Всего на сайте:
210 тыс. 306 статей

Главная | Биология, Зоология, Анатомия

О селекции и появлении новых видов. 28 страница  Просмотрен 277

Головоногие почти все – хищники. Они имеют специальные приспособления (устройства) для поимки добычи и спасения от врагов. Основной особенностью строения головоногих являются мускулистые выросты ноги – щупальца (их еще называют руками), которые смещены на голову и окружают со всех сторон ротовое отверстие (количество щупалец у разных видов неодинаково – у высокоорганизованных число щупалец фиксировано и составляют восемь или десять). Функции щупалец очень разнообразны, с помощью их животные охотятся, захватывают и удерживают добычу (у десятиногих захватывают два длинных щупальца, а все остальные удерживают), перемещаются по дну, защищаются от врагов, контактируют с другими особями, копулируют и т.д. щупальца – это широкие у основания, заостряющиеся к концу мускулистые выросты с продольным желобом на обращенной ко рту внутренней стороне. Эта сторона щупалец усажена многочисленными крупными дисковидными присосками, позволяющими животному необычайно прочно присасываться ко дну и охватывать добычу. Кальмары и каракатицы преследуют свою добычу, а осьминоги подкарауливают её, затаиваясь среди подводных скал и камней. Крупную добычу они размельчают роговым клювом и теркой в кашицу и в таком виде её проглатывают (в глотке имеются две мощные роговые челюсти, напоминающие клюв попугая; также в глотке находится язык с радулой, поддерживаемый радулярными хрящами, но функция терки не существенна). Крупные частицы пищи не могут попасть в желудок в связи с тем, что пищевод этих моллюсков проходит через мозг. У каждого свое особое устройство.

Щупальца - это специфическое создание, поэтому они и особые. Щупальца – это и ноги, и руки, и орудие нападения. Таковыми их сделали. Сравнивать их с ногами, с руками нельзя, это же особенная конструкция. Мы привыкли видеть существо через ноги, руки. Для нас это важнейшие части тела. И думаем, что они были у всех, а потом каждый их приспосабливал к новому образу жизни. Были ноги – стали выросты ноги, т.е. щупальца. Но было ли время у моллюсков, чтобы ноги превратить в выросты, нарастить их? Ископаемые остатки родственных современных форм головоногих были найдены в отложениях кембрийского периода. Это древнейшие животные. Время на различные наращивания, редуцирования просто не было. У моллюсков происходит в основном не эволюция, а инволюция (обратное развитие). Читая учебники биологии, часто встречается, что многие органы у моллюсков редуцированы, упрощенны – были органы и исчезли. Создается впечатление, что вначале появился очень совершенный моллюск, а потом процесс пошел в обратном порядке. Это очень интересный какой-то процесс – сначала эволюционное совершение (но это похоже на эволюционное создание), а потом начинается инволюция – приведение обратно. Но возвращение к чему – к предку, который и создал совершенный моллюск. Но моллюск до сих пор остается моллюском, в разной своей форме. Виды моллюсков исчезают, остаются самые живущие.

У головоногих – сейчас 700 видов. Головоногие самые активные и совершенные. Так почему их так мало? А самых малоподвижных и наименее развитых моллюсков – двустворчатых по численности видов намного превышает численность видов головоногих. Но самое большое количество видов у брюхоногих, хотя они не так быстры. Движение у них очень медлительное. Из двустворчатых – морской петушок – может передвигаться намного быстрее. Но головы не имеет. Среди брюхоногих есть фильтраторы, но они имеют голову. Характер питания сам по себе не определяет конструкцию организма. Конструкция определяет характер питания. У головоногих имеется клюв, оттого что пищевод проходит через голову, через нервные головные узлы. А почему это так, а это уже связано с другим, что у головоногих особая голова, особое расположение щупалец, т.е. у них своя особенная конструкция. Все связано с определенной конструкцией, а она создается. У моллюсков разные конструкции, разные характеры питания. Питание устанавливается.

У рыб положение ротового отверстия зависит от способа питания рыбы (когда создается новый вид организма, определяется и конструкция и сам способ питания). У планктоноядных форм рот занимает верхнее положение, у хищников он конечный, а у бентосоядных (подбирающих пищу со дна) – нижний, кроме того имеются много различных вариантов. Некоторые виды имеют выдвижной рот, что позволяет им более эффективно рыться в илистом дне в поисках пищи. У донных рыб один и тот же характер питания, одни и те же условия, но формы (варианты механизмов) различные. Выдвижной рот – это механизм более эффективный и он может появиться только путем создания (у людей получается то же самое – у одних механизмы более эффективные, у других менее, все зависит, кто как сделает, какой был конструкторский замысел).

На все разнообразие рыб – рыбы всегда остаются рыбами. Моллюски еще более разнообразны и они тоже всегда остаются моллюсками. Ракообразные тоже очень разнообразны. У них свой характер питания, который определяется механизмами, созданные определенными биологическими конструкторами (и этим они определили сам характер питания). У кишечнополостных свой способ добывания пищи, который очень связан с их особенностью – стрекательными клетками. «У голожаберных моллюсков печень образует отростки, которые проникают в выросты тела – вторичные жабры. Из этих выростов печени в покровы тела поступают стрекательные клетки, которые извлекаются в пищеварительной системе моллюска из съеденных им кишечнополостных. В дальнейшем стрекательные клетки действуют таким же образом, как если бы они изначально принадлежали самому моллюску, и при необходимости обеспечивают ему защиту». Чтобы стрекательные клетки действовали у моллюсков как у кишечнополостных, необходимо чтобы весь этот непростой механизм был сохранен и мог действовать как у кишечнополостных (а действовать он будет, если будут задействовать механизм те же субъекты – они тоже должны быть сохранены). Стрекательная клетка в моллюске должна жить, как жила в кишечнополостном организме. Если все так происходит, создатели смогли при создании голожаберных моллюсков пристроить этот механизм кишечнополостных к организму моллюска. Значит, был изначально такой замысел.

Его должны осуществлять конкретные биологические субъекты. Печень является ли таким субъектом, ведь она может образовывать (т.е. создавать) отростки, которые сами по себе (или с помощью печени проникают в выросты тела)? Навряд ли. Печень – это объект биологических субъектов, а все что переправляется., это же делают опять субъекты. У кишечнополостном организме – гидре живут одноклеточные водоросли зоохлореллы (гидра получает от водоросли кислород, которого в мутной воде недостаточно, а зоохлорелла потребляет вырабатываемые гидрой в процессе жизнедеятельности вещества – углекислый газ, аммиак, которые вредны гидре), а у моллюсков живут кишечнополостные. Жить могут только готовые организмы. (Некоторые голожаберные съедают актиний, а их стрекательные клетки не перевариваются, а накапливаются в коже, да притом еще продолжают стрекательную нить вырабатывать, но вырабатываться они могут по ДНК стрекательной клетки, её субъектами; организация кишечнополостных позволяет это делать, поэтому и вырабатывается яд и когда прикоснешься к голожаберным моллюскам, они обжигают как крапива, точнее обжигают стрекательные клетки, они только могут вырабатывать яд. Это не приспособление, это использование готового механизма, который был создан).

Осуществление дыхательного акта у наземных улиток ничем не осложнено, тогда как водным легочным приходится периодически подниматься на поверхность воды за очередной порцией атмосферного воздуха. Вдобавок они потребляют пузырьки воздуха находящиеся на водных растениях, из-за чего могут подолгу оставаться под водой. В экстремальных условиях (например, осенью и зимой, когда поверхность водоема покрыта льдом) пресноводные брюхоногие (например, прудовики) способны усваивать растворенный в воде кислород. Так зачем им так усложнили жизнь? Почему эволюция не выработала жабры, почему эти животные не приспособились к более удобному дыханию и им приходится время от времени подниматься к поверхности воды и набирать воздух в легкое? Может, еще не успели перейти на жаберное дыхание, когда перешли с наземного образа жизни на водный? Большинство брюхоногих – это морские животные с жаберным дыханием, но почему некоторые представители этого класса в ходе эволюции приспосабливаясь к жизни в пресных водоемах, потеряли жабры и вместо них приобрели легкие? Зачем нужно было затруднять процесс эволюции и свою жизнь, какая в этом была необходимость? Или, может, морские брюхоногие вначале приспособились к наземному существованию, а потом вновь начали приспосабливаться к водному, но в пресных водоемах?

Здесь очевидно одно – под влиянием условий (водной среды) ничего не приспосабливается, не образуется, не редуцируется, ничего не меняется. У водных брюхоногих не появились жабры, с ними им было бы удобнее. Как не появились и другие приспособления, например, чтобы можно было плавать. Ведь у крылоногих (подкласс заднежаберных) боковые части ноги взяли да увеличились и видоизменились в пару крыловидных лопастей, с помощью которых крылоногие моллюски активно плавают в воде. А вот у моллюска брюхоногой катушки ничего не видоизменилось, и ей приходится медленно ползать по водным растениям. Так от какой формы должны приспосабливаться организмы, и к какой форме они должны прийти, т.е. приспособиться? Это мы сейчас знаем, благодаря наблюдениям, какие формы у моллюсков – если формы ног широкие – ползательные, клиновидные, похожие на плавники – для плавания, округлые – присасывающиеся и т.д. Эти формы приспособлены конкретным созданием, они определены, устойчивы – поэтому мы и оперируем этими понятиями. Механизмы передвижения не меняются, не меняются и механизмы питания, которые связаны друг с другом, как и связаны все другие механизмы, части организма – а все связано субъектами. Люди-пловцы – они много проводят времени в воде. Но у них не появляются никаких приспособлений к водной среде. А если у конкретного пловца не появилось хоть какого-нибудь самого малейшего приспособления, то его уже никогда не появится в других поколениях (если в ДНК не происходит нового создания организма). Сотни, тысячи, миллионы лет виды остаются теми же видами. Они совершенно не меняются.

Но здесь возникает и другой вопрос – почему создатели не сделали у пресноводных брюхоногих жабры, а сконструировали легкие, и тем осложнили им жизнь? Что побудило создателей пойти на такой шаг, на такую разработку? Может, их создавали для жизни в пересыхающих водоемах (или на случай возможности такого варианта событий, т.е была некая подстраховка). Жаберное дыхание совершенно невозможно на суше, этот механизм действует только в воде. (Двоякодышащие рыбы кроме жаберного имеют еще и легочное дыхание. В качестве органов легочного дыхания является один или два пузыря, которые находятся на брюшной стороне пищевода. Это упрощенное устройство, предполагает лишь переждать неблагоприятные условия – они впадают в спячку. А жаберное дыхание предполагает вести активную жизнь как рыбы). А возможно, по причине того, что легочный газообмен более эффективный, так как в воздухе больше кислорода, конструкторы начали создавать механизмы в этом направлении, в том числе и для водных моллюсков. Легочные мешки – это древние органы, и они появились впервые у моллюсков. (Две точки зрения. «Легочные мешки являются более примитивными структурами. Считается, что они произошли в результате видоизменения брюшных конечностей в процессе освоения наземного образа жизни предками паукообразных, при этом конечность впятилась в брюшко». «Считается, что развитие легких было связано с видоизменением брюшных жаберных конечностей, которыми обладали водные предки паукообразных. Трахеи возникли позже, как органы, более приспособленные к воздушному дыханию». Эволюция дыхания никак не вкладывается в дарвинскую систему развития. Одноклеточные, кишечнополостные, плоские, круглые черви дышат всей поверхностью тела. Перистые жабры появляются у морских кольчатых червей, потом у водных членистоногих. Пластинчатые, перистые жабры моллюсков расположены в мантийной полости – это чуть иное устройство, т.е. создание жаберного дыхания у моллюсков было своим, которое дало иное направление развития, созданий. Также от моллюсков пошло и легочное развитие (путем созданий). У членистоногих – у мокриц на пластинчатых брюшных ногах имеются глубокие ветвящиеся впячивания кожи. Полость заполнена гемолимфой, омывающей впячивания. Внутрь впячивания входит воздух и диффундирует в окружающую гемолимфу. Эти органы напоминают трахеи – органы типичных сухопутных членистоногих. Вот такая особенность дыхания у мокриц. У современных паукообразных система дыхания представляет собой углубление в теле, его стенки образуют многочисленные листовидные пластинки с обширными лакунами, заполненными гемолимфой. Через тонкие стенки пластинок происходит газообмен между гемолимфой и воздухом. У других видов паукообразных имеются и легкие и трахеи одновременно. У паукообразных своя форма устройства дыхания, но у членистоногих есть нечто общее в создании органов дыхания. Скорее всего, создания происходили в одной системе. И оно получило дальнейшее развитие у насекомых. У них органами дыхания служат сложная система трахей. По бокам средне- и заднегруди и, кроме того, на сегментах брюшка находится до 10 пар отверстий – дыхалец. Воздухоносные трубочки пронизывают все тело и доставляют кислород непосредственно к тканям и клеткам, как бы заменяя собой кровеносные сосуды. Это связано не с простым приспособлением – чтобы более лучше дышать атмосферным воздухом, а связано с огромным количеством отдельных мышечных пучков часто достигающих у насекомых 1,5 – 2 тыс. (у человека насчитывается всего лишь около 600 скелетных мышц). Такое разнообразие позволяет насекомым совершать очень сложные движения (например, некоторые комары совершают свыше тысячи взмахов в секунду).

В соответствие с такой сложной мышечной системой связано и сложная система дыхания. Все это могло образоваться только путем создания. В дальнейшем трахейный способ дыхания не использовался. Было выбрано развитие легочного дыхания, хотя оно было проще, но сложнее делать и не нужно было. Но не все так шло последовательно. У амфибий, например у зеленой лягушки главный газообмен происходит через кожу, через легкие проникает лишь 14%. Еще большое значение имеет кожный газообмен у низших форм амфибий. У безлегочных саламандр, обитающих исключительно в воде, газообмен целиком кожный. У других водных амфибий имеются жабры, чаще всего наружные – это какой-то шаг назад в создании – наружные тонкостенные жабры очень быстро засыхают на воздухе. Рептилии. Кожное дыхание отсутствует, по причине иной конструкции организма, покров тела уже имеют толстый роговой слой. Поэтому рептилии имеют более сложное, чем у амфибий, строение (и разнообразное по форме). В отличие от амфибий, на внутренней поверхности легких рептилий созданы не мелкие выросты, а сложная сеть перегородок, которые формируют множество небольших внутренних ячеек, имеющих в совокупности гораздо большую поверхность, чем у мешковидного легкого амфибий. Это уже совершенно иная конструкция легкого, которая заново создавалась. По-другому здесь и не могло быть. Более сложное строение легких имеют водные рептилии – крокодилы и черепахи. Легкие крокодилов очень крупные, они имеют сложноячеистое строение, что обеспечивает эффективный газообмен. Кроме того, кровеносная система крокодилов тоже сложнее, чем у других рептилий. Это позволяет при погружении крокодила в воду сильно снижать сердцебиение и может составлять лишь один удар в минуту. Это в свою очередь позволяет животному очень экономно расходовать кислород, поэтому они могут длительное время находиться под водой. У черепах тоже крупные легкие, но имеют сложное губчатое строение. Птицы. Газообмен у них протекает еще сложнее, так как конструкция создана к полету (но уступает насекомым). Колибри может делать 75 взмахов в секунду. Это, конечно, несравнимо с комаром. Но птица может это делать в течение 25 часов. Птицы могут преодолевать огромные расстояния, подниматься на очень большую высоту, где меньше кислорода. Не будь соответствующих легких (и многого другого), они бы этого не делали. Млекопитающие. Они обладают менее совершенной системой органов дыхания, чем птицы, так как конструкция создавалась для других жизнедвижений. Они созданы не для полетов. Есть виды, которые созданы для проживания в воде. Легкие у китов таковы, что за один вздох они наполняются воздухом в объеме до 14 тыс. л, что позволяет животным находиться под водой до 90 минут. Кашалот питается головоногими моллюсками, за которыми ныряет на большую глубину. И это он может делать благодаря своим особым легким. У каждого свое создание, свое устройство дыхания. У организма может быть два способа дыхания, но они не равнозначны, и это очень редкое явление. Создатели часто не идут на такое. Создается не все что угодно. Создается, то, что возможно, то, что достигнуто развитием. Уровень создания поднимался не только органов дыхания (как бы отдельно проходил, хотя разработка конструкции производилась индивидуально), совершенствовались не только эти органы в отдельности, но вместе совершенствовались и остальные органы (механизмы), и в целом поднимался уровень создания нового организма, т.е. происходило комплексное совершенствование, когда спроектированный новый орган, заставлял проектировать другой новый орган, чтобы соответствовали друг другу). Пресноводные и наземные брюхоногие, скорее всего, создавались по одному общему замыслу, по одному проекту. Об этом говорит их общие устройства: легкие, настоящие капилляры с собственными стенками, отсутствие метаморфоза – эмбриональное развитие прямое, из яйца выходят крошечные улитки, которые довольно быстро растут. Это одноплановое создание, поэтому и водным сделали легкие.

Легкие хоть и были примитивные у пресноводных улиток, но они позволяли снимать пузырьки воздуха на водных растениях и даже способны усваивать растворенный в воде кислород. В этом отношении они совершенны. Были бы такие легкие у человека, сколько бы жизней они спасли от того, что задохнулись в воде. Но с такими легкими человек не состоялся бы, как и все млекопитающие. Со временем такие легкие и были созданы. Созданы для млекопитающих. То, что было у моллюсков, перенести было невозможно. Функционирование легких должны происходить для организма млекопитающих. Это развитие шло по направлению развития легких, а не жаберного дыхания (даже для водных животных). Создавался один орган дыхания – легкие. А начали это делать с пресноводных и наземных брюхоногих. Сказать, что именно легкие обеспечили возможность создания самых совершенных животных, а с помощью жаберного дыхания это нельзя было сделать – это было бы не совсем верно. Взять, например, головоногих моллюсков – это высокоорганизованные существа.

Из-за очень сложного поведения, обусловленного высоким уровнем развития нервной системы, органов чувств, их даже называют «приматами моря». А эти животные очень древние. Акулы тоже древние животные и они по-своему высокоорганизованны, у них свое жаберное дыхание.

В истории развития животных нет постепенного перехода, превращения жаберных устройств в легкие. Как и не наблюдается перехода превращений легочной системы дыхания в трахеи. И тем более нет возвращения от трахей к легким. (Ученые говорят, что предки крокодилов жили на суше, потому что на это указывают такие особенности, как дыхание атмосферным воздухом, размножение на суше – разве таким способом можно утверждать, что у крокодилов были предки, да притом сухопутные; а потом как бы начали переходить к водному образу жизни и стали приобретать водные приспособления, кроме самого дыхания – все это не очень логично выглядит, даже нелепо).

У ряда насекомых личинки ведут водный образ жизни, потому что у них есть трахейные жабры. Они определили водную среду обитания, но не всю форму насекомого. Как и способ питания сам по себе тоже не определяет всю форму организма. Поденки взрослые особи не питаются, потому что ротовые органы недоразвиты. Это древние животные (первые из летающих насекомых – у них после линьки из личинки выходит крылатая неполовозрелая особь – субимаго, а из неё взрослая особь – имаго; две крылатые стадии в развитии говорят о примитивности и присущи только поденкам; для имагинальных линек необходимо сохранять внутри крыла, между слоями кутикулы живую ткань; такое крыло тяжелое и неуклюжее, поэтому поденки лишь порхают над самой поверхностью реки). Миллионы лет они развивались и развивались, так и недоразвились. Почему-то поденки не смогли освоить никакой вид пищи, не могли образовать ротовые органы. Что это ошибка природы? Или что-то недоделал Бог или его были целенаправленные действия, наказав за что-то этих животных – за что они так провинились? Здесь дело совершенно в другом. Этот факт говорит, что здесь произошло определенное создание. Взрослых особей создали для полета и размножения. У них главная задача спариться и отложить в воду яйца. И более ничего. Они живут один или несколько дней, а личиночное состояние длится 2-3 года. Все определено конкретным созданием. Это, наверное, было сложное создание, и по-другому конструкторы не смогли сделать.

Затем в создании была совершена революция – создали стрекоз. Здесь уже отказались от имагинальных линек и сделали крыло тонкой легкой двуслойной кутикулой. Стрекозы – это дневные хищные насекомые. В полете они кормятся комарами и другими мелкими насекомыми. Они очень хорошие летуны. У них крупная голова с большими сложными глазами. Ротовой аппарат – сделан, как положено, в этой конструкции, он грызущий и делает это на лету. У личинок стрекозы имеются свои особенности, у них имеется особый орган – маска, с помощью его они захватывают головастиков и мальков рыб (это личинки крупных стрекоз). Также они питаются личинками поденок, комаров.

В ученике биологии говорится: «Легкие и трахеи возникли независимо друг от друга». Жабры тоже возникли независимо. Трахейные жабры сделали для водных личинок насекомых. Трахеи – это особое создание для членистоногих. В прудах, заводях рек живет паук-серебрянка. В воде из паутины он устраивает жилище в виде небольшого колокола, наполняя его пузырьками воздуха. Вот таким необычным образом он живет.

Есть такие насекомые – наездники. Всех удивляет способность их отыскивать своих хозяев, даже скрытых в древесине на глубине 2-4 см, чтобы отложить яйца в гусенице. Яйцеклад у таких наездников более чем в два раза длиннее тела, он имеет зазубринки на конце, и наездники вкручивают его в древесину как сверло. На это уходит несколько часов. С каким приспособлением это устройство можно связать? Это удивительное создание. Удивительный биологический механизм. Насекомое в нужном месте просверливает в древесине дыру и откладывает яйца в жертву (наездники не откладывают свои яйца в тех хозяев, в которых уже отложены яйца других наездников; иногда наездники парализуют яйцекладом своих хозяев на время откладки яиц). Вот такое устройство, вот такая конструкция. Сама по себе она ну никак не могла появиться.

Биологические конструкции создавались разные. Животные, ведущие малоподвижный или сидячий образ жизни, имеют иную симметрию создания тела и внешне похожи на цветки растений, шары, зонтики. Такие формы создавались для губок, кишечнополостных, иглокожих. В этот период создания было такое направление, мода на такие необычные формы. Для более подвижных животных была создана лучевая симметрия. Подобное строение позволяет животным ловить добычу и чувствовать приближение опасности с любой стороны. На концах лучей расположены примитивные глазки. Вот такая была конструкция, которая позволяла наблюдать со всех сторон.

Эти необычные своеобразные формы имеются только у этих типов животных. Следующее направление разработки и осуществления, это было червеобразной формы. Это уже была иная конструкция. У плоских червей уже отчетливо выделены передний и задний концы. У круглых червей на переднем конце уже расположен рот; впервые у них появляется полость тела – она заполнена полостной жидкостью, которая не только поддерживает и сохраняет форму тела, но и выполняет функцию транспортировки питательных веществ в организме; органы выделения – одноклеточные кожные железы, выделяющие растворимые продукты обмена (выделительная система впервые появляется у плоских червей, она представлена системой разветвленных канальцев, заканчивающихся в паренхиме звездчатыми клетками с пучком ресничек, канальцы сообщаются с внешней средой выделительными отверстиями; у кольчатых червей выделительная система представлена особыми образованиями в каждом сегменте тела, она состоит из пары открытых воронок, извилистых трубочек – канальцев, открывающихся наружу выделительными порами – вот такова была эволюция созданий этой системы). У кольчатых червей уже можно выделить головной отдел, туловище и хвостовой отдел. Пищеварительная система сложная – делится на глотку, пищевод, желудок и кишку. У кольчатых червей впервые появляется кровеносная система, она замкнутая, т.е. кровь движется только по сосудам. Часть сосудов обладает сокращающимися стенками («сердца»), что обеспечивает циркуляцию крови. У водных кольчатых червей (и моллюсков тоже), кровь близка по составу морской воде: в ней мало лейкоцитов и эритроцитов.

У наземных, ведущих роющий образ жизни, число этих клеток увеличены. Кровь у ряда форм содержит гемоглобин. У морских кольчатых червей дыхание осуществляется с помощью жабр, у наземных – через влажную поверхность тела (в странах с влажным климатом дождевых червей больше, однако в переувлажненных почвах, а также на болотах, в особенности торфяных, дождевой червь не живет). Кольчатые черви имеют органы чувств: зрения, осязания, вкуса, обоняния, слуха, равновесия. В соответствии с этим имеется соответствующая нервная система.

Здесь многое было сделано – практически все основные органы, системы. При следующих созданиях они будут развиваться, но повторяться они уже не будут. Червеобразные не вдруг были созданы. Наиболее близки к плоским червям бескишечные ресничные черви – это кишечнополостные. По строению они сходны с личинками кишечнополостных. Т.е. похожие формы создавались, они были ниже уровнем. И лишь потом начали создаваться плоские, круглые, кольчатые черви. В основном так происходят создания. Без предыдущих не было бы и последующих организмов.

Эдиакарская фауна, органический мир докембрия, животные в начале кембрия, такие древние, как губки (археоциаты), кишечнополостные, иглокожие, черви, моллюски, ракообразные, скелетные организмы (появились в начале кембрия – немакит-далдынский ярус - это были крайне своеобразные скелетные организмы и просуществовали очень недолго; в это время уже существовали достаточно многочисленные животные имевшие раковины – моллюски и брахиоподы – жилые трубки – сабеллидиты, хиолиты, разнообразнейшие мелкие зубчики – конодонты – представители древнейших вторичноротых – щетинкочелюстных и хордовых и т.д. и т.п. – например, были очень загадочные кембрийские организмы галлюцигении), представляют определенные этапы созданий. Эти группы животных разделены определенными созданиями. В начале кембрия произошел взрыв созданий новых организмов. Взрыв созданий был очень впечатляющий (взрывы созданий происходит и у человека – таков процесс). В этот период появились основные группы беспозвоночных, началось направление созданий хордовых. И это никак не связывалось, ни с какими предками. Это говорит только об одном, что происходили конкретные создания.

У этих различных групп животных имеется немало общего. Например, у них есть специфические клеточные отношения, которые связаны с определенным уровнем. Губки состоят из миллионов клеток (но клетки представлены только немногими типами). Если пропустить губку через сито и разделить её на миллионы клеток, из которых она состоит, то эти клетки соберутся снова и воссоздадут губку (выходит, что главными фигурантами являются клетки?). Очень высокая регенерация у гидры (кишечнополостные). Целая гидра может развиться даже из одной двухсотой части её тела (большая способность к регенерации характерна для многих кишечнополостных, и происходит это благодаря делению промежуточных клеток). Ресничных червей (плоские черви) отличает высокая регенеративная способность – сотая часть их тела способна восстанавливаться в целое животное. Иглокожие тоже отличаются высокой способностью к регенерации. Регенерация наблюдается у всех кольчатых червей, но уже не такая высокая. Передняя часть тела, например, дождевого червя, легко восстанавливает заднюю. У нереиды быстро генерируют те части тела, которые утрачиваются при образовании половых клеток или отрываются врагами.

Один университетский учебник объясняет: «Клетки губок не организуются в виде тканей или органов, и, все же существующий среди них какой-то способ опознания удерживает их вместе и организовывает их». Клетки сами по себе не могут во что-то образоваться. Клетки вначале должны каким-то образом появиться, и такие, чтобы могли вместе что-то образовывать. Это может произойти только в результате создания. Их создадут так, чтобы они уже взаимодействовали между собой, чтобы они не могли друг без друга существовать. Одно общее движение во взаимодействии удерживает их вместе. Здесь должно быть какое-то управление. Но ни мозга, ни нервной системы, ни гормонов у них нет. Клетки четко знают что делать. Все это как-то организованно определенным созданием. Мы многое еще не знаем. Раскрыв эту тайну, мы сможем многое понять.

С усложнением организма (где организация клеток сложнее, т.е многофункциональнее) регенерация понижается. Клетки становятся более специализированными, они предназначены для определенных органов, систем, поэтому они уже не могут участвовать в регенерации. Чем больше органов, тем сложнее производить регенерацию. Организация кольчатых червей стоит на значительно более высоком уровне, нежели все типы, которые были рассмотрены выше. Поэтому, характеризуя этот тип, часто упоминается со словом «впервые». Была создана основа, база от которой начались следующие важнейшие создания. Поэтому ученые говорят, что многие типы возникли от них. Здесь создавались и виды ланцетника. У них выделительная система представлена метанефридиями, которые по своему строению во многом сходны с органами выделения кольчатых червей. Кровеносная система замкнутая, состоит из спинного, брюшного и отходящих сосудов (у кольчатых червей кровеносная система замкнутая, состоит из двух больших сосудов: брюшного и спинного; и естественно имеется немало особенностей – как у ланцетника, так и у кольчатых червей). Сердца нет. Эти животные трехслойные с билатеральной симметрией тела. Но у ланцетника другая линия развития, этапных созданий. Это направление соданий хордовых – вторичноротых животных. Ротовое отверстие у них прорывается самостоятельно, т.е. у взрослого животного образуется не из рта зародыша, а возникает заново (все создается заново нет чудотворных превращений; у первичноротых – к ним относятся и кольчатые черви - ротовое отверстие образуется на месте рта зародыша – оно то создается на месте рта, но создается заново; так запрограммировано, по этому признаку нельзя относить иглокожих к высшим животным, как и ланцетника, хотя у него еще имеется хорда – эти животные во всех отношения очень примитивные). Хорда, внутренний скелет начал только разрабатываться. У этого скелета есть очень важная особенность – он растет вместе с животным и тем позволяет еще долее специализировать отдельные мышцы и их группы, достигая при этом рекордных скоростей перемещения тела (рыба меч, сокол-сапсан, гепард).

Предыдущая статья:О селекции и появлении новых видов. 27 страница Следующая статья:О селекции и появлении новых видов. 29 страница
page speed (0.013 sec, direct)