Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Медицина, Здоровье

Боль земли родной  Просмотрен 416

 

В течение многих лет идёт невидимая, но очень напряженная борьба за народ. С одной стороны – алкогольная мафия, «ломехузы всех мастей, партийные и советские работники всех рангов, которые придерживаются принципа «пьяным народом легче управлять», «культуропитейщики», которые идут на любую подлость, лишь не допустить трезвости и, наконец, сами пьяницы и алкоголики, находящиеся на руководящих постах. В анонимной анкете одного завода для руководящих работников, от начальника цеха до директора, 57 % опрошенных ответили: «Пили, пьем и будем пить». Можно себе представить ценность их «руководства»! На этой же стороне – почти все средства массовой информация, за самым малым исключением.

С другой стороны – борцы за трезвость, которых на первых порах были единицы, а теперь их сотни и тысячи. И это в условиях, когда в их распоряжении не было и нет ни официального права на пропаганду, ни газет, ни радио, ни телевидения. Их оружие – правда.

Основной вопрос, стоящий в центре борьбы: пить или не пить? Но так прямо он почти никогда не стоял. Обсуждали тот или иной аспект этого коренного вопроса.

Прежде всего необходимо было уточнить, что такое алкоголь. Поначалу алкоголь, как продукт распада сахара или крахмала принимали за пищевой продукт. Правда, несколько своеобразный. Однако вскоре выяснилось, что своеобразие этого «пищевого продукта» переходит все границы, Потребовалось научное изучение этого вопроса. Одним из первых, кто всерьёз занялся его решением был Иван Васильевич Сажин, который ещё в 90‑х годах прошлого столетия написал докторскую диссертацию на тему «Влияние алкоголя на развивающийся организм». В своём труде И. В. Сажин доказал, что основным свойством пищевого продукта является полная безвредность. Алкоголь же – сильно действующий наркотический яд, а потому к пищевым продуктам ни в коем случае относиться не может.

С того времени И. В. Сажин стал одним из самых активных борцов против алкоголя, являясь членом целого ряда обществ трезвости в масштабах страны. В своём очередном труде он пишет, что в 1908 г. «800 врачей‑трезвенников других стран обратились призывом – перестать считать алкоголь пищевым продуктом, а звать его наркотическим ядом». И всё же вопрос о том, что алкоголь должен называться своим настоящим именем, а не псевдонимом «пищевой продукт», остается очень важным, и споры вокруг него до сих пор не затихают.

Это и понятно. Если все «культуропитейщики» согласятся с тем, что алкоголь – наркотический яд, то тогда абсолютно невозможно будет говорить об «умеренной» или «культурной» наркомании. Невозможно будет утверждать, что слабые наркотики – это путь борьбы с сильными наркотиками, будет очень неразумно выглядеть их призыв подавить самогонную наркоманию путём расширения государственной наркомании и т. д. Словом, одно только признание правильным научно обоснованного термина лишит идеологов культуропитейства всех их аргументов.

Неудивительно, что этот вопрос, несмотря на всю его важность, повис в воздухе, и правовые органы его никак не решают.

С одной стороны, официальная медицина ведет себя более чем странно. Ее научные институты и кафедры без обиняков подтверждают, что алкоголь – наркотический яд, а в то же время начальник Главка по лекарственным веществам Э. Бабаян, что называется, «с пеной у рта» доказывает, что это пищевой продукт. При этом все «доказательства», опубликованные в руководстве по наркомании для врачей, настолько наивны, что если бы фельдшер так ответил на экзамене – он бы получил «двойку». И тем не менее эти «аргументы» служат руководством для сотен тысяч врачей.

С другой стороны, пассивную и двусмысленную позицию занимает Правительство. Видя, как Министерство финансов гребет горы «пьяных» денег, руководство страны делает вид, будто не знает, что они получены в оплату за сотни тысяч погибших от этого «пищевого продукта» людей и родившихся от них ущербных детей. Мало того, Правительство вынуждено продавать собственные природные ресурсы (нефть, газ, лес и т. д.) за рубеж для того, чтобы купить подобный же «пищевой продукт» ещё на многие сотни миллионов золотых рублей. Если бы он назывался своим именем, то есть наркотиком, то органам здравоохранения и Правительству было бы гораздо сложнее объяснять свои действия, поэтому они молчат.

В настоящее время мы составили в адрес Верховного Совета СССР письмо, в котором подробно изложили всю эту проблему. Мы публикуем его полностью с тем, чтобы каждый врач, который согласится с нами, мог бы присоединить свой голос в защиту изложенных требований.

«В Верховный Совет СССР.

Мы, врачи, профессора, академики медицины, обращаемся к вам с просьбой обсудить и вынести решение об официальном признании наркотиками алкоголя и табака, получивших массовое распространение в нашей стране, причинивших и причиняющих огромный вред человеку и обществу, ставящих под угрозу само существование нашего Отечества как культурного государства.

Все выдающиеся учёные мира, как прошлого, так и настоящего, бескомпромиссно установили, что алкоголь является сильным наркотическим ядом.

A. Н. Тимофеев в книге «Нервно‑психические нарушения при алкогольной интоксикации» (Л., 1955 г.) пишет: «Алкоголь относится к наркотическим веществам жирного ряда, действующим парализующим образом на любую живую клетку… особенно на клетки коры головного мозга… оказывает парализующие действия на высшие отделы центральной нервной системы (ЦНС), растормаживает механизмы нижележащих отделов. Этим объясняется возбужденное поведение человека, так как тормозной процесс в высших отделах уже пострадал».

B. К. Фёдоров, ближайший ученик И. П. Павлова, в статье «О начальном влиянии наркотиков (алкоголя и хлоралгидрата)» утверждает, что…алкоголь есть наркотик, и как всякий наркотик, имеет свои особенности и лишь в деталях отличается от других наркотиков: все фазы влияния алкоголя на ЦНС растянуты…эйфория при алкоголе более отчетливая, чем и объясняется тяготение в человеческом обществе к алкоголю» («Труды физиологической лаборатории И. П. Павлова», 1949 г.).

A. И. Введенский: «Алкоголь относится к наркотическим ядам, из всех тканей тела имеет наибольшее сродство к ЦНС» («О вменяемости алкоголиков», М., 1935 г).

Н. Е. Введенский пишет (П. С. П., т.7, Л., 1963 г., ст. «О действии алкоголя на человека»): «Действие алкоголя во всех содержащих его спиртных напитках (водки, ликеры, вина, пиво и т. д.) на организм сходно с действием наркотических веществ и типичных ядов (таких, как хлороформ, эфир, опий и т. д.)»

B. Т. Кондратенко и А. Ф. Скугаревский: «Основным фармакологическим действием алкоголя на ЦНС является наркотическое» («Алкоголизм», Минск, 1983 г.).

Особо опасное действие алкоголь оказывает на организм ребёнка.

По данным фармаколога Я. Н. Кракова, у детей, не достигших возраста десяти лет, сильный токсический эффект, то есть отравление и даже смерть, наблюдается при дозе от 2–3‑х столовых ложек водки, что соответствует приблизительно 15 гр. чистого алкоголя (цит. по: Ю. Груббе. «Алкоголь, семья, потомство», 1974 г.).

В 1975 г. Всемирная ассамблея здравоохранения вынесла решение «считать алкоголь наркотиком, подрывающим здоровье».

В Большой Советской Энциклопедии (т. 2, стр. 116) сказано, что «алкоголь относится к наркотическим ядам».

Несмотря на все эти научные данные, в нашей стране имеет места странный парадокс: наркотический яд свободно продается даже в гастрономических магазинах.

То же самое можно сказать о табаке, ядовитое и наркотическое действие которого испытывают на себе повседневно миллионы людей и расплачиваются за это многими годами жизни и здоровья.

Из всех наркотиков только алкоголь и табак не находятся под запретом законов, потому что они служат оружием могущественной мафии для её обогащения, а также для эксплуатации людей и для свершения многих бесчеловечных преступлений.

Беды, которые они наносят человечеству, далее нетерпимы.

Алкоголь и табак разрушают здоровье миллионов людей, уменьшают продолжительность жизни человека на 16–20 лет, способствуют росту преступности, снижают производительность труда, являются причиной брака и аварий на производстве, разваливают экономику. Но самое губительное действие алкоголь оказывает на мозг и репродуктивные органы, что ведет к разрушению и гибели не только настоящего, но и будущего человека как разумного существа.

Установлено, что даже кружка пива вызывает структурные изменения в организме. При длительном употреблении алкоголя имеет место перерождение тканей и атрофия их, что особенно резко и рано проявляется в мозгу. Сначала происходит атрофия больших полушарий и мозжечка, разряжение и запустение их коры в связи с гибелью корковых нейронов (В. К. Болецкий. «Тезисы научной конференции». М., 1955 г.). Изменение структуры головного мозга возникает уже при «умеренном» потреблении алкоголя. Шведские учёные установили, что уже после 4‑х лет потребления алкоголя имеет место сморщенный мозг из‑за гибели миллиардов корковых клеток. Сморщенный мозг наблюдается у «умеренно» пьющих в 85 % случаев. («Наука и жизнь», № 10, 1985 г.).

Уже давно лучшие умы человечества требовали запретить производство и потребление этих ядовитых веществ, распространив на них закон о борьбе с наркоманией. 80 лет назад 800 врачей из Англии, Германии, Австрии обратились с воззванием прекратить считать алкоголь пищевым продуктом и отнести его к наркотикам. Но тогда силы врагов трезвости были сильнее, и врачам не удалась их благородная миссия. Ныне мы вновь поднимаем свои голоса за спасение людей.

Мы – люди самой гуманной профессии, призванные защищать жизнь и здоровье людей, – не можем далее терпеть, что в нашей стране от причин, связанных с потреблением алкоголя и табака, ежегодно погибают почти полтора миллиона человек и рождается более 200 тысяч дефективных и дебильных детей. Наконец, здравый смысл требует решить этот вопрос логично и законно.

Почему алкоголь и табак, которые по своему губительному действию ничем не отличаются от других наркотических средств – таких, как морфий, опий, марихуана, эфир и т. д., – а приносят вред в десятки и сотни раз больше, чем все они, вместе взятые, почему они не подчинены закону о борьбе с наркоманией? Может быть, потому, что на алкоголе и табаке зарабатывают больше, чем на других наркотиках, что с их помощью можно погубить больше людей, что они позволяют совершать темные дела менее заметно? Так не пора ли нам перестать следовать указаниям мафии, наживающей на жизни и здоровье людей горы золота?

Весь мир поднимается на защиту экологии, на защиту природы от разрушения и уничтожения Человек – часть природы и нуждается больше всего в защите от вредных внешних факторов, от которых гибнет в стране все разумное. Будучи освобожденным от наркотических ядов, человек сможет лучше защитить настоящее и будущее планеты.

Для признания алкоголя и табака наркотиками и распространения на них закона о борьбе с наркоманией в международном масштабе необходимо решение ООН. Однако в этой организации нельзя исключить сильное влияние коммерческих интересов винно‑водочной промышленности и трудности его преодоления. Поэтому мы вправе решить этот вопрос внутри своей страны по примеру ряда арабских стран.

Учитывая, что потребление алкоголя и табака в нашей стране получило распространение, не имеющее себе равного в мире, учитывая огромные нравственные, демографические, экономические и экологические потери, которые понесли и продолжают нести наш народ и государство, учитывая, что дальнейшее отношение к алкоголю как пищевому продукту и свободная продажа его грозят полным подрывом здоровья, жизни и будущности нашего народа и могут закончиться катастрофой в самом недалеком будущем, – мы, врачи всех специальностей, вносим предложение: официально признать алкоголь и табак наркотиками и распространить на них закон о защите населения от наркомании».

Второй аспект проблемы – это вопрос: умеренное потребление или трезвость? По существу – это гвоздь всей проблемы. Позиция защитников «умеренного» потребления ошибочна в своей основе, так как она исходит из ложной предпосылки о существовании меры в потреблении алкоголя – наркотического яда. Если согласиться с тем, что для яда существует мера, то можно пускать в свободную продажу, все виды наркотиков с предписанием употреблять их «умеренно». И весь народ погибнет от наркомании. Почему враги трезвости упорно поддерживают эту идею? Да потому, что других, хотя бы и столь же абсурдных, аргументов в пользу потребления алкоголя у них нет, и они повторяют свои «доводы» уже много лет.

Третий аспект это проблемы – вопрос о полной трезвости. В то время как объективно иного пути в решении алкогольной проблемы нет, Правительство и весь административный аппарат заняли совершенно беспринципную позицию.

С одной стороны, в майском постановлении 1985 г. сама пропаганда «умеренных» и «культурных» доз была осуждена как ошибочная, уводящая на ложный путь. С другой стороны, в нем ни слова не сказано о борьбе за полную трезвость.

Создалась довольно нелогичная ситуация. Призывать пить народ «умеренно» – значит идти против постановления. Ратовать же за полную трезвость, то есть за объявление в стране «сухого закона», считалось экстремизмом. В соответствии с обстоятельствами средства массовой информации «на законном оснований» не говорили ни слова о трезвости, я вся их борьба за выполнение постановления заключалась в том, что они во всем винили пьяниц и алкоголиков, зачем они много пьют? Удивительно, что данная ситуация похожа на период 1910–1914 гг. в нашей стране.

М. Д. Челышев 21 января 1911 г. говорил на заседании Государственной Думы (М. Д. Челышев. «Пощадите Россию», г. Самара, 1911 г.): «Говорить мена заставляет то, что борьба на местах непосильна ни отдельному обществу, ни отдельно стоящему административному лицу. Никому до тех пор, пока правительство в лице министров, руководителей всей внутренней политики страны не осознает, что далее идти по этому позорному пути нельзя, а без этого все наши попытки отрезвить население разобьются. В недалеком будущем результаты этого положения страны грозят пожаром, который будет сильнее, чем во время Пугачева. Ясно, что идёт борьба: с одной стороны стоит народ, несущий все тяготы на себе как по содержанию государства, так и по защите его. С другой стороны стоит правительство, особенно винное ведомство, которое парализует всякие попытки народа в этом направлении. Но здесь возникает вопрос: из‑за чего мы здесь боремся? Народ хочет быть здоровым и материально обеспеченным, а правительство говорит: нам нужны деньги, и поэтому применяется таковая система. Но одни ли деньги нужны? Я сомневаюсь. Некоторые факты, некоторые событий дают мне право думать, что не только деньги нужны этому винному ведомству, состоящему не всегда из русских людей, а что‑то другое, чуждое для русского народа…» Если бы эта речь не была помечена 1911 г., то можно было бы подумать, что она произнесена в наши дни. Настолько поведение правительства в разные годы схоже, когда речь идёт о винной проблеме.

Дело не только в деньгах, видимо, кто‑то наверху использует алкоголь как оружие против народа и, судя по событиям, бьёт без промаха.

Четвертый вопрос – это борьба с пьянством. Здесь позиция трезвенников резко расходится с позицией официальных органов. Последние считают, что пьянство – результат того, что некоторые люди не умеют пить и превращаются в пьяниц и алкоголиков. Их надо лечить, вплоть до отправления в специальные лагеря.

Точка зрения трезвенников совпадает с мнением ВОЗ, которая считает, что дело не в людях, а в алкоголе. Это подтверждает тот факт, что количество пьяниц и алкоголиков строго соответствует уровню душевого потребления в стране. А раз так, то надо бороться не с пьяницами, а с алкоголем. И потому, пока существует свободная продажа алкоголя, будут и пьяницы, и алкоголики. Ибо любая пропаганда против алкоголя без одновременных законодательных мер, как сказано в решении ВОЗ, неэффективна. Законодательные же меры в наше время с самого начала были половинчатыми, и это кончилось полной сдачей позиций врагам трезвости.

Одним из частных вопросов, с которыми нам приходилось сталкиваться, – это пропаганда и рекомендация слабых вин и пива взамен водки, как метод борьбы с пьянством и алкоголизмом. И хотя исторический опыт и строго научные данные показывали, что это не путь борьбы с пьянством, а путь более интенсивной алкоголизации населения с привлечением женщин и детей, – все наши попытки это доказать разбивались о глухую стену нежелания приостановить спаивание нашего народа. На стороне этих спаивателей стояли и административные органы, и все средства массовой информации. Несмотря на то, что ни по одному вопросу трезвенники не пришли к соглашению с теми, кто задался целью споить наш народ, несмотря на то, что на их стороне была сила, а на нашей стороне только истина, мы не прекращали борьбы, полные уверенности в том, что «бог не в силе, а в правде».

Между тем силы противоборствующей стороны были значительны, они вели эту борьбу уже давно и планомерно, в разных направлениях. Им помогали и их друзья за рубежом.

Молодые учёные‑патриоты Новосибирского академического городка, заинтересовавшись этой проблемой, детально проанализировали период, когда кривая потребления алкоголя круто пошла вверх. Это совпало с запуском человека в космос, с карибским кризисом и другими событиями того времени, которые не могли не отразиться на духовной жизни нашего народа, на экономических показателях и поведении кривой потребления алкоголя.

С. Ф. Рузанкин пишет: «После 1964 г. кривая потребления алкоголя испытывает излом в сторону роста потребления и фактически превращается в прямую с ежегодным приростом душевого потребления по 0,4 л. абсолютного алкоголя. В 1980 г. потребление на душу населения достигло 10,8 л. Это только государственного хмеля, не считая кустарного, который после отмены сухого закона в 1925 г. не только не сократился, но стал нарастать и почти все годы стоял на уровне или даже превышал показатели государственного алкоголя из расчёта на душу населения. В 1980 г. нетоварный алкоголь, то есть кустарный хмель, давал 10 л».

Однако в литературе того периода, в том числе и в монографиях, посвящённых алкогольной проблеме, нигде не отмечен стремительный взлет потребления. Скорее, наоборот, усиленно насаждается мнение, что в нашей стране наблюдается сокращение потребления алкоголя в последнее десятилетие.

К основным причинам пьянства и алкоголизма большинство исследователей (в частности, Г. В. Заиграев, Г. В. Морозов, Б. М. Левин, И. В. Стрельчук, Э. Бабаян, У. П. Короленко и др.) относит традиции царской России, аномалии личности и особенности организма, недостаточность образования, недостаточный уровень культуры и т. д.

Каждая их указанных причин вносит определённый вклад в кривую потребления, но ни одна из них, ни все вместе не дают ответа на вопросы: а) какова причина такого бурного роста потребления; б) почему именно в 60‑е годы сформировался такой взрыв?

Согласно Ф. Энгельсу, главным условием пьянства и алкоголизма является доступность алкогольных наркотиков. Уже само производство в значительной степени формирует нормы его потребления (известно положение К. Маркса о том, что если производство идёт впереди спроса, то производство силой берет спрос). Поэтому, каково бы ни было отношение общества к пьянству и алкоголизму, до тех пор, пока в свободной продаже будут алкогольные изделия, в обществе всегда будут и пьяницы, и алкоголики.

Решающее значение в формировании социальных норм принадлежит средствам массовой информации. Именно им мы обязаны моде на джинсы, космополитическую и рок‑музыку и т. д.

В 60‑х гг. авторитет СССР на международной арене был чрезвычайно высок… В результате выполнение семилетнего плана (1959–1965 гг.) национальный доход вырос на 53 %, а производительность труда – на 40 %.

Именно в этот период времени в нашей стране осуществляются следующие преобразования.

В среднем образовании проведена реформа программ учебных предметов, в первую очередь математики, которая резко отпугнула молодёжь от этого предмета; в литературе, родной речи, истории, сокращаются классики, и особенно те произведения, которые воспитывают любовь и уважение к Родине. В экономике насаждаются несбалансированность и диспропорции, замедляются темпы экономического роста, выполнение планов оценивают по валу, что деквалифицирует рабочих. Одновременно резко повышаются оклады вне соответствия с национальным доходом и т. д.

Через «Литературную газету», «Юность» и другие подобные издания прививаются меркантильная философия, накопительство, стушёвывание высших интересов. Выдающихся русских учёных, таких как А. Смородинцев, М. Чумаков, М. Петров‑Маслаков и др., дискредитируют. Их шельмуют, снимают с должности, а на их место ставят бездарных мелких людей.

Как по команде идёт грубая атака на все сферы деятельности с явным намерением все затормозить и разрушить. А так как все эти темные дела могут быть замечены и разоблачены, – начинается усиленная алкоголизация всего населения, и в первую очередь мозга народа – интеллигенции. Одновременно – дружно, через все средства массовой информации идёт расхваливание «умеренных» и «культурных» доз, усиленное «обучение» женщин и молодёжи «культуре» винопития.

Началась кампания по усилению дискредитации «сухого закона», нападки на трезвенников. При малейшем намеке на призыв к трезвости их громогласно обвиняют в экстремизме, «перехлёстывании» и в более тяжких «преступлениях».

На этом фоне организованного разрушения экономики, экологии, нравственности – усиленно нагнеталось пьянство при замалчивании его роста и лживых уверениях, что «у нас все в порядке»…

Резко возрастает смертность, снижается продолжительность жизни населения, и ни от одной академии, ни от одного социологического учреждения не исходит ни звука о надвигающейся катастрофе.

И даже на этом фоне трезвенники не прекращали активной работы.

А так как их статьи и доклады не публиковали, то они переписывались от руки или на машинке, читались группами, нередко тайно (так как их правдивые слова объявляли крамолой) и передавались от семьи к семье, от города к городу и т. д. И несмотря ни на что, трезвенники добились постановления ЦК КПСС и Правительства о борьбе с пьянством и алкоголизмом в 1985 г.

И хотя это Постановление было половинчатым, без указания размеров снижения торговли и сроков, несмотря на попытки замалчивания его средствами массовой информации, несмотря даже на то, что большинство партийных и советских руководителей на местах больше занимались выявлением и дискредитацией трезвенников с их «экстремизмом», чем борьбой за трезвость, народ воспринял это Постановление с огромным сочувствием и пониманием.

«Ломехузы», стараясь преуменьшить благотворные результаты даже частичного отрезвления, говорили, что народ, мол, перешел на употребление алкогольных суррогатов и самогона, а они ведь ещё вреднее, чем водка. Да, за это время в стране зарегистрировано около 100 групповых отравлений суррогатами (которые, кстати сказать, нередко употреблялись и при отсутствии каких‑либо ограничений в продаже алкоголя), при этом скончалось 250 человек. Об этом написали во всех газетах. А о том, что за 2 года после постановления умерло на 400 тыс. человек меньше, чем за то же время в предыдущий период, пресса промолчала. В 1986 г. в Куйбышевской области разводов по причине пьянства супругов стало на 34 % меньше («Волжский коммунист», 14.02.87 г.). В 1986 г. по сравнению с 1984 г. количество преступлений, совершенных на почве пьянства, уменьшилось в стране на 26 %. На 36 % возросло число судимостей за самогоноварение с целью сбыта.

Противники трезвости уверяют, что объём сокращения государственной водки почти полностью покрывает самогон. Это голословное утверждение. Если бы это было так, то смертность, преступность и другие показатели не только не уменьшились, но и возросли бы, ибо самогон вреднее водки. На самом же деле эти показатели значительно уменьшились. Кроме того, абсолютно неверны и, прямо скажем, лживы утверждения, что уменьшение госторговли и особенно «сухой закон» привели к росту самогоноварения. На самом деле, рост самогоноварения идёт приблизительно в ногу с ростом государственной торговли водкой или даже опережает последний. Вот данные по годам.

После отмены сухого закона в 1925 г. товарный, или государственный, алкоголь и неторговый, или самогон, составили (в литрах):

 

 

 

(Тезисы Всесоюзной научной конференции за здоровый образ жизни, 1987 г.)

 

Это сообщение полностью совпадает с данными русских (И. А. Красноносов, Б. И. Искаков), а также зарубежных социологов. Поэтому «страхи» врагов трезвости, что при сокращении госторговли вином будет нарастать самогоноварение, не то что преувеличены, а просто извращены. Это убедительно подтверждают данные по Томской области, приведённые ранее.

Если же государство полностью прекратит торговлю спиртным, то и самогонщики это сделают очень скоро (так как при сухом законе они будут немедленно выявлены).

В 1986 г. затраты населения на алкоголь снизились на 10,7 млрд, руб., а общий товарооборот вырос на 8 млрд, руб., то есть мы почти сравнялись с алкогольным «дефицитом» в бюджете. В этом нас уверил М, С. Горбачёв в беседе с трудящимися г. Мурманска в 1987 г. Количество прогулов на почве пьянства уменьшилось по сравнению с 1985 г, в 1,4 раза, потери рабочего времени – в 1,7 раз. В 1987 г. на 40 % по сравнению с 1984 г. снизилось число прогулов («Трезвость и культура», № 3, 1988 г.).

Даже краткий обзор таких данных показывает, чего удалось добиться стране за короткое время, какие огромные возможности оздоровления всех сторон жизни общества заложены в трезвости. Ведь то, что мы имели в эти два года, было очень далеко от истинной трезвости. Душевое потребление оставалось ещё на цифрах, при которых бюджет России назывался «пьяным». Причём речь шла о цифрах только товарного алкоголя. Можно себе представить, какие бы мы имели достижения, как бы пышно расцвела наша жизнь и наша Родина, если бы действительно была введена обязательная для всех трезвость!.. Но именно этой трезвости как огня боятся шмелёвы, заиграевы, левины и другие.

Чем же теперь они будут аргументировать необходимость дальнейшего пьянства, если этот двухлетний период относительного протрезвления разбили все их надуманные и лживые аргументы против трезвости?

Надо сказать, что в своё время выступление Н. Шмелева было настолько откровенно враждебным к человеку, он так беззастенчиво и открыто призывал к дальнейшей алкоголизации народа, его экономические рассуждения были настолько ненаучны, что даже представители алкогольных «либералов» решили несколько «пожурить» своего зарвавшегося коллегу.

В журнале «Трезвость и культура» (№ 9, 1988 г.) Л. Овруцкий, которого никак не причислишь к борцам за трезвость, в своей статье «Арифметика для реформистов», посмеиваясь, этак дружески похлопывая Шмелева по плечу, как бы говорит: «Зря ты так далеко хватил, этак и нам перестанут совсем верить. Нам с Шевердиным и без этого нелегко. Как же так, ты снова требуешь открыть все монополии, этак и нас, чего доброго, раскусят.»

Статья Л. Овруцкого убедительно показывает, что «ломехузы» забеспокоились. Им все труднее будет убеждать народ пить «умеренно» я «культурно», и из двух возможностей – открыть все двери или, наоборот, закрыть их для алкоголя – народом, не дай бог, будет выбрано второе. Поэтому так остро вопрос ставить нельзя. Надо, как прежде, усыплять бдительность народа, а под шумок расширять винную торговлю…

Сейчас уже многие видят, что даже без расширения винной торговли в 1988 г. и без дальнейшего «открытия всех шлюзов» у нас в стране сложилась очень трагическая ситуация с потреблением алкоголя. Возникли и продолжают нарастать гибельные последствия, справиться с которыми при свободной продаже алкоголя очень трудно, а может быть, и невозможно. В СССР уже после 1985 г. среди школьников употребляли спиртное 50–60 %, старшеклассников и учащихся ПТУ – до 90 %, студентов‑мужчин – 95 % («Аргументы и факты», № 47, 1987 г.).

На начало 1988 г. в СССР на учёте с хроническим алкоголизмом и алкогольным психозом состояло 4,6 млн. человек («Известия», 31.03.88 г.), однако известно, что на учёте состоит меньшая часть таких людей, так как большинство их по тем или иным соображениям уклоняются от регистрации. По оценкам социологов, всего в стране их до 10 млн. человек.

В 3–4 раза больше пьяниц, средняя продолжительность жизни которых менее 46 лет. В 1984 г. впервые с выявленным диагнозом хронического алкоголизма ставят на учёт в диспансере 520 тыс., в 1986 г. – 532 тыс. человек («Аргументы и факты», № 47, 1987 г.). С 1987 г. и особенно в 1988 г. количество «новых» алкоголиков, которыми пополняется эта армия, резко выросло.

По данным специальной комиссии СМ СССР, излечить от алкоголизма удаётся всего 2–3 % больных. Несмотря на это, количество наркологических пунктов и стационаров выросло на 41,2 %. За два года после принятия антиалкогольных постановлений – ещё на 45 %. За последний период число наркологических коек выросло на 25 %, наркологических диспансеров – в 2,7 раза («Вопросы наркологии», № 1, 1988 г.). И все это вместо того, чтобы сокращать сам алкоголь («Пейте и болейте спокойно – мы вас вылечим»)!

В 1980 г. в СССР выявлено в 4,9 раза больше больных алкоголизмом, чем в 1965 г., в пересчете на 100 тыс. населения, в том числе больных алкогольным психозом – в 4 раза. В СССР ежегодно от причин, связанных с алкоголем, погибает не менее 900 тыс. человек, то есть более 100 в/час или по одному человеку каждые 36 секунд («Неделя», № 32, 1987 г.). Эти цифры относятся в основном к «умеренно» пьющим, так как в 1986 г. от алкоголизма, как болезни, погибло 23,3 тыс. человек («Трезвость и культура», № 3, 1988 г.).

Самый чуткий барометр состояния алкоголизации – смертность населения. Она очень точно отражает любые колебания в потреблении алкоголя. 1960 г. – 7,1 на тысячу, 1970 – 8,2; 1980 – 10,3; 1983 – 10,4; 1984 – 10,68; 1985 – 10,6;. 1986 – 9,8; 1987 г. – 9,9 («Соц. индустрия», 7.07.87 г.). Это значит, что ещё в 1987 г. смертность у нас была почти на 40 % выше, чем в 1960 г. Можно себе представить, как поднимется этот страшный показатель, если мы снимем все ограничения с продажи алкоголя.

Продолжительность жизни мужчин хоть и выросла за годы борьбы за трезвость с 62,6 до 65 лет (1984–1986 гг.), но всё же остается позорно низкой и связана с усиленной алкогольной зависимостью мужчин.

Смертность населения в трудоспособном возрасте у нас более чем в полтора раза выше, чем в других развитых странах, особенно от несчастных случаев, отравлений я травм. От этих причин в 1980 г. погибло 33,87 %, в 1985 г. – 30,8 % в 1986 – 27,18 %, а в 1987 г. – 26,41 %.

Эта цифры снова разоблачают лживость врагов трезвости, уверяющих, что в период ограничения винной торговли резко возрастёт процент пьющих и погибших от отравлений.

У «культурно» пьющих дети с аномалиями рождаются в 4–5 раз, а у алкоголиков – в 37 раз чаще, чем у трезвенников. Смертность детей в семьях пьющих в 5 раз выше, чем в трезвых. У матерей‑пьяниц 60 % детей не доживают до года («Вечерний Ростов», № 8, 1987 г.) Часть детей рождается слабо приспособленной к жизни и гибнет. В СССР до 1 года не доживает каждый сороковой ребёнок, В 1983 г. 16,5 % родившихся (каждый шестой) имели явные признаки аномалий, в том числе 3,5 % – крайние степени.

Ныне, если мы выполним план Н. Шмелева по алкоголю, мы восстановим и даже перекроем эти цифры! Детская смертность в СССР (количество умерших в возрасте до 1 года на тысячу родившихся живыми) выше, чем в остальных странах социалистической ориентации (1985 г.: СССР – 26,0; СРР – 25,6; ВНР – 20,4; ПНР – 18,4; Куба – 16,5; НРБ – 15,4; ЧССР – 14,0, ГДР – 9,6; «Статистический ежегодник стран‑членов СЭВ», 1986 г.). Детская смертность в СССР в 2,5 раза выше, чем в США, в 5 раз выше, чем в Японии. Мы на 50‑м месте в мире по жизненному уровню («Комсомольская правда», № 2, 1988 г). Динамика детской смертности в СССР: 1983 г – 25,3 %; 1984 – 25,9 %; 1985 – 26,0 %; 1986 – 25,4 %; 1987 – 25,2 % – на тысячу родившихся («СССР в цифрах», 1987 г.). При учёте детской смертности и при сравнении её с данными зарубежной статистики надо иметь в виду, что по статистике ВОЗ, которой придерживается большинство стран мира, родившимся считается ребёнок весом не менее 500 г., в СССР – не менее 1000 г. То есть, придерживаясь классификации ВОЗ, следовало бы считать детскую смертность в СССР более высокой, так как у нас даже среди новорождённых весом 1500 г. выживает только половина («Правда», 10.08.87 г.)

В Москве 8 % детей (каждый 12–13‑ый) страдает врождённой олигофренией (слабоумием) («Человек и закон», № 1, 1988 г.).

Австралийские учёные, измеряющие с помощью компьютерного томографа прижизненно объём головного мозга, доказали, что он уменьшается у 85 % «культурно» пьющих и у 95 % алкоголиков (нервные клетки гибнут и замещаются рубцом) («Наука и жизнь», № 10, 1987 г.).

«Ломехузы» потому и призывают пить «культурно», что это выставляет их не такими уж агрессорами, а урон здоровью людей наносится почти такой же, как и алкоголикам, – мозг разрушается, и пьющие послушно идут за ними прямо к катастрофе. Но те, кто пропагандирует эту «культуру», обычно сами не пьют и поэтому отойдут с дороги, ведущей к пропасти, и пропустят мимо себя всех «культурно» и некультурно пьющих…

Боль испытывают лучшие сыновья и дочери России, видя разрушение тела и духа своего народа. Боль испытывает и сама земля родная, плачет она горючими и даже кровавыми слезами, глядя на разрушаемую нравственность – человеческое богатство, которым оно по праву гордилось тысячелетиями. Но такой великий народ, как наш, как и те народы, что веками воспитывались на русской культуре, на русских традициях и обычаях, не может погибнуть. В нем всегда находились и находятся ныне силы, которые помогут народу встать на путь возрождения, на путь реализации высших духовных интересов. Их главный путь – абсолютная трезвость. Их оружие – бескомпромиссная правда. Эту правду они несут людям в печатном и устном слове, на примере собственной жизни.

Блестящие результаты освобождения людей от пристрастия к алкоголю и табаку дает несение правды людям методом Г. А. Шичко. Этот метод, примененный правильно и честно, как учил сам Геннадий Андреевич, очень эффективен. С его помощью трезвенники‑борцы во многих городах освободили и освобождают сотни тысяч пьющих и курящих людей от их наркотической зависимости.

Наша задача заключается в том, чтобы, продолжая борьбу за освобождение сознания взрослых от наркотической зависимости, предупредить возникновение её у молодёжи. Мы должны идти в школы, ПТУ, институты. И здесь велика роль педагогов всех рангов. Пора прекратить быть посторонними наблюдателями того, как «ломехузы» растлевают наше будущее.

Патриотический, чисто человеческий, нравственный долг каждого педагога – встать на защиту своих подопечных и включиться в благородное дело борьбы за трезвость, донести слово правды об алкоголе до каждого ученика и студента так, чтобы воспитать в нем честного благородного гражданина Отечества, высоконравственного человека, свободного от всякой губительной зависимости.

Можно не сомневаться, что процесс оздоровления общества и прежде всего возрождения его нравственности, начавшийся, несмотря происки «ломехуз», поднимает огромные пласты человеческой доброты, патриотизма и полностью избавит наш народ от наркомании и от тех, кто навязывает её нам!

 

Предыдущая статья:Как предупредить катастрофу Следующая статья:Адреса надежды
page speed (0.1438 sec, direct)