Всего на сайте:
210 тыс. 306 статей

Главная | Право

В зависимости от принадлежности к той или иной стороне правовой сис­темыправоотношения делят наматериальные и процессуальные, частные и публичные.  Просмотрен 815

  1. С точки зрения причин возникновения пробелов в законодательстве пробельность может бытьпервоначальнойипоследующей.
  2. Толкование-разъяснение делится на виды в зависимостиот субъекта, да­ющего это разъяснение. По этому признаку оно может бытьофициальным илинеофициальным.
  3. Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое пове­дение), имеет две стороны -объективнуюисубъективную. 1 страница
  4. Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое пове­дение), имеет две стороны -объективнуюисубъективную. 2 страница
  5. Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое пове­дение), имеет две стороны -объективнуюисубъективную. 3 страница
  6. Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое пове­дение), имеет две стороны -объективнуюисубъективную. 4 страница
  7. Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое пове­дение), имеет две стороны -объективнуюисубъективную. 5 страница
  8. Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое пове­дение), имеет две стороны -объективнуюисубъективную. 6 страница
  9. Государственное устройствоможет бытьпростымисложным.
  10. Жесткая централизация власти, иерархию которой возглавляеткуль­товая фигура вождя.
  11. Политическая деятельность граждан осуществляется главным образом че­рез участие вполитических партияхиобщественно-политических движениях.
  12. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ПРАВОВОЕ ГОСУДАРСТВО

Можно различать такжепростые и сложные правоотношения. Сложные правоотношения могут иметь в своем составе несколько участников с комплек­сом субъективных юридических прав и обязанностей. Самым элементарным (простым) будет выглядеть правовое отношение из двух субъектов, у одного из которых имеется юридическое право, а у другого - корреспондирующая юри­дическая обязанность.

27. ПРАВОСУБЪЕКТНОСТЬ, ПРАВОВОЙ СТАТУС, ПРАВОВОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

В каждой отрасли права есть специальные нормы, назначение которых -установить круг лиц, подпадающих под действие норм данной отрасли. Де­лается это путем перечисления признаков, указания на качества, которыми субъекты должны обладать, чтобы выступить в роли адресатов норм отрасли. Совокупность установленных нормами права качеств, дающая субъекту воз­можность быть носителем юридических прав и обязанностей, называется правосубъектностью.

Правосубъектность представляет собойобщественно-юридическое свой­ство лиц: она имеет две стороны - общественную и юридическую. Общест­венная сторона правосубъектности выражается в том, что признаки субъек­тов права законодатель не может избирать произвольно - они диктуются са­мой жизнью, потребностями и закономерностями общественного развития. Юридическая же ее сторона состоит в том, что признаки субъектов права обя­зательно должны быть закреплены в юридических нормах.

В теории права имеется достаточно обоснованная точка зрения, состоя­щая в том, что правосубъектность может рассматриваться как своего рода субъективное юридическое право - «право на право», существующее в рам­ках так называемых общих (общерегулятивных) правоотношений по линии норм государственного права. Действительно, общая с субъективным правом природа правосубъектности здесь налицо - правосубъектность также пред­ставляет собой определеннуююридическую возможность. Причем реально влияющую, можно сказать, оказывающую регулятивное воздействие на пове­дение субъектов права.

Всоставе правосубъектностиразличаютправоспособность и дееспособ­ность.

Правоспособность - это обусловленная правом способность лица иметь субъективные юридические права и обязанности, то есть быть участником правоотношения. Таким образом, может быть достаточно одной правоспо­собности, чтобы выступить стороной в правоотношении. Так, общая граж­данская правоспособность индивида возникает в момент его рождения, и участником гражданско-правового отношения (например, правоотношения наследования) может быть младенец.

Дееспособность - это обусловленная правом способность своими собст­венными действиями (бездействием) приобретать субъективные юридичес­кие права и обязанности, осуществлять и прекращать их.

Правоспособность и дееспособность - это две стороны одного и того же феномена - правосубъектности, которая по своей природе является единой праводееспособностью. Реальное разъединение правосубъектности на право­способность и дееспособность происходит в основном в сфере гражданского права и то не для всех субъектов (гражданская правосубъектность организа­ций едина).

Разновидностью дееспособности являетсяделиктоспособность, которая представляет собой способность лица нести юридическую ответственность (исполнять соответствующие юридические обязанности) за совершенные правонарушения (деликты).

Правосубъектность может бытьобщей (способность быть субъектом права вообще),отраслевойиспециальной (например, правосубъектность юридиче­ских лиц).

Исходное правовое положение субъектов характеризуется понятием«пра­вовой статус». Наиболее широким он является у граждан и складывается из правосубьектности и конституционных прав и обязанностей, которые по Кон­ституции Российской Федерации составляют основы правового статуса личности и являются действующими непосредственно (гл. 2 Конституции РФ). Пра­вовой статус граждан Российской Федерации является равным для всех.

Слово «status» в переводе с латинского означает «состояние», «положе­ние». Тем не менее в литературе предлагается наряду с понятием правового статуса выделять понятие«правовое положение». Такое дополнение имеет смысл, если под «правовым положением» понимать конкретное правовое по­ложение субъекта, которое определяется как его правовым статусом, так и со­вокупностью конкретных правовых связей, в которых он состоит.

28. СУБЪЕКТ ПРАВООТНОШЕНИЯ: ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

Наличие у лица такого общественно-юридического качества, какправосубъектность, дает ему юридическую возможность вступить в правоотноше­ние, стать носителем конкретных юридических прав и обязанностей. Такие лица, которые по закону могут быть участниками правовых отношений, на­зываютсясубъектами права.

Понимание механизма действия права предполагает различение понятий «субъект права» и «субъект правоотношения».Субъекты права - этопотенци­альные участники правоотношений, это лица, которые лишьмогут быть носи­телями юридических прав и обязанностей.Субъект же правоотношения - это субъект права, который реализовал свою правосубъектность и стал участником конкретного правового отношения. Любой субъект правоотношения - это все­гда субъект права (без этого он просто не смог бы стать таковым), но не всякий субъект права - участник того или иного конкретного правоотношения.

Для того, чтобы субъект права превратился в субъекта правоотношения, должны появиться определенныеюридические факты, которые «запускают» в действие соответствующуюпредоставительно-обязывающую норму (нор­мы), и она уже, в свою очередь, возлагает на данных субъектов прáва юриди­ческие обязанности и предоставляет им юридические права, делая их тем са­мым участниками возникшего правоотношения.

Субъекты права, таким образом, наряду с нормами права и юридически­ми фактами, представляют собой одну из предпосылок (необходимых усло­вий) возникновения и существования правоотношений.

Поскольку субъект правоотношения - это всегда и субъект права, то его общую характеристику следует увязывать с правосубьектностью (правоспо­собностью, дееспособностью, деликтоспособностью) и правовым статусом (см. предыдущий вопрос).

По видам субъектов права (а значит и субъектов правоотношений) можно разделить на:

а) физических лиц;

б) организации;

в) общественные образования (народы, нации).

Физические лица - это граждане, иностранцы, лица без гражданства (апа­триды), лица с двойным гражданством (бипатриды). Корганизациям относятся:

а) само государство;

б) государственные организации;

в) негосударственные (общественные, кооперативные, коммерческие и др.) организации.

Среди государственных организаций можно выделитьгосударственные ор­ганы - государственные организации, обладающие властными полномочиями.

Особо следует отметить категориююридических лиц, которые обладают правосубъектностью, необходимой им для участия в гражданском (имущест­венном) обороте. В Российской Федерации в соответствии со ст. 48 Граждан­ского кодекса юридическим лицом признается организация, которая:

а) имеет обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом;

б) может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности;

в) быть истцом и ответчиком в суде.

Надо заметить, что «юридическое лицо» - это не столько обозначение раз­новидности субъектов права, сколько обозначение разновидностиправосубъектности как общественно-юридического свойства этих субъектов. Так, в ка­честве юридического лица может выступить, например, и само государство, которое, как видим, занимает свое место в классификации субъектов права.

29. ЮРИДИЧЕСКИЕ ФАКТЫ И ИХ КЛАССИФИКАЦИЯ

Формирование категории «юридический факт» связано с переработкой, осмыслением и систематическим изложением римского права его поздней­шими исследователями. Общее понятие юридического факта, как и понятие правоотношения, римскими юристами сформулировано не было. Своим су­ществованием термин «юридический факт» обязан видному германскому правоведу Фридриху Карлу фон Савиньи (одному из основателей историчес­кой школы права), который в своем труде «Система современного римского права» (1840 г.) писал: «Я называю события, вызывающие возникновение или окончание правоотношений, юридическими фактами».

В современной учебной литературе внимание в основном уделяется клас­сификации юридических фактов, а само понятие остается в тени. Авторы, как правило, ограничиваются определением юридического факта, которое фор­мулируется практически единообразно и звучит следующим образом:«Юри­дические факты - это конкретные жизненные обстоятельства, с которыми нормы права связывают возникновение, изменение или прекращение право­вых отношений».

Тем не менее в плане понятийной характеристики юридических фактов можно отметить их следующиехарактерные черты:

1. По своей социальной природе юридические факты - это обычные жиз­ненные обстоятельства, которые сами по себе не обладают свойством вызы­вать юридические последствия. Такое качество придается им юридическими нормами, и может произойти так, что законодатель на каком-то этапе разви­тия общественных отношений перестанет связывать правовые последствия с данным юридическим фактом. Однако делается это не произвольно, не по прихоти законодательного органа, а под влиянием закономерностей общест­венного развития. Поэтому юридические факты имеют глубокую обществен­ную природу и представляют собой еще один выход права на практику, еще один канал связи права с социальной сферой. Таким образом, юридические факты - этообщественно-юридические явления.

2. Юридические фактыопосредуют движение правовых отношений (воз­никновение, изменение, прекращение). И если правосубъектность рассматри­вать как особого рода юридическое право в рамках общерегулятивных правоот­ношений, то фактические условия правосубъектности (возраст, вменяемость и т. п.) по своей природе и механизму действия тоже являются юридическими фактами.

3. Юридические факты вызывают правовые последствия тольково взаи­модействии с правовыми нормами. Юридический факт выполняет роль «пу­скового механизма» по отношению к норме права, он запускает ее в действие. В этом плане юридические факты можно рассматривать как звенья, связую­щие нормы права и правовые отношения.

4. Указания на юридические факты и их описание содержатся вгипотезах юридических норм. Наряду с нормами и субъектами права юридические фак­ты выступают одной из предпосылок возникновения правоотношений.

Юридические факты, как и всякие жизненные обстоятельства, весьма раз­нообразны и могут бытьклассифицированы по различным основаниям:

1)по характеру порождаемых юридических последствий - правообразующие, правоизменяющие и правопрекращающие;

2)по характеру действия - факты однократного действия (истечение срока, нанесение материального ущерба) и факта-состояния (состояние в родстве, состояние нетрудоспособности);

3)по характеру связи с индивидуальной волей участников правоотношения -юридические деяния (действия и бездействие) и юридические события. События могут быть абсолютными и относительными. Абсолютные события вообще не связаны с волей человека (например, стихийное бедствие). Относитель­ными являются события, которые не зависят от воли участников именно дан­ного правоотношения, но зависят от воли других людей. Например, убийство для уголовного правоотношения является юридическим деянием, а для граж­данского правоотношения наследования - юридическим событием;

4)с точки зрения соответствия правовым предписаниям деяния можно разделить на правомерные и неправомерные. Последние, в свою очередь, -на преступления и проступки (по степени общественной опасности);

5)в зависимости от волевой направленности правомерные действия де­лятся на индивидуальные акты (совершаются с целью вызвать определенные правовые последствия), юридические поступки (нормы права связывают с ними правовые последствия независимо от волевой направленности субъек­та, в силу самого факта деяния) и результативные действия (правовые послед­ствия связываются не с самим действием, а с его результатом, например, ре­зультатом творческой деятельности);

6)в зависимости от степени сложности юридические факты делятся на единичные юридические факты и фактические составы (системы юридичес­ких фактов).

30. ОБЪЕКТЫ ПРАВООТНОШЕНИЯ

Назначение понятия «объект правоотношения» состоит в том, чтобы рас­крыть смысл существования правоотношения, показать, для чего субъекты всту­пают в правовое отношение и действуют в нем, реализуя свои права и обязанно­сти. Данная категория, таким образом, увязывает правоотношение с системой материальных и духовных благ общества. При всем этом проблема объекта пра­воотношения принадлежит к числу наиболее дискуссионных в теории права.

Несмотря на многочисленность точек зрения, можно выделитьдве основ­ные теории объекта правоотношения: монистическую (ее авторы отстаивают единый объект правоотношения) иплюралистическую (в ней признается множественность объектов правоотношения).

Согласно монистической теории, объектом правоотношения является пове­дение обязанного лица (проф. О.С. Иоффе) или то фактическое общественное отношение, на которое правоотношение воздействует (проф.

Ю.К. Толстой).

Ученые, признающие множественность объектов правоотношений, по-разному определяют его понятие. Так, известный российский правовед проф. Н.Г. Александров под объектом правоотношения понимал «тот имуществен­ный объект, по поводу которого существует данное отношение между субъек­тами». Иное определение дает проф. С.С. Алексеев. Он считает объектами правоотношений «те явления (предметы) окружающего нас мира, на которые направлены субъективные юридические права и обязанности».

В плюралистической теории к объектам правоотношений относят следую­щие материальные и нематериальные блага:

1) вещи;

2) продукты духовного творчества (результаты авторской, изобретатель­ской и др. деятельности);

3) личные нематериальные блага (имя, честь, достоинство);

4) действия (воздержание от действий);

5) результаты действий субъектов правоотношений.

В литературе имеются попытки объединить монистический и плюралис­тический подходы к объекту правоотношения, когда фактическое правомер­ное поведение называют юридическим объектом правоотношения (или пред­метом правоотношения), а связанные с этим поведением различные материальные и духовные блага — «материальным объектом» (например, проф. Л.И. Спиридонов). В другом случае, напротив, предметом правоотно­шения полагают материальное или нематериальное благо, а объектом - раз­нообразные фактические общественные отношения (проф. А.Г. Братко).

В таких случаях, видимо, точнее говорить обобъекте правовой деятельно­сти (которым может быть, например, груз или посылка) иобъекте интереса (доставка груза или посылки в требуемое место).

Признавая более близкой к реальности плюралистическую теорию,объ­ект правоотношения можно определить как явление внешнего мира, способ­ное удовлетворить интерес управомоченного лица, выступающее в виде ве­щи, услуги, продукта духовного творчества или личного нематериального блага, ради которого и действуют субъекты правоотношения в рамках своих юридических прав и обязанностей.

Категорию «объект правоотношения» следует отличать от категории«объ­ект права». Под объектом права понимается предмет правового регулирова­ния - социальная сфера, подвергаемая правовому воздействию.

В современной юриспруденции не признается объектом правоотношения человек (который может быть лишь субъектом правоотношения). Вместе с тем история общества знает рабовладельческие отношения, при которых раб был объектом купли-продажи («говорящей вещью»).

31. СОДЕРЖАНИЕ И ФОРМА ПРАВООТНОШЕНИЯ

Категории «форма» и «содержание» всегда широко использовались отече­ственными правоведами в целостных характеристиках сложных правовых яв­лений - объективного права, правоотношения и др. Действительно, эти фи­лософские категории ориентируют на изучение предметов и процессов в их диалектической связи, взаимопереходах, противоречивости и т. д. Они охва­тывают все компоненты явления и дают представление об его внутренней ор­ганизации и внешнем проявлении. Однако следует учитывать, что «форма» и «содержание» эффективны в изучении наиболее общих связей и закономер­ностей. В подробном, детальном исследовании объемных и сложных объек­тов исходная, философская многозначность этих категорий неизбежно при­водит авторов к различным трактовкам формы и содержания одного и того же явления. В полной мере этот момент проявил себя в теоретических характе­ристиках формы и содержания правового отношения.

Основные общетеоретические позиции в этом вопросе таковы:

1.Формой правоотношения являются субъективные юридические права и обязанности, аего содержанием - фактическое правомерное поведение субъектов, которое эти права и обязанности реализует (проф. В.Н. Щеглов, проф. Л.С. Явич и др.). Надо заметить, что в данном варианте методологиче­ские возможности категорий «форма» и «содержание» использованы наибо­лее полно. На их основе выделены самые существенные стороны правоотно­шения и правильно установлена их функциональная связь: форма (права и обязанности) активно воздействует на содержание (поведение), формирует его, а содержание определяет форму через изменение юридических норм пу­тем правотворческой деятельности.

2. Проф. С.С. Алексеев называет субъективные юридические права и обя­занности«юридическим содержанием» правоотношения, а фактическое пра­вомерное поведение субъектов -«материальным содержанием». При этом автор полагает, что оба эти содержания являются элементами правоотноше­ния и наряду с ними выделяет другие элементы - субъекты и объект право­отношения.

Изложенный подход некорректен с философской точки зрения. Во-пер­вых, нельзя выделять в одном и том же объекте два содержания и ни одной формы. Эти категории - парные: каждому содержанию должна быть найдена своя форма. Во-вторых, форма и содержание исчерпывают явление полно­стью: если что-то отнесено к содержанию, то все остальное должно быть от­несено к форме, и никаких других «элементов» в явлении уже быть не может. В-третьих, содержание никогда не может выступать в качестве элемента. На­оборот, содержание - это структурно-организованное единство элементов.

Надо заметить, что ранее проф. О.С. Иоффе выделял в правоотношении вообщетри содержания — юридическое, материальное и идеологическое.

3.Правоотношение в целом выступает какформа регулируемого нормами праваобщественного отношения, а последнее являетсясодержанием право­отношения (проф. О.А. Красавчиков, проф. Б.Л. Назаров и др.). При этом, по мнению авторов, содержание (общественное отношение) находится за преде­лами своей формы (правоотношения), являетсявнешним содержанием.

Относительно данной точки зрения можно заметить, что, во-первых, фи­лософия такой связи формы и содержания не знает: внешней в их связи может быть только форма, но никогда содержание. Во-вторых, авторы не дают ответа на вопрос, какое явление в таком случае образуется единством право­отношения (как формы) и общественного отношения (содержания).

С учетом сказанного более предпочтительным выглядит первый вариант использования философских категорий «форма» и «содержание» в характери­стике правоотношения.

32. ПРАВООТНОШЕНИЕ КАК СИСТЕМА

Общественные отношения и поведение. У правоведов не вызывает сомне­нии тезис о том, что право регулирует общественные отношения. При этом результатом такого регулирования полагается правовое отношение: «правоот­ношение - это урегулированное правом общественное отношение». На наш взгляд, правильным является иное: правовые нормы регулируют не общест­венные отношения, а поведение людей, что далеко не одно и то же. А право­отношение в его строгом, философском понимании (правовая структура) яв­ляется не результатом, асредством правового регулирования.

Чтобы выяснить соотношение общественных отношений и деятельности, необходимо обратиться прежде к анализу философской категории «отноше­ние», которая является родовой по отношению к категории «общественное от­ношение».

А самиобщественные отношения являются разновидностью от­ношений вообще. Болгарский философ Панайот Гиндев справедливо заметил, что общественные отношения представляют собой «частный случай специ­фического проявления всеобщей связи между явлениями объективной дейст­вительности».

В категориальном аппарате философской науки «отношение» — это эле­мент триады категорий «вещь», «свойство» и «отношение», на основе которой строится познание любого объекта действительности. «В практике познания мир непосредственно делится не на множества и элементы, но на вещи, об­ладающие свойствами и находящиеся в отношениях» (В.Н. Сагатовский).

Отношения возникают между вещами на основе их свойств. При этом фи­лософское понимание «вещи» отличается от обыденных представлений о ней. Для обозначения вещи как физического, пространственно ограниченного объекта (вещи в обыденном понимании) в философии существует термин «тело». А вещью в ней считается любой самостоятельный предмет, выделен­ный среди многообразия других явлений. Таким образом, в философии ос­новной признак вещи — это то, что явление взято в аспекте самостоятельно­сти. Если тот же предмет рассматривать как принадлежность другому предмету (как средство характеристики последнего), то он уже выступит как свойство.Свойство —это потенциальное отношение, а отношение —реали­зованное свойство. «Вступить в отношение - всегда означает проявить общую природу с соотносящимся и обнаружить на этой основе отличие от соотнося­щегося» (В.И. Свидерский, Р.А. Зобов).

Более точным представляется определение отношения, данное В.Н. Сагатовским: «Различие или тождество вещей в одном множестве, тождественных в другом множестве, называется отношением между вещами». Действитель­но, отношение может заключаться не только в различии, но и в тождестве. А различие или тождество вещей определяются их свойствами:в отношении свойства одной вещи раскрываются через свойства другой.

Итак,отношение можно понимать как взаимоположение обособленных предметов, явлений, возможное в силу их общей природы и основывающее­ся на их свойствах.

Отношения существуют между явлениями, а внутри отношения отсутствуют всякие элементы (явления, предметы, вещи), поскольку «элемент» - это тоже вещь, хотя и рассматриваемая в особом смысле. Элементы в ряде случаев сами призваны продуцировать в системе целесообразные отношения, и в силу своей природы могут находиться только в системе, но не в отношении.Структурные отношения связывают элементы в систему, но сами их не содержат.

Первой и главной особенностью общественных отношений как разновид­ности отношений вообще является то, что они естьотношения между людь­ми (их коллективами). Люди обладают, с одной стороны, рядом общих свойств, а с другой — в их психофизических и социальных качествах имеют­ся различия. Реализация же качеств, сторон социальных субъектов предопре­делена тем, что человек не может существовать иначе как в обществе, кото­рое является необходимой формой его социального бытия.

Второй важнейшей особенностью общественных отношений является их теснаядиалектическая связь с поведением людей, с их деятельностью. Связь эта имеет генетический, взаимопорождающий характер. Общественные отноше­ния и социальная деятельность взаимодействуют, обусловливают обоюдное возникновение и развитие. С одной стороны, общественные отношения возни­кают из действий людей, порождаются их поведением. А с другой - обществен­ные отношения определяют, формируют поведение своих субъектов. «Сущест­вуют, однако, отношения, - писал К. Маркс, - которые определяют действия как частных лиц, так и отдельных представителей власти и которые столь же независимы от них, как способ дыхания». Из этого высказывания следует, что:

а) общественные отношения относительно поведения представляют собой самостоятельное явление, ибо они определяют действия;

б) общественные отношения и деятельность представляют собой взаимо­связанные явления.

Более детально механизм связи общественных отношений и социальной деятельности можно представить следующим образом.

Наличие и существование общественных отношении возможно прежде всего в силу того обстоятельства, что существует человеческое множество. Это позволяет свойствам одного человека проявиться через социальные каче­ства другого. Однако сама актуализация свойств людей происходит с возник­новением в какой-либо социальной сфере необходимости в определенной де­ятельности, в результате чего из всей совокупности социальных свойств выделяются нужные и этиактуализированные свойства связывают людей в отношения, характер которых зависит уже от фактического наличия и состо­яния у людей данных качеств, свойств, способностей к данной деятельности. Сфера же необходимой деятельности определяется надобностью в конкрет­ных благах. Коротко этот процесс выглядит так:потребность в определенных благах - необходимость соответствующей деятельности - актуализация нуж­ных для данной деятельности свойств людей — общественные отношения — деятельность фактическая - достигнутые блага.

Фактическое поведение, вытекающее из общественных отношений и обусловленное ими, служит в свою очередь основой для возникновения но­вых отношений через обретение субъектами в совместной деятельности но­вых социальных качеств. Весьма точно об этом высказался В.М. Соковнин:

«Наполнение» человека общественными отношениями, по всей вероятности, должно происходить благодаря тому же механизму, который реализует эти общественные отношения, и он не может быть не чем иным, как деятельно­стью самого человека». Данная закономерность четко проявляется и в право­вой сфере, когда юридически значимые акты поведения обусловливают воз­никновение правовых отношений, а последние, в свою очередь, формируют правомерное поведение.

Итак, общественные отношения как вид отношений отличает главным об­разом то, что они (а) есть отношения между людьми и (б) тесно связаны с де­ятельностью людей. Но в интересующем нас плане они ничем не отличаются от отношений вообще: как и во всяком отношении, внутри общественного от­ношения нет никаких элементов, в том числе и поведения. Элементом может быть названо само отношение, когда речь идет о системном анализе сложной социальной структуры. Но в этом случае, во-первых, последняя рассматрива­ется уже не как отношение, хотя бы и сложное, а каксистема (система отно­шений, в которой ее собственной структурой будутотношения между отно­шениями); во-вторых, элементами этой системы будут менее сложные структуры или отдельные отношения, то есть опять-таки отношения, а не ка­кие-либо обособленные объекты (вещи). Как раз поэтому, то есть из-за стро­гого понимания социальной связи, элементами общей структуры общества в философии считаются виды общественных отношений, их однородные сово­купности, выражающие сущность той или иной сферы общественной жизни.

Правовые отношения являются разновидностью общественных отноше­ний, поэтому правоотношение, как и любое общественное отношение (и от­ношение вообще),не может содержать внутри себя никаких компонентов.

Однако в правоведении принято с точки зрения строения анализировать от­дельно взятое, единичное правоотношение и именно в нем выделять различ­ные элементы. Следовательно, под«правоотношением» в юриспруденции по­нимается на самом деле не отношение в его собственном, структурном смысле, не правовая связь, а единство этой связи и тех явлений, которые предполагаются в качестве элементов правоотношения. Другими словами, последнее рассматривается юридической наукой как некая целостность, име­ющая свой состав и свою структуру.

Исследования строения правового отношения, анализ его внутренней сто­роны в теории права традиционно проводились на основе категорий «форма» и «содержание». Методологические возможности этих категорий, действительно, позволяют выявить и зафиксировать ряд важных закономерностей в соотноше­нии компонентов явления. Однако такие обстоятельства, как (а) наличие у данных категорий только двух показателей описания («форма» и «содержа­ние») и обусловленная этим многозначность их философского смысла, а также (б) наличие у правоотношения значительного числа аспектов, сторон, нуждаю­щихся в исследовании и характеристике, привели к существенным расхожде­ниям во взглядах правоведов на строение правоотношения, его форму и содер­жание. Повлияло здесь и то, что «форма» и «содержание» фиксируют лишь общие связи и закономерности в явлениях, а в подробном, детальном исследо­вании они малоэффективны. Детальному изучению правоотношения в наи­большей степени отвечаетсистемный подход, обладающий достаточно обшир­ным категориальным аппаратом, основными в котором являются понятия системы, элемента, состава, структуры, функции, функционирования, цели. Категории «элемент», «состав», «структура» используются в характеристике правоотношения уже сравнительно давно, однако делается это для выделения каких-либо сторон правоотношения в дополнение к его форме и содержанию, что представляется недостаточно корректным в общефилософском плане. Ведь форма и содержание исчерпывают явление полностью, и помимо них в явле­нии уже ничего быть не может. Элементы и структура могут быть отысканы лишь внутри единства формы и содержания, а не за его пределами. Кроме то­го, системные категории эффективны при условии их целостной реализации, в рамках системного подхода, а не в разрозненном виде.

Строение (состав и структура) правоотношения как системы. О составе применительно к правоотношению говорится сравнительно давно, однако делается это вне всякой связи с его системным рассмотрением. К элементам правоотношения, образующим этот состав, принято относить субъектов, их права и обязанности, поведение, а также объект правоотношения.

Следует заметить, что сама постановка вопроса о составе в данном случае возможна лишь в силу сложившегося специально-правового смысла категории «правоотношение», который, как отмечалось, характерен выделением в правоотношении совокупности элементов, то есть пониманием его как некой цело­стности, совмещающей в себе и элементы, и структурные связи между ними.

Подобный взгляд на правоотношение, отличающийся от общефилософ­ского понимания категории «отношение», обусловлен, видимо, объективной потребностью правовой теории именно в такой теоретической конструкции. И, в принципе, ее можно допустить, рассмотрев правоотношение как систе­му, а не как отношение. Однако включение некоторых из ряда названных вы­ше явлений в состав правоотношения можно объяснить только субъективны­ми причинами. И прежде всего тем, что часть исследователей не усматривает различия между онтологической проблемойэлементов правоотношения как явления правовой действительности и проблемойэлементов категориального аппарата теории правоотношения, которая является проблемой гносеологи­ческого, познавательного порядка.

Иногда элементом правоотношения называют егосодержание («юридиче­ское» - права и обязанности или «материальное» — фактическое поведение субъектов).

В действительности содержание не может быть отождествлено не только с отдельно взятым элементом, но и даже с составом в целом. Не содер­жание — элемент состава, а напротив, состав есть одна из сторон содержания (наряду со структурой). Содержанием может быть только единство состава и структуры - структурно-организованное единство элементов. А тот факт, что категория «содержание» - элемент системы понятий теории правоотноше­ния, еще не означает, что реальное содержание правоотношения является именно элементом правоотношения.

Состав правоотношения как целостного, системного явления образуют его субъекты. С точки зрения системного подхода только они могут быть названы элементами правоотношения. Объясняется это тем, что правоотношение в структурном смысле существует между участниками, и в правоотношение, рас­сматриваемое уже как единство элементов и структуры, должны быть включе­ны именно они. То обстоятельство, что каждый субъект правоотношения явля­ется в то же время участником множества других правовых и иных социальных связей, не противоречит изложенному взгляду, ибо в каждом отдельном обще­ственном отношении реализуется лишь какая-то одна сторона субъекта.

Чтобы стать участником правоотношения, субъект предварительно дол­женобладать исходными общественно-юридическими качествами. Эти каче­ства устанавливаются нормами о право- и дееспособности (правосубъектности). Данные нормы указывают на свойства, которыми должен обладать субъект любого правоотношения или определенного круга правоотношений, то есть должен обладать субъект права. Субъекты права, таким образом, пред­ставляют собойпотенциальные элементы правоотношений, которые стано­вятся реальными участниками правовых связей с появлением у них дополни­тельных целесообразных свойств юридического характера - субъективных юридических прав и обязанностей. Последние являются следствием действия норм, уже непосредственно регулирующих поведение в конкретной юридико-фактической ситуации.

В свете теории системного подходаправа и обязанности участников - это не отдельные, «самостоятельные» элементы правоотношений, а юридические качества, свойства элементов (субъектов), приданные им правовыми норма­ми. В правоотношении эти свойства определяют егоструктуру, то есть собст­венно правовые связи, отношения между субъектами. Такая постановка во­проса, кстати, не отвергает возможности обособленного рассмотрения субъективных прав и обязанностей как сложных, целостных явлений. Напро­тив, знание их места и роли в правоотношении должно способствовать более полной и точной характеристике их внутренней стороны, строения.

Сформирование структуры правоотношения на основе прав и обязаннос­тей означает одновременно и возникновение правоотношения как системы. Объясняется это тем, что потенциальные элементы правоотношения (субъек­ты права) уже существовали, но недоставало структуры: субъекты не были объединены целесообразной правовой связью.

Структура, понимаемая как закон, как целесообразный способ связи эле­ментов в целое является важнейшей категорией системного подхода и самой существенной стороной системы. Именно в структуре таится загадка возник­новения в системе нового качества, превращения простого набора элементов в функциональное целое. Даже незначительные изменения в структуре могут повлечь существенные изменения в свойствах явления. Так, графит и алмаз имеют один и тот же состав (углерод), а различие их в твердости обусловлено только их структурой (различным строением кристаллических решеток).

Однако как в философии, так и в правоведении имеется и другое понима­ние структуры, когда к ней относят не только целесообразные связи элемен­тов в системе, но и сами эти элементы. Конечно, единство элементов и струк­туры (способа их связи) можно назвать словом «структура», но мы никуда не уйдем от необходимости понятийного обособления и, следовательно, особо­го терминологического обозначения, целесообразных отношений в системе ввиду их важности и самостоятельности. Поэтому здесь может быть допущен лишь терминологический «сдвиг», но не более. Полностью проигнорировать структуру как связь не удастся.

Структура, действительно, тесно связана с элементами, а в ряде случаев -очень тесно: это в тех случаях, когда элементы являются носителями струк­туры и воспроизводят, продуцируют ее, что характерно для социальных сис­тем. Но вместе с тем структура тяготеет кинвариантности, то есть к тому со­стоянию, когда при одной и той же структуре возможны разные «наборы» элементов. Например, структура механических часов одинакова для всех, а разнообразие их достигается за счет использования разных элементов.

Структуру из-за ее стремления к инвариантности иногда и определяют какинвариант системы (например, Н.Ф. Овчинников). Но в системеинвариантным может быть состав, а не структура. В качестве примера можно привести простой калейдоскоп, в котором набор цветных осколков постоя­нен, а изменение рисунка достигается через изменение пространственных от­ношений между ними, то есть структуры.

Социальная структура в изложенном понимании, то есть как целесообраз­ный способ связи элементов в системе, сама по себе неосязаема и невидима. Но от этого роль, скажем, производственных отношений в жизни общества не умаляется. В то же время данная особенность структуры приводит к тому, что она исследуется не непосредственно, а через ряд своих проявлений. В полной мере это относится и к правоотношению. С одной стороны, характер структу­ры правоотношения виден в содержании прав и обязанностей как целесооб­разных свойств субъектов, а с другой - он проявляется в функционировании правоотношения. Тесная связь, зависимость структуры от прав и обязаннос­тей приводит иногда ученых к мысли, что субъективные права и обязанности и есть структура правоотношения, или что таковой является способ связи прав и обязанностей. Последняя точка зрения логична лишь в том случае, если пра­воотношение понимать как связь корреспондирующих прав и обязанностей. Однако такой взгляд не соответствует природе правоотношения как отноше­ния общественного. Связь юридических прав и обязанностей по своей сути ничем не отличается от связи других явлений в правовом механизме, из нее не видно, что правоотношение — это отношение общественное, отношение меж­ду людьми. Поэтому структурой правоотношения как системы является не способ связи прав и обязанностей, а способ связи субъектов на основе этих прав и обязанностей, через их права и обязанности.

В качестве созданного правовыми средствами определенного взаимопо­ложения участников общественного отношенияструктура правоотношения выступает как непосредственный фактор формирования правомерного по­ведения.

Суть правового регулирования как раз и заключается в создании правовых структур, установлении целесообразных отношений между субъектами в оп­ределенной социальной сфере через предоставление им субъективных юри­дических прав и возложение субъективных юридических обязанностей с тем, чтобы вызвать нужное поведение. В результате правового воздействия соци­альная среда становится как бы пронизанной целесообразными правовыми отношениями, наполняется правовой структурой, что служит основой, свое­го рода двигателем, правомерной деятельности.

В исследовании структуры правоотношения не следует, видимо, отождеств­лять понятияотношенияисвязи. Последняя есть разновидность отношения, другими разновидностями которого можно считать зависимости и разграниче­ния. Все находится в отношениях, но не все находится в связях. В общефило­софском плане особенность связи достаточно четко показана А.И. Уемовым, по мнению которого при наличии связи изменение одной вещи приводит к из­менению другой, а просто в отношении такое изменение сказывается лишь на самом отношении, но не затрагивает другой вещи (стороны).

В сфере общественных отношений признаком существования связи меж­ду субъектами являетсявзаимодействие между ними. Отсюда правильнее считать, например, что субъект права собственности состоит с остальными субъектами не в связях, а в ином виде правовых отношений - регулируемой правомзависимости от их деятельности.

Системная модель правоотношения и ее значение. По результатам рассмот­рения правоотношения как системы можно построить его системную модель.

Системная модель правоотношения (СМП) представляет собой систему, элементами которой являются участники правового отношения (субъекты), объединенные правовой структурой - целесообразной правовой связью, вы­текающей из субъективных юридических прав и обязанностей (целесообраз­ных правовых свойств субъектов), - и которая функционирует для достиже­ния социально полезного результата.

Системный подход потребовалось применить к правоотношению в силу того, что в юриспруденции оно понимается как некое целостное образование, своеобразный «узел», в котором правовые явления сложным образом сплета­ются с элементами социальной сферы, властные правовые предписания «пе­реплавляются» в социально значимое, общественно полезное поведение. По существу, речь идет о достаточно сложном социально-правовом механизме. Такой взгляд, как было показано выше, не совпадает с философским понима­нием категории «отношение», однако он, видимо, имеет право на существо­вание, поскольку позволяет понять ряд важных закономерностей правового регулирования поведения.

Системная модель правоотношения может быть реализована, в частности, по следующим направлениям:

1. СМП позволяет более полно и точно использовать в характеристике правоотношения такие философские категории, как «форма», «содержание», «элемент», «состав», «структура», «объект», которые постоянно привлекают­ся к описанию правоотношения, но не всегда с учетом их первоначально-фи­лософского смысла.

2. СМП создает о правоотношении целостные, системные представления, в которых достаточно четко определены место и роль каждого из явлений, традиционно относимых к составу правоотношения (место и роль субъектов, их прав и обязанностей, поведения, объекта).

3. С позиций СМП механизм действия права (юридический механизм) мо­жет быть рассмотрен в органичном единстве с психологическим и социальным механизмами, которые в действительности составляют целостность (единый механизм формирования правомерного поведения), однако в теории пред­ставлены раздельно. Установить взаимосвязь этих механизмов можно лишь через отыскание того пункта, который является для нихобщим, в котором они пересекаются. Таким пунктом для всех трех названных подсистем механизма формирования правомерного поведения являетсясубъект правоотношения. А ведь в СМП именно участники и только они признаются элементами пра­воотношения. В традиционных подходах правоотношение исследуетсяанали­тическим путем, то есть на уровне состава, поэтому в составе правоотноше­ния (в качестве одного из элементов) субъекты упоминаются. Но когда дело доходит до соединения элементов состава в целое, то в целостных характери­стиках правоотношения, в частности в его определениях, субъектам места уже не находится. Речь идет только о правах и обязанностях или о правах и обя­занностях и поведении.

«Бессубъектные» представления об общественных отношениях - это беда не только правоведения, но и других общественных наук, а точнее, современ­ного обществоведения в целом.

Правильно заметил Маркс, что обществен­ные отношения, «как и вообще отношения, можно только мыслить, если их хотят фиксировать в отличие от тех субъектов, которые находятся между со­бой в тех или иных отношениях».

«Одна из самых устойчивых форм проявления отрыва теории от жизни -это то, что можно назвать бессубъектным анализом... общества и присущих ему отношений, в том числе производственных. Это анализ общества в отрыве от реальных субъектов общественного действия... Если нет реальных субъектов общественного действия, исчезает проблема интересов, вся система мотивационных механизмов поведенческой деятельности, остаются абстрактные схемы» (Л. И. Абалкин).

4. СМП, будучи спроецирована на предмет правового регулирования, поз­воляет детально представить его строение, выделить в нем связи и элементы, не ограничиваясь традиционной характеристикой его только как совокупно­сти общественных отношений.

33. РЕАЛИЗАЦИЯ ПРАВА: ПОНЯТИЕ И ФОРМЫ

Издание правовых норм не является самоцелью. Еще Петр I замечал: «Всуе законы писати, когда их не исполняти».

Реализация как таковая представляет собой процесс перевода явления в иное качество, процесс употребления его качеств, свойств с целью достиже­ния определенного результата. Применительно к праву этот процесс означа­ет егоперевод в качество правомерного поведения, использование свойств права для достижения социально полезного результата. Задача процесса правореализации — эффективно, без всяких отклонений (в режиме законности) переводить предписания правовых норм в правомерное поведение, макси­мально полно реализовывать возможности, предоставленные правом, и ис­черпывающе выполнять его требования. Таким образом, можно сказать, что правовая норма реализуется тогда, когда она воплощается в фактическом правомерном поведении субъектов. Однако следует сразу же заметить, что этот тезис имеет прямое отношение лишь к предоставительно-обязывающим нормам, то есть к нормам, непосредственно регулирующим поведение, хотя они и составляют основной массив юридических норм. Специальные же (или специализированные) нормы (декларативные, дефинитивные, оперативные и др.) непосредственно поведением не реализуются: они реализуют свое предназначение через системные связи с предоставительно-обязывающими нормами, помогая им в регулировании поведения.

Субъектами реализации права являются те лица, на которых право рас­пространяет свое действие, то есть субъекты права.Объектом реализации вы­ступает система законодательства, наличный массив нормативно-правовых актов. Проф. Л.С. Явич справедливо заметил, что «осуществление права не всегда представляло практическую и теоретическую проблему, ее не было, когда защищенные силой фактические отношения на заре цивилизации явля­лись правом, ее не бывает или почти не оказывается, когда господствует обычное право и судебный прецедент. Осуществление права приобретает ис­ключительное значение при развитой юридической форме, в условиях об­ширного законодательства».

Если правовая норма указывает на необходимость достижения какого-ли­бо социального результата (например, изготовление продукции определенно­го качества), то в реализацию такой нормы входит не только деятельность субъектов, но и факт достижения данного результата.

Правовую систему можно поделить на два блока -правотворческий и правореализующий. При этом, заметим, процессы правореализации идут и в правотворческом блоке, поскольку правотворческая деятельность тоже регла­ментируется правом.

В своей основной массе нормы права реализуются через конкретные пра­воотношения. Однако они могут реализоваться и вне конкретных правоотно­шений: в рамках общей правовой структуры, установленной нормами о правосубъектности, то есть постольку, поскольку данные лица являются субъектами права, и находятся в определенном правовом состоянии. Такая реализация имеет место в тех случаях, когда субъекты в своем поведении «обходят» те юридические факты, которые могут вызватьнежелательные правовые послед­ствия (возникновение конкретных правоотношений с нежелательными для данных субъектов юридическими обязанностями). Эта форма реализации ха­рактерна для запрещающих норм, но в ней могут реализовываться и обязыва­ющие нормы права.

В качествеформ реализации права в литературе традиционно выделяют использование, исполнение и соблюдение (обычные или ординарные формы) и особую форму реализации -применение правовых норм.

Использование, исполнение и соблюдение разграничиваютсяпо видам ре­ализуемых норм и характеру правореализующих действий.

В формеиспользования реализуютсяуправомочивающие нормы. Слово «использование» говорит само за себя. Оно означает, что управомоченный извлекает из процесса реализации необходимые ему полезные свойства, бла­га, удовлетворяет свой интерес. Использование может осуществляться как ак­тивным поведением, так и пассивным.

В формеисполнения реализуютсяобязывающие нормы, требующиеак­тивного поведения (действий).

В формесоблюдения реализуютсязапрещающие нормы, требующиепас­сивного поведения (воздержания от действий).

Применение права представляет собой властную деятельность специально уполномоченных субъектов и рассматривается какособая форма (см. следую­щий вопрос).

Проблема методов (способов) реализации права — это проблема формиро­вания у граждан, должностных лиц, организаций мотивов к исполнению и со­блюдению юридических норм. Что касается использования как формы реали­зации, то оно обеспечивается таким мощным стимулом, как интерес, который содержат управомочивающие нормы и субъективные юридические права. Од­нако и здесь государство не должно оставаться безучастным: оно должно со­здавать условия для использования права и обеспечивать его защиту.

Отечественная юриспруденция советского периода традиционно отмечала два метода реализации права -метод убеждения и метод принуждения. Это идет от известного высказывания Ленина: «Прежде всего мы должны убедить, а потом принудить».

Вообще-то праву свойственно качество принудительности, и оттого, что большинство субъектов реализуют правовые предписания добровольно, оно этого качества не утрачивает. Вместе с тем, чтобы государственно-властные веления исполнялись и соблюдались, государство должно издавать такие юридические нормы, которые отвечали бы интересам всех слоев населения. Это создает принципиальное соответствие между государственной волей и волей субъекта права, что является надежным фундаментом правомерного поведения. В то же время и в таком случае сохраняется необходимость впо­буждении (в том числе и принуждении) к правомерному поведению со сторо­ны государства, поскольку сохраняется противоречие между индивидуальны­ми и общественными интересами субъектов.

История общества и права знаетдва классических способа побуждениясубъектов к реализации государственных велений -обещание награды и угро­за применения мер принуждения. Проф. В.В. Лазарев отмечает, что правовые запреты реализуются преимущественно под угрозой наступления неблагопри­ятных последствий, а при осуществлении обязывающих норм, что требует за­трат человеческих сил, государство обещает определенную компенсацию.

34. ПРИМЕНЕНИЕ ПРАВА: ПОНЯТИЕ, СТАДИИ, ВИДЫ. АКТЫ ПРИМЕНЕНИЯ ПРАВА

Правоприменение - особая форма реализации права. В форме примене­ния права государство еще раз (после издания нормативно-правового акта) властно подключается к процессу правового регулирования.

Правоприменение требуется в тех случаях,когда юридическая норма не может быть реализована без властного содействия органов государства. К таким случаям можно отнести следующие:

а) когда необходимо официально установить юридически значимые об­стоятельства (признание гражданина в судебном порядке умершим или без­вестно отсутствующим);

б) когда диспозиция нормы вообще не реализуется без индивидуального государственно-властного веления (право на пенсию);

в) когда речь идет о реализации санкции. Признаки правоприменения:

1)особый субъект - специально уполномоченный государственный орган (должностное лицо). В порядке исключения это может быть общественный орган (например, по уполномочию государства профсоюзы применяют неко­торые нормы трудового законодательства). Не могут применять нормы права граждане, хотя существует и обратная точка зрения (проф. П.Е. Недбайло);

2) имеетгосударственно-властный характер;

3) является деятельностью по вынесениюиндивидуально-конкретных предписаний;

4) выступает формойуправленческой деятельности государства;

5) осуществляется в определенныхпроцедурных формах: порядок приме­нения права регламентирован специальными (процедурными) юридически­ми нормами. В системе права имеются целые процедурные отрасли - граж­данское процессуальное право и уголовно-процессуальное право;

6) представляет собойсложный, стадийный процесс;

7)имееттворческий характер;

8) результаты правоприменения оформляютсяиндивидуальным юридичес­ким актом - актом применения права.

С учетом отмеченных признаковправоприменение можно определить, как государственно-властную деятельность, осуществляемую компетентными субъектами в определенных процедурных формах и направленную на содей­ствие в реализации юридических норм путем вынесения индивидуально-кон­кретных решений.

Применение права, как определенный процесс, распадается на ряд ста­дий. Вообщестадия - это отрезок какого-либо процесса, имеющий свою, промежуточную задачу, и в силу этого приобретающий относительную само­стоятельность и завершенность.

В качестве основных можно выделитьтри стадии:

1) установление фактических обстоятельств дела;

2) формирование юридической основы дела;

3) решение дела.

В качестве дополнительной стадии может выступить государственно-при­нудительная реализация правоприменительного акта.

Первые две стадии имеют подготовительный характер и разделение их до­статочно условное. В реальной жизни они протекают практически параллель­но, и правоприменителю приходится обращаться то к фактической стороне дела, то к юридической, постепенно формируя и ту и другую. В гражданском процессуальном и уголовно-процессуальном кодексах как раз такие «реаль­ные» стадии и указаны.

Стадия формирования фактической основы протекает как процесс доказывания наличия или отсутствия юридически значимых обстоятельств (со­ставляющих предмет доказывания) с помощью фактов-доказательств. Поэто­му все, с чем имеет дело теория доказательств, прямо относится к этой стадии правоприменения.

Вторая стадия (формирование юридической основы дела) включает в се­бя следующие правоприменительные действия:

а) выбор юридической нормы, подлежащей применению;

6) проверка подлинности нормы и ее действия во времени, в пространст­ве и по кругу лиц («высшая» критика);

в) проверка правильности текста нормативно-правового акта («низшая» критика);

г) уяснение содержания нормы права (путем толкования).

Третья стадия (решение юридического дела) представляет собой не одномоментный акт, а тоже определенный процесс, который может быть рассмо­трен и как формально-логический, и как творческий, и как государственно-властный.

По результатам правоприменения выноситсяакт применения права -официальный акт-документ компетентного органа, содержащий индивиду­альное государственно-властное веление по применению права.

Все правовые акты можно поделить на две большие группы -норматив­ныеи индивидуальные. От других индивидуальных актов (например, сделок в гражданском праве) правоприменительный акт отличает государственно-вла­стный характер.

Акты применения права имеют общие черты с нормативно-правовыми ак­тами:

а) представляют собой письменные акты-документы;

б) исходят от государства;

в) обладают юридической силой (порождают правовые последствия, за­щищаются государством).

В то же время они существенно различаются: если нормативно-правовые акты содержат государственно-властные предписания общего характера, то содержанием правопримени-тельных актов являются индивидуальные (кон­кретизированные и по субъектам, и по их правам и обязанностям) властные предписания.

Правоприменение бываетдвух видов - позитивноеиюрисдикционное.

Позитивное правоприменение - это то, которое осуществляется не по по­воду правонарушения, а как обязательное условие нормальной реализации некоторых регулятивных норм. В порядке позитивного правоприменения происходит, например, назначение пенсии, обмен жилых помещений, выде­ление земельного участка. По-другому можно сказать, что позитивное при­менение - это применение диспозиций правовых норм.

Юрисдикционное правоприменение - это применение санкций (то есть охранительных норм) в случае нарушения диспозиций (регулятивных норм).

Таким, образом, позитивное применение имеет местовсегда, но не для всех норм, а юрисдикционное может коснуться любой юридической нормы, но лишь в случае ее нарушения.

35. ПРОБЕЛЫ В ПРАВЕ И СПОСОБЫ ИХ ВОСПОЛНЕНИЯ

В стадии формирования правовой основы в процессе правоприменения могут возникнуть помехи из-за наличия в законодательствепробела, который представляет собой отсутствие конкретного нормативного предписания в от­ношении фактических обстоятельств, находящихся в сфере правового регу­лирования.

Пробелы в праве следует отличать от случаев полной неурегулированнос­ти социальной сферы, которая может быть ликвидирована лишь путем право-творческой деятельности.

Отличительная черта пробела в праве в том, что те фактические обстоя­тельства, в отношении которых отсутствует конкретное нормативное предписа­ние, в общем и целом правом урегулированы, законодатель выразил здесь свою волю через урегулирование аналогичных обстоятельств, через общие нормы права, общие и отраслевые правовые принципы. Таким образом, пробелы - это своего рода «пропуски» в правовом пространстве, в ткани юридических норм, которыенежелательны и, в принципе, должны быть исключены из общего правила адекватного правового регулирования социальной сферы.

Предыдущая статья:По юридической силе -на нормызаконаи нормыподзаконных актов. Следующая статья:С точки зрения причин возникновения пробелов в законодательстве пробельность может бытьпервоначальнойипоследующей.
page speed (0.0092 sec, direct)