Всего на сайте:
119 тыс. 927 статей

Главная | Религия

Тьма века сего 12 страница  Просмотрен 78

Не торопясь он проник сквозь крышу дома, чердак, стены, просочился сквозь верхнюю спальню и толстые межэтажные балки, пока не

очутился в просторной гостиной нижнего этажа. Зло в комнате было плотным и густым, тьма, как черная жидкость, колыхалась при каждом движении. В гостиной было тесно от присутствующих.

- Ваал-Рафар, князь Вавилона, - провозгласил чей-то голос, и все чудовищного вида демоны, стоявшие вдоль стен, почтительно склонившись, приветствовали его.

Рафар величественно сложил крылья, которые будто плащ покрыли его спину, и стоял перед ними, олицетворБя королевское величие и могущество. Драгоценные украшения сияли, а огромные желтые глаза рассматривали выстроившихся вокруг него демонов. Жуткое сборище.

Это были духи-князья, правители целых наций, народов и стран. Одни из Африки, другие с Востока, несколько князей из Европы. И все они были непобедимы. Рафар не без удовольствия отметил их невероятные размеры и устрашающую внешность. И по облику, и по жестокости они были под стать ему самому, и он вряд ли решился бы бросить вызов хоть одному из них. Ему льстило принимать от них почести. Такой прием свидетельствовал о его неоспоримом авторитете.

- Приветствуем тебя, Рафар, - раздался громовой голос в конце комнаты.

Стронгман, князь Силы. Бесам было запрещено произносить вслух его имя. Он был одним из приближенных самого Люцифера, одним из властителей мира, руководящих многовековой войной против плана Живого Бога, той войной, которая помогает Люциферу удерживать свое царство на земле. Такие, как Рафар, стояли над целыми нациями и народами; такие, как Стронгман, управляли Рафарами и подобными ему князьями.

Стронгман поднялся со своего места, и бесформенная расплывающаяся масса его огромного тела заполнила собой все свободное пространство. Зло, исходившее от него, чувствовалось повсюду почти физически, являясь продолжением его мерзкого неуклюжего тела. Это была жуткая пародия на могущество. Черная кожа мешками свисала с плеч, собиралась в складки на мускулах, а лицо представляло собой причудливое переплетение выпиравших узлов и глубоких рытвин. На шее, груди и запястьях сияли бриллианты, огромные черные крылья, как царская мантия, ниспадали на пол.

Рафар согнулся в глубоком поклоне, страшная сила Стронгмана давила даже на расстоянии.

- Будьте славны, ваше могущество!

Стронгман никогда не скупился на замечания и колкости:

- Ты опять изволил опоздать?

- Люциус совершил ошибку, которую мне пришлось исправлять. Наши новые противники достаточно слабы, ваше могущество, скоро город будет готов принять вас.

- А Небесное воинство?

- Немногочисленно.

Стронгману не понравились ответы Рафара, и тот сразу это почувствовал. Медленно выговаривая слова, князь Силы пристально смотрел на

Рафара.

- Нам донесли, что в Аштон для подкрепления послан капитан Небесного воинства. Я думаю, ты его тоже знаешь.

- Я не верю, что Тол в Аштоне, но я готов с ним встретиться.

Огромные, окруженные черным бархатом глаза загорелись зловещим огнем.

- Это не тот ли Тол, который победил тебя в Вавилоне? Рафар знал, что не может уклониться от ответа, и поспешно признался:

- Да, он.

- В тот раз нам это дорого обошлось. Мы потеряли свое преимущество. Тебе предстоит борьба с равным тебе противником.

- Ваше могущество, вы скоро увидите, на что способен ваш слуга. :

- Смелые слова, Рафар, но твоих возможностей хватит только в том случае, если ты будешь действовать решительно и без промедления. Противник накапливает силы.

- Все готово.

- А пастор и журналист?

- Неужели они заслуживают внимания вашего могущества?

- Тебе следует уделить им особое внимание!

- Они бессильны, ваше могущество, и скоро будут устранены.

- Но только в том случае, если Тол потерпит поражение, - проговорил Стронгман с угрозой. - Дай мне увидеть это своими глазами и не раздражай меня пустым хвастовством. А до той поры мы останемся здесь. Рафар, я не намерен долго ждать!

- Вам и не придется. Стронгман усмехнулся:

- Ты слышал приказ. Отправляйся и действуй!

Рафар низко поклонился, расправил крылья и медленно, пересекая здание снизу вверх, вылетел наружу. Потом он взвился в небо с такой ужасающей стремительностью, что бесов расшвыряло во все стороны. Он быстро увеличивал скорость, крылья хлестали воздух, демонов обдавало ядовитым дыханием, и они спешили уступить ему дорогу, чтобы он не врезался в их гущу. Глядя ему вслед и снова смыкаясь, они обменивались испуганными взглядами.

Взмыв ракетой над грядой остроконечных вершин, Рафар устремился в Аштон. Пусть весь мир увидит его и задрожит! Он - Рафар, князь Вавилона! Весь мир поклонится ему или будет на мелкие кусочки изрублен его мечом! Тол! Одно это имя вызывало горький привкус у него во рту. Прихвостни из свиты Люцифера не дадут ему забыть то давнее падение, они будут смеяться над ним, пока он не восстановит свое могущество. И он совершит это. Рафар предвкушал, как его меч опустится на голову Тола и, разрубив его тело на тысячи кусков, раскидает их по всему небу. Он уже чувствовал, как напряглись его руки, и слышал свист и скрежет меча. Все это только дело времени.

Среди зубчатых скал, на одной из горных вершин, из укрытия показался высокий среброволосый ангел. Он внимательно следил, как Рафар промчался над грядой и исчез за горизонтом, оставив за собой черный след. Бросив последний взгляд на кишащую демонами долину, на линию горизонта, за которой скрылся Рафар, ангел исчез в лучах света за другим склоном горы, сопровождаемый легким посвистом крыльев.

Глава 14

"Ладно, - думал Маршалл, - рано или поздно я должен с этим разделаться!"

В четверг после обеда, когда в редакции все утихло, он закрылся в своем тесном кабинете и набрал несколько номеров, пытаясь разыскать Джулин Лангстрат по телефону. Он дозвонился до университета, узнал телефон факультета психологии и переговорил с двумя телефонистками, прежде чем выяснилось, что Лангстрат сегодня не работает и что номера домашнего телефона профессора у них нет. Тогда Маршалл вспомнил об услужливом Альберте Дарре и позвонил ему. Дарр был на лекции, но ему ответили, что если он оставит свой номер, то профессор сможет связаться с ним сам. Маршалл продиктовал номер, и Альберт перезвонил через два часа. Он знал телефон Лангстрат.

Маршалл набрал номер профессора. Однако телефон был занят.

В гостиной Джулин Лангстрат, слабо освещенной маленькой лампой, стоящей на камине, было тихо, тепло и уютно. Шторы на окнах опущены, чтобы ничто не отвлекало профессора: ни уличный свет, ни звуки автомашин... Телефон предусмотрительно был отключен.

Джулин сидела на своем обычном месте, в кресле, напротив очередного посетителя.

- Ты слышишь только звук моего голоса... - сказала она и затем повторила это тихо, спокойно, но настойчиво несколько раз: - Ты слышишь только звук моего голоса...

Через две-три минуты ее пациентка впала в глубокий гипнотический транс.

- Ты опускаешься, уходишь глубоко внутрь себя, - Лангстрат внимательно наблюдала за лицом спящей. Затем она протянула к ней ладони с раздвинутыми в стороны пальцами и начала водить руками вверх и вниз всего в нескольких сантиметрах от ее тела, как будто что-то ощупывая. - Освободи свое внутреннее Я...

расслабься, оно бесконечно... в соединении со всем существующим... Я это чувствую! Ощущаешь ли ты, как моя энергия передается тебе?

- Да, - промолвила пациентка.

- Теперь ты свободна от своего тела... твое тело - это только иллюзия... ты чувствуешь, как твое тело растворяется...

Лангстрат подалась вперед, продолжая манипулировать руками.

- Ты свободна...

- Да... да, я свободна...

- Я ощущаю, как возрастает твоя жизненная сила.

- Да. Я это чувствую.

- Достаточно. Можешь оставаться здесь, - Лангстрат была очень сосредоточена и внимательно наблюдала за происходящим. - Иди обратно... иди обратно... Так, хорошо, ты возвращаешься. Скоро ты почувствуешь, как я ухожу из тебя. Не бойся, я по-прежнему здесь.

Потом она стала медленно выводить пациентку из транса, шаг за шагом, внушение за внушением.

- Хорошо, - проговорила профессор наконец. - Когда я досчитаю до трех, ты проснешься. Один, два, три...

Санди Хоган открыла глаза, огляделась по сторонам, приходя в себя, глубоко вздохнула и окончательно проснулась.

- Невероятно! - были ее первые слова. Все трое рассмеялись.

- Понравилось? - спросил Шон, сидящий рядом с Лангстрат.

- Вот это да! - только и смогла произнести Санди. С ней такое было впервые. Идея принадлежала Шону. И если поначалу она отнеслась к ней с сомнением, то теперь была рада, что дала себя уговорить. Шторы были подняты, Санди и Шон заспешили на послеобеденные лекции.

- Спасибо, что ты пришла, - обратилась к девушке профессор Лангстрат, провожая молодых людей до двери.

- Это вам спасибо, - возразила Санди. Джулин повернулась к Шону:

- А ты молодец, что привел ее. - Затем она обратилась к ним обоим: Помните, что я не советую об этом рассказывать. Это очень личное, интимное переживание, к которому мы все должны относиться с уважением.

- Да-да, конечно, - поспешила ответить Санди. Шон отвез ее на машине обратно к университету.

Наступила пятница. Ханк, сидя в своем небольшом кабинете, устроенном в углу гостиной, с беспокойством поглядывал на часы. Мэри была человеком точным. Она отправилась за покупками и обещала вернуться домой раньше, чем Кармен явится на очередную встречу. Ханк понятия не имел, шпионит ли кто-нибудь за домом или нет. Достаточно было кому-то увидеть, как Кармен входит в дом в отсутствие Мэри, и Ханка несомненно могли ожидать грязные обвинения, со стороны его врагов. Он подозревал, что именно они подослали эту чуждую ему, обольстительную женщину, чтобы полностью скомпрометировать его в глазах прихожан.

Ханк твердо решил, если и сегодня Кармен не отнесется серьезно к его советам и не возьмется наконец за ум, это будет их последняя встреча.

Раздался звонок в дверь. Ханк выглянул в окно: красный "форд" Кармен красовался прямо перед домом пастора. Машина, ярко освещенная дневным солнцем, прекрасно была видна из окон десяти-пятнадцати ближайших домов. Увидев, как сегодня оделась посетительница, Ханк решил, что лучше всего все-таки побыстрее впустить ее в дом, чтобы убрать от любопытных взоров. Куда же, куда запропастилась Мэри?

Мэри не слишком нравились новые хозяева магазина, который раньше назывался "Джо-маркет". И дело было вовсе не в том, хорошо или плохо они обслуживали покупателей, были они дружелюбны или нет. В общем-то, тут все было в порядке, и потом Мэри хорошо понимала, что им необходимо некоторое время, чтобы познакомиться со всеми клиентами. Ее скорее настораживало, что они явно что-то утаивали и ни в какую не хотели объяснить, куда девались Джо Карлуччи и его семья. Мэри было ясно, что Джо, Ангелина и их дети исчезли неспроста. Странно, что они не сказали никому ни слова, и к тому же никто не знал, куда они переехали из Аштона. Ладно. Она поспешно вышла из магазина и направилась к своей машине, мальчик-носильщик тянул за собой тележку с продуктами. Открыв багажник, Мэри наблюдала, как он перекладывает пакеты.. Внезапно, без видимых причин, Мэри вдруг стало холодно, она занервничала, ее немного лихорадило, и единственное, о чем она думала, так это как ей поскорее добраться до дома.

Трискал сопровождал Мэри, и его тоже неожиданно охватило очень неприятное ощущение. Меч со звоном мгновенно выскользнул из ножен и оказался в его руке.

Но поздно! Откуда-то сбоку ангела с силой ударили по затылку, и он чуть не упал. Трискал развернул крылья, пытаясь удержать равновесие, но сильнейший толчок в спину, подобный удару молота, поверг его на землю. Он видел их конечности - когтистые лапы мерзких рептилий, - красные отсветы их оружия, он слышал их шипящие голоса. Трискал приподнял голову: по меньшей мере десять демонов-воинов окружили его. Их желтые глаза горели ненавистью, они угрожающе скалились и издевательски хохотали.

Трискал посмотрел на Мэри. Пока с ней все было в порядке, но он знал, что ей угрожает опасность, если он ничего не предпримет. Но что он мог сделать?!

Что же это происходит? Внезапно ангел почувствовал, как невыносимая тяжелая волна злобы захлестнула его с новой силой.

- Поднимите его, - раздался громоподобный голос.

Невидимая рука словно клещами сжала горло Трискала, и он повис в воздухе, как тряпичная кукла. Теперь он оказался с ними лицом к лицу. В Аштоне он видел их впервые. Трискал вообще не встречал еще таких огромных, сильных и наглых демонов.

Тела их были покрыты толстым и твердым, как броня, панцирем, мускулы на руках вздувались шарами, их рожи были полны угрозы, а из пастей вырывалось липкое, удушливое серное дыхание.

Бесы раскачивали его из стороны в сторону, и вид их не предвещал ничего хорошего.

Сжимая изогнутый меч в чудовищно огромной руке, в окружении свиты воинов над ним навис, будто скала, дух-великан.

Рафар! Эта мысль пронеслась в голове Трискала с быстротой молнии, как смертельный приговор. Каждая клеточка его тела стонала в ожидании удара и невыносимых мук.

Хищная пасть с огромными клыками растянулась в зловещей гримасе. Желтая слюна капала из раскрытой пасти, и целое облако серного пара вырывалось из ноздрей великана при каждой издевательской усмешке.

- Неужели ты так испугался? - измывался Рафар. - Тебе следовало бы чувствовать себя польщенным. Ты, ангелочек, первый, кто удостоился меня здесь увидеть.

- Ну, как ты себя сегодня чувствуешь? - спросил Ханк, указывая Кармен на удобный мягкий стул в своем импровизированном кабинете.Она опустилась на него с восторженным вздохом, а Ханк лихорадочно вспоминал, куда он задевал свой магнитофон. Он знал, что ему не в чем себя винить, но все-таки запись их разговора не помешала бы.

- Я чувствую себя гораздо лучше, - спокойно ответила гостья, вполне владея собой. - Видишь ли, не знаю почему, и, надеюсь, ты мне объяснишь, но вот уже неделю я не слышу никаких голосов.

- Ах, вот как... хм... да, - пробормотал Ханк, с трудом настраиваясь на серьезный разговор. - Мы ведь с тобой именно это обсуждали в прошлый раз?

Трискал смотрел на Мэри: она поблагодарила мальчика и закрыла багажник.

Рафар повернул голову по направлению его взгляда.

- О! Понимаю. Ты приставлен охранять ее. Зачем? Может быть, мух отгонять? - Трискал молчал. Тон Рафара стал угрожающим. - Нет, ты ошибся, ангелочек, тебе придется иметь дело с противником посильнее.

Рафар ударил мечом по земле, и в то же мгновение Трискал почувствовал железную хватку двух демонов, заламывающих ему руки за спину. Ангел с тревогой смотрел на Мэри. Она поискала ключи от машины. Села за руль. И сразу же один из бесов, выхватив свой меч, пронзил им мотор. Мэри попыталась завести автомобиль, но двигатель молчал. Рафар взглянул на прачечную-автомат по другую сторону стоянки. Там, подпирая столб, скучал потрепанного вида парень. Трискал хорошо видел, что несколько прихвостней Рафара полностью подчинили оборванца себе. Князь Вавилона повелительно кивнул им - демоны начали действовать: разбитной юнец направился к машине Мэри.

Мэри проверила свет. Нет, она не оставляла фары включенными. Она повернула ключ зажигания и включила радио. Все было в порядке. Она нажала на гудок раздался сигнал. В чем же дело? В эту секунду она заметила приближающегося к ней молодого человека. Прекрасно.

Трискал беспомощно смотрел, как демоны подвели парня к окну машины.

- Привет, крошка! - сказал он развязно. - Что случилось?

Мэри разглядела его внимательнее. Юнец был худ и грязен, одет в черную кожу, а на ней - блестящие хромом цепи.

- Нет, нет, спасибо, я справлюсь, - крикнула она через окно.

Наглый парень посмотрел на нее с издевкой сверху вниз:

- Ты могла бы открыть дверцу! Посмотрим, что я могу для тебя сделать!

Ханк чувствовал себя не в своей тарелке. Куда подевалась Мэри? Впрочем, Кармен вела себя намного приличнее, чем в прошлый раз. Она решила на самом деле изменить свою жизнь. Может быть, на сей раз все обойдется без приключений. Хотя Ханк не был в этом уверен.

- Скажи, что, по-твоему, стало с этими ночными голосами? - спросил он.

- Я их больше не слышу, - ответила Кармен. - Ты помог мне понять в прошлый раз, что эти голоса нереальны. Они были только в моем воображении.

Ханк был доволен ее словами:

- Да-да, ты права.

Глубоко вздохнув, Кармен подняла на него огромные голубые глаза.

- Просто я пыталась избавиться от одиночества, и ничего больше, я уверена. Ты такой сильный. Хотела бы я быть такой же.

- Библия говорит: "Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе".

- А где твоя жена?

- Поехала за покупками. Она вернется с минуты на минуту.

- Ах, вот как... - Кармен подалась вперед и улыбнулась самой обольстительной улыбкой. - Наше общение действительно придает мне силы. Я хочу, чтобы ты это знал.

Мэри чувствовала, как бешено колотится ее сердце. Что же этот мерзавец собирается делать?

Парень нагнулся ниже, стекло запотело от его дыхания:

- Скажи, дорогуша, как тебя зовут?

Рафар сгреб Трискала за волосы и крутанул его голову так, что, казалось, она разлетится вдребезги. Дохнув серой ему в лицо,Рафар прорычал:

- А теперь, ангелочек, мы с тобой поговорим. - Острие кривого меча уперлось в горло Трискала. - Где твой капитан?

Трискал не отвечал.

Рафар снова повернул его голову в сторону Мэри.

Парень пытался открыть дверцу машины. В ужасе Мэри начала нажимать кнопки замков на всех дверях, успев это сделать до того, как он потянул на себя ручку задней дверцы. Мэри нажала на сигнал. Один из демонов позаботился о том, чтобы он не сработал. Рафар снова повернул голову Трискала к себе и прижал холодное лезвие к его лицу.

- Я тебя спрашиваю, где твой капитан?!

Кармен продолжала говорить Ханку о том, какое благотворное влияние оказали на нее его советы, о том, что он похож на ее бывшего мужа, и о том, что она искала человека именно с такими достоинствами, какими обладает он, Ханк. Буш был вынужден положить этому конец.

- Ладно, - прервал он ее, - есть же среди твоих знакомых другие люди, которые могли бы придать тебе силы, оказать поддержку, предложить свою дружбу...

Кармен взглянула на него, несколько опечалившись.

- Некоторым образом, да, у меня есть друзья, владельцы таверны... Но ничего серьезного, надежного.

В голове ее созревала очередная мысль. - Как ты считаешь, я достаточно привлекательна?

Парень, весь затянутый в черную кожу, выкрикивал отвратительные ругательства и угрозы прямо в окно машины. Затем он начал стучать по стеклу железной пряжкой, оказавшейся у него в руке.

Рафар кивнул одному из своих головорезов, тот протянул руку сквозь стекло окна и взялся за кнопку замка, приготовившись поднять ее по знаку Рафара. У бесов, присосавшихся к парню, от нетерпения текли слюни. Тот взялся за ручку двери.

Рафар проследил за тем, чтобы Трискал мог видеть все происходящее, и снова прорычал:

- Отвечай!

- Тормоз! - простонал наконец Трискал. Рафар сжал его еще сильнее и поднес прямо к самому лицу.

- Я не слышу.

- Тормоз, - повторил Трискал.

Мэри вдруг осенило. Автомобиль стоял на склоне. Улица, хотя и не круто, но все-таки шла вниз, может быть, этого достаточно, чтобы машина покатилась? Она дернула рычаг, и машина двинулась с места. Оборванец явно не ожидал этого. Он стучал в стекло, старался забежать вперед, чтобы остановить машину, но она набирала скорость, и наконец он понял, что его поведение привлекает внимание. Здоровенный детина, стоявший возле грузовика, закричал ему:

- Эй, сопляк, ты что делаешь?

Увидев это, Рафар обрушил всю свою ярость на пленника. Железный кулак сжался еще сильнее. Трискалу казалось, что еще чуть-чуть, и он задохнется. Но Рафар, похоже, пошел на попятный.

- Прекратите! - приказал он демонам. Те отступили, парень бросился прочь, стараясь принять небрежный вид. Шофер побежал за ним, но того и след простыл.

Машина катилась вниз. Один из выездов со стоянки переходил в боковую улицу. Мэри выруливала туда, надеясь, что ни одна машина, ни один пешеход не выскочат ей наперерез. Трискал видел, что она уже почти справилась с управлением. Рафар тоже это понял. Холодное стальное лезвие было по-прежнему прижато к горлу Трискала.

- Хорошо сработано, ангелочек. Тебе удалось сберечь свою подопечную до следующего подходящего случая. На сей раз мы используем тебя посыльным и отправим в твой лагерь с сообщением. Будь очень внимателен.

С этими словами Рафар отдал Трискала в полное распоряжение своей банды. Огромный покрытый бородавками демон ударил его железным кулаком в живот, отчего Трискал взвился вверх, где другой бес встретил его ударом меча, оставившим глубокую рану на спине ангела. Переворачиваясь и кружась в воздухе, Трискал упал прямо в когтистые лапы двух бандитов, которые принялись колотить кулаками и топтать ногами его и без того израненное тело. Несколько минут Рафар хладнокровно наблюдал за этой чудовищной игрой. Наконец он дал команду, и бесы выпустили свою жертву. Трискал в полном изнеможении рухнул на землю, и нога Рафара наступила ему на горло. Огромный меч описывал круги прямо у лица поверженного воина...

- Передай своему капитану, что Рафар, князь Вавилона, ищет с ним встречи. - Тяжелая нога еще сильнее надавила на горло. - Скажи ему это!

Трискал остался один. Он лежал на мостовой, словно куча брошенных обломков. С трудом он медленно поднялся. Единственное, о чем он мог думать в эту минуту, была Мэри.

Ханк спокойно снял руку Кармен со своего колена. Задержав на секунду ее руку в своей, пастор посмотрел гостье прямо в глаза, участливо, но твердо. Потом он отпустил руку и отодвинулся на стуле на безопасное расстояние.

- Кармен, - проговорил Ханк мягко, - мне очень льстит, что ты удостоила вниманием мои мужские качества... и я ни капли не сомневаюсь, что женщине с такими несомненными достоинствами нетрудно будет найти человека, с которым она могла бы построить прочную и надежную семью. Но я - мне не хочется быть бестактным, - смею тебя уверить: я не тот человек. Я пастор и твой советчик, и мы должны ограничить наши отношения именно этими рамками.

Кармен выглядела обиженной и оскорбленной.

- Что ты хочешь этим сказать?

- Я хочу сказать, что мы не можем больше продолжать наши встречи. Они слишком воздействуют на твои эмоции. Я думаю, тебе следует пойти к кому-нибудь другому.

Ханк не мог бы объяснить, почему, но произнеся эти слова, он вдруг понял, что одержал победу. По холодному взгляду Кармен было очевидно, что она проиграла.

Мэри плакала, вытирая слезы руками, и усердно молилась: "Боже - Отче, дорогой Иисус! Спаси меня, спаси меня, спаси меня!" Уклон кончался, машина снижала скорость: двадцать пять, двадцать, десять километров в час. Она оглянулась. Погони не было, но она была так напугана, что все равно не чувствовала себя в безопасности. Ей хотелось поскорее попасть домой. И тут в конце улицы показался Трискал. Он летел метрах в трех от земли. Одежда его поблескивала теплым белым светом, он взмахивал крыльями хотя и не равномерно, но все же уверенно. Лицо выражало беспокойство за Мэри. Широко распластав изломанные дрожащие крылья, он притормозил ими, опускаясь на крышу автомобиля. Машина почти остановилась, и Мэри, жалобно плача, с силой подалась вперед, пытаясь заставить ее катиться дальше.

Трискал протянул руку сквозь крышу и ласково положил ее на плечо Мэри.

- Ну-ну, успокойся... все прошло.

Теперь ты в безопасности.

Мэри оглянулась и немного приободрилась. Трискал говорил, обращаясь прямо к ее сердцу:

- Господь спас тебя. Он тебя не оставит. Все хорошо. Пока было возможно, Мэри вырулила на другую сторону улицы и поставила автомобиль у тротуара. Она закрепила ручной тормоз и сидела несколько минут, пытаясь успокоиться.

- Ну вот, - подбадривал ее Трискал в духе, - отдыхай, покойся в Господе. Он здесь, с тобой.

Соскользнув с крыши, он потянулся к мотору и начал что-то делать под капотом. Наконец он нашел, что искал.

- Мэри, - произнес ангел, - я думаю, ты должна попробовать снова завести двигатель.

Между тем Мэри с тоской думала о том, что эта штуковина вообще никогда не заработает. И в какой ужасный момент она сломалась, как будто специально, чтобы ее подставить!

- Ну-ка, - призвал Трискал, - сделай шаг веры. Надейся на Бога, ты даже не знаешь, что Он может для тебя сделать.

И хотя Мэри слабо верила в успех, она решила все же попробовать завести машину и повернула ключ зажигания. Мотор задрожал, чихнул и заработал. Мэри дала ему возможность поработать вхолостую, убедилась, что все в порядке. Затем она вырулила на проезжую часть и, быстро набрав скорость, помчалась домой. Трискал сопровождал ее, сидя на крыше автомобиля. Мэри спешила под надежную защиту Ханка.

Услышав хлопок автомобильной дверцы, Ханк вздохнул с облегчением:

- Это, должно быть, Мэри! Кармен поднялась с места:

- Тогда мне лучше исчезнуть.

Теперь, когда жена была рядом, Ханк смягчился:

- В этом нет необходимости, тебе необязательно уходить так сразу.

- Нет, нет, я пойду. Может быть, мне лучше выйти через боковую дверь?

- Не говори глупостей, идем, я тебя провожу. Я все равно должен помочь ей внести сумки.

Но Мэри и думать забыла о продуктах, ее единственным желанием было поскорее попасть в дом. Трискал следовал за ней. Он был весь в грязи, одежда изорвана, глубокая рана на спине невыносимо болела.

Ханк открыл дверь.

- Привет, дорогая, а я уже начал беспокоиться. - Тут он заметил, что глаза у нее полны слез. - Но что...

Внезапно раздался страшный крик. Это был искаженный до неузнаваемости голос Кармен. Ханк кинулся обратно в комнату,не понимая, что могло произойти.

- Н-Е-Е-Т! - кричала Кармен, подняв руки к лицу. - Ты сошел с ума! Убирайся от меня! Прочь с дороги!

Пораженные Ханк и Мэри молча наблюдали, как она пятилась в комнату, взмахивая руками, будто отбиваясь от невидимого противника. Кармен кружилась по комнате, наталкиваясь на мебель и выкрикивая непристойности. Ею вдруг одновременно овладели и ярость, и страх. Широко раскрытые глаза остекленели, лицо перекосилось.

Криони попытался удержать Трискала, который непременно хотел свершить правосудие. Мерцающий ореол вдруг озарил Трискала, его растрепанные крылья выросли и, мягко переливаясь тысячами радуг, заполнили всю комнату. В руке ангела сверкал обнаженный меч, которым он описывал стремительные круги, безжалостно атакуя Похабника - безобразного демона вожделения, покрытого черной чешуей, с телом скользким, как у ящерицы, и красным языком, подергивавшимся, словно змеиный хвост. Сначала похотливый дух только оборонялся, но потом яростно бросился в контратаку. Огромный кривой красный меч прочертил кровавую дугу в воздухе. Клинки противников со страшным звоном столкнулись, просыпав целый ливень огненных брызг.

- Не трогай меня, я тебе говорю! - заверещал Похабник. Крылья его трепыхались, как у запутавшейся в паутине мухи.

- Оставь его! - крикнул Криони, пытаясь удержать друга и уклонГясь от ударов. - Прекрати, это приказ!

Наконец Трискал отступил, все еще держа перед собою обнаженный меч, отблески которого падали на его грозное лицо и горящие глаза.

Кармен утихла и протерла глаза. Она испуганно озиралась по сторонам. Ханк и Мэри подошли к ней, пытаясь ободрить.

- Тебе что-то померещилось, Кармен? - спросила Мэри участливо. - Это я, Мэри. Разве я сделала тебе что-то дурное? Я вовсе не хотела тебя испугать.

- Нет... нет... - простонала Кармен. - Это не ты. Это что-то другое...

- Кто? Что?

Похабник стоял втянув голову в плечи, по-прежнему сжимая меч.

- Мы не позволим тебе больше бесчинствовать, - приказал ему Криони, убирайся. И не смей здесь больше появляться!

Похабник опустил крылья и, осторожно обойдя небесных воинов, попятился к двери.

- Я и так уйду, - прошипел демон.

- Я и так уйду, - повторила Кармен, она будто очнулась от сна. - В этой комнате какая-то... какая-то злая сила. Прощайте.

Гостья кинулась к двери. Мэри хотела ее окликнуть, но Ханк взял жену за руку, давая понять, что сейчас лучше промолчать.

Криони удерживал Трискала до тех пор, пока свет вокруг него не померк. Все еще дрожа от напряжения, тот убрал меч в ножны.

- Трискал, - отчитывал его Криони, - ты же знаешь приказ Тола! Я все время был с Ханком. Пастор все делал правильно, тебе незачем было... - Тут ангел заметил, что одежда друга разодрана, а сам он серьезно ранен. - Что случилось?

- Я не позволю еще одному негодяю прикоснуться ко мне. - Трискал тяжело дышал. - Криони, у нас появились более сильные противники.

Мэри наконец вспомнила, что собиралась плакать и разразилась слезами.

- Мэри, ради Бога, что произошло? - обнял ее Ханк.

- Только запри покрепче дверь, дорогой, запри дверь и обними меня сильнее! Пожалуйста!

Глава 15

Вытирая на ходу руки, Кэт спешила к телефону

- Алло?

- Привет, это Маршалл.

Кэт уже знала, что ей предстоит услышать. За последние две надели это случалось часто.

Предыдущая статья:Тьма века сего 11 страница Следующая статья:Тьма века сего 13 страница
page speed (0.0122 sec, direct)