Всего на сайте:
210 тыс. 306 статей

Главная | Другое

Послесловие 5 страница. И вот наступила среда, 24 ноября – день, когда я в последний раз уви..  Просмотрен 276

И вот наступила среда, 24 ноября – день, когда я в последний раз увижу свою Светлану своими собственными глазами. Мы с Александром подъехали к моргу к девяти часам утра, чуть позже подъехала машина из похоронного бюро, и начались последние приготовления к похоронам. Я привёз одежду Светланы и передал работникам морга. Через минут десять-пятнадцать мне разрешили последнее свидание. Светлана уже лежала в гробу, и это выглядело совершенно неестественно для меня… Но реальность оставалась реальностью… Ещё пару дней назад я отрезал часть волос Светланы и, не зная, будет ли такая у меня возможность, попросил работника похоронного бюро сделать то же. Перед тем, как закрыть крышкой гроб навсегда, он начал отрезать ножницами волосы, и я попросил отрезать её хвостик полностью, что он и сделал. После чего я сам расправил её волосы так, чтобы даже после такой «стрижки» лицо Светланы красиво обрамляли её прекрасные волосы… Волосы Светланы…

Несколько лет назад ей сделали очень плохо причёску, и сделал именно французский парикмахер, который, видно, позавидовал её прекрасным волосам. После чего ей пришлось сделать ещё одну стрижку, чтобы исправить причёску, после чего волосы стали довольно-таки короткими. И тогда Светлана обратилась ко мне с вопросом, смогу ли я ей вырастить волосы вновь, как это сделал Ричард своей суженой Келен, в книге Терри Гудкайнда «Правила волшебника»? Я сказал, почему бы и не попробовать… и стал работать с этим. Несмотря на непрерывные стрессы, которые не способствуют хорошему росту волос, а совсем наоборот – стрессы часто становятся причиной, почему человек теряет свои волосы, мне удалось это сделать. Правда, смерть Светланы не позволила мне вырастить волосы такие, какие хотела Светлана, но, тем не менее, удалось уже сделать в этом направлении довольно много. Буквально дней за десять до убийства Светланы она села перед камерой с распущенными волосами. Её прекрасные волнистые волосы, переливаясь в тусклом свете настольной лампы, каскадами падали на плечи, на грудь… Светлана мне сказала, что её волосы уже ниже пояса и продолжают расти, что само по себе было невероятным даже для неё. Светлана ещё говорила о том, что теперь она может окончательно придать своим волосам ту форму, которую она хочет, и тогда я могу продолжить выращивание её волос… И вот теперь её прекрасные волосы в очередной раз обрезаны неумелой рукой, но на этот раз – не по злому умыслу…

Когда тело Светланы переложили в гроб, её руки оказались открыты, и я взял её правую руку, и она легко поддалась, я поцеловал её руку, потом взял её пальцы и скрестил со своими и прижал к своему лицу. При этом в пальцах не было никакого окоченения, они были только прохладными и... никакого окоченения... Её пальцы оставались гибкими, как у живого человека. Наверное, позже церковь объявила бы её мощи нетленными, но никто и никогда не сможет использовать в своих целях тело Светланы. Она, по традициям наших предков, хотела, чтобы её тело после смерти было сожжено…

Минут через десять появилась комиссар полиции, и когда крышка гроба была намертво закреплена на её глазах шурупами, она опечатала воском гроб… и в таком состоянии его увезли в здание крематория. Мы на своей машине проследовали за машиной похоронного бюро и внесли в наш навигатор местоположение крематория. До прощальной церемонии оставалось ещё три часа, и мы решили вернуться в Замок. В Замке меня уже ждала Фредерик с цветами, которые я попросил её заказать. Первого декабря 2010 года исполнялось 19 лет со дня нашей свадьбы, и я попросил Фредерик заказать 19 орхидей лимонного и зелёного цвета. Светлана очень любила орхидеи, особенно такие, с огромными прекрасными цветами. А 15 декабря у Светланы должен был быть День Рождения, и я попросил заказать ещё и огромный букет жёлтых роз… На прощальную церемонию приехало немного людей – те, кто уже знал о её гибели. Я не стал сообщать нашим друзьям о похоронах, и в 14 часов дня в траурном зале собралось всего несколько человек. На гроб с телом Светланы я положил все цветы, так же, как и цветы всех остальных, кто пришёл проводить её в последний путь.

Всё было в прекрасных цветах. Она сама была прекрасным цветком жизни и уходила в окружении прекрасного. Служащий похоронного бюро сказал обычную в таких случаях речь на французском языке, даже не понимая, какого необычного человека – женщину-воина – он провожает своими стандартными словами, но это было неважно, важно было то, что каждый из присутствовавших чувствовал в своей душе… в силу своего понимания того, кем была Светлана. Все пришедшие люди искренне скорбели о ней. Вся церемония продлилась минут двадцать, после чего гроб с телом Светланы плавно опустился в зал крематория, правда, пришлось сначала снять часть цветов. Я хотел, чтобы все цветы ушли в пламя вместе с телом Светланы, но орхидеи были такие огромные, что мешали работе автоматики печи. Поэтому на гробе с телом Светланы остались россыпью только жёлтые розы – розы, которые были для её Дня Рождения. Когда всё было подготовлено… раскрылось зево печи крематория, и гроб с телом Светланы медленно ушёл в пламя, окружённый жёлтыми розами… Прекрасный цветок жизни, каким была и есть Светлана, точнее – её физическое тело – уходил, окружённый прекрасными цветами… Через минуту заслонки печи сомкнулись, навсегда отрезав от окружающего мира то, что ещё совсем недавно было телом самого дорогого для меня человека…

Конечно, это было только физическое тело. Всё, кем и чем была Светлана, не сгорело в пламени, но… но… вместе с этим телом сгорело что-то неуловимо особенное, что-то уникальное, что-то неповторимое… Всякий, внимательно прочитавший её так и не законченную книгу, поймёт, что я имею ввиду. И хотя повествование её книги было оборвано убийцами на её воспоминаниях детских лет, и она так и не успела поведать людям летопись своей жизни, но, но… даже в свои детские годы Светлана проявила такие качества души, характера, самоотверженности и чистоты, такой характер воина, которые мало кому удавалось выработать и за всю свою жизнь. А ведь это было только начало жизни Светланы… Как много мы не узнаем удивительного о её жизни, так как враги не дали ей такой возможности, но даже то, что Светлана успела написать в своей первой и незаконченной книге, не только удивительно своей глубиной и содержанием, но и прекрасно передано ею на изумительно красивом и богатом русском языке…

После похорон все приехали в Замок и почтили память Светланы. Любимые её орхидеи и остальные цветы окружили фотографию Светланы в одном из залов Замка. Её фотография, на которой Светлана полна жизни и радости в окружении прекрасных цветов, не могла оставить равнодушным любого, кто видел это сочетание. Обычно после смерти человека его фотографии становятся «пустыми». Фотография всегда связана с человеком, и после его смерти и выхода сущности из тела исчезает связь сущности с фотографией, так же, как и с физическим телом. Умеющие это видеть и чувствовать могут это определять. Это как по фотографии или какой-нибудь личной вещи можно сказать о том, жив ли этот человек или нет, и даже точно определить его местонахождение. Так вот, все фотографии Светланы и после её гибели остались живыми… Вполне возможно, это связано с тем, что я «привязал» её сущность к себе, как она просила, а вполне возможно и потому . . . . . . . . . И она не только живая на своих фотографиях, но её присутствие в фотографиях не уменьшается, а наоборот, увеличивается…

Светлана… Светлана, сколько невероятных способностей и талантов соединила в себе она. В один из приездов Светланы на Мальту ей разрешили посетить мальтийскую президентскую библиотеку, которая раньше была библиотекой магистров Мальтийского ордена, и в которой было собрано огромное число уникальных манускриптов.

Так вот, Светлане принесли несколько таких манускриптов, и где-то через полчаса она попросила принести ей ещё. На неё посмотрели с удивлением и спросили Светлану о причине изменения её желания ознакомиться именно с этими манускриптами. Разве ей принесли не то, что она заказывала? Светлана ответила, что она очень признательна и ей принесли то, что ей было нужно, но она уже всё прочитала… Её слова ещё больше удивили служителей библиотеки, и, видя на их лицах удивление и недоумение, Светлана предложила им открыть любую из этих книг на любой странице и сказать ей, с какого абзаца они хотят, чтобы она продиктовала написанное в книге. И когда ей назвали страницу и абзац, Светлана по памяти воспроизвела написанное там! Удивлению и недоумению служителей библиотеки не было предела, и когда Светлана через другие тридцать-сорок минут попросила их принести ей ещё книг, уже никто не спрашивал её о причинах такого странного желания…

Я тоже могу передать суть изложенного в книге или письме, не раскрывая их, но я никогда не мог воспроизвести всё дословно из прочитанной таким образом книги или документа. Что получалось и получается у меня, так это в течение нескольких минут просмотреть сотни страниц и остановить своё внимание именно в том месте книги, которое я ищу, или которое мне нужно, но я никогда не воспроизводил содержания пропущенных моим вниманием страниц. Это тоже позволяло мне работать с книгами очень быстро, но то, что могла Светлана – было чем-то невероятным. Она по своему желанию могла возвратиться мысленно к тому времени, когда она быстро просматривала страницы, остановиться на нужной странице, и уже в нормальной скорости прочитать написанное в книге, в то время когда книги не было в её руках.

Это примерно так же, как она смещалась в своё собственное прошлое и переживала вновь то, что случалось с ней в детстве, а не вспоминала свои детские годы, как это обычно делают все остальные. Именно благодаря этой её способности она смогла передать дословно не только то, что случилось с ней самой, но и то, чему она стала свидетелем. Именно благодаря этому ей удалось воспроизвести с присущим ей уникальным писательским даром повести всех её героев детских лет, включая Радомира и Магдалину…

Когда мы были вместе со Светланой на Мальте по приглашению на Президентский бал в конце июля, в начале августа 1997 года, там произошло необычное событие. Тёмные силы нашли вариант блокировки сущностей высокого уровня. Сначала носителям альфа-генетики или, как написано о таких людях в Ветхом Завете – сильным людям народов – навязали идею безбрачия и служения чуждому Богу в военных орденах, в основном для младших сыновей аристократических фамилий. При этом у большинства из них не только не было своих детей, но и ещё их сущности высокого уровня обрекались на вечный плен в результате вечного привязывания этих сущностей к уже мёртвым телам. Погибших в боях, умерших от ран и от болезней, и вообще, умерших по естественным причинам мальтийских рыцарей, в частности, хоронили в каменных склепах или каменных мешках, в которых без доступа воздуха их мёртвые тела не разлагались, и сущности не могли освободиться от уже мёртвого тела и становились вечными пленниками этих каменных мешков.

Результатом этого было то, что многие и многие тысячи сущностей достаточно высоких уровней развития выпадали из круговорота сущностей, и вместо них в альфа-генетику внедрялись сущности значительно более низкого уровня развития, со всеми вытекающими из этого последствиями. И это приводило к довольно-таки быстрому вырождению альфа-генетики у многих народов и племён. Кроме этого, у наиболее выдающихся людей после смерти вырезали сердце и другие органы, и хоронили отдельно от тела… При этом мало кто знал, что вырезалось сердце и другие органы в соответствии с обрядами чёрной магии – Вуду! Но это преподносилось людям, как «священный» церковный обряд оказания высших почестей столь значительным людям! В результате этого у всех носителей этой генетики и их потомков оказывались слабые сердца и ослабленность, повышенная уязвимость именно тех органов, которые удалялись у далёкого предка…

Так вот, когда мы со Светланой были на Мальте, где в церквях и соборах люди ходили по могилам рыцарей мальтийского ордена, а у наиболее знатных из них там же были именные склепы, пленённые сущности обратились ко мне через Светлану с просьбой освободить их из самого страшного плена, который можно только придумать – плена, который для многих растянулся на многие столетия. В один из вечеров мы выделили для этого время, и я начал работать, чтобы освободить эти несчастные сущности из плена тёмных… Жаль, что мало кто мог видеть это потрясающее зрелище, когда в вечернем небе над всеми островами Мальты в воздухе поднялись тысячи и тысячи светящихся сущностей, которые медленно, медленно поднялись над сушей и, удаляясь, растворились в небе. При этом можно было почувствовать даже физически небывалое облегчение, которое исходило от этих освобождённых сущностей…

После похорон Светланы 24-го ноября я решил проверить автоответчик домашнего телефона, потому что именно на него поступил убивший Светлану звонок… Я не стал это делать раньше, так как не был уверен, что я не среагирую на воздействие инфразвукового оружия без последствий, хотя уже и имел некоторый опыт «общения» с этим оружием, в прямом и переносном смысле этого слова. Мне нужно было быть уверенным, что я могу проводить Светлану в последний путь, а после того можно и рискнуть. Когда я остался один, чтобы случайно, в случае чего, никто другой не пострадал, я стал прослушивать запись сообщений… В нём были сообщения, которые специально сохранила Светлана ранее. Мои сообщения, которые я оставлял Светлане ночью с 12-го на 13-е ноября, были Светланой стёрты. Было два или три моих субботних сообщения до 6 часов вечера по московскому времени или до 4-х часов дня по французскому, а всех моих последующих сообщений, вплоть до 21.30 по московскому, просто не было… Их не было, и всё, хотя именно после 18 вечера по московскому времени я звонил ей по всем телефонам по несколько раз в час!!! Кто-то стёр все эти мои сообщения! Возникает вопрос: кто и зачем стёр мои сообщения? Ведь Замок был опечатан жандармерией, и никто в него не мог проникнуть, кроме жандармов и полицейских, которые обследовали Замок в поисках следов преступления… Значит, кто-то из них очень хорошо знал, как и чем убили Светлану, и в его задачу входило уничтожить единственную осязаемую улику убийства – запись убившего Светлану звонка. Но этот человек не знал точно, какое именно из сообщений было смертоносным, так как оно затерялось среди моих сообщений, которых было довольно-таки много. Искать среди них то сообщение, которое убило Светлану, означало прослушивание всех сообщений, которые были записаны на автоответчике, а это означало, что прослушивающий их ляжет ещё одним трупом, как только начнётся воспроизведение именно ТОГО СООБЩЕНИЯ! Этому человеку очень не хотелось перейти в состояние трупа, поэтому он стёр, не слушая, не только убившее Светлану сообщение, но и с десяток моих! Для меня это послужило ещё одним доказательством, которое подтвердило мне ещё и с этой стороны факт убийства Светланы…

После похорон я решил ознакомиться с содержимым компьютера Светланы. Я надеялся найти материалы, над которыми она работала и просто не успела завершить. Светлана делилась со мной своими планами на ближайшее будущее и радостно говорила мне о том, что ей удалось раскопать такие материалы, такие материалы и доказательства, что паразитам мало не покажется. Она просила меня сделать обложки для её будущих книг – «Дети Солнца», «Тамплиеры» и «Даария». Мы довольно-таки долго, незадолго до её убийства, говорили об этом, и я ей предложил подумать над тем, какими бы она хотела видеть обложки этих своих книг. Светлана радовалась этому, как ребёнок, её глаза загорелись, в них появился задор, на какое-то время она забыла о гнетущих проблемах, которые тяжёлым бременем давили на неё, забыла о предательствах людей, которым она доверяла и которым открыла свою душу… Как редко в последнее время можно было видеть Светлану именно такой… Только когда мы работали вместе над той или иной проблемой, несмотря на усталость от огромной нагрузки, Светлана оживала и была самой собой.

Работа и книги всегда делали её счастливой, несмотря на окружавшую нас черноту, которая особенно сгустилась после моего возвращения в Россию в 2006 году… Обо всём этом я ещё буду писать более подробно в своей автобиографии, если успею, но для Светланы начался почти сплошной ад именно после того, как я вернулся на Родину. Паразиты, чёрненькие всех мастей и видов просто взбесились после этого. Нам и раньше они устраивали «весёлую жизнь», но… после моего возвращения всё приняло вид непрерывных атак со всех возможных и невозможных уровней.

Почти не было дня за последние четыре года, чтобы не происходили нападения, как с других уровней, так и чисто земного. А часто эти нападения происходили одновременно на всех уровнях! И мне приходилось со всем этим разбираться вновь и вновь, и вновь… Разбираться и восстанавливать повреждения от нападений и Светлане, и самому себе. Но не успевали зажить «старые раны», как наносились новые удары, и потом опять, и т.д.

Светлана, несмотря на то, что ей было очень тяжело, несмотря на то, что это достало «до самых печёнок», не сдавалась, её не могли сломать, чтобы ни пытались делать. Да, у неё можно было увидеть слёзы на глазах, когда её предавали те, кому она верила, когда пытались обмануть, обхитрить… но всегда она вытирала эти слёзы досады, а не слёзы слабости и сражалась с врагами, как ВОИН… Светлана была и есть удивительный человек, удивительная женщина. Может быть, когда-нибудь я расскажу, кем на самом деле являлась и является Светлана там, в Большом Космосе, и что нам в этих земных телах удалось сделать…

Но сейчас не время, да и не поймут люди правильно, так как будет всё это лежать за гранью понимания людей, а всё, что лежит за гранью понимания, пугает не только маленьких детей, о чём писала в своей книге Светлана, но и детей больших… Только большие дети, уже полностью зашоренные паразитами, часто ведут себя ещё хуже, чем дети маленькие. Поэтому всему своё время…

Мне было очень грустно осматривать компьютер Светланы, грустно потому, что она уже не сможет сделать это сама. Как бы она исчезает из жизни каждую минуту, с каждым днём. Закрывается её счёт в банке, все официальные бумаги платежей за электричество, за воду, налоги и т.д. переоформляются на меня, так как без этого во Франции невозможно ничего сделать, даже если ты и хочешь… Её имя исчезает из счетов, которые приходят на адрес Замка, и, видя всё это, становилось очень грустно – был человек, и вот ничего уже не напоминает о человеке… И так происходит почти всегда, но… Светлана – это особый случай, после неё осталась её книга, пускай и не законченная, пускай о наиболее интересных событиях Светлана так и не успела поведать людям, которые сердцем, самыми затаёнными уголками своей души почувствовали истину в том, что она писала и о ком она писала! И это врагам уже никогда не уничтожить, это уже им никогда не исказить и не извратить. Я искал в компьютере Светланы её новые материалы, о которых она мне говорила, но которые я ещё не видел, так как она обычно просила меня быть первым читателем глав её книги…

И вот… первой радостью было то, что я обнаружил в компьютере Светланы часть новой главы «Откровения»! Последние строки Светлана написала 7 ноября 2010 года, за неделю до своего убийства. Я соединил эту часть главы с той, что Светлана мне присылала раньше, и получилась довольно-таки хорошая часть главы, и, хотя глава так и осталась незавершённой, но даже то немногое, что Светлана всё-таки успела написать, завораживает, и безумно больно становится от того, что за этим уже больше ничего не последует…

Второй радостью было то, что я обнаружил довольно-таки большую часть новой книги Светланы «Тамплиеры», и, хотя и эту книгу Светлана не успела завершить, но, даже незавершённая, эта книга станет следующей «бомбой», которая сорвёт ещё один покров лжи паразитов и восстановит добрые имена уничтоженных и оболганных, в лучших традициях этих самых паразитов, светлых воинов. Светлане удалось найти такие неопровержимые доказательства, что перед ними тускнеет и вянет всё то словоблудие, которое разлилось широченной рекой на десятках тысяч страниц сотен и тысяч книг на эту тему.

Паразиты, уничтожив реальных тамплиеров, извратили и исказили суть того, чем и кем была эта организация. Тамплиеры первыми поняли стратегию и тактику социальных паразитов и стали создавать в противовес им свою финансовую систему, и добились в этом направлении огромных успехов. Созданная тамплиерами финансовая система стала гораздо мощнее, чем та, которую создавали социальные паразиты. Поэтому, поняв, откуда веет для них ветер угрозы, они нанесли удар первыми, используя как свой инструмент своего послушного раба – Папу Римского и алчного, амбициозного и нищего Филиппа Красивого, французского короля. Именно тамплиеры первыми создали банки! После уничтожения тамплиеров социальные паразиты воспользовались этим изобретением тамплиеров, внеся в них паразитическую суть. И с тех пор контроружие тамплиеров стало верным слугой социальных паразитов. Очень много неожиданного и, прямо скажем, сенсационного удалось найти Светлане для этой книги. И хотя она так и останется незавершённой, но даже то, что Светлана успела написать – её очередной подвиг!!!

Светлана, Светлана – сколько всего ты ещё могла дать людям, сколько правды могла ещё донести людям, пропуская через себя всю боль и страдания тех, чьи имена очистились от грязи, благодаря тебе, сколько имён, незаслуженно забытых или специально замалчиваемых паразитами, ты открыла людям, и сколько ещё открыла бы, если бы не твоё убийство исподтишка!!! Мало кто знает, что в конце мая 2010 года был очень мощный удар по твоему мозгу, когда была практически полностью уничтожена твоя кратковременная память и стёрто несколько месяцев долговременной памяти, и, если бы мне не удалось тогда остановить этот процесс, кто знает, к чему это бы привело! Мало кто знает, что в то время, как я восстанавливал повреждения мозга, удары со всех сторон не прекращались, и, несмотря на это, как только твоя память была восстановлена более-менее приемлемо, ты ринулась писать предпоследнюю главу «Откровения»!

Тебе ещё было очень тяжело, очень трудно после таких повреждений смещаться в прошлое, чтобы детально воспроизвести события далёкого прошлого, события, которые помогали и помогают людям проснуться, вновь почувствовать себя ЧЕЛОВЕКАМИ, а не безликой массой или быдлом, как за глаза называют людей паразиты. Ты спешила донести до людей правду, правду, которая страшнее атомных бомб и другого оружия, потому что правда раскрывает людям глаза, и людей уже нельзя после этой правды водить «за нос», потому что эта правда резонирует с людьми на уровне генетики, кроме, конечно, генетики социальных паразитов, которые от этой правды приходят в состояние бешенства, так как начинают понимать, что под их ногами начинает качаться земля, в то время, как они думали, что они уже победили полностью и без(с)поворотно…

Ты боялась только одного – что не успеешь завершить хотя бы повесть о подвиге Изидоры, которая стала и повестью о Радомире и Магдалине и их детях! Ты столько не успела сделать, столько великолепных идей, которые родились в твоей голове, так и остались мечтой, сражённой подлой рукой. Сколько планов, которые мы с тобой обсуждали, уже никогда не свершатся, потому что кроме тебя никто другой не сможет их осуществить! Часть из них я доведу до завершения, но… многое, многое, так и останется подло убитой мечтой…

А сколько всего замечательного так и останется никогда даже не произнесённым твоим замечательным голосом… А сколько людей ты могла бы ещё спасти той правдой, которую ты так и не успела донести до людей. Всё это ты делала ради других, взамен получая ненависть врагов и благодарность друзей, которых становилось всё больше и больше, по мере того, как люди читали твою ещё не завершённую, а теперь так и оставшуюся незавершённой книгу!!! Мало кто знает, что в июле, ещё не совсем оправившись от того удара и многих последующих, ты, собрав все силы, помогала мне уничтожать климатическое и геофизическое оружие 20 и 22 июля 2010 года, когда социальные паразиты хотели поджарить, в самом прямом смысле этого слова, центральную Россию и уничтожить несколько миллионов человек. А потом холуи социальных паразитов во все глотки кричали о том, что всё происходило само собой! И вообще, оказывается, что летом 2010 года было очень «активное» Солнце, что и послужило причиной того, что была такая аномалия жары в центральной России!

И что самое интересное во всём этом, так это то, что разбушевавшееся Солнце «почему-то» выжигало только центральную Россию, а весь остальной мир даже не догадывался о том, что наше светило разбушевалось! И как было приятно, когда буквально через пару часов после работы по уничтожению этого античеловеческого оружия на иссохшую землю пролились крупные капли сильных летних гроз, когда с неба льются сплошные струи воды! Конечно, эти ливни пролили свою воду не везде, но... процесс пошёл, как говорил в своё время последний генеральный секретарь коммунистической партии СССР – Михаил Сергеевич Горбачёв! И действительно, процесс пошёл, с каждым днём всё больше и больше ливневых летних гроз проливали свои воды на покрытую трещинами землю. А после уничтожения геофизического оружия 22 июля антициклон пришёл в движение, а не продолжал неподвижно стоять до декабря, как обещали «специалисты»...

Даже после твоей гибели, даже фактом своей гибели ты продолжаешь бороться с паразитами, ты страшна для них и после смерти, когда они увидели, что люди только ещё больше прониклись той правдой, которую ты несла и продолжаешь нести… И неслучайно паразиты, испугавшись реакции на твоё убийство, стали публиковать интервью с псевдо-Светланами, которых оказалось даже несколько, и неслучайно паразиты, через своих холуев-провокаторов, типа Малышева и Ко, пытались облить тебя грязью, нагло фальсифицируя всё и вся! Но не знали все они, что и после смерти ты продолжаешь сражаться с ними, не знали они, что ты оставила после себя такую бомбу, что все их потуги облить тебя грязью испарятся мгновенно, в то время как всем станет ясно, кто же такие на самом деле господа малышевы, и кому они служат…

Моё послесловие не может быть без(с)конечным, но это не значит, что повествование о тебе прекратится, когда я поставлю последнюю точку в этом тексте. Отнюдь нет! Я продолжу повесть о тебе в своей автобиографии, так как наши с тобой биографии переплелись настолько тесно, что стали одним целым и продолжают им быть…

Николай Левашов,
13 января 2011 года

 

P.S. Мы со Светланой говорили и о последней главе её первого тома «Откровения», в которой она завершала повесть об Изидоре.

К сожалению, Светлана так и не успела записать эту главу, но я передам всем читателям этой книги завершающие штрихи судьбы этой удивительной женщины своими словами. Так что прошу не судить строго, я не могу писать за Светлану:

…Вот и наступил день казни Изидоры. Караффа не приказывал пытать её, так как боялся, что останется без своих послушных палачей. Да и нужно ему было получить от Изидоры секрет физического без(с)смертия, а переломанные кости и изуродованное тело в этом деле были плохими помощниками, особенно, учитывая характер мадонны. Караффа понимал, что если он не смог сломать её пытками и гибелью близких ей людей, пытать Изидору не имело никакого смысла. Он не был глупцом и поэтому рассчитывал, что только угроза умереть самой может заставить её согласиться с его требованием. Он, как и многие другие, мерил всех и вся по своей собственной мерке – одно дело наблюдать за смертью в огне других, а другое дело – самому гореть в костре инквизиции...

День казни Изидоры выдался солнечным, лучи Солнца ласково касались лица Изидоры, нашёптывая ей: «...ты нас не бойся...». Щебетали птицы, передавая друг другу печальную весть о предстоящей казни, травинки и былинки шёпотом сообщали всем о всё той же казни Изидоры. Лёгкое дуновение ветерка касалось чудесных волос Изидоры, развевая их, и создавалось впечатление, что они ожили и светятся изнутри в лучах Солнца. Изидора была прекрасна в лучах Солнца и как бы была сама наполнена светом.

Её везли в открытой повозке к месту предстоящей казни. На площади, где должна была состояться её казнь, собралось много зевак, но среди тех, кто пришёл посмотреть на то, как будет «гуманная» церковь сжигать заживо человека во имя Бога, не нашлось ни одного, который бы бросил в Изидору камень, гнилой овощ или фрукт. Её прекрасное лицо, весь её светоносный облик у любого любителя подобных «развлечений» сразу гасил желание покуражиться над приговорённой к сожжению заживо женщиной.

Караффа тоже наблюдал за приготовлениями к казни. В его дьявольском мозге ещё теплилась надежда на то, что в самый последний момент мадонна Изидора не выдержит и согласится открыть ему секрет вечной жизни. И вот Изидора привязана к столбу, и всё готово к сожжению, палачи ждали только его сигнала к началу казни. Толпа зевак вела себя очень странно. Не было никаких криков, насмешек, столь часто сопровождающих подобные зрелища. На площади, где должна была произойти казнь, стояла полнейшая тишина. Изидора и привязанная к столбу оставалась величественной и прекрасной. В её глазах не было страха, а только вселенская грусть.

Весь её облик, гордо поднятая голова не могли оставить равнодушным ни одного человека, пришедшего на эту площадь. Среди толпы раздались сначала робкие крики: «...Помиловать её! В чём её вина?!» И вскоре уже вся толпа взорвалась криками, требующими отмены казни. Именно этого момента и дожидался Караффа, чтобы предпринять свою последнюю попытку заполучить желаемое – секрет без(с)смертия. Он подошёл к привязанной к столбу Изидоре и тихо сказал ей:

– Мадонна, видите, даже толпа не желает видеть Вас объятой пламенем костра... Давайте сделаем всех счастливыми, Мадонна. Толпа будет счастлива тем, что спасла Вас от костра инквизиции, и будет ликовать от осознания преодоления своего страха перед святой инквизицией и победой. Я получу без(с)смертие и тоже буду счастлив! Вы, Мадонна, останетесь живой, и никто не посмеет упрекнуть Вас в предательстве или трусости. Ведь все будут думать, что Вас освободила толпа... Так что решайте, Мадонна, я не могу ждать целую вечность Вашего ответа, факелы палачей уже зажжены, и Вам стоит поспешить с Вашим ответом, я и так проявил терпение и уже слишком долго ждал Вашего решения...

Предыдущая статья:Послесловие 4 страница. И несколько секунд мы оба в машине были в отключке. Когда выключился.. Следующая статья:Послесловие 6 страница. Изидора посмотрела ему в глаза и улыбнулась, и эта улыбка сказала Ка..
page speed (0.2628 sec, direct)