Всего на сайте:
183 тыс. 477 статей

Главная | Психология

Что происходит, когда желают лучшего худшим способом  Просмотрен 178

 

Давайте присмотримся к тем посланиям, которые Сэнди получала от своих родителей:

 

«Нам не важно, какая ты, какие у тебя интересы и кем ты можешь стать. Нам не важно, чему ты научишься. Мы будем любить и уважать тебя, только если ты поступишь в Гар-вард».

 

Родители Марка придерживались схожих взглядов. Марк проявлял себя как исключи-тельно хороший математик, и ему очень хотелось после восьмого класса поехать в Нью-Йорк, в среднюю школу Стайвесант, известную своим сильным физико-математическим направлением. Там он мог бы учиться математике у лучших преподавателей и говорить о математике с лучшими учениками города. А еще в этой школе у него была бы возможность начать заниматься по программе курса математики Колумбийского университета, как только он будет к этому готов.

 

Но в последний момент родители его не отпустили. Им сказали, что после этой школы бывает тяжело попасть в Гарвард. А потому они отправили Марка в другую среднюю школу.

 

Для них не было важно, что сын не сможет отдаться своим интересам и развивать свои таланты. Значение для них имело только одно – громкое имя вуза.

 

«Мы тебя любим, но на наших условиях»

 

И ладно бы все сводилось к постулату: «Я тебя оцениваю». Полная фраза звучит так:

 

«Я тебя оцениваю и буду тебя любить, только если ты добьешься успеха, то есть только на моих условиях».

 

Мы проводили исследование с детьми в возрасте от шести лет и до окончания средней школы. Те из них, у кого была установка на данность, считали, что родители не будут любить и уважать их, если они не станут соответствовать их амбициям. Ученики старшего возраста говорили нам:

 

«Я часто думаю, что мои родители не будут ценить меня, если я не добьюсь тех успехов, о которых они мечтают».


 

 


**********

 

 

Или: «Мои родители говорят, что я могу стать, кем хочу, но я чувствую, что они на самом деле не одобрят мое решение, если я выберу не ту профессию, которой они вос-хищаются».

 

Таким был и отец Джона Макинроя. Он был человеком резких субъективных сужде-ний, все видел в черно-белых красках и всегда действовал с нажимом. Вот что об этом рас-сказывал сам Джон: «Мои родители буквально заставляли меня заниматься теннисом… Осо-бенно настаивал на этом мой отец. Он, кажется, жил только ради моей маленькой карьеры юного теннисиста… Помню, как-то я сказал ему, что мне это не доставляет удовольствия.

Мне хотелось спросить его: “Неужели тебе действительно нужно приходить на каждый

 

матч? Да еще и на все тренировки? Может, ты хотя бы одну пропустишь?”»337 Макинрой добился того успеха, о котором мечтал его отец, но ему самому не удалось

 

насладиться моментом. По его словам, ему нравились только последствия его успеха – лесть, деньги и т. д. Однако, как он сам говорит, «многие спортсмены, похоже, действительно любят заниматься своим видом спорта. Не думаю, чтобы у меня когда-либо были похожие чувства

к теннису»338.

 

Я же все-таки думаю, что хотя бы на ранних этапах Макинрой любил теннис, потому что он рассказывал, как поначалу был очарован наличием великого разнообразия способов бить по мячу. Но позже мы ни разу не услышим о том, что он был чем-то очарован. Как только мистер Макинрой увидел, что его мальчик неплохо играет в теннис, дальше в ход пошли давление, осуждение и любовь, которая зависела от успехов сына.

 

Отец Тайгера Вудса вел себя совершенно по-другому. Нет сомнений, что амбиций ему тоже было не занимать. Он также видел в своем сыне «избранного», человека, отмеченного божьим даром, предопределившим его судьбу, но он взращивал любовь мальчика к гольфу очень бережно и приучал его к тому, что нужно постоянно учиться и развиваться. «Если бы Тайгер захотел стать сантехником, я был бы не против, лишь бы он стал классным сантех-ником. Цель состояла в том, чтобы из него получился хороший человек. Он удивительный

 

человек»339. А Тайгер, со своей стороны, заявляет: «Наибольшее влияние на меня в жизни оказали мои родители. Они научили меня, как отдавать себя всего, свое время, свой талант

 

и прежде всего любовь»340. Это показывает, что можно иметь сверхвовлеченных в жизнь детей родителей, которые при всем при этом стимулируют рост ребенка, а не замещают его своим давлением или своими оценками.

 

Знаменитый скрипичный педагог Дороти Делэй постоянно сталкивалась с родителями,

 

нагнетающими напряжение341. Они заботились больше о таланте, имидже и «репутации» ребенка, нежели о его развитии в долгосрочном плане.

 

Однажды семейная пара привела к ней своего восьмилетнего мальчика.

Несмотря на все предостережения, родители заставили его выучить наизусть Концерт для скрипки ре-мажор Бетховена. Малыш играл технически безупречно, но как маленький робот, при-чем испуганный робот. По сути, они испортили его игру, а все ради своих представлений о таланте, ради возможности сказать: «Мой восьмилетний мальчик может сыграть концерт

 

для скрипки Бетховена. А твой может?»342 А еще Делэй как-то потратила уйму времени на разговоры с матерью одного из своих

 

учеников, которая твердила, что ее сыну пора подписать контракт с каким-то модным агент-

 

ством по работе с талантами343. Делэй всячески старалась предостеречь ее от этого, говоря, что у мальчика еще недостаточно широкий репертуар. Но вместо того чтобы прислушаться к совету эксперта и позаботиться о развитии своего сына, мать напрочь отказывалась верить, что кто-либо и что-либо может нанести вред такому таланту, как у ее сына, да еще по такой несущественной причине.


 


**********

 

 

Тем разительнее контраст между этой матерью и матерью Юры Ли. Все уроки Юры миссис Ли отсиживала тихо и спокойно, не проявляя ни капельки той напряженности и взвинченности, какую нередко демонстрируют другие родители. Она улыбалась и молча покачивалась в такт музыке, похоже, получая от нее истинное удовольствие. В результате тревожность и неуверенность, так часто мучающие детей, чьи родители чрезмерно заинте-ресованы в их успехах и склонны к резким оценкам, обошли Юру стороной. Как она сама

 

говорит, «когда я играю, я всегда счастлива»344.

 

Идеалы

 

Но разве не естественно для родителей ставить перед своими детьми какие-то цели и пестовать какие-то идеалы? Да, но некоторые идеалы полезны, а другие – нет.

 

Мы345 попросили учеников колледжа описать, как они себе представляют идеального уче-ника. А еще – сказать нам, как, по их мнению, они сами соотносятся с этим идеалом.

 

Ученики с установкой на данность расписали нам такие идеалы, которые не реализо-вать никаким трудом. Желанные качества человеку или даны, или нет.

 

«Идеальный ученик – это тот, у кого прирожденный талант».

 

«Гений, физически подтянутый и хороший спортсмен… Он таким стал, потому что

 

у него природные способности».

 

А в какой степени школьники сами соответствуют своему идеалу? По большей части ни в какой. Более того, они поделились с нами, что эти идеалы мешают им жить, застав-ляют их тянуть время, откладывать или вовсе отказываться от каких-то инициатив, а еще постоянно напрягают их. Идеал, стать похожим на который они и не надеялись, на практике деморализовывал их.

 

Ученики же с установкой на рост рисовали перед нами иной идеал:

 

«Успешный ученик – это тот, чья основная цель состоит в пополнении своих знаний, развитии мышления и изучении мира. Для таких учеников оценка – не самоцель, а инстру-мент для продолжения своего развития».

 

Или: «Для идеального ученика знания важны и ценны и сами по себе, и как инструмент для достижения других целей. Такой ученик надеется, что сможет принести пользу обществу в целом».

 

А насколько такие школьники сами похожи на свой идеал? «Настолько, насколько мне это удается.

А вы думаете, это легко?» Или: «На протяжении многих лет оценки и экзамены были для меня, кажется, важнее всего, но сейчас я стараюсь мыслить шире». Можно сказать, идеалы этих учеников вдохновляют их и дети к ним стремятся.

 

Когда родители внушают своим мальчикам и девочкам идеал, соответствующий уста-новке на данность, они просят их вписаться в шаблон блестящего, талантливого ребенка, иначе они сочтут их недостойными своей любви. Здесь нет места для ошибки. И нет места для индивидуальности ребенка – для его интересов, его особенностей, его желаний и ценно-стей. Мне не сосчитать, сколько раз родители с установкой на данность заламывали передо мной руки, жалуясь, как бунтуют и отрицают общепринятые нормы их дети.

 

Вот что семнадцатилетний Николас рассказал Хаиму Гинотту:

 

В представлении моего отца есть образ идеального сына. Когда он сравнивает меня с ним, то испытывает глубокое разочарование. Я не соответствую папиной мечте. Это его разочарование я начал ощущать еще с раннего детства. Он старался скрывать его, но оно проявлялось в тысячах мелочей – в его тоне, в словах и даже в молчании. Он изо всех сил пытался сделать меня точной копией своей мечты. И когда это ему


 


**********

 

 

не удалось, он махнул на меня рукой. Но от этого у меня осталась глубокая рана, непреходящее чувство провала346.

 

Когда родители помогают своему ребенку построить себе идеалы, соответствующие установке на рост, они дают ему достижимую цель, пространство для роста, возможность стать полноценным человеком, который внесет свой вклад в развитие общества самым вдох-новляющим для себя способом. Не могу припомнить, чтобы какой-нибудь родитель с уста-новкой на рост говорил мне: «Я разочаровался в своем ребенке». Наоборот, они обычно со счастливой улыбкой сообщают: «Я изумлен, каким невероятным человеком стал мой ребе-нок».

 

Все, что я говорила о родителях, относится также и к учителям. Но учителям еще слож-нее. Они должны работать с большими группами учеников с самыми разными умениями, в воспитании и обучении которых они раньше не принимали участия. Существует ли какой-то лучший способ вести педагогическую работу в школе?


 


**********

 

Предыдущая статья:Установка может быть вопросом жизни и смерти Следующая статья:Великий педагог (родитель) – какой он?
page speed (0.2988 sec, direct)