Всего на сайте:
183 тыс. 477 статей

Главная | Психология

Партнер как враг  Просмотрен 158

 

Для человека с установкой на данность его партнер сейчас может быть светом

 

в окошке, а в следующий момент – уже его злющим врагом. Что заставляет людей увидеть

 

в лице любимого врага?

 

Когда вы терпите неудачу в делах, не всегда бывает легко обвинить в провале другого. Но когда что-то начинает хромать во взаимоотношениях с любимым человеком, вину можно запросто свалить на него. Перед обладателем установки на данность выбор вообще неболь-шой. Можно обвинить во всем свои собственные неизменные качества. Или второй вари-ант – свалить всю вину на партнера. Вы понимаете, насколько велико искушение объявить виноватым «того парня».

 

Я сама до сих пор борюсь с наследием установки на данность – непреодолимым жела-нием защитить себя, когда в отношениях с тем или иным человеком происходит что-нибудь неладное, и свалить ответственность на кого-то другого: «Вина не моя!» Чтобы справиться

 

с этой дурной привычкой, мы с мужем придумали «третью сторону», воображаемого чело-века по имени Морис. И когда я начинаю разговоры о том, кто виноват, мы вызываем бедного Мориса и вешаем всех собак на него.

 

Помните, мы говорили о том, как тяжело людям с установкой на данность прощать? Отчасти это происходит потому, что они чувствуют себя навсегда заклейменными неудач-ным исходом своих отношений. Вторая причина заключается в том, что, если они простят партнера и решат, что он достойный человек, тогда им придется взять бо́льшую часть вины на себя: если мой партнер – хороший, тогда, должно быть, плохой человек – я. Должно быть, это я виноват.

 

То же самое может происходить и с родителями. Если у вас сложные отношения с ними, то чья это вина? Если ваши родители недостаточно вас любят, то это потому, что они пло-хие родители, или потому, что вы не заслуживаете любви? Эти ужасные вопросы буквально преследуют нас, когда мы подчиняемся установке на данность.

Существует ли выход?

 

Я сама мучилась этой дилеммой. Моя мать не любила меня. Бо́льшую часть жизни я справлялась с этим чувством, обвиняя и осуждая ее. Но в какой-то момент такая моя самозащита перестала удовлетворять меня. Я мечтала почувствовать материнскую любовь, но одновременно мне была невыносима мысль, что я могу уподобиться детям, которые выпрашивают одобрения у своих весьма сдержанных родителей. И вдруг до меня дошло! Я могу сделать шаг со своей стороны. Я могу быть любящей дочерью, какой мне и хотелось быть. В определенном смысле не так уж и важно, как моя мать себя ведет. Я во всех случаях продвинусь вперед, выйду из состояния, в котором так долго пребывала.

 

Чем все кончилось? Избавившись от обиды и сделав шаг к выстраиванию отношений, я испытала потрясающее чувство освобождения. Все остальное к делу не относится, так как я и не добивалась взаимности. Но произошло нечто весьма неожиданное.

Три года спустя моя мать поделилась со мной: «Если бы кто-нибудь сказал мне, что я не люблю своих детей, я бы обиделась. Но теперь я понимаю, что это было правдой. То ли потому, что мои родители не любили нас, или потому, что я была слишком занята собой, или потому, что не знала, что такое любовь… Не могу сказать. Но теперь я знаю, что это такое».

 

С этого момента и до ее смерти 25 лет спустя мы с мамой становились все ближе и ближе. И она, и я – люди энергичные, но в присутствии друг друга мы становились еще оживленнее. Однажды, несколько лет назад, после того как у нее случился инсульт, доктора предупредили меня, что у нее задет речевой центр и она, возможно, никогда больше не смо-жет говорить. Когда я зашла к ней в комнату, она посмотрела на меня и сказала: «Кэрол, у тебя отличный костюм».


 


**********

 

 

Что позволило мне сделать первый шаг: избрать путь развития и рискнуть быть отверг-нутой? Пока я придерживалась установки на данность, мое негодование и обида были нужны мне. Они позволяли мне чувствовать свою правоту, силу и полноценность. Установка на рост позволила мне отказаться от обвинений и двигаться далее и в итоге вернула мне маму.

 

Я помню, как в детстве, когда мы совершали какую-нибудь мелкую пакость или про-являли неуклюжесть (например, роняли мороженое на коленки), то поворачивались к при-ятелю и говорили: «Смотри, что я из-за тебя сделал». Обвинение как бы позволяет нам выглядеть не так глупо. Но коленки-то все равно в мороженом, да еще и друг встает в позу и начинает защищаться. В межличностных отношениях установка на рост позволяет под-няться над обвинениями, понять проблему и попробовать решить ее – вместе.


 

 


**********

 

Предыдущая статья:Можно ли спасти этот брак? Следующая статья:Конкуренция: кто из нас круче?
page speed (0.0156 sec, direct)