Всего на сайте:
210 тыс. 306 статей

Главная | Управление и эксплуатация транспортных средств

Место железнодорожного транспорта в транспортной системе страны. Царскосельская железная дорога  Просмотрен 422

Возникновение железнодорожного транспорта было обусловлено потребностями развивающейся промышленности, торговли, достижением определенного уровня техники, технологии и науки. К концу XVIII века человечество накопило тот объём знаний и опыта, который позволил создать качественно новый транспорт. В то время были уже известны чугунные рельсовые дороги, колесные экипажи и универсальная паровая машина двойного действия. Требовалось только объединить всё это в одно целое, что и сделал талантливый английский изобретатель Р. Тревитик, построив в 1803 году первый в мире паровоз, передвигавшийся по рельсовому пути.

Русское общество живо интересовалось новыми путями сообщения, которые для такой большой страны с её несметными богатствами были чрезвычайно необходимы. Одним из сторонников железных дорог был экономист и государственный деятель Н.С. Мордвинов, который прозорливо заметил, что из всех путей сообщения железные дороги могут быть для торговли самыми полезными, несравненно выгоднее перед сообщениями, на воде производимыми.

Проблемы новых путей сообщения волновали в то время умы очень многих людей в России. Вопрос – быть или не быть железным дорогам в страдавшей от бездорожья огромной стране, - справедливо считался наиболее актуальным из всех животрепещущих идей.

В самом начале 1830 года молодой профессор Петербургского университета Н.П. Щеглов опубликовал в газете «Северный муравей» большую статью «О железных дорогах и преимуществах их над обыкновенными дорогами и каналами», в которой ясно и убедительно доказывал целесообразность развития нового вида путей сообщения и его неоспоримые достоинства по сравнению с уже известными – шоссейными дорогами, почтовыми трактами и водными каналами. Так, Щеглов писал, что сковывающее Россию отсутствие хороших дорог приводит к тому, что при цене куля муки в Тамбовских и других центральных губерниях России от 3 до 5 рублей перевозка этого куля в Петербург сухопутным путем обходится в 36 рублей, а летом в 45. Существующие же водные коммуникации явно не достаточны для планомерной транспортировки грузов.

В своей статье Щеглов выдвигал предложение о постройке железной дорог между Петербургом и Тверью через Новгород (из Твери грузы перевозились бы дальше на судах по Волге, а из Новгорода – по Волхову). Правда, он имел в виду рельсовую дорогу с конной тягой.

Проект предложенной Щегловым железной дороги обсуждался в Главном управлении путей сообщения, однако не нашел там одобрения. Возглавлявший управление граф К.Ф. Толь, боевой генерал, сподвижник М.И.

Кутузова, не считал себя специалистом в инженерных вопросах. Его помощник-консультант профессор М.И. Дестрем выступил в Институте инженеров корпуса путей сообщения с лекцией «О неприменимости железных дорог к средствам и потребностям России», в которой старался доказать, что основным препятствием против нового способа путей сообщения станет суровый северный климат с сильными морозами и обильными снегопадами.

Каким быть новому виду транспорта? Одни доказывали целесообразность железных дорог с паровыми локомотивами, другие ратовали за паровые безрельсовые машины. Передвигающиеся по шоссейным дорогам, или, выражаясь современным языком, паровой автотранспорт. Работать паровой двигатель в «быстрокате» должен был на древесном (сосновом) угле. Однако Главное управление путей сообщения отклонило этот и другие подобные проекты.

В 1834 году в России была открыта первая паровая железная дорога, пока ещё заводская. Она была построена на Урале, на Нижнетагильском металлургическом заводе, мастерами-самородками отцом и сыном Ефимом и Мироном Черепановыми. Ими же был сооружен и первый отечественный паровоз или, как называли его сами изобретатели, «паровая телега», «паровой дилижанс» или «сухопутный пароход». В 1833 году они приступили к изготовлению паровоза, а уже с 21 января по 4 февраля 1834 года производили его испытания и пробные поездки. Как говорилось в письме Дирекции, «паровой дилижанец постройкою совершенно готов и для ходу оного строится чугунная дорога, а для сохранения дилижанца отстраивается деревянный сарай».

 

Один из создателей первого паровоза – Ефим Черепанов

 

Протяженность первой в России железной дороги составляла 854 метра. «Паровой дилижанец» двигался по ней со скоростью 13-16 километров в час и вез состав весом 3,3 тонны. Затем Черепановы начали работать над новым, более мощным паровозом, который был готов к марту 1835 года. Он мог перевозить составы весом до 16 тонн.

В период этих споров и борьбы мнений, в конце августа 1834 года по приглашению начальника штаба Корпуса горных инженеров К.В. Чевкина (будущего Главноуправляющего путями сообщений) в Петербург приехал чешский инженер, профессор Венского политехнического института Франц Антон Герстнер.

Целью посещения им России было ознакомление со страной и изыскание возможностей начала строительства железных дорог. Недолго пробыв в столице, Ф. Герстнер в первых числах сентября выехал на Урал через Москву и Казань. Ф.Герстнер писал: «Объездил многие губернии от Санкт-Петербурга до Урала, собрал повсюду статистические сведения и сравнивал оные с подобными сведениями о земледелии, горном деле, фабриках, торговле тех государств, с которыми Россия имеет наибольшие сношения».

Вернувшись в Петербург 26 декабря 1834 года, всё обдумав и проанализировав, он 6 января 1835 года написал обстоятельную записку, в которой изложил свой взгляд на необходимость для России новых путей сообщения. Первой он предлагал построить дорогу между Петербургом и Москвой, потом соединить Москву с основным водным путём страны – Волгой линиями Москва - Казань или Москва - Нижний Новгород. Что же касается дальнейшего развития сети, то оно представлялось ему недостаточно ясным. Понимая, что новое строительство потребует много времени и проверки сомнений в отношении возможности эксплуатации дороги зимой, он писал: «…ввиду этого было бы целесообразно начать с постройки какой-либо небольшой дороги и уже после того, как она окажется вполне удачною, приступить к постройке дороги от Петербурга до Москвы.

Оживленный спор быть или не быть железным дорогам в России? – велся в печати. Находились и сторонники, и противники нового способа передвижения. Об этом печатались статьи в журналах и газетах, издавались брошюры, читались публичные лекции. Так, литератор Н.И. Тарасенко-Отрешков в 1835 году напечатал в журнале «Сын Отечества» статью «Об устроении железных дорог в России», в которой пытался доказать, что «предполагаемое ныне на великом пространстве устроение железных дорог в России совершенно невозможно, очевидно бесполезно и крайне не выгодно». Так, строительство магистрали между Петербургом и Москвой должно было, по его мнению, принести убытка до 23,3 миллиона рублей ассигнациями. «Кто поедет по железной дороге, – писал он, - когда никоим образом нельзя назначить, дойдет ли отправившийся из Санкт-Петербурга в Москву дилижанс в 3 или 4 дня, или в 10 и 12 дней; а равно и товары: доставятся ли они в 10 и 12 или в 30 и 40 дней, а иногда и долее?!»

Публикацию Тарасенко-Отрешкова не оставили без внимания русские инженеры. Профессор М.С.

Волков ответил резкой статьёй, в которой убедительно доказывал абсолютное невежество Тарасенко-Отрешкова в данном деле. Статьей Волкова живо заинтересовался А.С. Пушкин, издававший в последний год жизни журнал «Современник», на страницах которого обсуждались не только литературные, но и научные вопросы. Александр Сергеевич внимательно прочитал статью в рукописи и высоко оценил её. «Статья г. Волкова в самом деле очень замечательна, дельно и умно написана и занимательна для всякого…- писал он писателю В.Ф. Одоевскому, предложившему её для публикации в «Современнике».- Статья Волкова писана живо, умно…»

До последних дней жизни Пушкин продолжал интересоваться новым видом транспорта, предвидя его великое будущее. Вечером накануне роковой дуэли Александр Сергеевич просил П.А. Вяземского написать их общему знакомому, талантливому популяризатору наук, и поторопить его с присылкой статьи для «Современника». Называлась статья так: «Краткое начертание теории паровых машин».

14 января 1835 года при Главном управлении путей сообщения и публичных зданий была создана комиссия по рассмотрению предложения Герстнера. В тот же день К.Ф. Толь, докладывая императору о начале работы комиссии, напомнил ему, что вопрос о строительстве железных дорог уже рассматривался Главным управлением ранее и «ввиду огромных водяных путей сообщения и сурового климата страны был решен не в пользу предлагаемых железных дорог».

Однако в комиссии, благодаря настойчивости самого младшего по чину её участника, майора корпуса инженеров путей сообщения, профессора института этого же корпуса П.П. Мельникова (будущего первого министра путей сообщения России) возобладала иная точка зрения: «Климатические условия России не могут служить препятствием к устройству железных дорог, ровная же по большей части поверхность страны даже благоприятствует этому». В виде опыта было решено ограничиться пока постройкой железнодорожной линии Петербург - Царское Село – Павловск. 15апреля 1836 года был подписан указ о строительстве, в мае начались земляные работы, а осенью уже проводились первые опыты движения по рельсам.

Предыдущая статья:Показатели качества пассажирских перевозок Следующая статья:Прибытие первого поезда в Царское Село. Акварель Л. Тюмлинга, XIX в.
page speed (0.0134 sec, direct)