Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Право

Реализация обеспечена возможностью государственного принуждения. 3 страница. 14. СИСТЕМА ПРАВА Вопрос о системе права - это вопрос о ст..  Просмотрен 461

  1. Реализация обеспечена возможностью государственного принуждения. 4 страница. а) принятие нормативных актов органами государства; б) неп..
  2. По юридической силе -на нормызаконаи нормыподзаконных актов.
  3. В зависимости от принадлежности к той или иной стороне правовой сис­темыправоотношения делят наматериальные и процессуальные, частные и публичные.
  4. С точки зрения причин возникновения пробелов в законодательстве пробельность может бытьпервоначальнойипоследующей.
  5. Толкование-разъяснение делится на виды в зависимостиот субъекта, да­ющего это разъяснение. По этому признаку оно может бытьофициальным илинеофициальным.
  6. Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое пове­дение), имеет две стороны -объективнуюисубъективную. 1 страница
  7. Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое пове­дение), имеет две стороны -объективнуюисубъективную. 2 страница
  8. Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое пове­дение), имеет две стороны -объективнуюисубъективную. 3 страница
  9. Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое пове­дение), имеет две стороны -объективнуюисубъективную. 4 страница
  10. Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое пове­дение), имеет две стороны -объективнуюисубъективную. 5 страница
  11. Правомерное поведение, как и неправомерное (и как любое другое пове­дение), имеет две стороны -объективнуюисубъективную. 6 страница
  12. Государственное устройствоможет бытьпростымисложным.

14. СИСТЕМА ПРАВА

Вопрос о системе права - это вопрос о строении права, о том, как право организовано изнутри, как оно вообще устроено. Тема эта достаточно слож­на. Ей были посвящены две общесоюзные научные дискуссии (в конце 40-х и во второй половине 50-х годов). В 1982 г. проблемы системы права обсуж­дались учеными на страницах журнала «Советское государство и право».

Сразу следует обратить внимание на различие понятий «система права» и «правовая система». Последнее охватывает всю правовую действительность в ее системном, организованном виде. В правовую систему входят все право­вые явления, необходимые для процесса правового регулирования. Причем право (объективное право), которое в данном случае мы рассматриваем как систему, в правовую систему входит как элемент наряду с другими элемента­ми. правоотношениями, юридическими фактами, законностью, правосозна­нием, системой законодательства и др.

Системность - одно из важнейших качеств права и оно присуще ему объ­ективно. Объективность этого свойства означает, что система права не может быть сконструирована произвольно, она обусловлена закономерностями об­щественной жизни, регулируемой социальной сферы.

Системность права предполагает его следующие характеристики:

а) единство, целостность;

б) внутреннюю расчлененность, дифференцированность, наличие эле­ментов;

в) наличие структуры - целесообразного способа связи элементов;

г) наличие цели (как системообразующего фактора).

Любую систему образуют две стороны: состав (набор необходимых эле­ментов) и структура (целесообразный способ связи этих элементов). Поэтому понятие «система права» охватывает как элементы права, так и его структуру. В этой связи некорректна, с точки зрения теории системного подхода, фор­мулировка - «система и структура права». Структура права рассматриваться отдельно, как особый объект исследования, конечно, может, но не в качест­ве некоего дополнения к системе права, а как ее внутренняя сторона.

Структура права, как и структуры других социальных явлений, невидима и неосязаема, но она может быть познана через изучение двух моментов:

а) свойств элементов (они определяют структуру, ее характер);

б) взаимодействия элементов системы права. Социальная структура про­являет себя именно через взаимодействие элементов.

Система вообще - это объект, функционирование которого, необходимое для достижения стоящей перед ним цели, обеспечивается (в определенных условиях среды) совокупностью составляющих его элементов, находящихся в целесообразных отношениях друг с другом.

Право представляет собой сложную, многоуровневую (в какой-то мере да­же «объемную»), иерархически построенную систему. Последнее означает, что право построено как бы по принципу «матрешки»: то, что на одном уров­не выступает как элемент, на другом уровне уже может быть рассмотрено как система (подсистема), то есть такое образование, в котором тоже могут быть выделены свои элементы и своя структура.

Элементы в системе права могут быть выделены как минимум на четырех уровнях:

а) на уровне отрасли права:

б) на уровне института права;

в) на уровне нормы права;

г) на уровне элементов нормы права.

Главное подразделение в системе права - отрасль. К признакам отрасли права в литературе относят следующие:

а) особые предмет и метод;

б) специфические отраслевые принципы;

в) способность взаимодействовать с другими отраслями «на равных пра­вах», то есть быть одного с ними уровня;

г) потребность общества в регулировании данной социальной сферы именно на уровне отрасли;

д) количественная достаточность юридических норм, требующая перехо­да в особое, отраслевое качество;

е) наличие обособленного, как правило, кодифицированного законода­тельства;

ж) другие признаки.

Основаниями деления права на отрасли признаются предмет и метод пра­вового регулирования. Предмет выступает непосредственным, материальным критерием и отвечает на вопрос «что регулирует отрасль права?». Метод отно­сится к вопросу «как?» (каким образом происходит отраслевое регулирование) и является юридическим критерием. Метод (совокупность специфических юридических приемов воздействия) позволяет определить наличие у отрасли своего предмета, так как особый предмет есть в том случае, если он требует для своего урегулирования особых, специфических приемов.

Специфика метода отрасли права устанавливается по следующим призна­кам (их называют еще элементами метода):

а) общему юридическому положению субъектов отрасли права (отрасле­вой правосубъектности);

б) основаниям возникновения, изменения и прекращения правовых отно­шений;

в) способам формирования содержания прав и обязанностей (например, непосредственно нормой права или соглашением сторон);

г) юридическим мерам воздействия (санкциям норм права).

Различают, прежде всего, императивный (властный) и диспозитивный ме­тоды (см. предыдущий вопрос).

Проф. С.С. Алексеев определяет отрасль права как «самостоятельное, юридически своеобразное подразделение права, состоящее из компактной системы взаимосвязанных, распределенных по институтам норм, регулирую­щих специфический вид общественных отношений».

Правовой институт представляет собой первичную общность юридичес­ких норм, которая обеспечивает целостное регулирование определенного участка в предмете отрасли права. Например, институт гражданства в госу­дарственном праве, институт наследования в гражданском праве, институт необходимой обороны в уголовном праве и т.

п. В системе права можно вы­делить крупные блоки отраслей — материального и процессуального права, частного права и публичного.

Существуют базовые отрасли, которые составляют фундамент всей систе­мы права, тот «набор» отраслей, без которых невозможно функционирование любой системы права. Это - государственное право, гражданское право, ад­министративное право, уголовное право и отрасли процессуального права. На базе гражданского и административного права, как отраслей, представля­ющих частно-правовое и публично-правовое начало, складываются отрасли трудового, семейного, земельного, финансового права и др.

Дискуссионным является вопрос о природе комплексных отраслей права. Их называют «несамостоятельными», полагая, что они не имеют своих пред­мета и метода, или считают, что они являются не отраслями права, а отрасля­ми законодательства.

На наш взгляд, они являются полноценными правовыми отраслями, при­чем их наличие в системе права свидетельствует о ее переходе на качественно новый, более высокий уровень развития. Причина их неприятия со стороны большинства правоведов состоит в том, что комплексные отрасли строятся на принципиально иных началах, чем основные или так называемые «самостоя­тельные» отрасли. Дело в том, что, достигнув определенного уровня развития, система права переходит к регулированию целостных социальных сфер, неза­висимо от их юридической однородности: таких как предпринимательство, здравоохранение, транспорт, народное образование, экология и т. д. Право как бы переходит от функциональной организации социальной сферы к ее терри­ториальной организации. Если формирование основной отрасли идет от юри­дического начала — метода, то комплексной - от социального начала, то есть предмета. Предмет комплексной отрасли юридически разнороден, но он цело­стен, представляет собой определенную социальную систему. Предмет же ос­новной отрасли однороден юридически, но «сплошного», единого образования не составляет: регулируемые основной отраслью участки как бы «разбросаны» по всему полю общественной деятельности, а «собираются» они в предмет лишь по признаку метода. В этом легко убедиться, если рассмотреть предметы гражданского и административного права как основных отраслей. Таким обра­зом, «свои» предметы у комплексных отраслей имеются.

Что же касается методов, которыми пользуются комплексные отрасли права, то они не просто юридически своеобразны, ауникальны, что каждый раз достигается за счет особого сочетания юридических приемов регулирова­ния. (Подробнее о природе комплексных отраслей права см.: Протасов В.Н. Что и как регулирует право. М., 1995. С. 39—45.)

Аргументом в пользу высказанного подхода к комплексным отраслям пра­ва является нарастающая в правоведении тенденция к пониманию нераздель­ности системы права и системы законодательства.

15. МАТЕРИАЛЬНОЕ И ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВО

Разделение правовых явлений на материальные и процессуальные выглядит ясным лишь в силу законодательной данности отраслей гражданского процес­суального и уголовно-процессуального права. В общетеоретическом же плане эта проблема является весьма сложной. Однако задача науки как раз в том и со­стоит, чтобы предложить законодателю четкийобщеправовой критерий разгра­ничения материально-правовых и процессуальных явлений, который он мог бы использовать в работе над системами права и законодательства.

Деление правовых явлений (отраслей права, норм, правоотношений, юри­дических фактов и др.) на материальные и процессуальные - этовнутренняя, специальная проблема юриспруденции. Ее не следует увязывать с философ­ским пониманием материи (хотя такие попытки имеются) или с делением со­циальных явлений на материальные и идеологические. Все правовые явления (и материальные, и процессуальные) являютсяидеологическими (то есть та­кими, которые не могут возникнуть без сознательно-волевого опосредования со стороны общества).

Сам по себе признак «материальности» правовых явлений (а его понима­ют как непосредственное участие норм в регулировании объективно сложив­шихся пластов социальной жизни) не дает ясных представлений о границах этих явлений.

Хотя в самом первом приближении этот признак можно ис­пользовать. Так, кматериальным регулятивным нормам принято относить те правовые нормы, которые непосредственно регулируют различные социаль­ные сферы, формируя позитивное поведение их участников. Материальными будут и теохранительные нормы, которые обеспечивают действие материаль­ных регулятивных норм. Например, нормы уголовного права по своей при­роде являются охранительными, и при этом общепризнано, что уголовно-правовые нормы - материальные.

К материальным следует отнести и тепроцедурные нормы, которые регла­ментируют порядок реализацииматериальных регулятивных норм (или, по-другому, диспозиций материальных норм). С точки зрения близости к исход­ной социальной структуре эти процедурные нормы даже «более материальны», чем материальные охранительные (например, уголовно-правовые).

С большей эффективностью границу между материальным и процессуаль­ным в правовой системе можно провести, начав с предварительного установ­ленияобщих признаков процессуально-правовых явлений. При этом следует исходить из той методологической предпосылки, что все процессуальные яв­ления -процедурные.

В самом общем видепроцедуру в праве можно определить какпорядок осуществления той или иной юридической деятельности. Все юридические процедуры можно поделить на две большие группы:правотворческие и правореализующие. В свою очередь, правореализующие процедуры бываютма­териальные и процессуальные.

Процессуальная процедура - это порядок реализации материальныхох­ранительных норм (по-другому - санкций). Соответственно, нормы, регла­ментирующие процедуру реализации санкций, являютсяпроцессуальными.Так, гражданское процессуальное право целиком представляет собой проце­дурную отрасль, назначение которой - регламентировать порядок реализа­ции санкций гражданско-правовых норм, а уголовно-процессуальное право определяет порядок реализации норм уголовного права, которое в целом имеет охранительную природу и состоит из охранительных норм.

Процессуальные нормы способны и имеют тенденцию к законодательному обособлению (что мы и видим на примере с гражданским процессуальным и уголовно-процессуальным правом). Такое обособление может иметь место и в рамках единого нормативного акта, как это сделано с административно-процес­суальными нормами в Кодексе РФ об административных правонарушениях.

Материально-процедурные нормы, будучи нормальным и обязательным условием (формой) реализации некоторых материальных регулятивных норм, существуют с ними в единых «связках» и законодательно никаким об­разом от них не могут быть обособлены. Так, абсурдным выглядело бы зако­нодательное решение отделить процедурные нормы гражданского права от своих основных норм и объединить их все в едином нормативно-процедур­ном акте.

Материально-процедурные нормы по признаку их связи с правопримене­нием можно поделить на две разновидности:

а) опосредующие обычные (ординарные) формы реализации диспозиций материальных норм, которые не связаны с применением права (порядок за­ключения сделок, порядок наследования и др.);

б) регламентирующие процедурыпозитивного, то есть нормального, осу­ществляемого не по поводу правонарушения, правоприменения (порядок назначения пенсии, обмена жилых помещений, выделения земельного участка и т. п.).

Итак,граница между материальным и процессуальным в системе правапроходит как внутри процедурной сферы (между нормами материальной процедуры и процессуальными нормами), так и на стыке процессуальных норм и материальных охранительных норм (например, между нормами уго­ловного процесса и нормами уголовного права).

И еще раз заметим, что процессуальные нормы - это всегда нормыпроце­дурные, а материальные нормы могут быть процедурными, а могут и не быть связаны с процедурой (материальные регулятивные и охранительные нормы).

16. ЧАСТНОЕ И ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО

Весьма актуальным для жизни современного российского общества явля­ется деление системы права на отрасли частного права и публичного. Еще в Древнем Риме различалось право частное («jus privatum») и право публичное («jus publicum»). Такое разграничение связывается с именем древнеримского юриста Ульпиана (170-228 гг.), который обосновал его впервые. Он высказал мнение, что публичное право есть то, которое относится к положению Рим­ского государства, тогда как частное относится к пользе отдельных лиц. То естьпредметом публичного права является сферапубличных интересов (инте­ресов общества, государства в целом), апредметом частного права - сфера частных дел и интересов.

Разделению права на частное и публичное уделяли внимание Монтескье («О духе законов»), Гоббс, Гегель, российские правоведы Д.Д. Гримм, К.Д. Ка­велин, Н.М. Коркунов, Д.И. Мейер, П.И. Новгородцев, Л.И. Петражицкий, Г.Ф. Шершеневич.

В современной отечественной юридической литературе котраслям публич­ного права относят государственное, административное, финансовое, уголов­ное, отрасли процессуального права, котраслям частного права - гражданское, трудовое, семейное, а также такие комплексные отрасли, как торговое, коопе­ративное, предпринимательское, банковское и др.

Советская правовая доктрина отвергала концепцию частного права как несовместимую с природой социалистического строя. В связи с подготовкой первого советского Гражданского кодекса Ленин в 1922 г.

выразил свою по­зицию следующим образом: «Мы ничего «частного» не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное». Исходно такая позиция обусловлена тоталитарной природой социалистического государст­ва, огосударствлением общественной и частной жизни, отсутствием частной собственности и свободы частного предпринимательства. Таким образом, нужно заметить, что в России накоплен опыт регулирования социальной сфе­ры публично-правовыми методами, для которых характерны юридическая централизация (регулирование «по вертикали», из единого центра - государ­ства) и императивность, не оставляющая места усмотрению субъектов.

Напротив, сфера частного права предполагает децентрализацию юридиче­ского регулирования (когда юридически значимые решения принимаются участниками гражданского оборота самостоятельно) и диспозитивность (сво­боду выбора юридических решений).

Таким образом, основной смысл различения частного и публичного пра­ва состоит в установлении пределов вторжения государства в сферу имущест­венных и иных интересов индивидов и их объединений. Государство в этой сфере должно выступать лишь в роли арбитра и надежного защитника прав и законных интересов участников гражданского оборота.

В настоящее время в России происходит становление рыночной экономи­ки, и законодательно закреплена частная собственность, в связи с чем разви­тию частного права придается большое значение. В декабре 1991 г. распоря­жением Президента РФ создан Исследовательский центр частного права. Принят новый Гражданский кодекс Российской Федерации, содержание ко­торого пронизано идеями частного права.

При всей важности и принципиальности деления права на частное и пуб­личное, критерии такого деления неоднозначны, а границы достаточно ус­ловны и размыты. Российский цивилист Михаил Михайлович Агарков (1890-1947 гг.) отмечал, что могут возникать комбинации публично-правово­го и частно-правового элементов, смешанные публично-правовые и частно-­правовые институты. М.М. Агарков подчеркивал, что публичное право есть область власти и подчинения, частное (гражданское) - область свободы и ча­стной инициативы. Иногда критерием отнесения отношений к публично-правовым полагают участие в них в качестве одной из сторон государства. Однако как государство в целом, так и его органы, могут выступать в качест­ве юридических лиц участниками частно-правовых отношений.

17. СИСТЕМА ПРАВА И СИСТЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В ИХ СООТНОШЕНИИ

Эта проблема имеет непосредственное практическое значение. Теорети­ческие решения в данной области влияют на эффективность деятельности по изданию и систематизации нормативно-правовых актов, на состояние всей системы официальных форм выражения права.

Методологической основой ее разрешения являются общие закономернос­ти соотношения права и закона (имея в виду под «законом» не только собственно законы, а все официальные источники права). Право - это и есть право­вой закон. Нет права за пределами форм своего выражения: за их пределами можно найти только ответ на то, каким должно быть право, но не само право.

Точно так же в социальной среде, в регулируемой социальной сфере нахо­дятся объективные основания системы права, ее идеальная модель, но реально существовать система права может лишь в системе законодательства. В литера­туре справедливо отмечается, что система права и система законодательства -это две стороны одного и того же феномена - объективного права. Выведение системы права за рамки системы законодательства означает и выведение ее за рамки самого права. И в принципе правильна характеристика их соотношения каксодержания и формы права.

Вместе с темсистема права и система законодательства - это хотя и тес­но связанные, но разные системы. У них разное целевое назначение и разное строение.Система права характеризует строение (элементы и структуру) правовой информации (содержания права) и обеспечивает действие права как информационно-регулятивной системы.Система законодательства ха­рактеризует строение носителя правовой информации, и задача ее состоит в том, чтобы обеспечивать надежное хранение этой информации и ее эффек­тивное использование.

В литературе отмечается, что система права является объективным осно­ванием системы законодательства, что система законодательства должна строиться законодателем на основе системы права. В общем и целом это вер­но. Однако развитие системы законодательства, ее совершенствование за­ключается не в том, чтобы все более копировать систему права, походить на нее, а в том, чтобы наиболее полно реализовывать свое служебное предназ­начение по отношению к системе права: обеспечивать ясность и доступность правовой информации, устанавливать четкую иерархию юридических норм по их юридической силе, наиболее полно и правильно учитывать особеннос­ти государственного устройства страны и т. д.

Система законодательства (а под «законодательством» в контексте данной проблемы следует понимать всю совокупность нормативно-правовых актов вплоть до других официальных форм выражения права) - результат специ­альной деятельности полномочных органов (имеющих «право на правотвор-чество»), и в этом плане она может быть более совершенна или менее.

В тео­рии этот момент характеризуется как зависимость системы законодательства отсубъективного фактора.

Еслиэлементами системы права являются нормы, институты, отрасли, то элементы системы законодательства — нормативно-правовые акты и состав­ляющие их элементы (разделы, главы, статьи, пункты и др.). Выделяют также отрасли законодательства.

Структура системы законодательства строится как «по вертикали» (прин­цип субординации), так и «по горизонтали» (принцип координации). В осно­ве иерархии нормативно-правовых актов (вертикальная структура) всегда ле­жит конституция. Горизонтальное строение характеризуется наличием раз­ветвленной системы законодательных отраслей.

Своеобразием отличаются системы законодательства в федеративных го­сударствах. Примером здесь может служить законодательство России, в со­став которого входят как общефедеральное законодательство, так и законода­тельные подсистемы субъектов Федерации.

18. СИСТЕМАТИЗАЦИЯ НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ АКТОВ: ПОНЯТИЕ И ВИДЫ

Для того, чтобы система законодательства оставалась именно системой (обладала необходимой и достаточной совокупностью элементов, была внут­ренне согласована, непротиворечива), нормально функционировала, а также совершенствовалась и развивалась, она нуждается в постоянном воздействии на нее специального процесса - систематизации.

Систематизация - это деятельность по упорядочению и совершенствова­нию нормативного материала путем его внешней и внутренней обработки с целью поддержания системности законодательства и обеспечения субъектов права необходимой нормативно-правовой информацией.

Необходимость систематизации обусловлена тем, что постоянно идет про­цесс издания новых нормативно-правовых актов, с течением времени неко­торые акты фактически утрачивают силу, устаревают, накапливаются проти­воречия между юридическими предписаниями и т. п.

Практическое значение систематизации еще в 1833 г. подчеркивал Миха­ил Михайлович Сперанский (кстати, один из лучших кодификаторов не толь­ко России, но и Европы), который говорил, что «приведение Законов в один состав» является «одною из первых Государственных нужд». Он же указывал и на значение систематизации для юридической науки: «Ученое законоведе­ние... не может основаться, если законы не будут прежде приведены в пра­вильный состав».

Современная юриспруденция знает и использует в основномтри вида (способа) систематизации - инкорпорацию, консолидацию и кодификацию.

Инкорпорация - это вид (способ) систематизации, при котором норма­тивно-правовые акты подвергаются только внешней обработке (или вообще не подвергаются) и размещаются в определенном порядке - алфавитном, хронологическом, систематическом (предметном) в единых сборниках и дру­гих изданиях.

Для инкорпорации характерны следующие черты:

1) она может носить как официальный, так и неофициальный характер;

2) субъектами инкорпорации могут быть как органы государства, так и об­щественные организации и частные лица;

3) инкорпорация не затрагивает нормативного содержания акта: нормы права инкорпорируются в том виде, в каком они действуют на момент систе­матизации;

4) нормативные акты могут инкорпорироваться как в том виде, в каком они были приняты правотворческим органом, так и подвергаться внешней обработке;

5) внешняя обработка заключается в том, что:

а) из текста удаляются отдельные статьи, пункты, абзацы, утратившие си­лу, и включаются все последующие (с момента издания акта) изменения;

б) исключаются части, которые не содержат нормативных предписаний;

в) в результате инкорпорации издается сборник законов, собрание зако­нодательства или иной нормативный акт.

Особой разновидностью собрания законодательства являетсясвод зако­нов, который представляет собой:

а) инкорпорированное издание нормативных актов высших органов влас­ти (законодательной и исполнительной);

б) источник официального опубликования;

в) собрание всего действующего законодательства (в указанном в п. «а» смысле) без какого-либо исключения.

6 февраля 1995 г. Президент России издал Указ «О подготовке к изданию Свода законов Российской Федерации». До революции 1917 г. в России дей­ствовал Свод законов Российской империи.

Консолидация - это вид (способ) систематизации, при котором несколь­ко близких по содержанию нормативных актов сводятся в один, укрупнен­ный нормативно-правовой акт с целью преодоления множественности нор­мативных актов и обеспечения единства правового регулирования.

Для консолидации характерны следующие черты:

1) она представляет собой своеобразныйправотворческий прием (инкор­порация, даже официальная, отношения к правотворчеству не имеет);

2) проводится только правотворческими органами, и лишь в отношении принятых ими актов;

3) при консолидации объединенные акты утрачивают силу, а вместо них действует вновь созданный нормативный акт, который имеет собственные официальные реквизиты (наименование, дату принятия, номер и подпись должностного лица).

Консолидация по своей природе занимает промежуточное положение между инкорпорацией и кодификацией.

Кодификация - это такой вид систематизации, который имеет правотвор­ческий характер и направлен на создание нового сводного нормативно-пра­вового акта (основ законодательства, кодекса и др.) путем коренной перера­ботки действующего законодательства с целью обеспечения единого, внут­ренне согласованного регулирования определенной социальной сферы.

Для кодификации характерны следующие черты:

1) она представляет собой наиболее сложную и совершенную форму сис­тематизации;

2) по существу являетсявидом правотворчества, поскольку объектом ко­дификации выступают непосредственно нормы права;

3) кодификацию всегда осуществляют только компетентные государствен­ные органы на основании конституционных или других законных полномочий;

4) в отличие от инкорпорации, которая имеет постоянный характер, про­изводитсяпериодически, и ее результаты рассчитаны на длительный срок;

5) кодификация всегда вносит элемент новизны в правовое регулирование (это всегда некая «правовая реформа») и зачастую связана с крупными соци­альными преобразованиями;

6) результатом кодификации являетсякодификационный акт, который от­личает юридическая и логическая целостность, сводный характер (объединя­ет не утратившие своего значения нормативные предписания), значительный объем и сложное строение, широкий охват социальной сферы и главенствую­щее положение среди других отраслевых актов. Кодификационные акты -это прежде всего основы законодательства и кодексы. К ним относятся также уставы, положения, правила и др.

19. ПРАВОТВОРЧЕСТВО: ПОНЯТИЕ И СТАДИИ. ЮРИДИЧЕСКАЯ ТЕХНИКА

Под«правотворчеством» в основном понимают деятельность управомоченных органов государства по изданию, переработке и отмене нормативно-правовых актов в единстве с их содержанием - юридическими нормами. Од­нако в этом смысле термин «правотворчество» весьма условен, и следует различать ту деятельность, которую называют правотворчеством, и процессы правообразования.

Дело в том, что государствоне творит право. Процесс правообразования идет в недрах социального организма, и государство, по существу, должно лишь надлежащим образомоформлять те правовые потребности, которые уже сложились в обществе. Поэтому правы те авторы, которые рассматрива­ют «правотворчество» как завершающую стадию процесса правообразования. Проф. С.С. Алексеев обоснованно говорит о том, что «правотворчество, в принципе, начинается тогда, когда потребности общественного развития оп­ределились, непосредственно-социальные права сложились, необходимость правовых нововведений назрела и на этой основе в процесс правообразования вступают компетентные органы».

Понятие правотворчества охватывает все виды и способы (формы) дея­тельности по возведению воли общества в закон:

Предыдущая статья:Реализация обеспечена возможностью государственного принуждения. 2 страница. 5. Не совпадают предметы регулирования норм права и норм мо.. Следующая статья:Реализация обеспечена возможностью государственного принуждения. 4 страница. а) принятие нормативных актов органами государства; б) неп..
page speed (0.0168 sec, direct)