Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Право

Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое пове­дение), имеет две стороны -объективнуюисубъективную. 3 страница  Просмотрен 314

  1. В зависимости от принадлежности к той или иной стороне правовой сис­темыправоотношения делят наматериальные и процессуальные, частные и публичные.
  2. С точки зрения причин возникновения пробелов в законодательстве пробельность может бытьпервоначальнойипоследующей.
  3. Толкование-разъяснение делится на виды в зависимостиот субъекта, да­ющего это разъяснение. По этому признаку оно может бытьофициальным илинеофициальным.
  4. Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое пове­дение), имеет две стороны -объективнуюисубъективную. 1 страница
  5. Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое пове­дение), имеет две стороны -объективнуюисубъективную. 2 страница
  6. Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое пове­дение), имеет две стороны -объективнуюисубъективную. 4 страница
  7. Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое пове­дение), имеет две стороны -объективнуюисубъективную. 5 страница
  8. Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое пове­дение), имеет две стороны -объективнуюисубъективную. 6 страница
  9. Государственное устройствоможет бытьпростымисложным.
  10. Жесткая централизация власти, иерархию которой возглавляеткуль­товая фигура вождя.
  11. Политическая деятельность граждан осуществляется главным образом че­рез участие вполитических партияхиобщественно-политических движениях.
  12. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО

г) существование различных направлений развития естественно-правовой теории.

56. ИСТОРИЧЕСКАЯ ШКОЛА ПРАВА

Фридрих Карл фон Савиньи в своей работе «Система современного рим­ского права» (1840 г.) писал: «В юридической науке всякий успех зависит от взаимодействия различных видов духовной деятельности. С целью выделения одного из таких видов и определения соответствующего ему направления в правоведении я и другие исследователи в свое время ввели в употребление термин«историческая школа». В тот период эта сторона юридической науки особо выдвигалась на передний план, но делалось это отнюдь не для того, чтобы отрицать или преуменьшать ценность других направлений, а в связи с тем, что в течение длительного времени исторический подход не использо­вался в правоведении и поэтому здесь больше, чем где-либо было необходимо стимулирующее воздействие с тем, чтобы вновь восстановить естествен­ные права историзма в юридической науке».

Историческая школа права сложилась в первой половине XIX в. в Герма­нии. Ее основателями были видные немецкие юристы - Гуго, Пухта, Савиньи, которые находились в оппозиции к естественно-правовой доктрине и разработали свою теорию в противовес ей. Хотя позднее, уже в начале XX в., представители социологической школы в Германии Е. Эрлих и Г. Канторо­вич обвинили историческую школу в том, что она не освободилась от концеп­ции естественного права, согласно которой судья только познает и применя­ет право, но не создает его.

Действительно, общим у исторической школы права с естественно-право­вой теорией можно считать положение о том, что право не создается законо­дателем, не творится его произволом. Основоположники исторической шко­лы представляли процесс образования и развития права как стихийный, спонтанный, практически независимый от законодательной деятельности го­сударства, так же как формирование духа народа и его языка. При этом глав­ным источником права считался обычай, а законным то, что ранее установи­лось и существует. В соответствии с этим законы производны от обычного права, которое проистекает из недр национального духа.

Историческая школа права складывалась под влиянием процессов, проис­ходящих в праве средневековой Европы, когда рецепция римского права тре­бовала исторического анализа правового материала. В этой связи данное тео­ретическое направление способствовало становлению исторического метода в юридической науке. А историзм как метод вызвал к жизни новую науку -историю права. И во всем этом большая заслуга исторической школы права.

57. СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯ ШКОЛА ПРАВА

Социологическая юриспруденция начала формироваться на исходе XIX в., когда социология выделилась в самостоятельную отрасль знаний. Социологи­ческие теории права складывались двумя путями: с одной стороны, путем фор­мирования правовых концепций в рамках общей социологии, а с другой - пу­тем распространения социологических методов познания в юриспруденции.

К родоначальникам социологической юриспруденции относятся Р. фон Иеринг (Германия), Л. Дюги и Ф. Жени (Франция), Е. Эрлих (Австро-Венгрия), С. Муромцев (Россия).

Характерный тезис всех вариантов социологического направления -сво­бода судейского усмотрения. «Под правом, - говорит американский судья и правовед Оливер Вендел Холмс (1841-1935 гг.), - мы понимаем не что иное, как предвидение того, что фактически сделает суд».

Представители социологической школы противопоставили позитивному праву как «мертвому», «книжному» праву право «живое», «право в действии».

Значительную роль в развитии социологического направления сыграл Роско Паунд (1870-1964 гг.) - американский юрист, который многие годы был деканом Гарвардской школы права. Он утверждал, что право — это преж­де всего фактический правовой порядок и процесс деятельности суда.

Сторонники социологического направления критиковали формально-догматический, нормативный подход к праву, который называли «юриспру­денцией понятий».

Социологическая юриспруденция так же, как и доктрина естественного пра­ва, выходит за рамки закона (писаного права), однако не в сторону естествен­ных прав и свобод, а в сферу реализации права, правоприменительной практи­ки. Хотя негативное отношение к позитивизму эти направления объединяет.

Положительным моментом в этой теории является ориентация на учет ре­альных процессов, происходящих в правовом регулировании, их изучение на основе конкретно-социологических методов. В этом же русле находится, ска­жем, постановка вопроса об эффективности правовых норм, которой в свое время уделялось значительное внимание в советской юриспруденции.

Российская правовая доктрина в настоящее время по многим аспектам те­оретических исследований ориентирована от нормативного подхода к социо­логическим методам познания правовой системы. Проблематика юридичес­кой практики, разработка понятия правовой системы, включение социологии права (наряду с философией права и специально-юридической теорией) в ка­честве компонента в общую теорию права - все это находится в русле соци­ологического направления.

Недостатком, слабой стороной социологического направления является то, что возникает опасность размывания понятия права, утраты правом своих границ и, как следствие - появляется больше возможностей для нарушения закона, произвола судебных и административных органов.

58. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ПРАВА

Эта теория создана в начале XX в. российским ученым Львом Иосифови­чем Петражицким (1867-1931 гг.). Наиболее полно она изложена в его труде «Теория права и государства в связи с теорией нравственности». В числе по­следователей этой теории можно назвать А. Росса (скандинавская или упсальская школа права), Г. Гурвича (французская школа микросоциологии права), М.А. Рейснера. Нужно отметить, психологическая теория вообще оказала большое влияние на пути дальнейших правовых исследований, в том числе и на современную американскую теорию права. В свое время русский юрист И. Покровский заметил по этому поводу: «Если юриспруденцию XIX века упрекали в том, что она была «юриспруденцией понятий», то нынешняя юриспруденция тяготеет к тому, чтобы стать «юриспруденцией чувств».

По существу, Л.И. Петражицкий сосредоточил внимание на психологиче­ской стороне формирования правомерного поведения, выводя эту сторону даже за рамки интеллектуальной стороны. Он полагал, что специфическая природа явлений права коренится в области эмоционального, импульсивно­го, в области переживаний, а не в области разума.

Такое право он называлинтуитивным и противопоставлял его праву по­зитивному (нормам, велениям, запретам, обращенным к лицам, подчинен­ным праву и правоотношениям). Интуитивное право определяется психоло­гическим отношением адресата к праву объективному, официальному (позитивному).

Таким образом, Л.И. Петражицкий признавал существование и позитивного права, хотя придавал ему весьма ограниченное значение. Ав­тор теории подчеркивал, что интуитивное право является чисто психологиче­ским явлением, явлением индивидуальной психики и не может быть представлено как объективная реальность. Реальным в правовом регулировании Л.И. Петражицкий считал только индивидуальное правосознание, субъек­тивное переживание индивидом сознания двусторонней, императивно-атри­бутивной связанности воли. Именно эта связь императивных, повелительных (в отношении других лиц) притязаний и атрибутивных (обязательных для субъекта) притязаний, существующая в психологической сфере индивида, от­личает право от других социальных регуляторов и, можно сказать (по Петражицкому), правом и является.

Согласно теории Л.И. Петражицкого, роль государства в отношении пра­ва незначительна, практически ничтожна. Критикуя взгляд на право как ве­ление государства, автор отмечал, что реально правом оказывается не только многое такое, что находится вне ведения государства, не пользуется положи­тельным официальным признанием и покровительством, но и многое такое, что со стороны государства встречает прямо враждебное отношение, подвер­гается преследованию и искоренению, как нечто противоположное и проти­воречащее праву в официально-государственном смысле.

Достоинством теории Л.И. Петражицкого является то, что она обращает внимание на психологическую сторону действия права, тесно связана с про­блемой психологического механизма формирования правомерного поведе­ния. Ведь, действительно, в сложной цепи перевода правовых предписаний в качество фактического правомерного поведения чувства и переживания ин­дивида, его психологические импульсы являются тем последним звеном, ко­торое непосредственно соприкасается с конкретным поведенческим актом, определяет его. И вообще право не может регулировать поведение иначе, как через интеллектуально-психологическую сферу человека.

Другое дело, что нельзя весь сложный механизм формирования правомер­ного поведения сводить исключительно к психологической, эмоциональной сфере индивида и объяснять все только ей и из нее. Специально-юридические и общесоциальные факторы и механизмы имеют здесь не меньшее значение.

59. НОРМАТИВИСТСКАЯ ТЕОРИЯ ПРАВА

Правовое учение нормативизма имеет свои корни в формально-догмати­ческой юриспруденции XIX в. и сложилось на основе методологии, вырабо­танной в юридическом позитивизме. Проф. В.А. Туманов полагает, что мето­дологические установки позитивизма эта теория довела до крайности, и потому получила название «чистой теории права».

Родоначальником нормативистской школы является австрийский юрист Ганс Кельзен (1881-1973 гг.). Он преподавал после распада Австро-Венгер­ской монархии в Венском университете, был советником по юридическим вопросам первого республиканского правительства и подготовил проект Кон­ституции 1920 г. Австрийской республики. После присоединения Австрии к нацистской Германии Кельзен эмигрировал в США.

Сам автор называл разработанное им учение «чистая теория права», и так же называется самая известная его работа на эту тему.

Нормативизм развивает тезис позитивизма о том, что право следует по­знавать лишь из самого права, и подкрепляет его ссылкой на постулат канти­анской философии, согласно которому «должное» - это особая, доопытная сфера, создаваемая человеческим разумом и независимая от «сущего» (то есть природы и общества). Поскольку право представляет систему правил долж­ного поведения, оно лежит в сфере «должного» и, следовательно, независимо от «сущего».

По мнению Кельзена, «право определяется только правом» и «сила права только в нем самом». Он определяет право как совокупность норм, осуществ­ляемых в принудительном порядке. Под чистой теорией права автор понимает юридическую науку, которая исключает в изучении права его экономическую, политическую, идеологическую, моральную и др. оценки. То есть юридическая доктрина должна заниматься не установлением различных оснований права, а изучать его специфическое содержание, «понимать его из самого себя». В этой связи Кельзен являлся противником и теории естественного права.

Чтобы найти основание внутри самого права, Кельзен выдвигает идею «основной нормы», из которой как из исходного начала вытекают, разверты­ваются все другие элементы системы права, образуя ступенчатую конструк­цию в виде пирамиды. (В дальнейшем тезис об «основной норме» Кельзен признал как слабое место своей теории.)

Основная норма непосредственно связана с конституцией и звучит следу­ющим образом: «Должно вести себя так, как предписывает конституция». Та­ким образом, придается легитимность существующему правопорядку, в том числе и государству, поскольку, по Кельзену, государство - это тот же право­порядок, только взятый под иным углом зрения: государство есть следствие, продолжение права, которое возникает раньше, чем государство.

Полезно в нормативизме то, что он обращает внимание на такие качества права, как нормативность, формальная определенность, что способствует со­вершенствованию права как системы, его формализации, необходимой для использования в праве ЭВМ, данных кибернетики. В литературе (Е.А. Воротилин) отмечается, что с идеями нормативизма связано широкое распростра­нение в современном мире институтов конституционного контроля, создание специального органа для которого было впервые предусмотрено в Конститу­ции Австрии 1920 г.

Таким образом, сформировавшееся в первой половине XX в. нормативистское учение Ганса Кельзена имеет как свои недостатки, так и положи­тельные стороны. В нашей стране оно, как и другие «классово чуждые» тео­рии, рассматривалось лишь негативно. Действительно, в нормативизме утрирована формально-юридическая сторона права. Однако в нем, как и в любой теории, нужно находить положительные моменты и использовать их.

60. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МАРКСИСТСКО-ЛЕНИНСКОЙ ТЕОРИИ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА

Марксистско-ленинское учение в том виде, в каком оно было официаль­ной идеологией советской тоталитарной системы, представляло собой марк­систскую доктрину, дополненную результатами теоретических изысканий идеологов большевизма (Ленина, Бухарина, Сталина). Утратив свой офици­альный характер, марксизм и по сей день остается одним из направлений об­ществоведения и учения о праве и государстве, нуждаясь, однако, в осмысле­нии с новых теоретических позиции и с учетом практики его реализации.

К основным чертам марксистско-ленинского учения о праве и государстве можно отнести следующие:

1.Обусловленность генезиса и природы государства и права как надстро­ечных явлений экономической сферой общества и прежде всего — характером производственных отношений (экономическим базисом общественно-эконо­мической формации). И если не преувеличивать значение данной закономер­ности, оценивать ее лишь «в конечном счете», то в принципе историко-материалистический подход марксизма к государству и праву является верным.

2.Объяснение происхождения и сущности государства и права расколом общества на антагонистические классы. По Марксу, природа государства и права не могут быть поняты вне контекста борьбы классов. Теоретики боль­шевизма придали этому тезису первостепенное значение.

Для них государст­во — это прежде всего «машина» классового подавления.

3.Идея о применении мер насилия в целях ликвидации «старой организа­ции общества». Эта идея в теории и практике большевизма, как известно, бы­ла доведена до крайних форм.

4.Отрицание принципа разделения властей. Идея соединения в одном ор­гане как законодательной, так и исполнительной власти, - один из теорети­ческих постулатов, положенных в основу создания Советского государства.

5.Идея отмирания государства - одна из наиболее важных в марксизме-ленинизме: государство должно исчезнуть вместе с делением общества на классы. При этом праву предстоит отмереть вместе с государством.

6. В целом для марксизма характернынедооценка роли права, тезис об от­сутствии у него исторических перспектив, скептическое отношение к идее правового государства. В этой связи многие западные авторы относят марк­систское учение о праве даже к числу юридико-нигилистических. Вместе с тем в рамках теории марксизма было высказано и немало теоретически цен­ных положений о праве и его природе. В частности, оценка права как равно­го масштаба, применяемого к неравным отношениям.

Таким образом, критически пересматривая марксистско-ленинское уче­ние о праве и государстве, следует сохранить те теоретические положения, которые прошли проверку временем и представляют ценность для современ­ной юридической науки и обществоведения в целом. В первую очередь, это касается общеметодологических принципов и подходов, таких как принцип историзма, принцип диалектики, подход к праву и государству как социаль­ным явлениям, зависимым от материальной жизни общества и его дифферен­циации на большие социальные группы, и др.

61. ЭВОЛЮЦИЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ПРАВЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЮРИСПРУДЕНЦИИ

До Октябрьской революции 1917 г. Россия входила в романо-германскую правовую семью, и основные черты русской юриспруденции второй половины XIX в. сформировались под определяющим влияниемправового позитивизма(подхода, отождествляющего право с положительным, «писаным» правом). Причем для России был характеренэтатический позитивизм (позитивизм, рас­сматривающий право как порождение и инструмент государства).

В начале XX в. российский этатический позитивизм вступил в кризисное состояние ираспался на два направления:

а)формально-догматическое (основанное на логической интерпретации юридических понятий) - Е.В. Васьковский, Д.Д. Гримм, А.А. Рождествен­ский и др.;

б)социологизированное (основанное на проблеме интереса в праве) — С.А. Муромцев, Н.М. Коркунов и др.

В это же время значительная часть российских теоретиков права отошла от позитивизма и образовала несколько школ. Так, серьезному натиску в конце XIX - начале XX в. российский позитивизм подвергся со стороны возрожден­ного естественного права. Эту идею отстаивали П.И. Новгородцев, Б.А. Кистяковский, В.М. Гессен, Е.Н. Трубецкой, Н.И. Палиенко и др.

Возникла «психологическая школа права» (Л.И. Петражицкий, П.А. Со­рокин).

Накануне первой мировой войны социальные процессы в России приоб­рели жестокий и неуправляемый характер, что послужило почвой для воз­рождения этатического позитивизма. И наиболее ярким его представителем выступил Габриель Феликсович Шершеневич. Как заметил проф. Г.В. Маль­цев, правовая теория Шершеневича «была ностальгически позитивистской и вызывающе этатической».

Сразу после Октябрьской революции, в первые годы советской власти от­ношение к праву среди ученых-правоведов и интерпретаторов марксизма бы­ло явно нигилистическим (А.Г. Гойхбарг, В.В. Адоратский, М.А. Рейснер, Е.Б. Пашуканис, П.И. Стучка и др.).

Однако потребности самой жизни и бурная нормотворческая деятельность Советской власти объективно требовали теоретических разработок права и чет­кого определения позиции в правопонимании. В этой связи в конце 20-х - на­чале 30-х годов началось довольно бурное развитие правовой теории. При этом наряду с марксистским направлением в теории права (П.И.

Стучка и Е.Б. Па­шуканис) появились и другие концепции. Так, имели место попытки возродить традиции психологической школы права (М.А. Рейснер и др.).

Вместе с тем постепенно начинает набирать силу этатическое правопонимание, которое получило официальную поддержку на 1-ом Всесоюзном съез­де марксистов-государственников в 1931 г. Становление тоталитарного режи­ма Сталина требовало соответствующего теоретико-правового обеспечения и в 1938 г. на Всесоюзном совещании работников науки советского права была принята дефиниция, предложенная правовым идеологом сталинского режи­ма Вышинским: «Советское социалистическое право есть совокупность пра­вил поведения (норм), установленных или санкционированных социалисти­ческим государством и выражающих волю рабочего класса и всех трудящихся, правил поведения, применение которых обеспечивается прину­дительной силой социалистического государства». По сути, это определение составляло основу всех последующих дефиниций советского права.

Во второй половине 1950-х годов рядом российских правоведов была вы­двинута идея «широкого» понимания права. Предлагалось наряду с нормами включать в право и правоотношения (С.Ф. Кечекьян, А.А. Пионтковский), правоотношения и правосознание (Я.Ф. Миколенко), субъективные права (Л.С. Явич). По существу, это была попыткасоциологизации правопонимания в рамках позитивистской концепции. Как заметил проф. B.C. Нерсесянц, «широкое» понимание права еще не означало различения права и закона.

С начала 1970-х годов в советском правоведении начали появляться рабо­ты, в которых такое различение как раз стало проводиться (B.C. Нерсесянц, Д.А. Керимов, Г.В. Мальцев, Р.3. Лившиц, Л.С. Мамут, В.А. Туманов и др.).

В последнее время проф. B.C. Нерсесянц предложил интересную концеп­циюцивилитарного права. Вместе с тем, как верно отметил проф. Г.В. Маль­цев, проблема поиска новых определений права остается открытой.*

 

* В изложении вопроса использованы материалы, опубликованные проф. Г.В. Мальцевым.

 

62. СОВРЕМЕННОЕ ПРАВОПОНИМАНИЕ: ОСНОВНЫЕ КОНЦЕПЦИИ

Проф. О.Э. Лейст подчеркивает наличиетрех основных концепций права: нормативной, социологической и нравственной (естественно-правовой).

С точки зрениянормативной концепции право есть содержащаяся в текс­тах законов и подзаконных актов система норм, установленных и охраняе­мых от нарушений государственной властью.

Социологическая концепция права, по мнению Лейста, основана на пони­мании права как «порядка общественных отношений в действиях и поведе­нии людей». То есть в социологической концепции акцент переносится с со­держания юридических правил на практику их действия, их практическую реализацию.

С позицийнравственной школы право рассматривается как форма общест­венного сознания. Слова закона остаются на бумаге, если они не вошли в со­знание и не усвоены им. Закон не может воздействовать на общество иначе как через сознание (массовое правосознание, официальное правосознание). По­этому право (в соответствии с данной концепцией) - не тексты закона, а со­держащаяся в общественном сознании система понятий об общеобязательных нормах, правах, обязанностях, запретах, условиях их возникновения и реали­зации, порядке и формах защиты.

Надо заметить, что каждое из правопонимании имеет свои основания, вы­ражая ту или иную реальную сторону права, и поэтому они имеют право на одновременное существование. Так, нравственное видение права важно и для правового воспитания, и для развития действующего права. Без нормативного понимания права практически недостижимы определенность и стабиль­ность правовых отношении, законность в деятельности государственных ор­ганов и должностных лиц. Наконец, лишь через социологическое понимание право обретает конкретность и практическое осуществление, без него оно ос­тается декларацией, системой текстов или моральных пожеланий. При этом каждое из правопониманий выступает как необходимый противовес другому.

Проф. О.Э. Лейст замечает, что «быть может, польза и социальное назначе­ние каждой из концепций в том и состоит, чтобы через критику уязвимых сторон других концепций высветить негативные свойства и опасные тенден­ции самого права».

Проф. В.А. Туманов также выделяет три типа правопонимания. Он отмеча­ет, что достаточно условно основные направления и школы могут быть разби­ты на три вида (или группы) в зависимости от того, что является для них исход­ным в подходе к праву и что соответственно влияет на понимание права.

Для школ, относящихся к первому типу правопонимания, исходным явля­ется то положение, что «человек есть мера всех вещей», а право является (или должно быть) отражением разумных, правильных идей, свойств, интересов и представлений человека. К этому направлению (которое объединяют под на­званием «философия права») относитсяконцепция естественного права.

Для второй группы исходным началом является государство. Право для этих школ - продукт государственной воли, суверенной власти, которая таким обра­зом устанавливает необходимый и обязательный порядок отношений в общест­ве. Это так называемаяпозитивистская юриспруденция, которая в лице своих наиболее крайних школ требует принимать действующее право таковым, как оно есть, а не должно быть, то есть право отождествляется с писаным законом.

Третья группа школ отталкивается от понятий общества, реальной жизни. Для них более важным, чем «право в книгах», представляется «право в жиз­ни», то есть практика правового регулирования. Эти школы относят себя к «социологии права» (или«социологической юриспруденции»), и их предста­вители уделяют особое внимание конкретным правовым отношениям, массо­вому правосознанию и т. п.

Проф. В.А. Туманов замечает, что в настоящее время можно говорить об известной интеграции этих направлений: их сближает общее признание ос­новных принципов правовой государственности. Хотя в прошлом взаимоот­ношения этих направлений носили характер противоборства. Так, позити­вистская доктрина, к примеру, формировалась как отрицание естественного права - важнейшего понятия философии права.

Проф. B.C. Нерсесянц кладет в основу типологии правопонимания мо­мент различения или отождествления права и закона и на этой основе прово­дит принципиальное различие между двумя противоположными типами пра­вопонимания:юридическим (от «ius» - право) илегистским (от «lex» -закон). При этом он подчеркивает, что для легистского подхода вопроса «что такое право?» практически не существует: право для него - это уже офици­ально данное, действующее, позитивное право. У легизма есть лишь трудно­сти с определением (дефиницией) того, что уже есть и известно как право. То есть легистским Нерсесянц называет такой подход к пониманию права, при котором отождествляются право и писаный закон.

Юридический тип правопонимания охватывает различные прежние и со­временные философско-правовые концепции понятия права, основанные на различении права и закона. При этом естественно-правовая концепция -лишь частный случай (исторически наиболее распространенный, но не един­ственный) юридического типа правопонимания, подобно тому, с его точки зрения, как различение естественного права и позитивного права - тоже лишь одна из многих возможных версий различения права и закона.

Итак, анализ изложенных подходов к пониманию права позволяет сделать вывод, что в основном существует три таких подхода и каждый из них имеет право на существование, обладая собственным основанием. К таким основа­ниям относятся следующие положения:

а)закон (официальные формы выражения права)может быть неправо­вым, ибо объективно существует определяющая его содержание социальная основа - «естественное право», от принципов которого закон может откло­няться. То, что называют «естественным правом», правом в собственном смысле не является, но позволяет определить, правовую или неправовую природу имеет тот или иной закон;

б) права не может быть вне определенных форм его внешнего выражения — «закона» (официальных форм выражения права), поэтому правом может счи­таться только единство правового содержания (правил, соответствующих при­роде права) и форм его объективирования, внешнего выражения и закрепле­ния. Другими словами,право есть правовой закон;

в)между писаным правом (законом) и его практическим воплощением в вариантах фактического поведения лежит целый пласт опосредующцх звень­ев в виде различных правовых и неправовых (в частности, психологических) механизмов, что и дает социологической юриспруденции основание разли­чать «право в книгах» и «право в жизни».

63. ВЛАСТЬ И ЕЕ ВИДЫ. ОСОБЕННОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

Власть в самом общем виде представляет собой способность (свойство) некоего субъекта (индивида, коллектива, организации) подчинять себе волю и поведение другого субъекта (индивида, коллектива, организации) в своих собственных интересах или в интересах других лиц.

Как явление власть характеризуетсяследующими признаками:

1. Власть есть явлениесоциальное, то есть общественное.

2. Власть являетсяатрибутом (неотъемлемым компонентом)общества на всех этапах его развития. (Поэтому, кстати, не корректно такое, встречающе­еся в литературе, словосочетание, как «социальная власть», ибо власть всегда социальна). То обстоятельство, что власть является постоянным спутником об­щества, объясняется тем, что общество представляет собой сложноорганизованную систему (социальный организм), которая постоянно нуждается в уп­равлении, то есть в процессе упорядочения, направленном на поддержание системы в нормальном, работоспособном состоянии - состоянии функциони­рования. С точки зрения генезиса (происхождения) именно необходимость уп­равления обществом обусловливает в нем присутствие такого феномена, как власть. Но не наоборот, когда предполагается, что упорядочение социальных процессов стало происходить потому, что в обществе появилась власть и ее но­сители. При этом следует отметить, что власть есть средство именно социаль­ного управления, поскольку управление может быть не только социальным, но и, в частности, техническим, то есть управлением технической системой (на­пример, автомобилем). Таким образом, управление — явление более широкое, чем власть, которая представляет собой явление сугубо социальное. Суть этого момента более полно раскрывается в следующем признаке власти.

3. Власть может существовать и функционировать лишь в рамках общест­венного отношения, то есть такого отношения, которое существует между людьми (индивидами, их коллективами, иными социальными образования­ми). Не может быть отношения власти между человеком и вещью или между человеком и животным (даже если животное находится в собственности хо­зяина и он может распорядиться его судьбой). Обусловлено это качество уже следующей характерной особенностью власти.

4. Осуществление власти всегда представляет собойинтеллектуально-во­левой процесс, когда властный импульс, исходящий от властвующего субъек­та, прежде чем детерминировать (обусловить, определить) волю и поведение подвластного, должен быть осознан последним, воспринят его сознанием. По этой причине не могут быть субъектами отношения власти и подчинения лю­ди с деформациями сознания и воли.

Предыдущая статья:Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое пове­дение), имеет две стороны -объективнуюисубъективную. 2 страница Следующая статья:Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое пове­дение), имеет две стороны -объективнуюисубъективную. 4 страница
page speed (0.0808 sec, direct)