Всего на сайте:
210 тыс. 306 статей

Главная | Финансы, Менеджмент

Понедельник  Просмотрен 224

 

9.00. Встреча с архитектором Костасом Кондилисом, изысканное начало новой рабочей недели. Костас и я работали вместе над несколькими чрезвычайно успешными проектами, в том числе Trump World Tower на площади Объединенных Наций, Trump Park Avenue (на углу 59-й улицы и Парк-авеню, строительство недавно завершено) и, совместно с Филиппом Джонсоном и фирмой Skidmore Owings and Merril, Trump Place (комплекс из шестнадцати зданий на берегу Гудзона). Некоторые из вас, возможно, еще помнят этот участок как склады Вест-Сайда, и я занимаюсь им с 1974 года, когда впервые приобрел у железной дороги Penn Central преимущественное право на его выкуп. Это была моя первая крупная сделка на Манхэттене. И вот, почти тридцать лет спустя, мы обсуждаем строительство пятого и шестого здания этого комплекса. (Никогда не сдавайтесь.)

Мой старший сын, Дон-младший, также участвует в этом заседании. Строительство идет по плану, а первые три кондоминиума уже принесли нам немалый успех. Однако ни я, ни Костас не склонны почивать на лаврах, и мы страхуемся от возможных неприятностей, тщательно проверяя каждую деталь. Если бы Костас не пошел в архитектуру, из него получился бы прекрасный хирург, до того он дотошен. Мы чудесно сработались, и я бы поставил его рядом с Филиппом Джонсоном как одного из наиболее выдающихся архитекторов Америки.

Мы также обсуждаем реакцию на созданный мной и подаренный городу общественный парк, расположенный на территории Вест-Сайдских складов. Я не люблю разочаровывать людей, но похоже, что мои хулители недовольны и этим 25-акровым даром. Ну, что я могу сказать? Нельзя стать хорошим для всех сразу, как ни пытайся.

Я осматриваю предложенное оборудование для кухни и ванной, и мы решаем использовать самое дорогое. Мое имя и дело моих рук стали синонимами качества, и на то есть причина. Мы никогда и нигде ни на чем не экономим. Дон-младший упомянул, что с нетерпением ожидает праздника подведения под кровлю здания № 4. Это большой день для строителей, он празднуется, когда возведение основных конструкций здания, его суперструктуры, завершено и все причастные к этому собираются на верхнем этаже, чтобы отметить событие.

 

9.30. Заходит Норма, чтобы сказать, что звонит Оскар де ла Рента[42], и мы с Костасом решаем встретиться еще раз через пару недель. Наша новая Мисс Вселенная – Амелия Вега из Санто-Доминго, где родился и Оскар де ла Рента. Он хочет с ней встретиться, и я его понимаю. Она прекрасна от макушки до пят. Все мы очень гордимся, и не только ею, но и конкурсом «Мисс Вселенная» вообще, который стал чрезвычайно популярен с тех пор, как семь лет назад я его приобрел. По телевизионным рейтингам, мы победили все конкурирующие программы и вдобавок получили широкое международное признание. Эквадор заплатил миллионы долларов за право стать местом проведения конкурса в 2004 году, и мы готовимся прекрасно провести там время.

И об Оскаре: он всегда совершенен.

Его безупречные творения говорят сами за себя.

 

9.45. Звонок зарвавшимся подрядчикам, которые пытались меня облапошить. Бизнес может быть отвратителен, если подумать обо всей дряни, которая порой в нем кишит, но человек должен делать то, что он должен делать. В данном случае я должен на них наорать.

 

10.00. Три входящих звонка: Марк Браун, управляющий и президент правления трех моих казино в Атлантик-Сити; секретарь Вуди Аллена и мэр Блумберг. Отвечаю сначала на звонок мэра, но не потому, что Вуди Аллена и Марка уважаю меньше. На мой взгляд, нынешний мэр хорошо справляется со своими обязанностями, если учесть, что ему досталась должность, сложнее которой вряд ли есть на планете. Управлять корпорацией – это одно дело, управлять городом – совсем другое, особенно таким, как этот.

Вуди Аллен может прилететь во Флориду и остановиться в Mar-a-Lago, моем клубе в Палм-Бич. Я участвовал в съемках одной из его картин и всегда с удовольствием смотрю его фильмы.

 

10.30. Первая Diet-Cola за день. Я знаю, что куда полезнее пить минеральную воду, и иногда ее пью, но все-таки больше люблю Diet-Cola. Зашла на минутку Ирина Дворовенко; она балерина в American Ballet Theatre. Ирина не только потрясающая танцовщица, но и очень красивая женщина. Я не отношу себя к горячим поклонникам балета, но благодаря Ирине мои взгляды могут измениться.

Телевизионщики из команды Нила Кавуто приехали снимать интервью. Я спрашиваю, о чем будет речь, и мы готовы к работе. Когда десятилетиями даешь интервью, они становятся несложным делом, особенно если в качестве интервьюера выступает кто-то вроде Нила – человек, обладающий не только обаянием, но и обширными познаниями. Нил и его команда – профессионалы высокого класса. И он получает лучшие рейтинги на кабельном телевидении.

 

 

Наш замечательный мэр Майкл Блумберг.

 

 

Еще один прекрасный мэр Нью-Йорка – Руди Гвилиани, 2000 год.

 

11.00.Во время интервью мне поступило 17 звонков, и я начинаю отвечать на них в промежутках между новыми звонками. После многих лет в бизнесе искусство расставлять приоритеты становится второй натурой. Оно также представляет собой ключевой фактор для сохранения темпа даже в течение обычного рабочего дня, а это необходимо, если вы намереваетесь достигнуть успеха и сохранить его. Каждый знает, что «в Нью-Йорке минута короче», но это выражение уже устарело. Теперь следует говорить о нью-йоркской секунде. И я не преувеличиваю. Когда приходится отвечать на сотни телефонных звонков, счет идет на секунды. Один неудачный разговор, и ваш темп будет нарушен как минимум на час.

Поэтому, когда я говорю, что темп – это главное, я вполне серьезен. Вы сами почувствуете правильный темп, когда его обретете, и ощутите, когда он нарушится.

Я отвечаю на звонок Джо Синка, он один из руководителей Американской академии гостиничного хозяйства, которая награждает вожделенными Пятью бриллиантовыми звездами. Ряд моих объектов удостоился этой награды. Джо – увлеченный и великодушный человек, но он очень требователен при назначении призов, и угодить ему непросто. Он недавно вернулся из Сардинии и повторяет, что по-прежнему считает клуб Mar-a-Lago в Палм-Бич самым прекрасным курортом из всех, которые он когда-либо видел во всем мире. В его устах такая похвала многое значит. Мне всегда нравился Джо, а теперь – еще больше.

Я отвечаю на звонок Реджиса Филбина. Он и его жена Джой относятся к числу моих ближайших друзей, и, хотя я понимаю, это трудно представить, вне студии он еще забавнее, чем во время программы. Я всегда с нетерпением ожидаю наших встреч, оба они – не люди, а чистое золото. Мы собираемся пообедать в ресторане Jean-George, который находится в Trump International Hotel & Tower и считается одним из лучших ресторанов мира. А как может быть иначе, если руководит им Жан-Жорж Фонгерихтен?

Я принимаю звонок от Марка Бернетта, блестящего создателя и продюсера реалити-шоу Survivor . Именно ему принадлежит идея The Apprentice , и мы увлеченно обговариваем детали.

 

11.30. Звонят из Sony. Они просят меня выступить в качестве спонсора празднования 150-летия Central Park в июле, где должны были принять участие восходящие звезды оперной сцены Сальваторе Лиситра и Марчелло Альварес. Событие прошло с огромным успехом, и много тысяч ньюйоркцев собралось в парке, чтобы тихой звездной ночью послушать величественное пение. В такие вечера хочется поблагодарить свою счастливую звезду за то, что живешь именно сейчас. Мы все гордимся успехом этого вечера, и я доволен, что стал его спонсором.

Звонит Майк Донован, мой доверенный пилот, чтобы рассказать о текущих результатах технического осмотра моего самолета Boeing 727. У меня есть и самолет, и вертолет, и в течение года они время от времени подвергаются осмотру. С моим расписанием это не предметы роскоши, а необходимость. Судя по всему, самолет будет готов через две недели.

Заходит Норма, чтобы обсудить со мной уже поступившие за это утро предложения прессы, среди которых два из Голландии, три из Германии, два из Канады, одно из Франции, одно из Англии и семь – из Соединенных Штатов. Чтобы разобраться с запросами прессы, уже требуется владеть искусством ведения переговоров. И мы стараемся, по возможности, удовлетворить их все.

 

С моим главным финансовым советником Алленом Вайссельбергом.

 

11.45. Заседание с Чарли Рейссом, Джилом Кремером, Расселом Фликером и Доном-младшим – моим отделом проектирования. Мы сейчас заняты строительством здания в Чикаго, а Дон-младший еще и сотрудничает (весьма эффективно и во многих областях) с проектом Trump Park Avenue. Казалось бы, нам, в The Trump Organization, сейчас и так есть чем заняться, но я не из тех, кто удовлетворяется имеющимся, я знаю, что вокруг множество возможностей, и именно ими занимается этот отдел.

Они прекрасно работают и готовы предложить мне несколько интересных проектов на выбор.

 

12.30.Заказываю обед из открывшегося в атриуме Trump Tower чудесного нового ресторана, который уже очень хорошо себя зарекомендовал. Кто-то из вас видел рекламу, в которой я снялся для McDonald’s. Мне не пришлось ничего играть, я люблю McDonald’s и являюсь его верным покупателем. Иногда я заказываю пиццу, иногда сыр и ветчину, иногда – вообще ничего, но я редко выхожу куда-то на обед. Я по-прежнему считаю, что перерыв нарушает мой рабочий режим. Во время обеда я просматриваю подборки газет и статей.

 

12.35. Разговариваю по телефону с Берндом Лембке, директором клуба Mar-a-Lago. Если вы помните, Mar-a-Lago был когда-то моей личной резиденцией, а потом я отреставрировал его и превратил в потрясающий частный клуб. Подобной красотой нужно делиться, и клуб пользуется огромным успехом. Бернд заботится о здании и территории, а я был внесен в почетный совет директоров Исторического общества округа Палм-Бич. Приятно, когда тщательно проделанную работу замечают и ценят. С Берндом мы обсуждаем планы на грядущий сезон и последние улучшения на территории клуба.

 

12.45.Иду в другой конец коридора, чтобы встретиться с Джорджем Россом. Джордж всегда скажет мне правду, что я очень ценю. Он мыслит глубоко и по существу. Сегодня мы с ним проговорили довольно долго, почти три минуты. Я подумываю привлечь его в программу The Apprentice .

 

12.50 . Снова у себя в кабинете, говорю по телефону с Хью Грантом. Я сыграл себя в коротеньком эпизоде его фильма «Любовь с уведомлением» (Two Weeks Notice ). Хью – увлеченный гольфист, и мое поле в Вестчестере всегда в его распоряжении, когда он оказывается в Нью-Йорке. Он милый человек и талантливый артист. В сущности, я даже рад, что он живет в другой стране, – уж слишком он хорошо играет, чтобы все время иметь его рядом.

 

13.00.Заходит Норма, чтобы обсудить приглашения на приемы и церемонии открытия и просьбы о выступлениях. У меня не так уж много подходящего времени. Выбираю вечеринку в Le Cirque.

13.30. Звоню в Trump National Golf Club в Лос-Анджелесе.

Это поле для гольфа расположено на берегу Тихого океана и имеет все шансы стать лучше, чем известное поле Pebble Beach. Сказать, что оно «впечатляющее», будет недостаточно. Это бриллиант чистой воды, и мы над ним напряженно работаем. Дела идут хорошо, но здесь важна каждая деталь, коих великое множество, и за каждой нужно проследить.

 

14.30. Звоню эксперту по деревьям и кустарникам. Видел несколько красивых разновидностей и хотел бы посадить их на своем поле для гольфа в Бедминстере, Нью-Джерси. Задаю несколько вопросов и получаю массу сведений. Если я хочу что-то узнать, я так и делаю, и крайне редко довольствуюсь информацией из вторых рук. Такая тактика всегда оказывалась полезной на протяжении многих лет: знания не бывают лишними, будь они о деревьях или об унитазах.

 

15.00 . Аллен Вайссельберг, главный финансовый советник, приходит на совещание. Он трудится у меня тридцать лет и держит все под контролем, что не так-то просто. Его команда работает быстро и слаженно, и так же проходят наши совещания.

 

15.30. Отвечаю на 14 звонков, которые поступили во время совещания, в том числе от юристов, издателей, журналистов и друзей. Единственное, что может быть хуже множества звонков, – это их отсутствие, поэтому я не жалуюсь.

Звонят подрядчики по бетонным работам, которые страшно напортачили и пытаются сейчас доказать мне, что будто бы не напортачили вовсе. Все, что они сделали, слова доброго не стоит. Поэтому вместо милой беседы, на которую они рассчитывали, я говорю им прямо в лоб, что они все полностью запороли и лучше бы им придумать, как это поправить. Удивительно при этом, что они ведут себя так, будто и впрямь знают, что делают. Если окружающие слышат, что я ору, на то обычно есть причина.

 

16.30. Отправляюсь в конференц-зал на фотосъемку, которую проводит Платон, молодой, но уже заслуженный фотограф. Фотографии предназначены для журнала Forbes . Платон работает быстро и эффективно, как и Ричард Эйвидон, который снимал меня в прошлом году. С нетерпением буду ждать, как получатся снимки.

 

17.00. Отвечаю на семь звонков, поступивших во время съемки, один из которых был от моей сестры Мэриэнн. Она все еще работает судьей и, как прежде, исполнена мудрости, а еще она только что вернулась из поездки в Рим.

17.30. Заходит Норма, чтобы обсудить вновь поступившие приглашения и просьбы об интервью, и я читаю несколько писем. Одно из них от девятилетнего мальчика из Миннесоты, который обращается ко мне с просьбой о сотрудничестве. Описав свою идею бизнеса, он делает весьма соблазнительное предложение: «Что в этом для вас, мистер Трамп? Только шанс сделать миллионы, всего лишь став моим партнером!» Он также добавляет, что я могу звонить ему в любое время, но только до 21 часа. Ну что ж, запомню.

 

18.00. Я решаю вернуться наверх, в свою квартиру, где примерно до 19.30 делаю еще несколько звонков. В 20.00 Мелания и я встречаемся с Джой и Реджисом в ресторане Jean-George для чудесного ужина.

 

Предыдущая статья:Шестая страница с моей точки зрения Следующая статья:Вторник
page speed (0.0408 sec, direct)