Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Право

Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 26 страница  Просмотрен 175

  1. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 27 страница
  2. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 28 страница
  3. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 29 страница
  4. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 30 страница
  5. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 31 страница
  6. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 32 страница
  7. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 33 страница
  8. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 34 страница
  9. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 35 страница
  10. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 36 страница
  11. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 37 страница
  12. Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 38 страница

Эта Конвенция заслуживает однозначно положительной оценки. Вместе с тем нельзя не учитывать трудности, связанные с ее реализацией. Уничтожение запасов такого оружия потребует больших затрат. В России для ликвидации бездумно созданного огромного запаса химического оружия строятся специальные заводы, которые будут обеспечены работой на многие годы. Серьезную опасность процесс уничтожения может создать для окружающей среды.

В 1993 г. Конференция по разоружению приняла Конвенцию о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении (далее - Конвенция о химоружии). Конвенция свидетельствует о том, сколь большое значение придается ликвидации самой возможности применения любого химического оружия.

Конвенция о химоружии запретила не только применение химического оружия, но и подготовку такого применения. Запрещены даже отравляющие вещества временного действия, подобные слезоточивым газам. Конвенция едва ли вступит в силу в ближайшее время. Для этого необходимо, чтобы 65 государств сдали депозитарию акты о ратификации. Тем не менее она достаточно четко определяет развитие гуманитарного права в рассматриваемой области, а возможно, и в аналогичных сферах.

Ядерное оружие. Запрещение применения ядерного оружия - одна из важнейших проблем гуманитарного права, да и мировой политики в целом. Как известно, ядерное оружие было применено единственный раз. США использовали его в войне против Японии. Многие ставят под сомнение оправданность решения администрации США. Возможность применения ядерного оружия возникала и в последующие годы, например во время конфликта в Персидском заливе (1990 - 1991 гг.) в случае применения Ираком химического или бактериологического оружия, которое иногда называют ядерным оружием бедных. Такая возможность оказалась в данном случае серьезным сдерживающим средством.

В годы холодной войны ядерные арсеналы сыграли роль первостепенного сдерживающего средства и в этом смысле были фактором мира и безопасности, правда, в условиях постоянной угрозы ядерной катастрофы.

Существующие договоры накладывают лишь определенные ограничения на ядерное оружие и тем самым как бы признают законность обладания им. Стремление распространить действие общих норм гуманитарного права на ядерное оружие небезупречно, поскольку общие нормы рассчитаны на обычное оружие, а ядерное оружие представляет собой исключительное явление. Поэтому здесь необходимы специальные нормы, как это имеет место в отношении химического и бактериологического оружия.

Таких норм сегодня нет. Вопрос рассматривался Международным судом при вынесении Консультативного заключения 1996 г. "Законность угрозы ядерным оружием или его применения". В постановляющей части заключения говорится: "С учетом нынешнего состояния международного права и находящихся в его распоряжении фактов Суд не может прийти к определенному заключению о том, является ли угроза ядерным оружием или его применение правомерным или неправомерным в чрезвычайных обстоятельствах самообороны, при которых поставлено под угрозу само выживание государства" <*>. Международный суд также заявил, что он не может не учитывать "основного права каждого государства на выживание и, следовательно, его права прибегать к самообороне в соответствии со ст. 51 Устава, когда его выживание поставлено под угрозу".

--------------------------------

<*> ICJ. Reports. 1996. P. 266.

 

Таким образом, Международный суд не отклонил и не подтвердил представленную ему позицию ядерных держав, согласно которой они обладают правом применить ядерное оружие в указанных чрезвычайных обстоятельствах. Вместе с тем из заключения Международного суда следует, что во всех иных случаях угроза ядерным оружием или его применение будут неправомерными. Суд также подчеркнул, что применение ядерного оружия должно быть совместимо с требованиями гуманитарного права.

Думается, что вероятность заключения в обозримом будущем договора, запрещающего применение ядерного оружия, невелика. Необходимыми участниками такого договора являются ядерные державы, а в их политике и системе национальной безопасности ядерное оружие занимает центральное место. Так, роль Франции и Великобритании как великих держав в немалой мере определяется их ядерным арсеналом.

В сохранении возможности применения или угрозы применения ядерного оружия заинтересованы не только ядерные державы. Многие неядерные государства обеспечивают свою безопасность, находясь под ядерным "зонтиком" ядерных держав. Гигантский ядерный "зонтик" США распростерт над Западной Европой, Австралией, Канадой, Японией, Южной Кореей. "Зонтик" России обеспечивает безопасность стран СНГ.

Особое значение ядерное оружие имеет для России, которая не состоит в союзах с могучими в военном отношении государствами. Обладая хорошо вооруженной и многочисленной армией, СССР мог позволить себе обязательство не применять ядерное оружие первым. По его инициативе Генеральная Ассамблея ООН приняла в 1981 г. декларацию, объявившую применение первым ядерного оружия тягчайшим преступлением против человечества. Сегодня в положении, аналогичном положению бывшего СССР, находится Китай, что объясняет его особую позицию в отношении ядерного разоружения.

Россия возможностями СССР не обладает. Ядерное оружие является основной гарантией ее безопасности. Именно оно обеспечивает стабильность в огромном регионе, включающем страны СНГ, и тем самым препятствует возникновению вооруженных конфликтов с бесчисленными жертвами. И с этой точки зрения сохранение права на угрозу ядерным оружием или на его применение в чрезвычайных условиях нельзя не признать оправданным с учетом интересов не только России, но и международного сообщества в целом.

Позиция России в отношении применения ядерного оружия определена Концепцией национальной безопасности РФ <*>. Утвержденная Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. N 1300 Концепция практически воспроизводила положение приведенного выше Консультативного заключения Международного суда - применение в случае угрозы самому существованию Российской Федерации <**>.

--------------------------------

<*> Новую редакцию Концепции см.: Указ Президента РФ от 10 января 2000 г. N 24 "О концепции национальной безопасности Российской Федерации".

<**> РГ. 1997.

26 дек.

 

В результате изменения военно-политической обстановки в январе 2000 г. Указом Президента РФ в Концепцию были внесены изменения и дополнения. В частности, был снижен порог применения ядерного оружия. Применение его предусмотрено "в случае необходимости отражения вооруженной агрессии, если все другие меры разрешения кризисной ситуации исчерпаны или оказались неэффективными" <*>. В целом позиция России относительно применения ядерного оружия аналогична позиции таких ядерных держав, как США и Великобритания.

--------------------------------

<*> РГ. 2000. 18 янв.

 

Театр, в пределах которого может применяться ядерное оружие, не включает безъядерные зоны. К ним помимо Антарктики относятся зоны: Латиноамериканская (1967 г.), Южно-Тихоокеанская (1985 г.), Юго-Восточно-Азиатская (1995 г.) и Африканская (1996 г.). В соответствии с договорами об этих зонах в них запрещены испытания ядерного оружия, применение или угроза применения такого оружия. Режим зон не запрещает транзитный проход морских и воздушных судов с ядерным оружием. Все ядерные державы согласились признать безъядерные зоны, но с оговоркой в отношении тех случаев, когда это вступает в противоречие с их стратегическими интересами.

Разрывные пули. В 1863 г. русская армия создала разрывные снаряды. Учитывая опасность таких снарядов для живой силы, их использование было строго ограничено. В 1867 г. были изобретены снаряды небольшого калибра и разрывные пули, взрывающиеся при соприкосновении с телом и причиняющие тяжелые повреждения. Правительство России созвало международную конференцию в Петербурге, которая приняла известную Петербургскую декларацию 1868 г., запретившую применение любых снарядов весом менее 400 г, которые либо взрываются, либо начинены воспламеняющимся составом. Разрывные снаряды более крупного калибра, предназначенные для бомбардировок, запрещению не подверглись. Россия заботилась об основе своей армии, о русском солдате. Как уже отмечалось, Петербургская декларация закрепила один из принципов международного гуманитарного права - принцип непричинения излишних страданий. Значение Декларации исключительно высоко оценивается юристами <*>.

--------------------------------

<*> "Декларация оказалась удивительно эффективной. Она вполне может рассматриваться как один из наиболее успешных, а также как один из ранних примеров ограничения вооружений" (Meloubry H., White N. International Law and Armed Conflict. Dartmouth, 1992. P. 252).

 

Примерно в те же годы на английском военном предприятии "Дум-Дум" возле Калькутты начали производить пули, сплющивающиеся при соприкосновении с телом и по результатам не отличающиеся от разрывных пуль. По месту производства их назвали пулями "дум-дум". Многие полагали, что на такие пули распространяется действие Петербургской декларации. Однако британское правительство опровергло это мнение по формальным мотивам, заявив, что технически такие пули не являются ни разрывными, ни зажигательными, хотя имеют аналогичный эффект.

Решительно выступили за запрещение пуль "дум-дум" участники Гаагской конференции 1899 г. Конференция приняла III Гаагскую декларацию о разворачивающихся пулях. Запрет распространяется не только на специально произведенные пули такого рода, но и на приспособленные впоследствии, например путем снятия части жесткого покрытия.

В ходе подготовки Конвенции ООН 1981 г. о запрещении или ограничении применения обычных видов оружия был поднят вопрос о включении положения, запрещающего пули высокой скорости, или "кувыркающиеся" пули, пули со смещенным центром тяжести. Но согласие не было достигнуто, и применение подобных пуль остается неурегулированным.

Противопехотные мины. В силу своей относительной дешевизны и простоты установки эти мины получили широкое распространение. Многие местности буквально засеяны ими. На них ежегодно подрываются люди. По подсчетам Секретариата ООН, ежегодно от мин погибают и становятся калеками свыше 25 тыс. человек. Свыше 100 млн. мин находятся в почве 64 стран.

В 1980 г. была принята Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие <*> (далее - Конвенция об обычном оружии). Первый Протокол к указанной Конвенции запретил использование любого оружия, главное действие которого состоит в причинении вреда частицами, которые не могут быть обнаружены в человеческом теле при помощи рентгеновских лучей. Имелись в виду прежде всего пластмассовые мины.

--------------------------------

<*> Конвенция заключена в г. Женеве 10 октября 1980 г., вступила в силу 2 декабря 1983 г., СССР подписал и ратифицировал, вступила в силу для СССР 2 декабря 1983 г.

 

Также Протокол запретил использование мин-игрушек и аналогичных устройств. Применение таких устройств квалифицируется как противоречащее принципам недопустимости вероломства и причинения излишних страданий. Предписывается четкое обозначение минных полей на местности, что важно для предупреждения жертв среди населения и последующей ликвидации таких полей.

Необозначенные минные поля создали серьезные трудности после англо-аргентинского конфликта на Фолклендских островах 1982 г. и после нападения Ирака на Кувейт в 1990 г.

В 1966 г.

принято дополнение к Конвенции об обычном оружии. Запрещена передача другим странам необнаруживаемых противопехотных мин. Иные мины могут передаваться только признанным государствам. Разрешены обнаруживаемые мины (содержание не менее восьми граммов металла). Если площадь заминирована, она должна быть обозначена, ограждена и охраняться. Во время военных конфликтов это положение трудно соблюдать, но в мирное время оно реально. Этим требованиям, в частности, отвечают минные поля на границах, охраняемых погранвойсками России.

Дистанционно устанавливаемые мины, например с помощью вертолета, должны автоматически становиться безопасными в течение 130 дней. Особо отметим, что соответствующие положения распространены также на конфликты немеждународного характера. Значительное число государств высказалось в пользу полного запрещения противопехотных мин. Однако это требование явно неприемлемо для государств с большой протяженностью сухопутных границ, что и объясняет отказ от полного запрещения противопехотных мин таких государств, как США, Россия, Китай. Россия ратифицировала Конвенцию об обычном оружии, а также заявила об ограниченном моратории на передачу мин, не оснащенных механизмом самоликвидации.

Зажигательное оружие. О запрещении зажигательных пуль уже говорилось. Однако создаются все новые виды зажигательного оружия. Известно, какой ущерб мирному населению и природе был причинен применением американскими войсками напалма во Вьетнаме.

Третий протокол к Конвенции об обычном оружии ограничил применение подобного оружия. Оно определено как предназначенное главным образом для поджога объектов или причинения ожогов людям. Оно не может быть использовано против мирного населения, и даже при воздушной бомбардировке военных целей в жилых районах или при любом ином использовании цель для атаки должна быть выделена.

Запрещено также использование зажигательных средств в отношении лесов и иной растительности, за исключением случаев их активного использования противником в военных целях. При этом не следует забывать и принцип их пропорциональности и военной необходимости.

Лазерное оружие. Лазер получает все более широкое применение в военных целях. Он используется, в частности, для точного наведения авиабомб. Эффективность такого оружия была продемонстрирована в ходе военных действий против Ирака. Такое использование не может не оцениваться положительно с точки зрения гуманитарного права. Тем не менее и подобное использование имеет побочный эффект, прежде всего ослепление, что никак не отвечает принципу непричинения излишних страданий.

В 1995 г. был принят специальный Дополнительный протокол к Конвенции об обычном оружии об ослепляющем лазерном оружии <*>. Заслуживает внимания то, что это уже четвертый протокол, принятый Конференцией государств - сторон в Конвенции о запрещении или ограничении применения обычного оружия, которое может причинять излишнее повреждение или иметь неизбирательное действие. Однако Протокол нескоро вступит в силу. Тем не менее начало процессу формирования норм, ограничивающих применение лазерного оружия, положено.

--------------------------------

<*> Россия ратифицировала Протокол, вступил в силу 30 июля 1998 г.

 

Информационное оружие - технические методы и средства поражения информационной системы противника. Одной из основ развитого общества и государства является сложная информационная система. С ней связаны все аспекты общественной жизни: экономика, политика, наука, культура, здравоохранение. Поэтому масштабное применение информационного оружия способно вызвать последствия не менее тяжелые, чем использование оружия массового поражения.

Специалисты считают, что информационное оружие внесет коренные изменения в ведение военных действий <*>. Достаточно сказать, что оно позволяет разрушить связь между воинскими частями противника, дезинформировать его, помешать применению высокоточного оружия, деморализовать армию и тыл.

--------------------------------

<*> См.: The Information Revolution and International Security. Wash., D.C., 1998. P. 108.

 

Многие развитые страны уделяют значительное внимание разработке методов и средств ведения информационной войны, а также обеспечению информационной безопасности.

В январе 1999 г. американский президент обнародовал программу, предусматривающую ассигнование 1,46 млрд. долл. на развитие способности США вести кибервойну и противостоять ей. В сентябре 2000 г. была принята Доктрина информационной безопасности Российской Федерации <*>. Значительное внимание проблеме стала уделять ООН. Начиная с 1998 г. Генеральная Ассамблея регулярно принимает резолюции об информационной безопасности, призывая государства к разработке мер, призванных ограничить порождаемые информационными средствами опасности.

--------------------------------

<*> РГ. 2000. 28 сент.

 

Информационное оружие имеет прямое отношение к гуманитарному праву, поскольку его применение способно привести к бесчисленным жертвам. В настоящее время применение такого оружия регулируется лишь общими принципами и нормами гуманитарного права, которые требуют в первую очередь, чтобы военные действия велись только против военных объектов, чтобы мирному населению обеспечивалась максимально возможная безопасность, чтобы не подвергались атаке объекты, содержащие опасные силы (ядерные электростанции, химические предприятия и т.п.).

 

§ 3. Защита жертв войны

 

1. Основные положения

 

На протяжении всей истории вооруженные конфликты людей отличались жестокостью, невиданной в животном мире. История оставила тому немало свидетельств <*>.

Причина видится в стремлении путем насильственного захвата обладать собственностью, на которой основано человеческое общество. Война была простейшим путем обогащения. Ныне мирные способы обретения собственности стали гораздо рентабельнее военных. Весьма показателен в этом плане опыт Германии и Японии, которые, проиграв войну, выигрывают мир. Это вселяет надежду на усиление тенденции к упрочению мира.

--------------------------------

<*> Вот одно из свидетельств Ветхого Завета: "...И предал его Господь, Бог наш (в руки наши), и мы поразили его и сынов его и весь народ его, и взяли в то время все города его, и предали заклятию все города, мужчин и женщин и детей, не оставили ничего в живых..." (Второзаконие: 2, 30).

Возникает вопрос: как мог Всемилостивейший Господь позволить такое? Объяснение видится в том, что жестокость была повседневной реальностью того времени. А поскольку на все воля Божья, то приходилось ссылаться на эту волю.

 

Жестокостью отличалось отношение не только к врагу, но и к собственным раненым воинам. Предложения об облегчении их участи высказывались не раз. Но только в середине XIX в. международное сообщество созрело для этого. В 1859 г. французская армия нанесла поражение австро-венгерским войскам в битве при Сольферино. Большое число раненых, обреченных на смерть, покрыли поле боя. Санитарная служба отсутствовала. Ставший свидетелем этого, швейцарец Анри Дюнан организовал помощь на общественных началах. В дальнейшем он предложил учредить общественный орган по оказанию помощи раненым и больным воинам. Его идея была реализована путем учреждения соответствующего комитета, который в дальнейшем стал Международным комитетом Красного Креста.

Это движение побудило швейцарское правительство созвать конференцию, которая завершилась принятием Женевской конвенции об улучшении участи раненых в войне на суше 1864 г. Так было положено начало праву защиты жертв войны. Гаагские конвенции 1899 и 1907 гг. распространили этот режим и на морскую войну, они также содержат нормы о военнопленных и о мирном населении.

В настоящее время основными актами международного гуманитарного права в области защиты жертв войны являются четыре Женевские конвенции 1949 г. <*>, проекты которых были подготовлены при участии Международного комитета Красного Креста, а также два Дополнительных протокола к ним 1977 г. <**>.

--------------------------------

<*> См.: Женевская конвенция о защите гражданского населения во время войны, заключена в г. Женеве 12 августа 1949 г., ратифицирована СССР, вступила в силу для СССР 10 ноября 1954 г.; Женевская конвенция об обращении с военнопленными, то же; Женевская конвенция об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море, то же; Женевская конвенция об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях, то же.

<**> Положения Женевских конвенций признаны как обычные нормы общего международного права. Что же касается Дополнительных протоколов, то ряд государств, в том числе США и Великобритания, отказались от их ратификации, но заявили, что будут применять их основные постановления.

 

2. Международное движение Красного Креста и Красного Полумесяца

 

Одна из специфических черт международного гуманитарного права состоит в том, что в его развитии и реализации важная роль принадлежит общественным организациями, и прежде всего Движению Красного Креста и Красного Полумесяца. Практически в каждой стране действуют национальные общества Красного Креста или Красного Полумесяца (в мусульманских странах). На международном уровне они объединены в Лигу обществ Красного Креста и Красного Полумесяца.

Высшим органом Движения является Международная конференция Красного Креста и Красного Полумесяца <*>. В отличие от других органов общественного Движения в Конференции участвуют также делегации государств - участников Женевских конвенций 1949 г. Конференция способствует единству движения, принимает поправки к Уставу, содействует соблюдению и развитию международного гуманитарного права.

--------------------------------

<*> См.: Устав Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца // Международное движение Красного Креста и Красного Полумесяца. М., 1995.

 

Международный комитет Красного Креста (МККК) в рамках Движения обладает собственным статусом и официально признан Женевскими конвенциями 1949 г. Состоит он из швейцарских граждан. МККК осуществляет признание новых национальных обществ, выполняет функции, возложенные на него Женевскими конвенциями 1949 г., включая наблюдение за соблюдением международного гуманитарного права, оказывает помощь жертвам вооруженных конфликтов, содействует распространению знаний о международном гуманитарном праве и вносит предложения о его развитии.

Свои выводы о соблюдении Женевских конвенций 1949 г. МККК конфиденциально сообщает соответствующему государству. В исключительных случаях он выступает с публичными заявлениями, как это имело место в связи с предполагавшимся применением Ираком отравляющих средств. Эмблемой Движения является красный крест на белом фоне (обратное расположение цветов государственного флага Швейцарии). Мусульманские страны используют знак красного полумесяца.

 

3. Защита раненых и больных

 

Нормы о защите раненых и больных в войне на суше содержатся в I Женевской конвенции об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях 1949 г. и в первом Дополнительном протоколе 1977 г. Согласно Конвенции установленный ею режим распространяется:

1) на личный состав вооруженных сил;

2) личный состав ополчения и добровольческих отрядов, а также организованных движений сопротивления, если во главе их стоит лицо, ответственное за своих подчиненных, если их участники имеют ясно видимый отличительный знак, открыто носят оружие, соблюдают нормы международного гуманитарного права.

Дополнительный протокол распространил этот режим на всех раненых и больных, военных или гражданских, которые нуждаются в немедленной медицинской помощи. Такие лица должны быть уважаемы и защищаемы.

Воюющие обязаны принимать немедленные меры для поиска и сбора раненых и больных. В случае необходимости для этого устанавливается перемирие. К раненым воинам противника следует относиться с уважением, оказывать им необходимую медицинскую помощь. Запрещены медицинские эксперименты над ними. Мертвых подбирают и достойно хоронят. Информация о захоронениях сообщается МККК. Захоронения должны поддерживаться в порядке, к ним обеспечивается доступ родных.

Медицинский персонал находится под защитой гуманитарного права, воюющие должны относиться к нему с уважением и обеспечивать защиту. Медперсонал может быть задержан противником. В таком случае он должен продолжать выполнение своих функций, предпочтительно в отношении собственных граждан.

Защите подлежат постоянные медицинские учреждения и подвижные медицинские формирования.

Они должны иметь отличительные знаки. Защита прекращается лишь в случае их использования в целях причинения вреда противнику. Медперсонал вправе иметь личное оружие для самообороны и защиты пациентов. При захвате противником раненых и больных они пользуются правами военнопленных, принимается во внимание состояние их здоровья.

 

4. Защита раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение

 

Режим таких лиц определен II Женевской конвенцией об улучшении участи раненых, больных лиц и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море 1949 г. и первым Дополнительным протоколом 1977 г. В целом применяются те же нормы, что и в случае войны на суше, однако есть и специфика. Особое значение имеют поиск и спасение. Они должны предприниматься немедленно после сражения самими боевыми кораблями. При осуществлении таких операций корабли не обретают защиты.

Особую сложность спасательные операции, как уже отмечалось, представляют для подводных лодок. Во время вооруженного конфликта вокруг Фолклендских островов в 1982 г. британская подлодка торпедировала аргентинский корабль, но не была в состоянии спасти его команду. При всех условиях подлодки не вправе предпринимать враждебные действия в отношении спасающихся. Воюющие могут просит нейтральное судно принять на борт раненых и потерпевших кораблекрушение. Такие суда не подлежат захвату.

Госпитальные суда окрашиваются в белый цвет и несут наряду с национальным краснокрестный флаг. Название и описание судна сообщаются противнику. После этого оно не может подвергаться нападению или захвату. Медперсонал и команда судна не подлежат пленению, что же касается способных к передвижению раненых и больных, то они могут быть взяты в качестве пленных военным кораблем противника. В годы Второй мировой войны 4 тыс. легкораненых были взяты в плен кораблями антигитлеровской коалиции с германских госпитальных судов "Тюбинген" и "Градиск". Госпитальное судно может быть подвергнуто досмотру и даже поставлено под временный контроль противником.

 

5. Военнопленные

 

Основные нормы о режиме военного плена содержатся в III Женевской конвенции 1949 г., а также в первом Дополнительном протоколе 1977 г. (ст. ст. 43 - 47).

Статус военнопленных предоставляется законным участникам военных сражений, именуемых комбатантами. Круг их был сравнительно узок. Вспомним, что в средние века лишь рыцарь был вправе применять оружие, иные могли рассчитывать только на роль оруженосца. Не только применение оружия, но и обладание им простыми смертными жестоко каралось. Причины подобного положения не требуют пояснений. Постепенно армия становилась все более массовой, росло число вспомогательного персонала. В войну втягивалось все большее число лиц гражданского населения, восставшего населения, ополченцев, движения сопротивления, партизан. Гуманитарное право постепенно легализовало эти силы, одновременно ограничивая их определенными условиями.

В отличие от прошлого круг лиц, которым предоставляется статус военнопленных, определен довольно широко. К ним отнесены лица из состава регулярных вооруженных сил, члены военных или добровольческих отрядов, входящих в состав таких сил, а также полицейских сил, движения сопротивления, гражданских вспомогательных сил, приданных войскам, включая прокуроров, судей, журналистов, священников.

Условиями законности участия всех этих лиц в военных действиях являются подчинение командованию, несущему ответственность за их действия, подчинение внутренней дисциплинарной системе, которая, кроме всего прочего, призвана обеспечивать соблюдение норм гуманитарного права.

Одна из наиболее сложных проблем в этой области - отделение законных участников военных действий от незаконных. Дополнительный протокол 1977 г. снизил требования к отрядам сопротивления. Они должны открыто носить оружие только во время военных действий и на виду у неприятеля. По общему правилу они должны иметь знаки отличия. В ходе обсуждения этих положений ряд государств высказали мнение, что отряды сопротивления открывают путь вооруженному бандитизму и террористам, прикрывающимся маской движения сопротивления. В определенной мере этому препятствует требование соблюдать нормы гуманитарного права. И все же проблема остается.

Таким образом, развитие гуманитарного права шло по линии расширения круга законных участников военных действий, которых оно берет под защиту. В результате в значительной мере изменилось содержание понятия комбатанта, т.е. лица, обладающего правом непосредственно принимать участие в военных действиях. Ранее к этой категории принадлежал лишь боевой состав регулярной армии.

Лицо из состава вооруженных сил не может претендовать на статус военнопленного в случае захвата во время занятия шпионажем. Такое лицо подлежит суду военного трибунала. Но если оно было захвачено после выполнения задания и присоединения к своим войскам, то на него распространяется режим военного плена. Шпионаж в данном случае означает сбор на территории противника информации военного значения лицом из состава вооруженных сил страны, находящейся в конфликте, осуществляемый тайно или обманными методами <*>. От шпионов следует отличать военных разведчиков, которые собирают информацию в форменной одежде своих вооруженных сил. В случае захвата противником они пользуются правами военнопленных.

Предыдущая статья:Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 25 страница Следующая статья:Лукашук И.И. Международное право: особенная часть: учебник для студентов юридических факультетов и вузов. - Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: Волтерс Клувер, 2005. 27 страница
page speed (0.1097 sec, direct)