание для исключения противоправности может быть принято только в порядке исключения" <*>.

--------------------------------

<*> ICJ. Reports. 1997. P. 40 - 41.

 

Ни одно из перечисленных обстоятельств, исключающих противоправность, не оправдывает отступление от императивных норм международного права. Так, на массовое нарушение прав человека, геноцид нельзя отвечать аналогичными действиями. Это положение соответствует закрепленной Венской конвенцией о праве международных договоров норме, согласно которой договор, противоречащий императивной норме, недействителен (ст. ст. 53 и 64).

Ссылка на обстоятельство, исключающее противоправность, не прекращает существование обязательства, которое восстанавливает свое действие, как только соответствующее обстоятельство прекращает существование. Это положение не раз подтверждалось в судебной практике. В решении по делу "Габчиково-Надьмарош" Международный суд определил: "Как только состояние необходимости прекращается, вновь возникает обязанность выполнять договорные обязательства" <*>.

--------------------------------

<*> Ibid. P. 63.

 

Ссылка на исключающие противоправность обстоятельства не затрагивает вопросов возмещения материального ущерба, причиненного соответствующим деянием. Так, в случае аварийной посадки военного самолета на территории иностранного государства государство, которому принадлежит самолет, не несет ответственности за вторжение на иностранную территорию, но обязано компенсировать причиненный материальный ущерб.

 

5. Содержание международно-правовой ответственности

 

Содержание международно-правовой ответственности заключает в себе юридические последствия противоправного деяния. Прежде всего, последствия противоправного деяния не затрагивают сохраняющейся обязанности выполнять нарушенное обязательство. В некоторых случаях последствием нарушения обязательства может быть его прекращение, например, серьезное нарушение двустороннего договора может побудить пострадавшее государство прекратить его. Но этот вопрос решается не правом ответственности, а правом договоров. Если же имеет место нарушение нормы общего международного права, то вопрос о прекращении обязательства вообще не возникает, поскольку нарушение такой нормы не может ее отменить.

Несущее ответственность за противоправное деяние государство обязано прекратить его, если оно продолжается, и в случае необходимости предоставить надлежащие заверения и гарантии в неповторении. Имеются в виду все виды длящегося во времени деяния, независимо от того, представляет оно собой действие или бездействие. В практике Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности ООН немало случаев, когда в случае правонарушения они требовали прежде всего прекратить соответствующее деяние. Прекращение противоправного деяния имеет значение не только для потерпевшего государства, но и для поддержания международного правопорядка в целом.

Предыдущая статья:Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 28 страница Следующая статья:Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 30 страница
page speed (0.0341 sec, direct)