Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Религия

Мифы и истины о депрессии  Просмотрен 262

Депрессия — состояние, хорошо знакомое многим христианам. Вы спросите: «Как же так — «унылый христианин»? Эти два слова противоречат друг другу, они не сочетаются. Если человек истинно рожден в Духе, исполнился Духа, то разве может он унывать? Если христианин страдает от депрессии, — значит, что-то не в порядке, значит, у него с Господом есть не­решенные вопросы. Должно быть, в жизнь этого чело­века просочился грех».

Как лихо придумано! И главное — доходчиво. Но ни Писание, ни религиозный опыт, ни принципы психологии не подтверждают данного вывода. Да и в жизни праведников такого не случалось!

Давно вы читали псалмы Давида?

«Что унываешь ты, душа моя?» (Псалом 41:6).

«Унывает во мне душа моя» (Псалом 41:7).

«Что унываешь ты, душа моя, и что смущаешься?» (Псалом 42:5).

Или слова Илии: «Господи, возьми душу мою...» (3 Царств 19:4).

Или слова Ионы: «Лучше мне умереть, нежели жить» (Иона 4:3).

Или слова Иисуса в Гефсимании, когда Он страдал и молился? «Душа Моя скорбит смертельно» (Матфея 26:38).

Можно ли лучше сказать о депрессии — угнетенном состоянии духа, при котором человек испытывает крайнее отчаяние? Во многих псалмах описывается вы­ражение лица впавшего в депрессию человека. И как точно описывается! Подавленный и угнетенный, он выглядит несчастным. Он озабочен, обеспокоен, гру­стен, как будто несет на своих плечах всю тяжесть мира.

Другой распространенный симптом депрессии — слезы. «Слезы мои были для меня хлебом день и ночь,» — восклицает псалмопевец (Псалом 41:4). Уди­вительно точное психологическое описание! Зачастую депрессия сопровождается потерей аппетита. Вы про­сто не можете есть. Пища не проходит в горло, и ва­шей едой становятся слезы. «Слезы мои были для ме­ня хлебом» — и кое-кто из нас может добавить: «и су­пом, и гарниром, и салатом, и десертом». В чем дело? Вы не можете остановить слезы, упиваетесь отчаяни­ем, что усиливает депрессию.

В Писании больше доброты и реализма, чем в сло­вах иных христиан. Оно ясно говорит: верующий вполне может испытывать депрессию. Жизнеописания праведников свидетельствуют о том же.

Мы часто ссылаемся на «альдерсгейтский опыт» Джона Уэсли, приведший к его обращению. Но я могу привести ряд цитат, смысл которых, кажется, сводит его на нет. Ведь и Уэсли доводилось испытывать депрессию, сомне­ния, бывать в подавленном настроении.

«Сэмуэль Бренгль. Портрет пророка» — это исто­рия великого праведника, члена Армии спасения. Классические работы Бренгля о святости были пере­ведены на сотни языков и помогли миллионам верую­щих обрести себя во Христе.

Автор так писал о Бренгле: «Затем началась борьба с чувствами, процесс мышления затруднился, насту­пило состояние меланхолии» (с. 213). В своем письме Бренгль отмечал: «Мои нервы потрепаны, измотаны, истощены. И меня охватило такое уныние и такая де­прессия, которых раньше у меня не было, хотя депрес­сия — моя хорошая знакомая» (с. 214). В более поздние годы Бренгль получил травму головы: на уличном ми­тинге какой-то пьяный бросил в него кирпичом. Последствия травмы усилили депрессию, с которой он боролся на протяжении всей жизни и которая, по его словам, была «его хорошей знакомой». Но легко ли при этом найти другого такого праведника, как Сэмуэль Бренгль?

Прежде чем вступить в борьбу с депрессией, чело­век обязан признать ее существование. Каждый хри­стианин, желающий быть честным в отношении своих чувств, должен сказать: «Да, депрессия — и моя хоро­шая знакомая. Я понимаю, о чем вы говорите».

Отрицая факт депрессии, верующие лишь добавля­ют себе неприятностей. К депрессии присоединяется еще и чувство вины. Соответственно, проблема удваи­вается.

Можно сказать, что пребывать в глубокой де­прессии — все равно, что нести тяжелейший эмоцио­нальный груз. Такое же ощущение, не так ли? Тащить на горбу 100 кг нелегко, однако сил хватит. Если же до­бавляется еще и чувство вины, потому что вы себе го­ворите: «Я грешен, ибо у меня депрессия», то вы удва­иваете нагрузку, и такое уже никто не выдержит.

Депрессия — не всегда признак духовного бессилия. Главы Писания повествуют о том, что некоторые герои испытывали тяжелейшие депрессии в моменты эмоци­ональной разрядки после величайших духовных взле­тов. Именно так было в жизни Илии. Что случилось после величайшего в его жизни триумфа над пророка­ми Ваала на горе Кармил? Мы видим его сидящим в одиночестве под можжевеловым кустом, просящим Господа взять его душу. То же произошло и с Авраамом (см. Бытие 15). То же происходит со многими из нас. Депрессия — некий эмоциональный ответный удар на­шего естества. Как сильная отдача при выстреле из оружия крупного калибра. Это реакция организма или скорее уравновешивающий механизм, действующий, по словам Клайва Льюиса, в соответствии с «законом перепадов» в человеческой личности.

К сожалению, в этот момент некоторые друзья- христиане становятся нам злейшими врагами, засы­пая нас ошибочными и даже вредными советами. Есть христиане, которые плохо понимают, что такое де­прессия: их организм ей не подвержен, они не способ­ны понять тех, кто от нее страдает. Особенно тяжело, если два таких разных человека становятся мужем и женой. Если у мужа хорошее настроение, а у жены по­давленное, то ему трудно до конца понять ее эмоции и настроение. И будет вдвойне жестоко, если муж взва­лит душевный груз на жену, когда она пребывает в депрессии. Или наоборот.

Это неправда, что неподверженный депрессии че­ловек — более духовен. Клайв Льюис однажды сказал: половина наших добродетелей — это всего лишь про­явления естественных свойств нашего характера, а не признак духовности.

 

Предыдущая статья:Ваше супер «я» и счастье Следующая статья:Депрессия и личность
page speed (0.0107 sec, direct)